VOX POPULI Святослав Антонов 21 января, 2016 10:00

Воздух Алматы: Два взгляда на проблему

 Воздух Алматы: Два взгляда на проблему
Фото: Из свободного доступа в интернете
Насколько загрязненным воздухом дышат жители Алматы? Что необходимо сделать, чтобы улучшить экологическую ситуацию в городе? Мы решили узнать мнение по этим и другим вопросам разработчиков приложения для измерения чистоты воздуха AUA и представителей акимата города Алматы, отвечающих за экологическое регулирование.

Приложение Almaty Urban Air
Приложение Almaty Urban Air

Несколько месяцев назад приложение Almaty Urban Air, позволявшее алматинцам проводить мониторинг загрязнения атмосферы в родном городе, взбудоражило интернет-пользователей. Они начали выкладывать в соцсети скриншоты с приложения со страшными цифрами, в несколько раз превышающими норму концентрации вредных веществ. Затем, после встречи с представителями городских властей, по инициативе разработчиков работа приложения была приостановлена. Что повлияло на их решение? Когда AUA возобновит работу? Как городская администрация и государственные структуры относятся к частной инициативе по измерению чистоты воздуха в Алматы? Мы решили пообщаться об этом с авторами приложения Almaty Urban Air и представителем акимата города Алматы.



Анель Молдахметова (слева) и Асия Тулесова (справа)
Анель Молдахметова (слева) и Асия Тулесова (справа)

Анель Молдахметова

Асия Тулесова

       PR-менеджер основатель общественного фонда
    проекта Almaty Urban Air Common Sense
и создатель проекта Almaty Urban Air

VOX: Как появился проект AUA и приложение для мониторинга качества воздуха в Алматы?

Асия:

— Несколько лет назад у нас была небольшая рабочая группа, состоявшая из представителей НПО, таких как «PosadiDerevo.kz» и «Вело-Алматы». Мы обсуждали проблемы экологии нашего города, и родилась идея создания системы независимого мониторинга чистоты воздуха. На наших встречах присутствовали представители Генконсульства США. Они предложили нам подать заявку на грант, и мы так и поступили. Нам порекомендовали, какое оборудование приобрести. При работе над проектом мы учитывали опыт Китая и Монголии, где уже были осуществлены подобные инициативы. После переговоров с Медицинским университетом имени Асфендиярова, мы договорились об установке пылемера на территории университета. Написать приложение нам помогло девелоперское агентство Inventive. Вначале мы планировали немного другой дизайн, но он менялся по ходу проекта. Приложение отображало текущий и среднесуточный уровень содержания в воздухе РМ10 (частицы диаметром меньше 10 микронов, которые способны нанести ущерб организму). Прибор передавал данные на сервер в реальном времени каждый час.


Создатель приложения AUA Асия Тулесова
Создатель приложения AUA Асия Тулесова

Думаю, успех нашего приложения — это показатель того, что имеющаяся в открытом доступе информация о ситуации с воздухом в нашем городе недостаточно наглядна.

VOX: Какой максимальный среднесуточный и текущий показатель РМ10 зафиксировал ваш прибор? Насколько я знаю, у нас в стране предельно допустимая среднесуточная концентрация PM10­ составляет 60 микрограммов на кубический метр, а предельно допустимая максимальная разовая концентрация — 300 микрограммов на кубический метр.

Асия:

— Все зависело от времени года. Когда мы запустили приложение в августе, среднесуточные показатели РМ10 были в районе 40–50 микрограммов, что не превышало предельно допустимых значений. С началом отопительного сезона ситуация изменилась. Среднесуточные показатели подскочили до 100–250 микрограммов (в дни, когда осадков не было). Максимальная разовая концентрация РМ10 составила около 500 микрограммов на м3.

VOX: Вы ожидали такой широкий общественный резонанс и бурную реакцию горожан на работу приложения?

Анель:

— Мы сами точно не могли знать, каковы будут показатели прибора, и, соответственно, не ожидали такой реакции. Для нас это стало сюрпризом. Люди активно скидывали в соцсети скриншоты с приложения. Число загрузок достигло 8 000. Многие писали посты, весьма озаботившись проблемой загрязнения воздуха. Нас это удивило. Неужели они раньше не знали, что воздух у нас не идеальный? Одна из главных целей разработки приложения Almaty Urban Air — сделать информацию о качестве воздуха в Алматы максимально простой и понятной для обычных горожан. На сайте «Казгидромет» также выкладывают данные измерений, но, видимо, они недостаточно читабельны и доступны для понимания неспециалистов в этой области. Люди должны знать, каким воздухом они дышат и как это может повлиять на их здоровье.

