INTERVIEW Святослав Антонов 6 апреля, 2016 10:00

Тоня Шипулина: «Казахстанские издательства не рискуют издавать наших детских авторов»

Тоня Шипулина: «Казахстанские издательства не рискуют издавать наших детских авторов»
Фото: Мухтар Жиренов
2 апреля, в день рождения датского сказочника Ганса Христиана Андерсена, весь мир отмечает Международный день детской книги. В этот день мы решили встретиться с одним из немногих авторов в нашей стране, работающих в жанре детской литературы. У Тони Шипулиной вышли уже три книги общим тиражом более десяти тысяч экземпляров. Мы поговорили с ней о трендах современной детской литературы и том, почему казахстанские издательства не выпускают книги современных отечественных авторов, пишущих для детей.

Антонина Шипулина
Антонина Шипулина

Узнала, что известное российское издательство проводит конкурс, и отправила туда свою работу. Почему-то мне казалось, что я сразу же должна войти в шорт-лист или что-то вроде этого, но повесть никуда не вошла. Позже, анализируя свой первый литературный опыт, я поняла причины этого. Месяц погрустила, а потом решила доказать себе и другим, что все же могу написать хорошую детскую книгу.

VOX: Вам, наверное, этот вопрос постоянно задают, но все же и я спрошу. Расскажите, как вы начали писать?

— По профессии я журналист. В разные годы работала в «Экспресс-К», «Комсомольской правде Казахстан», в газете «50 на 50». Я начала писать свою первую детскую повесть, когда находилась в декретном отпуске и сидела со своим первым ребенком. Узнала, что известное российское издательство проводит конкурс, и отправила туда свою работу. Почему-то мне казалось, что я сразу же должна войти в шорт-лист или что-то вроде этого, но повесть никуда не вошла. Позже, анализируя свой первый литературный опыт, я поняла причины этого. Месяц погрустила, а потом решила доказать себе и другим, что все же могу написать хорошую детскую книгу. Меня как-то сразу захватил сам процесс создания текста. Тогда я начала писать новую повесть. До середины книги все шло легко. Затем мне захотелось придумать какой-то неожиданный поворот событий, чтобы сюжет захватил читателей, и тут процесс немного застопорился.

— Месяца два я не могла сдвинуться с места. Как-то, укладывая ребенка, в очередной раз думала о продолжении своей повести, и вдруг история, словно пазл, сложилась в голове, и вскоре я дописала ее. Начала искать адреса издательств, куда можно было бы отправить рукопись. Прочитала в интернете, как ее нужно оформлять, какой шрифт выбрать и т. д. Разослала книгу по 30 адресам, и вскоре пришел ответ от издательства «Астрель-СПб». Редактор написал, что им понравилась рукопись и они готовы сотрудничать со мной. В 2011 году была опубликована моя первая книга — «Волшебные желуди. Одно удивительное приключение трусливого рюма и глупого норика». Меня сразу попросили написать продолжение. Это оказалось сложно, потому что в голове у меня уже была другая история с другими героями. После радости издания первой книги стало казаться, что издательство теперь возьмет все, что я напишу. Они ждали продолжения, работа затянулась, а у меня родился второй ребенок. В итоге вторая книга — «Три чайных дракона и сверкающая пыль» — вышла только спустя три года, в 2014-м. В том же году через несколько месяцев была опубликована третья книга — «Ведьма Страны Туманов». Это фэнтезийная история, рассчитанная на читателей постарше, возрастом от 13 лет. Через несколько дней в магазинах должно появиться ее продолжение — «Тайна ведьмы Урсулы».

Когда у меня появился ребенок, я искала, что бы ему такого интересного почитать, и тогда познакомилась с современной детской литературой.

VOX: Почему вас сразу потянуло в детскую литературу? Не пробовали писать в других жанрах?

— Я сама всегда любила детские книжки и журналы. Когда у меня появился ребенок, я искала, что бы ему такого интересного почитать, и тогда познакомилась с современной детской литературой. Кроме того, с университетских времен я неплохо рисовала. При этом однокурсники всегда отмечали в моих портретах какой-то особый «детский» стиль. И когда я еще училась в школе, мечтала выпускать свой журнал для детей. Кстати, в период между написанием и публикацией первой книги я начала работать в развлекательно-познавательном журнале для детей «Шуша» заместителем главного редактора. Тогда я была счастлива, потому что наконец работала с тем, что мне ближе всего. Общалась с детскими писателями и поэтами, искала подходящие тексты для журнала, рисовала иллюстрации.

VOX: Когда пишете книги, вы уже представляете себе потенциального читателя? Возрастную категорию детей, которым будет интересна ваша книга?

— Спустя шесть лет после того, как я впервые начала писать, мне стало понятно, что важно знать, для кого ты это делаешь. Первую книгу я писала, не обращая на это внимания, и уже потом увидела, что в тексте есть много сложных оборотов и слов, которые могут быть непонятны детям дошкольного и младшего школьного возраста. При этом, думаю, мои первые книги будут интересны даже взрослым, хотя из-за детских иллюстраций те вряд ли станут читать их. А вот третью книгу я осознано писала для подростков — школьников от 13 лет, — и здесь уже могла себе позволить немного расслабиться в плане сложности языка.


