VOX POPULI Райхан Рахим Maxim Шатров 6 июня, 2013 10:20

Морская служба

Единственный морской участок в нашей стране находится на Каспии. Он охраняется военно-морскими силами Пограничной службы КНБ, в частности Региональным управлением береговой охраны. О том, как происходит служба трех дивизионов сторожевых кораблей и катеров, узнали Максим Шатров и Райхан Рахим.
Морская служба

Первый сторожевой катер погранвойск был спущен на воду в 1995 году, с тех пор военно-морские силы пограничников с каждым годом пополняются новыми боевыми кораблями.

Морская служба

Каждый день сторожевые корабли и пограничные наряды выходят в море, но кроме основной задачи – охраны государственной границы – перед пограничниками стоит и другая – защита рыбы осетровых пород от браконьеров.

Морская служба

Два раза в год, весной и осенью, во время нереста рыбы на Каспийском море казахстанские пограничники и их российские коллеги проводят крупномасштабные совместные оперативно-профилактические мероприятия (СОПМ) по задержанию браконьеров. Сторожевые корабли береговой охраны и пограничной авиации в течение месяца, с апреля по май, в усиленном режиме контролируют казахстанскую часть Каспия.

Морская служба

Представители российских пограничников приехали в штаб второго дивизиона, порт Баутино.

С российской стороны в СОПМ участвовало 7 кораблей и 34 катера, с нашей – 6 кораблей и 10 катеров. Несмотря на небольшое количество задействованных ресурсов, именно казахстанцы показали хорошие результаты. В наших территориальных водах задержали 65 нарушителей границы, в российской части Каспия – 24. Но стоит учесть, что Казахстану принадлежит участок, который в период нереста привлекает многочисленные популяции осетровых. Поэтому морские пираты всех сопредельных республик заходят в наши территориальные воды.

Морская служба

Рыбный бизнес является одним из самых выгодных, и хозяева коммерческого браконьерства, работая через подставных лиц, получают огромные прибыли. Благодаря усиленной охране и совместным операциям браконьерство на Каспии приобретает меньшие масштабы – в сравнении с прошлым годом общее количество задержанных снизилось на 41,4%. И все же ситуация по-прежнему остается критической – грабеж уникальных биоресурсов продолжается.

Морская служба

Хозяева коммерческого браконьерства вкладывают немалые деньги в техническое оснащение браконьерских плавсредсв. На байду – небольшую лодку длиной 10 метров – навешивается два или даже три лодочных мотора Yamaha, цена каждого равняется примерно 10–15 тысячам долларов. Благодаря таким двигателям даже во время шторма в море они могут развивать скорость до 100 км/час. И догнать их могут только скоростные боевые катера и вертолеты пограничной авиации. Погоня может длиться несколько долгих часов, пока у браконьеров не закончится бензин в баках. Кроме того, современные приборы ночного видения, GPS-навигаторы позволяют браконьерам ориентироваться в месторасположении сетей, которые не всегда могут найти даже опытные пограничники.

Морская служба

Десантно-штурмовая группа береговой охраны.

Нарушители государственной границы, иностранные браконьеры – это жители Дагестана, Азербайджана, Туркменистана. Самым отчаянным и непредсказуемым поведением отличаются дагестанцы, это настоящие пираты Каспийских вод. Чтобы остановить легкую скоростную байду, снайпер старается попасть в двигатели, но браконьеры всем телом ложатся на них, так как точно знают, что пограничники не станут стрелять в живых людей. Но всегда есть риск получить ранение. Даже опытный стрелок при сильной качке может промахнуться и попасть в человека. В этом случае экипажу не избежать долгих судебных разбирательств.