Асия:

— Думаю, успех нашего приложения — это показатель того, что имеющаяся в открытом доступе информация о ситуации с воздухом в нашем городе недостаточно наглядна. Адиль Нурмаков писал в своей статье, что люди изголодались по простой, четкой и ясной информации. В отношении чистоты воздуха: у нас было много качественных исследований, те же фотографии города, но мало количественных замеров и независимых данных. Мы получили широкий отклик не только от алматинцев, но и от жителей других городов, и даже других стран. Нам писали люди из США, Канады, Европы, предлагая свою помощь и поддержку. Это бывшие алматинцы, и их, видимо, до сих пор продолжают волновать проблемы родного города.

VOX: Когда поступил первый «звоночек» от городских властей, что приложение, возможно, работает неправильно?

Анель:

— Мы изначально держали власти в курсе своей деятельности, с того момента, когда согласовывали установку прибора с Медицинским университетом. Приложение сразу вызвало большой резонанс, и у нас состоялось несколько встреч с представителями городской администрации. Это были люди из Управления природных ресурсов и регулирования природопользования, «Казгидромета». Мы обсуждали вопросы калибровки оборудования и формата предоставляемых данных. Тогда и приняли решение приостановить работу приложения. Сразу хотелось бы подчеркнуть тот факт, что мы хотели действовать строго в рамках законодательства. Мы понимаем важность тех данных, которые нам удалось собрать, но мы также понимаем, что работа прибора не совсем соответствовала действующим стандартам. В конечном итоге мы хотим сотрудничать с городскими властями. Важно, чтобы горожане и администрация города осознали проблему и совместно начали ее решать. Нужен диалог, а не лишний повод для конфронтации.

Асия:

— Нас никто не принуждал приостанавливать сбор данных. Не было никаких официальных распоряжений, были только рекомендации. Думаю, для городских властей результаты нашей работы также оказались шокирующими. Нам нужно понять, что от этого никуда не убежишь и нельзя спрятаться от проблем. Сейчас мы делаем шаг друг другу навстречу, чтобы проект продолжил работу. Нужно найти общий язык, не вступая в конфликт. Сейчас мы хотим сделать процесс максимально открытым, чтобы люди, которым все это небезразлично, могли следить за ходом работы над проектом и могли принимать в нем участие. Мы будем регулярно постить новости о проекте в социальных сетях.

Важной частью нашей работы является процесс формирования экспертной группы. В нее войдут специалисты в различных областях: юристы, экологи, ученые, медики. Они смогут предоставить объективную статистику и дополнить нашу деятельность по мониторингу загрязнения воздуха.

VOX: Что вам нужно сделать, чтобы сбор данных был возобновлен? Когда этого стоит ждать?

Анель:

— Нужно провести калибровку оборудования, чтобы мы имели необходимые сертификаты. Кроме того, необходимо изменить формат предоставления данных. Существует государственная монополия по мониторингу состояния окружающей среды. Нам нужно провести переговоры с «Казгидрометом», договориться о формате совместной работы. Это мы сможем сделать уже после того, как откалибруем прибор.

Асия:

— Поверку нашего оборудования можно провести только в одной лаборатории «Казахстанского института метрологии» в Астане. Мы уже получали ответ на свой запрос, но каждый год у них меняются расценки на услуги, и несколько дней назад мы отправили новый запрос. Это стоит не так уж и дорого — что-то около 10 тысяч тенге. Мы готовы заплатить эти деньги. Пользователи соцсетей постоянно обращаются к нам с вопросом, когда приложение возобновит работу, и это мотивирует нас к действиям. Сначала мы хотели найти частную, независимую лабораторию для калибровки пылемера, но, к сожалению, сейчас альтернативы государственному институту нет. Если все будет хорошо, то уже через несколько недель, решив логистические вопросы, нам, возможно, удастся отправить прибор в Астану.

VOX: Какую работу в рамках проекта вы ведете, помимо переговоров по поводу калибровки прибора?

