VOX POPULI Карла Нур 18 октября, 2010 17:47

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

12 марта 2010 года маленький поселок Кызылагаш в Аксуском районе Алматинской области стал известным на весь Казахстан. Но эта слава ему досталась слишком высокой ценой. Той ночью прорвало плотину водохранилища и вода практически стерла с земли маленькое село. Трагедия унесла с собой много жизней, принесла ущерб жителям и навсегда изменила их привычную жизнь      
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

Сейчас в память о той трагедии в Кызылагаше установлен памятник

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

Восемь месяцев назад вода сама расчистила место для него (фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

Ерсугурова Калалат. "11 марта рано утром я уехала в соседнее село и вернулась только в 4 часа. В поселке, на улице и во дворах, было много воды. Я тогда подумала - наверное, от дождя или талой воды. В селе было спокойно, все занимались своими делами во дворах. Дочь вернулась со школы, сказала, что их отпустили пораньше домой. Учительница велела им собрать все документы и положить на видное место, а самим не выходить из дома. В восемь вечера нам отключили свет и мы легли спать".

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

(фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Проснулись мы от того, что на улице был сильный ветер. Я испугалась, что сорвет крышу. Сказала мужу, что пойду сниму белье. Открыла дверь и... вода хлынула в дом! Мы всей семьей (муж, я, сын и дочь) забрались на диван. Вокруг стояла кромешная тьма и только фонарик от сотки в руках сына освещал весь происходящий хаос...
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Когда вода дошла до горла, муж в отчаянии закричал: "О Боже, неужели мы так умрем?!". Я взглянула на детей, они молча плакали. В это время сын сказал, что нужно разбить окно. Только тогда мы увидели, что все вещи плавают вокруг нас. Муж нашел кастрюлю и выбил стекло, второе окно сын разбил гардиной. Вода стала убывать. До трех ночи мы стояли по колено в густой жиже и не могли никуда двинуться. На наши крики никто не откликался. В мертвой тишине только один раз залаяла собака и промычала корова. И опять наступила тишина. Было очень холодно... (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

(фото из архива, 18 марта 2010 г)

 

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Когда начало светать, несколько сельчан, услышав наши крики, заглянули в дом и спросили: "Вы живы?". Мы ответили, что живы, но уже замерзаем. На наш вопрос, что произошло, они сказали: "Нашего поселка больше нет" и ушли. Позже зашли два оралмана, которые принесли нам теплую одежду. (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Примерно в половину девятого утра пришли родственники. Когда я спросила почему так долго, они ответили, что полкилометра шли два часа, ноги вязли в грязи, а дорога была вся в ямах. С их помощью мы добрались до трассы, сели в автобус и доехали до Талдыкоргана. Там нас отправили в областную больницу. Обследование показало, что муж и дочь в порядке, а мы с сыном еще долго лежали в больнице. Сейчас все нормально, нам дали жилье, скот. Обещали помочь в продолжении нашего лечения. Единственное, что плохо: нет работы ни для меня, ни для мужа (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • От наводнения я спаслась, потому что услышала крики, - вспоминает медсестра местной школы Молдир. - Тогда я очень долго бежала. Сейчас мне предоставили жилье, мебель. Я лично не в обиде. Но от людей слышу, что им не на что купить строительные материалы, чтобы построить подсобные хозяйства для скота и что для них нет в поселке работы...
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

(фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Меня зовут Рысжамал, я из коренных жителей. У меня пятеро детей и муж. В ту ночь мы услышали крики соседского мальчика о том, что надо спасаться, поэтому быстро собрались и убежали. До дня трагедии, дома не было два дня света. Муж говорил, что аким уверял всех не беспокоиться о возможности наводнения
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • У нас было немало скота, за счет которого мы могли нормально жить. А то, что нам дало государство - это только малая часть нашего прежнего хозяйства. Нет работы, денег, одежды. Гуманитарная помощь спасала нас только в начале, сейчас же нет зимних вещей. А из-за того, что нет работы, мы не можем позволить себе купить нормальную теплую одежду (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Меня зовут Исмаилова Рысбала. У меня шестеро детей и муж инвалид. Сегодня у нас приготовления к празднику, завтра собираюсь женить сына. Сделать свадьбу нам помогли родственники, сами бы мы не справились. Денег у нас нет даже на одежду. 120 тысяч тенге, обещанные нам государством, так и не выдали. На эти деньги мы могли бы купить уголь и зимние вещи для детей
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

(фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Завтра мы проводим ас в честь нашего знаменитого деда - говорит заведующая местной школы Маржан Кыдыкенова. - С советских временем его именем названа одна из улиц поселка Кызылагаш
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Из-за наводнения наша семья потеряла четыре жилых дома, магазин, кафе. У брата была заправка, машина, трактор, скот. Возместили все это десятью баранами, одной лошадью и коровой... (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • В ту ночь я сделал два рейса - говорил Улдан, брат Маржан. - Вывозил по восемь человек в машине. Первый раз довез своих до кольца, а на обратном пути дорожные полицейские преградили мне дорогу. Пришлось им объяснять, что у меня там еще родня осталась и я обязан вернуться за ними. Они поняли и открыли мне путь. В ту ночь я лишился своей заправки, единственного заработка, сейчас сижу без работы.
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

(фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

 

- Я мама двух детей. Дочь учится в институте, а сыну 8 лет, - говорит учитель физкультуры Гульмира Нурбаева (на фото стоит возле супруга). - Наше прежнее село нам никто не заменит

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

В хозяйстве у нас было 60 голов баранов, четыре коровы, три лошади, в сумме это составляло больше миллиона тенге. Государство возместило нам 575 тысяч тенге. А на наше недовольство в суде, нам ответили - вам же построили дом, дали холодильник и телефон! Как будто у нас до этого не было домов и обстановки...

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Раньше у нас был большой дом из пяти комнат, во всех комнатах ковры и паласы - говорит Гульмира. - Жили хорошо, скот нас кормил. Поэтому я считаю, что мы в большом убытке. От нашей семьи хочу поблагодарить ректора женского педагогического университета, где учится моя дочь, Нурбаева Айжан. В университете узнав, что моя дочь с Кызылагаша, сразу перевели ее на грант. Это, конечно, нам очень сильно помогло (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Той ночью нас подняли с постели посреди ночи, - говорит отец Гульмиры Ескожа. - Моя жена слепая, ее понесли до школы прямо на руках, а оттуда мы ушли на трассу
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

(фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Мне 65 лет. Живу в Кызылагаше, как вышла замуж в 1966 году, - говорит Алшинбаева Несипжамал. - Новый дом мне не нравится, очень маленький, чем был у меня до наводнения. Нет хозяйственных построек, сарая, бани...
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • 11 марта мне позвонили поздно ночью, но у меня астма и я сердечница, куда я побегу? И я осталась с внуками дома до утра. На ночь позвала к себе подругу и ее брата инвалида (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Где-то в час ночи начала прибывать вода. Я всех разбудила, мы оделись и поднялись на столы. Воды было мало, поэтому мне удалось сохранить много своих вещей: мебель и ковры. Раньше у меня не было скота, спасибо - выдали десять баранов. Всем выдавали еще лошадь и корову, но мне дали деньгами. Три месяца выдавали пособие, но сейчас прекратили. Я знаю, что наших местных из поселка погибло около 45 человек, но сколько погибло оралманов, даже не могу сказать примерную цифру (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

 

 

 

 

 

- Спасибо, что дали нам скот, но у нас нет сарая, где его можно держать, - говорит мать семерых детей Екатерина Бедарева. - Все мои дети учатся в школе. В этом году мне дали звание "Алтын алка" как многодетной матери, правда, медаль еще не выдали. Раньше я работала на поле, а сейчас его нет, а значит, работы тоже. Еще нет огорода, погреба, картошки. Придется теперь все покупать

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • В ту ночь, мы услышали на улице крики. Спасибо зятю, который вывез нас на своей машине в 12 ночи. В его старенькую Audi поместилось 14 человек. Четверо детей сидели в багажнике. А на руках у меня была внучка, которой тогда исполнился всего месяц (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

 

С Жанат нам удалось встретиться спустя восемь месяцев после трагедии (фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