Морская служба

Олжас Куанов, боцман-стрелок пограничного катера «Егемен», 24 года:

– Моя задача – остановить байду нарушителя и при этом обойтись без человеческих жертв, а это не так просто. Но сплоченность экипажа, слаженность его работы – залог успеха: когда командир ведет катер, он чувствует, как и с какой стороны надо подойти, чтобы я мог сделать точный выстрел. Байда при погоне резко маневрирует и часто меняет траекторию движения, и я не стреляю, пока у меня не будет стопроцентной уверенности, что попаду.
Во время погони браконьеры вываливают всю пойманную добычу за борт, избавляясь от улик, и поэтому до уголовного наказания редко доходит. Наш закон лояльно относится к нарушителям. На них накладывается административное наказание, и, уплатив штраф всего в размере 10 МРП, владелец может забрать свою конфискованную байду и вновь заняться браконьерством! Среди браконьеров часто встречаются бывшие осужденные и даже боевики, воевавшие в горячих точках, – обученные и отчаянные, они представляют угрозу даже для пограничников. Бывает, что браконьеры, спасаясь от погони, начинают отстреливаться или, развернув байду, стремятся протаранить боевые катера. Только в таких случаях мы имеем право открыть ответный огонь на поражение.

Морская служба

Берик Джантлеуов, командир боевого катера «Егемен», 28 лет. Стаж на море – 10 лет. Лучший пограничник РУ БОХР (Регинональное управление береговой охраны) 2012 года:

– «Егемен» создан для быстрого перехвата и задержания нарушителей территориальных вод. Мы намного чаще попадаем в рискованные ситуации. Благодаря быстроте, маневренности катера и сплоченности экипажа именно на нас приходится 80% задержаний. При задержании бывает всякое. Например, нарушитель может развернуть байду и пытаться протаранить наш катер, и мне, командиру, очень важно быть уверенным в своей команде, что если байда слишком близко подойдет к нам, то личный состав никого не подпустит к катеру. Большинство задержанных браконьеров – это воинственные дагестанцы. С ними невозможно разговаривать или общаться, это непредсказуемые люди.

Однажды, два года тому назад, мы выехали в район обнаружения браконьерской байды. На наше требование остановиться она, напротив, прибавила скорость и попыталась уйти, но, поняв через некоторое время, что от погони не оторваться, экипаж байды развернулся и пошел на таран. Мы не успели уклониться и проехались по верхнему корпусу байды. Один нарушитель погиб, двоих сильно контузило. С большим трудом мы, несколько сильных парней, едва успели вытащить искореженное тело из обломков байды, и она затонула. Выживших осудили на год лишения свободы, а тело задавленного отправили на родину. Позднее отсидевших браконьеров мы вновь встретили на море, они все равно вернулись к незаконной ловле.

Морская служба

Обычно задержанные рассказывают невероятные истории и даже после предъявления вещественных доказательств не признаются в своей вине. Они простые наемные работники, готовые за небольшие деньги рисковать своей жизнью. По их словам, браконьерство – единственный источник дохода для них. Настоящие же владельцы байд встречают и провожают их на берегу.

Рамазан (на фото), нарушитель государственной границы, житель г. Кизляра Дагестанской Республики, утверждает, что он и трое его товарищей вышли в море на поиски пропавшего друга и заблудились. При задержании ни выловленной рыбы, ни документов у него не оказалось. Сейчас решается вопрос об административном наказании.

Морская служба

Плановый облет территории южной части Каспия, граничащей с Туркменистаном.

Морская служба

К наиболее ценным видам рыб относятся осетровые: севрюга, осетр и белуга. На долю Каспийского моря приходится свыше 80% осетровых, добываемых ежегодно в мире. 40% промысла осетра на Каспии приходится на Казахстан.

Понижение уровня моря, загрязнение от затопленных нефтяных скважин и продолжительный перелов приводит к тому, что с каждым годом популяция рыбы стремительно уменьшается.

Морская служба

В разных частях моря браконьеры отличаются своими методами. К примеру, на юге для незаконного вылова используют большие грузовые плавсредства – промыслово-торговые суда (ПТС), принадлежащие азербайджанским или туркменским браконьерам. ПТС ставятся на якорь ровно по границе территориальных вод, и от них высылаются несколько байд по разным направлениям, через некоторое время холодильники ПТС, или, как их называют моряки, «мамки», наполняются морепродуктами. Часто они находятся в ужасающем состоянии – ржавые корпуса и полная антисанитария. Хозяев меньше всего заботит чистота и санитарные нормы. В такой обстановке люди в течение нескольких недель работают и живут вместе с крысами.