Анель:

— Важной частью нашей работы является процесс формирования экспертной группы. В нее войдут специалисты в различных областях: юристы, экологи, ученые, медики. Они смогут предоставить объективную статистику и дополнить нашу деятельность по мониторингу загрязнения воздуха. Первым шагом в этом направлении стало проведение встречи UrbanTalks, посвященной чистоте воздуха. Мы собрали на одной площадке неравнодушных людей, часть из которых были экспертами в различных областях. Они рассказали много интересного и познакомили слушателей с неизвестными широкой общественности данными. Текущие тенденции мировой урбанистики показывают нам, что для принятия важных решений по устройству города и решению его проблем необходимы исследования. Любое решение городских властей должно основываться на фактах, статистике, объективных данных и знаниях реальной ситуации. К примеру, недавно к нам в Алматы приглашали датского архитектора Яна Гейла. Возможно, город в будущем ожидают нововведения по его рекомендациям, но важно знать, насколько они будут обоснованы в наших условиях. Нельзя говорить, что все хорошо или плохо в той или иной области, пока не будут проведены исследования. Именно для этого и нужны эксперты.

Асия:

— Мы собрали базу данных людей, которые, возможно, хотели бы быть частью экспертной группы и могут помочь ее работе. Это специалисты из разных сфер. Вместе они могут проводить независимые исследования и давать рекомендации властям. Нам очень не хватает объективной оценки эффективности тех или иных государственных программ и решений городской администрации. Нужно оценивать, что работает, а что нет. Куда следует расти? Насколько эффективно расходуются бюджетные деньги? Для этого нужны эксперты. Мы хотим помочь им самоорганизоваться. Власти, в свою очередь, должны понять, что независимая точка зрения поможет им принимать правильные решения и избегать перекосов.

VOX: Как изменится формат приложения после того, как оно возобновит работу?

Асия:

— Возможно, приложение также будет отображать данные «Казгидромета», но мы будем разделять государственные и независимые измерения, чтобы пользователи могли сравнивать их. Также мы готовы предоставлять «Казгидромету» свои данные для их исследований. Хотя у нас также есть видение того, что мы понимаем под независимым мониторингом воздуха. Нам еще нужно будет понять, как мы будем сотрудничать с «Казгидрометом».

VOX: Есть ли планы по увеличению количества точек измерения чистоты воздуха?

Анель:

— C самого начала нас много критиковали за то, что наше оборудование установлено только в одном месте, в районе одного их самых оживленных перекрестков города — Толе би – Сейфуллина. В то же время важно знать, что происходит и в этом районе города, а не только в относительно «чистой» верхней части Алматы. Чтобы составить максимально объективную и сбалансированную картину состояния воздуха в городе, одного пылемера мало. Они должны быть установлены и выше, и ниже того места, где стоит наш прибор. Тогда можно получить средние данные по городу. Безусловно, мы хотим увеличить число измерительных приборов. Также мы хотели бы измерять концентрацию различных частиц, не только РМ10, но и РМ2,5, и других вредных примесей в воздухе. Возможно, когда мы закончим калибровку своего прибора, ближе к февралю, начнем поиск средств для закупки дополнительного оборудования. Может быть, используем для этого краудфандинг.

Асия:

— Проблема в том, что стоимость измерительного прибора достаточно высока. Наш прибор стоит около 50 тысяч долларов. Мы сейчас ищем более доступные варианты, те приборы, которые могли бы измерять концентрацию различных видов вредных веществ в воздухе. Кроме того, мы ищем такого поставщика, который мог бы взять на себя техническое обслуживание этого оборудования.

Возможно, стоит начать с маленьких шагов, к примеру, меньше пользоваться автомобилем. Многие стараются переложить ответственность, говоря, что все дело в ТЭЦ или других факторах, но нельзя отрицать влияние автомобилей на загрязнение воздуха.

VOX: Как вы думаете, приложение AUA и ваш проект в целом сможет выполнить свою цель? Он поможет обратить внимание людей на проблему загрязнения воздуха и в конечном итоге решить ее?

Асия:

— Я верю, что каждый из нас может внести свою лепту в решение этой проблемы. Это вопрос здравого смысла. Нам часто задавали вопрос: «Что можно сделать, чтобы улучшить экологию?». Мы не можем дать всех ответов, но я думаю, что каждый сам знает ответ на этот вопрос. Концентрация вредных веществ в летнее время, когда отсутствуют факторы, присутствующие в отопительный сезон, растет с увеличением количества машин на дорогах. Пики показателей РМ10 совпадали с часами пик автомобильного движения.

