VOX POPULI Григорий Беденко 30 июня, 2013 10:20

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Cектор Газа: жизнь под властью террора
Сегодня воскресенье, а значит, время для зарубежного фотопутешествия. Нас ожидает жаркая, но не самая благоприятная для отпуска страна, увиденная глазами тележурналиста Григория Беденко.
Cектор Газа: жизнь под властью террора

В Cекторе Газа мы снимали материал для документального фильма к очередному межконфессиональному съезду в Астане. Честно говоря, не хочется вдаваться в тонкости кровавого палестино-израильского конфликта, об этом можно писать бесконечно, и, кроме того, точка невозврата в этом конфликте пройдена еще 40–50 лет назад, что сегодня делает любую умную писанину совершенно бесполезной. В этом репортаже несколько моих субъективных впечатлений, которые я попытался передать в фотографиях. Сразу хочу предупредить, что я не претендую на истину в последней инстанции и все снятое и написанное является исключительно моей личной точкой зрения.

В Газе я познакомился с прекрасным человеком, корреспондентом ВГТРК Тареком Альяном. На снимке он в центре. Тарек был нашим гидом, он прекрасно говорит на русском языке, учился в Самаре в институте культуры. Его жена – этническая казашка.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Чтобы попасть сюда из Израиля и благополучно вернуться обратно, надо, во-первых, иметь многократную израильскую визу. Сектор для Израиля – заграница, и если виза однократная, можно застрять в Газе навсегда, обратно не пустят. Тем более если нет визы египетской. Кроме того, надо иметь специальную аккредитацию Министерства информации Израиля. А вот ее получить практически невозможно, эту бумажку в течение недели нам пробивали дипломаты казахстанского посольства. Потом из Тель-Авива нужно долго ехать на машине до КПП “Эрез”. Этот контрольно-пропускной пункт представляет собой огромную укрепленную крепость, почти как в голливудских постапокалиптических фильмах.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Ну а дальше мы попадаем на “дикую территорию”, где Израиль за нашу безопасность ответственности не несет.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Первые ощущение от Газы – смесь Чечни образца 1996 года и Афганистана образца 2002-го.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

От КПП “Эрез” надо топать пешком пару километров до поста полиции ХАМАС, документы там проверяют чисто символически. Местные мужчины зарабатывают на жизнь тем, что таскают здоровенные чемоданы по зоне отчуждения в 40-градусную жару.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Носильщик берет за свои услуги около 20 долларов.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

В Израиль жителей Газы не пускают. Лишь израильских арабов, иностранцев и представителей международных организаций.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Разрушенные дома здесь повсюду – последствия точечных израильских авиаударов и крупных войсковых операций “Литой свинец” (2008) и “Облачный столп” (2012).

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Топливо в Газу завозят в ограниченных количествах, блокада не предусматривает поставки ГСМ для личных автомобилей граждан. Тарек возил нас на своей редакционной машине, на бензине, который контрабандным способом в канистрах тащат из Египта по проложенным подземным тоннелям. Гужевой транспорт здесь один из основных.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Очень характерная деталь местного ландшафтного дизайна. Над каждым разрушенным в результате бомбардировок домом, там, где погибли люди, обязательно развеваются флаги несуществующего Государства Палестина.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Из сводки департамента координации деятельности правительства Израиля на территориях (COGAT): с ноября 2012-го до середины февраля 2013 года (сельскохозяйственный сезон) из сектора Газа было экспортировано томатов (27,8 тонны), томатов черри (80,6 т), овощного перца (15,5 т), различных трав (12,4 т), клубники (184 т) и более 2,2 миллиона цветов.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Люди, лишившиеся крыши над головой в результате войсковых операций и бомбардировок. На палатках эмблема Rotary International.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Группа крепких бородачей раздает обездоленным гуманитарную помощь, предоставляемую ООН и другими международными организациями.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Пацан получил мешок с питой на всю семью.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Любопытная деталь: на территории 360 км² проживает, по разным оценкам, от 1,06 млн. до 1,6 млн. человек. Рождаемость в Секторе Газа – одна из самых высоких в мире, больше половины населения моложе 15 лет.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Что меня больше всего поразило в Газе – глаза людей. Таких я больше нигде не видел.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Пожилая женщина из палаточного лагеря.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Эти дети вряд ли ходят в школу.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Грузы, которые Израиль пропускает в Газу: лекарства, продовольствие, моющие средства и топливо для электростанций в ограниченном количестве.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Грузы, которые Израиль не пропускает: строительные материалы (включая цемент), холодильники, стиральные машины, запчасти для автомобилей, ткани, нитки, иголки, лампочки, спички, книги, музыкальные инструменты, мелки, одежду, обувь, матрасы, простыни, одеяла, ножи и ножницы, посуду, очки.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