Морская служба

В трюмах ПТС может находиться несколько тонн морепродуктов.

Морская службаМорская служба

В северной части используется совсем другой метод – маломерные байды дагестанцев или калмыков работают на дальних расстояниях от берега, чтобы радиолокационные станции (РЛС) постов технического наблюдения не могли засечь сигнал. Выловленный улов доставляется на сушу другими плавсредствами – лодками, которые контактируют между собой через спутниковую связь.

Как только пограничники засекают на экранах радиолокационных систем (РЛС) мерцающие точки, посылается запрос по радиосвязи. Если судно не отвечает на запросы, то сразу же поступает команда на сторожевые корабли.

Морская служба

На глубине 30–40 метров браконьеры выставляют многометровые сети и калады. Калада – это длинная веревка, на которой закреплено множество больших крючков, на которых нет никакой наживки, рыба, проплывая мимо, сама цепляется боками за них. Месторасположение сетей и калад отмечают на навигаторе, по внешнем признакам найти их практически невозможно. Пограничники могут наткнуться на них случайно, когда они наматываются на корабельные винты.

Морская служба

Бауыржан Мамбеталиев, заместитель командира части, капитан-лейтенант, водолаз 3-го класса, 31 год:

– Я провожу водолазные работы и чищу корабли и катера от орудий браконьерского лова. В море они растянуты под водой, и ночью или при штормовой погоде наматываются на винты, из-за этого главные двигатели кораблей глохнут. Однажды я провел под водой более четырех часов, чтобы полностью очистить корабельные винты от 30-метровой калады.

Морская служба

Во время проведения СОПМ в течение одного месяца было изьято 54 780 метров бесхозных сетей, 17 040 метров калады и 8773 крюка.

Морская служба

Несмотря на то, что пограничных кораблей и катеров в военно-морских силах сравнительно немного, все они отличаются современным вооружением и техникой. За последние несколько лет были построены боевые судна отечественного производства.

Морская служба

Пограничный сторожевой корабль второго ранга «Женис» охраняет самые труднодоступные участки Каспийской акватории. Он способен развивать скорость до 27 узлов (50 км/час), оснащен современной навигационной аппаратурой, автоматикой, двумя крупнокалиберными пулеметами и пушкой. Топливный бак «Жениса» рассчитан на 40 тонн, поэтому корабль может находиться в автономном плавании до 10–15 дней, выдерживает самые жестокие штормы, его мореходность равна 7 баллам.

Морская служба

Водоизмещение корабля 270 тонн, длина 40 метров, ширина 7 метров. «Женис» – продукт отечественный, вышел с верфи уральского судостроительного завода «Зенит». Там же были построены суда «Сардар», «Актау», «Алматы» и быстроходный боевой катер «Егемен», развивающий скорость до 50 узлов.

Морская службаМорская службаМорская службаМорская службаМорская служба

Корабли всех трех дивизионов во время СОПМ уходят в море на месяц, к берегу они вовзращаются только для пополнения запасов воды и провизии.

Морская служба

Капитанский мостик.

Морская служба

Команды и рапорты передаются по каналам внутренней связи между судном и базой. Для того чтобы узнать о перемещениях пограничных кораблей, пираты нередко вклиниваются на радиочастоты моряков. Экипаж несколько недель находится в автономном плавании, он оторван от внешнего мира, и семьям моряков остается только надеяться, что их родные благополучно пройдут через все штормы. Каспий – одно самых суровых и непредсказуемых морей, ветер в течение суток может меняться несколько раз. Высота волны доходит до 12 метров, а штормы достигают 9-балльной отметки. Среди моряков считается, что тому, кто прошел службу на Каспии, другие моря уже не страшны.