Анель:

— Думаю, широкий резонанс вокруг этой проблемы способствует самоорганизации общества. Городские власти сейчас отслеживают реакцию людей и стараются реагировать на нее. Алматинцы начинают задаваться вопросами. Многие критиковали нас вначале, что мы только констатируем факт плохого качества воздуха, но не даем способов его улучшения. Я хотела бы ответить им, что сначала важно осознать масштаб проблемы, а уже это подстегивает людей выработать совместные действия для ее решения. Возможно, стоит начать с маленьких шагов, к примеру, меньше пользоваться автомобилем. Многие стараются переложить ответственность, говоря, что все дело в ТЭЦ или других факторах, но нельзя отрицать влияние автомобилей на загрязнение воздуха.

Мне кажется, власти еще не до конца понимают, насколько важно вовлекать общество в свою работу. Решения часто принимаются в спешке, и не всегда есть время учесть мнение экспертов и общественности, а это необходимо для создания устойчивой системы.

VOX: Как вы считаете, каковы наиболее безболезненные способы решения проблемы загрязнения воздуха в Алматы?

Анель:

— Нужно дать объективную оценку нынешнему состоянию экологии города, и потом можно принимать решения. Однако уже сейчас и со стороны горожан, и со стороны властей должна вестись работа по улучшению качества воздуха. У многих есть личные автомобили, и каждый автомобилист может внести свой вклад в общее дело. Можно ставить специальные фильтры, пользоваться более качественным бензином, больше использовать общественный транспорт, покупать машины с небольшим объемом двигателя. Со стороны администрации Алматы также должна идти работа. На UrbanTalks присутствовал замакима города, и он говорил о некоторых мерах, которые акимат планирует осуществлять в этом направлении. К примеру, хотят модернизировать старые ТЭЦ. В то же время нужно понимать, что работа по улучшению качества воздуха должна вестись планомерно, и первый шаг тут — обширные исследования.

Именно поэтому мы начали свой проект с мониторинга текущей ситуации с загрязнением. Властям нужно обратить внимание на опыт других городов, столкнувшихся с подобными проблемами — например, Пекина. Акимату необходимо учитывать общественное мнение при принятии тех или иных решений. Нужно избежать популистских решений и поиска виноватых. Тема экологии всегда вызывает эмоциональный отклик у людей. Она должна быть в приоритете, так как от этого зависит качество жизни, комфорт и, в конечном итоге, привлекательность нашего города.

Асия:

— Насколько я знаю, акимат сейчас активно взволнован проблемой экологии города. Власти решают, какие изменения нужно внести в программу развития города до 2020 года, чтобы повлиять на нынешнюю ситуацию. Городской администрации и правительству страны в целом нужно начать с выстраивания такой системы управления, которая могла бы получать полноценный фидбэк от общественности и учитывать ее мнение. Мне кажется, власти еще не до конца понимают, насколько важно вовлекать общество в свою работу. Решения часто принимаются в спешке, и не всегда есть время учесть мнение экспертов и общественности, а это необходимо для создания устойчивой системы. Часто решение проблемы может быть довольно неожиданным и не лежать на поверхности. Все попытки решить проблему чистоты воздуха должны быть взвешенными, нужно отслеживать, насколько они эффективны. В нынешних условиях также важна финансовая открытость и подотчетность. Уже не может быть закрытых бюджетов. Это кажется очевидным, но нужно об этом постоянно напоминать.


Михаил Юрьевич Новоселов

руководитель отдела экологического регулирования Управления природных ресурсов и регулирования природопользования города Алматы

VOX: Как вы взаимодействовали с разработчиками приложения AUA?

