VOX POPULI 20 мая, 2013 10:00

Жизнь на кладбище

Вот уже семь лет на Центральном кладбище Алматы живет семья из Кыргызстана. В гостях у них побывал наш корреспондент Максим Шатров. 
Жизнь на кладбище

Маша (Маргуба), 43 года:

– У меня сложное имя – Маргуба, и не все его запоминают. Соседи сказали, что будут звать меня Машей. Мне это имя понравилось, и с тех пор все меня так зовут.

Жизнь на кладбище

– Мы с мужем и четырьмя детьми приехали из Кыргызстана в Казахстан на заработки 13 лет назад. Детей кормить и одевать надо было, а в Кыргызстане у нас ничего не было, жили со свекровью в одном доме, всего там ютилось 25 человек. Муж сказал: собирайся, поедем в Астану. Там я младшего сына Миркомила родила. Оттуда мы переехали в Алматы.

Жизнь на кладбище

– Приехали мы на "Сайран", там жили несколько дней, работу искали. Один мужчина предложил работу – построить дом человеку в районе Нижней Пятилетки. Он обещал нам 10 000 долларов, но ничего не заплатил, порвал и сжег наши документы. Потом мы строили коттедж одному чиновнику где-то в горах. Нас забрали на машине и не отпускали, пока мы не достроили дом. Этот чиновник нам тоже ничего не заплатил, вызвал полицию, и нас посадили в бичприемник. Потом мы сбежали, ночевали на Сайране под мостом в лодке. Попались нам цыгане-попрошайки, я им рассказала свою историю. Они нас привели к тете Гале, которая жила рядом с кладбищем, у нее в кочегарке мы и жили.

Жизнь на кладбище

– Пробыли мы у нее 2 месяца, она ни копейки не взяла, да у нас и не было денег. Я собирала бутылки, сдавала. Самое главное, чтобы хлеб и продукты были, больше ничего не надо. Дома тогда еще не было, мы жили на свалке возле кладбища. Потом построили себе там шалаш. Потом здесь рядом стали возводить завод по производству кирпичей, соседи дали нам добро, и мы построили себе времянку. Хозяин завода нам очень сильно помог: отдавал нам бракованные кирпичи, мы сделали пристройку и еще три комнаты.

Жизнь на кладбище

– Стройматериалы покупали на заработанные деньги, подрабатывали на кладбище – кому оградку и памятники покрасить надо, кому убрать. Сын мой Дастан ветки спиливает, таблички делает сам по 1000 тенге. Соседи помогали деньгами. Мы много где подрабатывали, но много где и обманывали нас, не платили.

Жизнь на кладбище

– Если на улице поймают полицейские, то нужны деньги – у них потолок 10–15 тысяч тенге за то, что нет документов и прописки. Если не заплатишь, они продадут корейцам в поле работать – будешь пахать там всю жизнь. Один раз нас чуть не отправили, но там был один человек из миграционной службы Кайрат, он нас спас, вытащил и сказал: идите живите, как хотите. Много раз так повторялось. В РУВД я крик поднимала: сколько можно рабсилой работать, я тоже человек, у меня семья, дети! Если я всю жизнь буду им платить, на что буду тогда детей кормить? Я обращалась за помощью на телеканал КТК на передачу "Другая правда", после эфира мне позвонила одна женщина и сказала, что нам сделают гражданство. Но она так и не перезвонила.

Жизнь на кладбище

Абдулла, внук Маши, 4 года.

– Старшая дочь Адина живет в Караганде. Она заболела, уже 2 месяца лежит в больнице. Внуков я забрала себе. Абдулле 4 года и Мариям – 2,5. Мои младшие дети, Мадина и Миркомил, поехали в Караганду ухаживать за сестрой и за домом. Старший сын Жахангир живет отдельно, устроился на СТО, там и ночует. Приходит домой только раз в неделю, чтобы на дорогу денег не тратить. Средний сын Дастан мне помогает. Муж выпивает много... 

Жизнь на кладбищеЖизнь на кладбищеЖизнь на кладбище

Внук помогает по хозяйству.

Жизнь на кладбищеЖизнь на кладбище

Слева первая постройка (времянка).

Жизнь на кладбищеЖизнь на кладбищеЖизнь на кладбище

Средний сын Дастан, 19 лет, помогает по хозяйству.

Жизнь на кладбище

– Вода у нас в колонке во дворе.Зимой еду готовим на печке, печь топим дровами. Летом и осенью спиленные ветки очень выручают, ведь на дрова и уголь денег нет.

Жизнь на кладбище

– В теплое время года пользуемся электрической плиткой. 

Жизнь на кладбище

– Эту комнату надо еще доделывать, стройматериалы уже закупили.

Жизнь на кладбище

Маша с внучкой Мариям 2,5 года.

Жизнь на кладбищеЖизнь на кладбище

Маша с внуками идут на могилу принимать новый заказ.

Жизнь на кладбище

Маша за работой.

– Единственное, что нам нужно, – получить казахстанское гражданство, так нас хоть полицейские трогать не будут.

Жизнь на кладбище

– Нам спокойно жить на кладбище, зачем мертвых бояться, живых надо бояться! 

Поделись
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000