Книги Антонины Шипулиной
Книги Антонины Шипулиной

VOX: Насколько важны иллюстрации для детской книги? Кто делает их для вас?

— Я проиллюстрировала все три свои книги. Сначала в издательстве мне сказали, что они попробуют найти кого-нибудь, но у меня в первых двух повестях довольно необычные персонажи. Нужно было сделать эту работу в сжатые сроки, и я сама попробовала выполнить иллюстрации. Я отправляла в издательство около пяти–шести вариантов эскизов. Техника рисования у меня вначале была слабовата, и редактор не принимал эскизы. Как раз когда я работала в журнале «Шуша», начала общаться с детскими иллюстраторами, и они научили меня работе на графическом планшете. Наконец очередной вариант иллюстраций был утвержден.

По моим ощущениям, детская литература сейчас находится на подъеме, хотя, конечно, это в большей степени касается российского рынка. Наших детских писателей казахстанские издательства практически не печатают.

VOX: Как шли продажи ваших книг?

— Первая и вторая книга были опубликованы тиражом по 5 тысяч экземпляров. Третья вышла в 2 тысячах экземпляров. Не могу сказать, что книги имели какой-то ошеломляющий успех. Обычно, если после первого выпуска весь тираж раскупается за две-три недели, издательство делает допечатку. У меня допечаток не было. При этом мне самой не хватает собственных книг. Дело в том, что в Казахстане их практически не найти. В наши магазины их завозили по пять–шесть штук, и я раскупала все, чтобы иметь возможность подарить их своим друзьям и знакомым. Мне бы очень хотелось провести пресс-конференцию или автограф-сессию и представить свои произведения, но у меня просто нет достаточного количества книг на руках.

VOX: Вообще насколько сейчас востребована детская литература?

— По моим ощущениям, детская литература сейчас находится на подъеме, хотя, конечно, это в большей степени касается российского рынка. Наших детских писателей казахстанские издательства практически не печатают. Это большой риск, поскольку наш рынок очень маленький. Зато у нас выходит много интерактивных книжек и различных познавательных детских энциклопедий. Другое дело, конечно, книги на казахском языке. Сейчас, к примеру, начали переводить на казахский классику детской литературы. Не так давно, например, насколько мне известно, издательство «Аруна» выпустила качественное издание «Рикки-Тикки-Тави». Стали востребованы переводы классики на казахский, но местные издательства не видят коммерческого потенциала в выпуске произведений современных авторов.

Говоря о магазинах, стоит отметить, что зачастую продавцы сами не знают, где у них можно найти казахстанских авторов. Однажды я даже была свидетелем того, как женщина спрашивала казахстанскую детскую литературу, а консультант ничем не мог ей помочь.

VOX: Кого из казахстанских авторов, пишущих книги для детей, вы знаете?

Виктория Прохоренко пишет замечательные детские стихи и рассказы. Аделия Амраева издала свою книгу в российском издательстве. Она называется «Футбольное поле». Зира Наурзбаева и Лиля Калаус совместно написали приключенческое фэнтези «В поисках Золотой чаши: Приключения Бату и его друзей». К слову, у нас есть литературные курсы, где, среди прочего, преподают и детскую литературу. В этом году на фестиваль «Полифония» приехал известный советский и российский детский писатель Валерий Воскобойников. Он давал мастер-класс для тех, кто хотел бы писать книги для детей. Я думаю, у нас есть и другие авторы, кроме тех, кого я назвала. Конечно, я знаю далеко не всех. Из современных авторов для детей у нас пишут 5–6 человек.

VOX: Вы общаетесь со своими читателями?

— Подобный опыт был у меня только один раз. Одна из школ города, где работают знакомые, закупила для своей библиотеки около 20–25 моих книг, и учителя дали их почитать ученикам младших классов. Затем они пригласили меня на встречу. Дети были в восторге. Они были счастливы увидеть вживую автора книг, которые недавно прочли, задать мне вопросы о героях и сюжете. Я с удовольствием приходила бы на такие встречи, но есть проблема в доступности моих книг. К чему вести пустой разговор о себе и своих произведениях, если слушатели все равно не смогут прочесть их? Детям, чтобы приобрести мои книги, нужно найти их в интернет-магазинах, сделать заказ и ждать, пока их доставят. Для маленького читателя это слишком сложный и долгий путь.

Пару раз приглашали на встречи с учениками школ, но я не могла предоставить им свои книги, так как у меня самой их очень мало. На следующей неделе библиотека имени Бегалина пригласила меня на какое-то благотворительное мероприятие. Думаю, я буду читать какие-то отрывки из своей повести, но также расскажу о детских книгах других авторов, которые можно купить в наших магазинах. Говоря о магазинах, стоит отметить, что зачастую продавцы сами не знают, где у них можно найти казахстанских авторов. Однажды я даже была свидетелем того, как женщина спрашивала казахстанскую детскую литературу, а консультант ничем не мог ей помочь. Я лично прошлась с ней по полкам и показала то, что знаю. Думаю, ситуация изменится, если казахстанским писателям выделят отдельные полки в книжных магазинах.