— С ними была проведена встреча в формате круглого стола. Там присутствовали люди из нашего управления и «Казгидромета». Мы объяснили представителям НПО Common Sense, что существуют определенные требования законодательства по мониторингу окружающей среды, которые они должны соблюдать. Любой измерительный прибор должен быть внесен в реестр, должен пройти проверку, а обслуживающий его персонал — иметь соответствующую аттестацию. У них соблюдено только одно требование — прибор внесен в реестр в 2013 году, и его сертификат действует до 2018 года. Мы рекомендовали разработчикам проекта отправить прибор на калибровку, предоставив контакты Комитета метрологии, который этим занимается. Кроме того, по нормам Экологического Кодекса деятельность по ведению метеорологического мониторинга и мониторинга окружающей среды относится к государственной монополии и осуществляется РГП «Казгидромет». Соответственно, они должны наладить механизм взаимодействия с государственными органами, чтобы их прибор мог работать в единой системе «Казгидромета». При этом нет никаких препятствий к тому, чтобы они предоставляли данные своих измерений в широкий доступ в формате приложения. Действие приложения было приостановлено по их собственной инициативе. Мы никаких распоряжений по этому поводу не давали.


Михаил Юрьевич Новоселов
Михаил Юрьевич Новоселов

Конечно, воздух у нас далеко не идеальный. В целом уровень загрязнения воздуха в прошлом году, определяемый значением ИЗА (индекс загрязнения атмосферы), был равен 9,96 (высокий уровень).

VOX: Насколько объективными вам показались данные, полученные в ходе работы приложения? Предельно допустимая среднесуточная концентрация РМ10 у нас 60 микрограммов на кубический метр. Их приборы показывали ее превышение в несколько раз.

— Мне сложно судить об объективности их данных, пока прибор не прошел проверку. Только после проведения калибровки в аттестованной лаборатории можно будет о чем-то говорить. Однако стоит заметить, что с самого начала у них была одна важная неточность. Дело в том, что концентрацию взвешенных веществ у нас принято отображать не в микрограммах, а в миллиграмах. То есть среднесуточная ПДК (предельно допустимая концентрация) по РМ10 составляет 0,06 миллиграмма. А максимальная разовая ПДК — 0,3. Как видите, эти цифры выглядят не столь впечатляющими, когда выражаются так. Люди видят на экране смартфона цифру «300», но не понимают, много это или мало. Для неспециалистов это как обухом по голове. Именно поэтому важно предоставлять не отрывочную, а полную информацию.

VOX: Насколько сильно отличаются данные, собираемые «Казгидрометом», от данных, собранных разработчиками Almaty Urban Air?

— «Казгидромет» проводит мониторинг загрязнения атмосферы на 5 стационарных постах ручного отбора проб и 11 автоматических постах наблюдения. Перечень веществ утвержден конкретно для Алматы. На ручных постах определяются показатели концентрации взвешенных веществ, диоксида серы, оксида углерода, диоксида азота, фенола, формальдегида. На автоматических — диоксида серы, оксида углерода, диоксида азота, оксида азота. Концентрация частиц РМ10 не измеряется отдельно, они входят в состав взвешенных частиц наряду с частицами фракции в 2,5 микрометра. Отдельный датчик по РМ10 установлен только на территории Медеу, в качестве эксперимента по изучению влияния атмосферы на ледники. Он не входит в систему общего мониторинга. Если же говорить о превышении уровня ПДК, то в 2015 году по взвешенным веществам ( РМ10 и РМ2,5) загрязнение было не столь высоко — 1,2 среднесуточного ПДК. По другим частицам оно выше. К примеру, диоксид азота — 2,9 среднесуточного ПДК, формальдегид — 1,5 среднесуточного ПДК. Если говорить о максимально допустимых разовых концентрациях, то по взвешенным веществам превышение составило 2,4 от ПДК, по диоксиду азота — 8,7 ПДК, по оксиду азота — 5,4 ПДК. Конечно, воздух у нас далеко не идеальный. В целом уровень загрязнения воздуха в прошлом году, определяемый значением ИЗА (индекс загрязнения атмосферы), был равен 9,96 (высокий уровень).

VOX: Собираются ли в «Казгидромете» в будущем измерять конвертацию частиц РМ10, как опасных для организма, отдельно?

— В программе развития города заложено расширение сети мониторинга и измерение концентрации частиц РМ10 и РМ2,5 отдельно. Мы заинтересованы в увеличении количества постов наблюдения и в этом плане готовы сотрудничать и с частными организациями, в том числе — с НПО Common Sense.

VOX: Вы считаете важным, чтобы информация о загрязнении воздуха была в открытом доступе? Это может как-то повлиять на поведение самих горожан?