Морская служба

Каждый участок, каждый элемент корабля – это боевой пост. Ответственность лежит на всех – от командира до простого матроса. От каждого зависит не только удачное выполнение боевых задач, сохранность корабля, но и жизнь всего экипажа.

Морская служба

Кайрат Джумашев, командир корабля «Женис», старший лейтенант, 27 лет. Стаж на море – 4 года:

– В моей семье все носят погоны: отец работал в МВД, старший брат служит в войсках ПВО Министерства обороны, и я тоже решил выбрать военную службу. Несколько лет тому назад, когда еще был курсантом Актауского военно-морского института, я проходил стажировку в морской дивизии пограничников. Увидел, как хорошо поставлена служба, какая жесткая  дисциплина, какие ритуалы и традиции у моряков – все это мне понравилось, и тогда, еще на третьем курсе, я поставил цель попасть на пограничную службу. За четыре года службы я три дня рождения отметил в море и, возможно, на четвертый попаду домой. За это время все стихии прошел. Мы постоянно находимся в море, вместе едим, вместе несем службу, вместе проходим через штормы – один экипаж, один корабль, и за это время становимся семьей, где командир – это отец и мать. Среди моряков нет никакого высокомерия или гордыни, здесь каждый человек ценен, мы все на равных. Иногда бывает даже так, что мне, невзирая на свой командирский чин, приходится вместе с матросами пришвартовываться, тянуть конец каната.

Хоть я и местный, в последний раз был дома на Наурыз и недавно на три дня к родителям съездил – они скучают и ждут. Иногда мне отец говорит: мол, если бы он знал, что буду так редко дома появляться, то не пустил бы к пограничникам, что надо было выбрать службу в Министерстве обороны. Но для меня морские пограничники – это не просто служба, это прежде всего долг перед Родиной.

Морская служба

Даулет Тюллепбаев, старшина команды комендоров, 24 года. Стаж на море – 4 года:

– Так получилось, что я попал на новый корабль, вместе со мной набирали экипаж, за время службы сдружился со многими, а потом понял, что уже не могу без моря. Отслужив, уехал было домой в Костанай. Потом понял, что хочу и дальше быть военным моряком. С детства мечтал стать военным, мой отец был в горячей точке, в Кандагаре, и когда меня призвали, я по его примеру хотел пойти в ВДВ, но в военкомате сказали, что набор прошел. Тогда я отправился в погранслужбу – хотел попасть именно в элитные войска, чтобы дома мной гордились.
Будучи матросом, я управлял этим кораблем, был рулевым-сигнальщиком «Жениса», потом командир заметил, что у меня есть способности к оружию, разбираюсь в нем. И когда я вернулся военнослужащим контрактной службы, то попросился снова на свой корабль. Мой командир пошел навстречу, но выдвинул свое условие. В течение полугода мне пришлось заново изучать новую профессию, приобретать навыки на практике. Сейчас в моем подчинении трое матросов, я отвечаю за всю боевую часть корабля и при задержаниях состою в досмотровой команде. Я считаю, что нет ничего непреодолимого, нужно только стремление – и я достигну всего. Что мне особенно нравится в корабельной жизни, что экипаж дружный, все проблемы и вопросы решаем сообща, здесь рождается настоящая мужская дружба. Но все равно иногда задумываешься о доме. Тяжело, когда семья и близкие люди далеко находятся, и ты видишь их раз в год.

Морская служба

На корабле каждый занят своим делом, у каждого своя задача. Как правило, каждый член экипажа выполняет несколько обязанностей одновременно. И даже на первый взгляд безобидный кок в случае боевой тревоги №1 заступает на свой боевой пост на верхней палубе – за крупнокалиберный пулемет НЦВ 12.7.

Морская служба

Штурман на морской навигационной карте прокладывает курс, определяет местонахождение корабля и, чтобы не наткнуться на какую-то подводную преграду, рекомендует правильный курс.