От блокады страдает преимущественно мирное население. Главная цель блокады – прекратить обстрелы израильской территории неуправляемыми снарядами – до настоящего времени не достигнута.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Отсутствие стройматериалов – пожалуй, главная проблема. Люди вынуждены разбирать разрушенные дома, чтобы построить новые или отремонтировать старые.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Что интересно, в Газе есть места, где по всем признакам имела место ковровая бомбардировка. А есть такие, которые совсем не пострадали. Этот дикий контраст производит весьма странное впечатление.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Очевидно, в таких домах либо жили представители “вооруженных палестинских группировок” (применительно к сектору – это ХАМАС, по израильскому определению – террористы), либо в них хранилось оружие, либо это оружие производилось.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Наглядная агитация ХАМАС – это особая песня. Идеологические суицидники с лицами младших научных сотрудников института астрофизики выписаны неизвестным арабским художником детально и с любовью.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

А в этой композиции меня больше всего поразил счастливый шейх Ахмед Ясин в раю с цветами и бабочками.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

В общем, стать голубоглазым добряком с израильским пулеметом NEGEV NG7 калибра 7,62 наперевес – здесь почетно и престижно.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

А вот с этим разрушенным домом у меня случилась интересная история. Я хотел снять его с верхней точки и потихоньку стал взбираться на холм сзади. И тут где-то в небе над моей головой послышалось негромкое жужжание. Звук очень напоминал тот, что исходит от радиоуправляемой модели самолета. Я посмотрел вверх и ничего не увидел. Через некоторое время до меня дошло, что это был миниатюрный, хорошо закамуфлированный израильский беспилотник. С их помощью спецслужбы следят за активностью боевиков.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Произошло это в самом центре города.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Израильские власти утверждают, что запрет на ввоз строительных материалов и металла в Газу существует в силу того, что они используются ХАМАС для строительства военных укреплений, в том числе подземных бункеров, и изготовления ракет для обстрела территории Израиля.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

В 2008 году в результате операции “Литой свинец” без крова остались 50 тыс. жителей городов сектора. В 2012-м в ходе операции “Облачный столп” Израиль атаковал 1500 различных целей.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Трудно даже представить, что творится в головах у таких пацанов.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

В простых жителях Газы есть что-то такое, что вызывает даже не сочувствие, а какую-то особую симпатию.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Они – заложники ужасной неразрешимой ситуации.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

И есть в них обостренное чувство собственного достоинства…

Cектор Газа: жизнь под властью террора

…а в некоторых случаях и гордости.

Cектор Газа: жизнь под властью террораCектор Газа: жизнь под властью террора

Детей только жаль…

Cектор Газа: жизнь под властью террора

А вот это уже творчество Тарека Альяна. Я ему дал подержать камеру, пока писал stand up, и он тут же ею воспользовался!

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Странное дело, но голуби почему-то остались на руинах жилого дома и никуда не собирались улетать.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Ночевали мы в отеле под названием Adam, на берегу Средиземного моря. Первый раз в жизни я провел ночь в 8-этажном здании, в котором, кроме меня, моего оператора Николая Кишенина и двух-трех работников гостиницы, больше никого не было. Ночью я проснулся от оглушительной тишины, прерываемой далекими выстрелами из автомата. Кто в кого и зачем стрелял, так и осталось загадкой. Странное было ощущение.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

С террасы отеля открылся живописный вид.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Группа молодых ребят чем-то таким непонятным занималась на берегу.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Когда-то рыболовство было одной из основных отраслей местной экономики. Но в 2005 году отсюда ушли израильтяне, а в 2007 на выборах победил ХАМАС. С тех пор все без исключения жители анклава получили статус “террористов”. Теперь территория блокирована с моря, рыбу ловить невозможно. Тарек рассказывал, что если экипаж патрульного израильского корабля в хорошем настроении, он предупреждает заплывшую далеко лодку, что ей неплохо бы вернуться назад, а если в плохом – сразу начинают стрелять. История “Флотилии Свободы”, произошедшая в 2010 году всем хорошо известна.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