— Конечно, горожане должны видеть, каково качество воздуха, которым они дышат. Правда, тут важно, чтобы эта информация не ошарашила их и была максимально полной, а не просто рекомендацией вроде «остаться дома или уехать за город». В малой толике чистота воздуха зависит от каждого из нас. Горожане должны понимать свою ответственность за состояние окружающей среды, предпринимать шаги по снижению негативного воздействия на атмосферу. Одной из основных задач программы развития города Алматы акимат определил информированность общественности о состоянии воздушного бассейна города. В этом плане даже частные инициативы, подобные приложению AUA, полезны, но важно, чтобы их работа соответствовала действующим законодательным нормам.

VOX: В чем, по-вашему, заключается основная причина загрязнения воздуха?

— Основная проблема — в большой концентрации автомобильного транспорта и особых климатических условиях Алматы, географическом расположении в котловине, слабой продуваемости ветром. Для того чтобы рассеять смог, нужно движение атмосферы, а оно у нас плохое. Кроме того, нужно учитывать влияние пригородной зоны. Если акимат уже обеспечил практически стопроцентную газификацию города, то за его пределами многие продолжают пользоваться угольными печами для отопления. Расстояние между городом и его пригородами не столь значительно, и это, конечно же, оказывает влияние на нашу экологию. Именно поэтому при решении этой проблемы необходимы комплексные меры, которые затронут, в том числе, и территорию Алматинской области.

Мы должны постепенно вытеснять автотранспорт из города, предложить людям достойную альтернативу. В любом случае это должен быть комплекс мер, но результат мы увидим не сразу, и он возможен только после длительной работы в этом направлении.

VOX: Можно ли, на ваш взгляд, решить проблему загрязнения воздуха автомобилями? Какие меры принимаются для этого?

— Разрабатывается много вариантов работы в этом направлении, но какой из них будет принят, я пока не могу сказать. В любом случае это, скорее всего, будет связано с ограничениями, а такие меры всегда непопулярны. Добровольно никто отказываться от передвижения на автомобилях пока не хочет. Нужно наладить систему быстрого и удобного общественного транспорта. Когда были открыты две последние станции метро, пассажиропоток метрополитена значительно вырос. Так же было и после введения отдельной полосы для общественного транспорта. Большое внимание городских властей будет уделено оптимизации маршрутов общественного транспорта, строительству следующей очереди метрополитена, появлению линии ЛРТ, возможно, введению односторонних и пешеходных улиц. Мы должны постепенно вытеснять автотранспорт из города, предложить людям достойную альтернативу. В любом случае это должен быть комплекс мер, но результат мы увидим не сразу, и он возможен только после длительной работы в этом направлении.

VOX: Будет ли проводиться мониторинг изменения состояния атмосферы для оценки эффективности тех или иных мер по улучшению качества воздуха?

— Он и так проводится постоянно. При этом важно, чтобы было как можно больше постов измерения, чтобы получить объективную картину. Измеряя концентрацию вредных веществ на одной улице, нельзя получить такие данные. Кроме того, есть чисто визуальные показатели улучшения экологии. Когда смог из города уйдет или хотя бы снизится его плотность, думаю, это заметят все.

VOX: Как уровень загрязнения воздуха менялся за последние годы?

— Проблема высокого уровня загрязнения стоит перед нами не первый год. То же было в 2014 и в 2013 году. Могу сказать, что индекс загрязнения атмосферы сейчас снизился. Несколько лет назад значение ИЗА составляло 16, что является очень высоким уровнем загрязнения. Сравните это с ИЗА 9,96 в этом году. Думаю, что на такое снижение загрязнения повлиял ряд мер, принимаемых акиматом, таких как девяностошестипроцентная газификация частного сектора, перевод на сезонную работу на природном газе ТЭЦ-1, открытие первой линии метро, появление большого количества автобусов, работающих на природном газе. К примеру, уровень выбросов ТЭЦ-1 снизился с 12–15 тысяч тонн в год до 2,5. По ТЭЦ-2 он упал с 45 до 37 тысяч тонн в год. Было построено много развязок, которые позволили сократить количество пробок.

VOX: Как в дальнейшем будет проводиться работа по мониторингу загрязнения атмосферы?

— Главная наша задача — рост количества постов наблюдения за чистотой воздуха и увеличение перечня наблюдаемых веществ. Территория города должна быть максимально охвачена измерительными приборами. Именно поэтому нам интересно сотрудничество с НПО Common Sense и другими организациями, которые пожелают заняться независимым мониторингом состояния окружающей среды. 

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000