Морская служба

Одна из самых тяжелых вахт у матросов в моторном отсеке.  Оглушительный шум двигателей, выхлопные газы, жара, сильная качка – таковы условия работы здесь. От работы механика зависит не только движение корабля, но и безопасность досмотровой команды при задержании судна-нарушителя.

Морская служба

Павел Турченков, помощник старшего механика, 26 лет. Стаж на море – 6 лет:

 –В начале года мы задержали браконьерское судно и попали тогда в очень сильный шторм. Замечаем на РЛС цель, подходим ближе для распознания, запрашиваем по связи данные – ответа нет. Подплыли ближе, поняли, что это нарушители. Судно не останавливается, а задержать его надо, ведь они стараются уйти за территориальную границу. А сейчас так пошло, что они уже не реагируют на предупредительную стрельбу – все равно не остановятся, а стрелять на поражение психологически сложно. В основном это простые люди, зарабатывающие себе таким образом на жизнь. Значит, нам остается только штурмовать судно. Корабль на большой волне – как игрушка, и необходимо в какие-то доли секунды подстроиться под движение другого виляющего корабля. Самое сложное в работе механика то, что необходимо так рассчитать и правильно подойти к задержанному судну, чтобы досмотровая группа смогла безопасно перепрыгнуть. Ведь ты отвечаешь за жизнь людей.

Морская служба

Ровно год тому назад во время задержания туркменского ПТС погиб член экипажа «Женис» Багжан Акыпбеков, командир отделения артиллерийской боевой части. Во время захвата судна он был в досмотровой команде,  подскользнулся и не смог допрыгнуть, его раздавило между двумя кораблями. 22-летний Багжан был веселым и общительным парнем. Планировал уйти в отпуск и жениться, невеста была в положении. Багжана наградили посмертно за мужество и героизм, проявленные при охране рубежей Казахстана.

Морская службаМорская служба

Спальное место офицерского состава.

На корабле есть столовая, кают-компания офицеров, душевые, гальюны, камбуз. Командный состав располагается в двухместных каютах, а экипаж – в кубриках.

Морская служба

Кают-компания офицерского состава.

Морская служба

Обычно досмотровой команде пограничников не оказывают сопротивления, понимая, что это бессмысленно, но бывают такие случаи, когда сами же нарушители пытаются затопить свое судно. Професионализм, смелость, психологическая устойчивость – такие качества необходимы членам досмотровой группы.

Вспоминает Даулет Тюллепбаев:

– Однажды ночью при шторме мы задержали азербайджанское ПТС. Наш корабль пытался как можно ближе подойти к кораблю-нарушителю, чтобы досмотровая группа могла перепрыгнуть и произвести захват корабля. Вместе с еще двумя старшинами я был в досмотровой команде. И прежде чем я туда перепрыгнул, у меня вся жизнь перед глазами промелькнула, все кадры из семейной жизни. Когда корабль подходит к другому кораблю, борта бьются, и корабли расходятся. Так что, если не допрыгнешь, то сразу утонешь, а глубина была приличная – 300 метров. Борта кораблей бились друг о друга, тяжелая зимняя одежда только мешала, но без нее никак –  пронизывающий ледяной ветер и 30 градусов мороза. Мы благополучно перепрыгнули и захватили судно. И еще в течение двух дней сопровождали задержанных до порта Баутино. Азербайджанских нарушителей не сравнить с дагестанцами, агрессивными и непредсказуемыми, но все равно не знаешь, что у них на уме. Любой почувствует себя некомфортно, когда врываются вооруженные мужчины и наставляют на тебя оружие. К тому же их, задержанных, было больше, чем нас в досмотровой команде. В таких ситуациях ты понимаешь ценность жизни. Вообще, море ошибок не любит. И когда человек выходит в море, у него должен быть прежде всего закаленный дух.

У меня есть девушка, я ей всегда говорю: у каждой девушки есть парень, но не каждый парень – моряк. Не каждому суждено носить тельняшку, не каждый может справиться с морской службой.

Морская служба

Сплоченность – это ключевое понятие морского братства. Среди корабельного состава нет четкого разделения между офицерами и  контрактниками, свойственного другим родам войск. Один корабль, один экипаж – девиз моряков.