На фоне своего дома (фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Мы приехали из Китая в 2006 году - говорит муж Жанат Cалемхан Касымканов. - У нас там осталось много родственников, сюда мы приехали одни. До наводнения у нас было 100 голов баранов, 10 коров, пять из которых должны были уже отелиться, две лошади, трактор, мотоцикл, машина. И все это смыло водой, остались живы только мы.
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Спаслись тем, что 11 марта по поселку пошли слухи о том, что плотина вот-вот должна сорваться, в 11 ночи мы покинули наш дом. После наводнения государство нам дало семь коз и три барана, а корову и лошадь не дали и, наверное, уже не дадут. У нас нет земли, скота и работы, живем только на пособие. Два моих сына учатся в алматинских институтах, еще двое живут со мной. Довольны тем, что нам построили дом, дали мебель, холодильник, телевизор и постельные принадлежности (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Ковры привезли родственники из Китая. Они нас зовут обратно туда, но уезжать мы не хотим, мы уже получили гражданство Казахстана (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Я родилась тут, мой дед клал первый фундамент в Кызылагаше, - говорит местная жительница, не пожелавшая представиться. - Из-за наводнения я потеряла дом и скот. В то время, когда всем выдавали гуманитарную помощь и строили дом, я снимала квартиру в Талдыкоргане и жила там с тринадцатью внуками. Сейчас нам выдают пособие на детей, но этого едва хватает на еду. Коплю пособие на скот, чтобы восстановить потерянное хозяйство. Скоро зима мне и моим детям нечего одеть на зиму
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

 

- Тогда гуманитарная помощь из одежды не фиксировалась, ее выдавали беспорядочно. Кому-то досталось все, кому-то ничего. Еду нам до сих пор привозят, но такого количества на большую семью не хватает (фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Меня зовут Касымхан, я живу в Кызылагаше 34 года. Сейчас работаю в школе вахтером. 11 марта мы были дома, не было света и мы легли рано. В 11 ночи позвонил друг мужа, и сказал, что плотину прорвет. Всей семьей мы побежали в школу. Поднялись на второй этаж, но потом нам крикнули, чтобы мы спускались и бежали в гору. Но кто побежит в гору, когда на улице кромешная тьма, снег и ветер? Все побежали в сторону дороги, поймали газель и уехали в Талдыкорган. При въезде в город, мы видели, как по направлению в поселок выезжают машины МЧС
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

-Утром нам сказали, что после нашего отъезда вода хлынула в село. Во время наводнения погибли мой братишка 30-ти лет, его жена и двое детей. Живыми остались другие двое их сыновей. В день трагедии один из них звонил нам и спрашивал, знаем ли мы, что-нибудь об опасности со стороны дамбы, но мы ничего не знали. Еще он рассказал, что звонил акиму села, но тот ответил, что не стоит беспокоиться... (фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

-11 марта аким Кызылагаша заходил в школу, но ничего не сказал. Всеобщего оповещения не было - это факт. Иначе мы бы покинули свои дома еще днем. Через неделю, когда мы вернулись в село, увидели страшную разруху (фото из архива, 18 марта 2010 г)

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Целыми остались только мечеть, школа, дом культуры и больница (фото из архива, 18 марта 2010 г)
Кызылагаш, восемь месяцев спустя

 

 

 

 

- Меня зовут Курманали. Благодаря нашему президенту вернулись на исконную родину. До наводнения у нас было более 60-ти голов баранов, корова, техника и моторки. Мы обрабатывали 4-5 гектаров земли, сажали свеклу. Все это теперь смыто водой. Скот нам восстановили в малом количестве и он совсем уж плох, худой и больной. Даже не знаю переживут ли они эту зиму. Технику мы завезли из Китая и не успели зарегистрировать, поэтому доказать, что она принадлежала нам, невозможно.

Кызылагаш, восемь месяцев спустя
  • Конечно, хорошо, что нам построили дороги, есть вода, свет, кабельное телевидение, телефоны. Построили дома, дали скот, три месяца выдавали по пятнадцать тысяч тенге на каждого члена семьи. Но нас тревожит, как мы будем жить дальше, ведь это не может продолжаться так долго. Плотину не восстановили, работы в поселке нет. Чем мы будет заниматься и как переживем эту зиму?

     

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

Дома, построенные сейчас в Кызылагаше, действительно, красивые снаружи, но для сельчан они равносильны золотым клеткам. Работы в поселке нет и люди живут за счет пособий и гуманитарной помощи

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

В Кызылагаше были два основных вида заработка: работа на поле и продажа скота. Полей больше нет, а нынешнего количества скота не хватит, чтобы начать на нем зарабатывать

Кызылагаш, восемь месяцев спустя

Еще одной деталью, указывающей на трагедию, является то, что почти в каждом доме сейчас только маленькие котята и щенки...

 

 

Поделись
Карла Нур
Карла Нур
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000