На городском кладбище.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Могилы совсем свежие.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

А вот это автомобильный раритет – совершенно уникальный шестидверный Mercedes. В свое время они были выполнены по спецзаказу. Такое в Газе такси.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Любопытно, что все фрукты на базаре египетские. По словам Тарека Альяна, торговцы жалуются, что товар контрабандный, и у местных жителей нет денег, чтобы его купить.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Клубника в Газе – это наследие израильтян, именно они научили арабов ее выращивать.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Братья-близнецы меняют шекели на доллары, евро и другую валюту. Кстати, на территории всей Палестинской автономии рассчитываются шекелями.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Тарек сказал, что это дом председателя движения исламского сопротивления Халеда Машаля. Удивительно, что его до сих пор никто не тронул.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

В госпитале обнаружил выздоравливающих боевиков.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Все были спокойные, можно даже сказать, что они пребывали в хорошем настроении.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Студенты местного исламского университета. Чему там обучают, можно только догадываться.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

На одной из улиц я заметил детей, играющих на тракторе, который, судя по его состоянию, простоял в этом месте без движения уже несколько лет.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Но самым главным в этом эпизоде был не трактор и даже не дети, а стена здания – вся посеченная дырками - может быть от пуль, а может и от осколков снаряда.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Вот так точечно уничтожают боевиков – бум, и ржавый каркас авто вряд ли кому-то захочется убирать с проезжей части. Своего рода сегмент местного городского оформления.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Боевики на одной из городских площадей в центре Газы.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Когда мы возвращались в Израиль, на КПП “Эрез” произошел один из самых глубоких и обстоятельных шмонов в моей жизни. Все описывать смысла нет, достаточно упомянуть лишь один эпизод. У персонала КПП подозрение вызвал мой протез правой голени. Далее меня повели в “комнату для смертников”. Это такое небольшое помещение, где вместо пола решетка, а внизу яма метров шесть глубиной. В помещении стоит интроскоп, как при досмотре в аэропорту. Оператор сидит за бронированной дверью и толстенным пуленепробиваемым стеклом. В общем, если бомбист-смертник решит, что его час настал, он может привести в действие “пояс шахида” прямо в этом помещении. Особого вреда для контрольно-пропускного пункта не будет, так как все, что останется после взрыва, просто провалится в яму.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

В Израиле, сразу после Газы, мы поехали в пустыню Негев, где находится полевой учебный артиллерийский центр.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Как раз шли очередные сборы, и пацанов призвали на месяц восстановить свои боевые навыки.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

На вооружении здесь стоят тяжелые самоходные гаубицы M-109.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Фугасные снаряды калибра 155 мм.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Меня поразило как 20-летние ребята легко относятся к своей службе и к оружию.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Такое ощущение, что они рождаются с автоматами.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Бронетранспортер Zelda на базе американского M-113.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Ну, это уже для нас, иностранных журналистов.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

И улыбки тоже для нас!

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Стрельбы на полигоне проходят практически весь световой день.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

M-109 с транспортно-заряжающей машиной на позиции.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Снаряды здесь никто не экономит.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

Выстрел.

Cектор Газа: жизнь под властью террора

И еще одна забавная история, связанная с нашей командировкой в сектор Газа. Примерно за три дня до нашего отлета в Казахстан прибыла делегация Национального космического агентства во главе с Талгатом Мусабаевым. Посол Галым Оразбаков организовал встречу с президентом Израиля Шимоном Пересом. В одном из помещений резиденции очень серьезная дама в военной форме устроила мне обстоятельный допрос. Спрашивала о многом: если у меня друзья в Газе, что я там вообще делал и прочее. Но убил последний вопрос: “Не передавали ли через вас что-нибудь из Газы для президента Шимона Переса?”. Конечно, передавали, господин президент! Большой привет!

Поделись
Григорий Беденко
Григорий Беденко
журналист, фоторепортер, блогер
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000