Морская служба

На корабле несут дежурство две боевые смены, каждые четыре часа меняется вахта. Четырем часам равняется чуткий командирский сон, ведь он должен проконтролировать все процессы, происходящие на его корабле. И даже во сне в голове командира постоянные расчеты: направление ветра, скорость корабля, какая погода, какая глубина, через какое время судно будет в определенной точке, по каким координатам…

Кайрат Джумашев:

– Как только я просыпаюсь, сразу выбегаю на ходовую рубку и осматриваюсь. Есть районы, которые в  плане навигационной опасности надо обходить, смотришь по карте, чтобы не напороться на подводные объекты, проверяешь, чтобы вахта не уснула. Мы часто находим браконьерские сети, устройства лова – калады, изымаем их, забираем чей-то хлеб, поэтому в ночное время надо нести бдительное дежурство – вдруг подойдет какое-нибудь маломерное пиратское судно, и оттуда бросят бутылку с зажигательной смесью? Все возможно…

Морская служба

Свободная боевая смена собралась на обед.

Морская службаМорская службаМорская служба

В сильный шторм, когда до половины корабельного состава может болеть, потому что даже опытные моряки с трудом переносят жестокую качку, командир стоит за рулем и, пробиваясь сквозь многочасовый шторм, ведет корабль к базе. Огромная ответственность лежит на командире: корабль стоит дорого, а жизнь людей бесценна.

Морская служба

Кайрат Джумашев:

 – Я тогда был командиром корабля третьего ранга, меньшего по размерам, чем «Женис». Мы были в районе города Актау, когда нас настиг сильный юго-западный ветер. Укрыться практически негде. Ветер усиливался с каждым часом, по классификации это уже был жесткий шторм. Якорь не держал корабль, нас могло отнести к берегу. Было принято решение сняться с якоря. Стальной трос, на котором он держался, мог не выдержать в такую погоду и оборваться, обычно для этого мы отдаем дополнительный конец на якорь, этим самым увеличивая вес. В течение часа мы не могли поднять якорь, матросы вставали, падали, снова вставали и падали. Шел ливень, небо потемнело. Часть экипажа уже начала впадать в панику, два курсанта, проходившие стажировку у меня на корабле, сильно испугались. Что касается меня, то командир не должен показывать личному составу свою внутреннюю тревогу. Сделав уверенное выражение лица, я сказал механику: «Ну что, давай бросим вызов стихии, кто кого…».

Мы уже начинаем рубить топором, люди выбились из сил, невозможно поднять якорь. Опытный боцман разрубил дополнительный конец, и мы смогли наконец-то поднять якорь. В хорошую погоду на это требуется 15 минут, а тогда у нас ушел целый час. И еще три часа мы шли в шторм до Актау и только в пять утра зашли в порт.

Или вот еще один случай. До базы было далеко – 110 миль, это примерно 210 км, когда начался шторм. Корабль встал на якорь, потому что сложно пройти через шторм большое расстояние на минимальной скорости. В 4 утра цепь от якоря оторвалась, но двигатели корабля и рулевое устройство были  уже наготове, чтобы сразу дать ход. Принимаем решение идти в шторм. Пока добрались до базы, штормовали почти 11 часов. Из-за сильной качки большая часть экипажа лежала, и даже штурман не мог поднять головы, а я вел корабль... Было тяжело, но привел корабль в порт.

Морская служба

На базе в порту Баутино идут служебные будни.

Морская службаМорская службаМорская службаМорская службаМорская служба

Сегодня выходной день, каждую субботу моряки посещают баню, которая находится при войсковой части.

Морская служба

Пока почти весь корабельный состав дивизиона в море. После окончания совместных с россиянами мероприятий по ловле браконьеров, футбольные команды пополнятся игроками.

Морская службаМорская службаМорская служба

Впереди новые пограничные мили. И главное, чтобы было меньше штормов.

Поделись
Райхан Рахим
Райхан Рахим
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000