Детская литература
Детская литература

VOX: Какие тренды можно наблюдать сейчас в современной детской литературе? Что сейчас интересно читателю — фэнтези, сказки или истории о фантастических существах?

— Сейчас детская литература находится на таком подъеме, что можно легко найти представителей всех жанров, среди как русскоязычной, так и переводной литературы. Многие родители не обращают внимания на современных писателей, отдавая предпочтение классике. Я сама раньше думала, что после Чуковского и Агнии Барто ничего толкового в детской литературе не появилось. Однако быстро убедилась, что не права. Да и ребенок должен читать о персонажах, говорящих с ним на современном и понятном языке. Именно тогда они станут ему по-настоящему близки. Сейчас издаются неплохие образцы фэнтези, к примеру, «Элизиум» Александра Андерсона, напечатанный в замечательном оформлении в издательстве «Росмэн». Есть отличные серии подросткового фэнтези — «Зерцалия» Евгения Гаглоева и «Часодеи» Натальи Щербы. Выходят хорошие сказки для детей, такие как книга «Куда идет снег» Ирины Зартайской. Мой ребенок прочитал ее запоем за один вечер, и потом пересказывал понравившиеся моменты. Издаются хорошие книжки-картинки, например, произведения Джулии Дональдсон и Акселя Шеффлера. Во всем этом многообразии детской литературы сложно выделить какие-то общие тренды.

В моих сказках перед персонажами встают проблемы выбора правильной стороны, принятие себя такими, какие они есть, понятия дружбы и предательства.

VOX: Наверное, современная детская литература больше затрагивает злободневные темы?

— Да, сейчас больше пишут о проблемах, о которых раньше боялись говорить на страницах детских книг. Кому-то это нравится, кому-то — нет, но у родителей всегда есть право выбора, брать ли ребенку такую книгу. Вообще простых детских книг не бывает, и чем более серьезные темы они освещают, тем интереснее их читать. К примеру, в подростковой литературе сейчас все чаще затрагивают ранее табуированные темы наркотиков и насилия. Я считаю, что запретных тем быть не должно. Подросток сам выберет, интересно ли ему об этом читать. Некоторые придерживаются более консервативных взглядов. К примеру, в одной из книг, которую я читала сыну, есть хорошее стихотворение, где в простой и понятной форме два персонажа — лисенок и лис-отец — рассуждают о том, что жизнь имеет конец. И вот младший сын взял эту книгу в детский сад и показал своим друзьям. Вечером мне воспитатель дала понять, что эта книга, по ее мнению, не подходит для детей.

VOX: Вы сами в своих произведениях затрагиваете серьезные темы?

— Да, думаю, у меня в книгах бывает довольно взрослый подтекст. Часто я затрагиваю тему выбора. В моих сказках перед персонажами встают проблемы выбора правильной стороны, принятие себя такими, какие они есть, понятия дружбы и предательства. Вторая моя серия, рассчитанная на подростков, рассказывает о девочке, наделенной магическими способностями. По ходу повествования она должна принять себя и понять, кем хочет стать.

VOX: Как вы думаете, читают ли сейчас дети и подростки?

— Мне об этом сложно судить, потому что я мало общаюсь с подростками. Конечно, благодаря интернету, им сейчас легче образовывать сообщества и обсуждать то, что они читают. В соцсетях есть группы, где они обмениваются мнениями о книгах, авторах и книжных сериях. Когда говорят, что дети сейчас вообще не читают, я не верю в это, так как вижу их активность в интернете. Мой старший сын обсуждает с одноклассниками книги, которые прочитал, но они часто не проявляют к этому интереса. Думаю, тут все зависит от родителей и того, насколько они своим примером показывают, что читать — это интересно.


Иллюстрированная азбука
Иллюстрированная азбука

VOX: Вашим детям нравятся ваши книги?

— Первый сын сейчас только дорос до первых двух книг. Он читал их с интересом, иногда до двух часов ночи. Когда закончил, радостно выбежал из комнаты и сказал, что ему нравится, как я пишу. После того как я заканчиваю книгу, мне бывает важно услышать его мнение о ней. Раньше я показывала родным свои книги еще на этапе их написания, но сейчас так не делаю. Важно дописать их до конца, и уже потом советоваться с кем-то.

VOX: Вам нравятся такие популярные сейчас образцы фэнтези-литературы, как серия книг о Гарри Поттере? Что из современной детской и подростковой литературы вы могли бы порекомендовать к прочтению?

— «Гарри Поттер» — это потрясающая серия книг. И детям, и взрослым могла бы порекомендовать их. Кроме того, мне очень нравится «Легенда об Ураульфе, или Три части Белого» Марины Аромштам. Это хорошее фэнтези, которое захватывает при чтении и в то же время затрагивает глубокие темы. Для подростков могла бы рекомендовать книгу «Дом, в котором…» Мариам Петросян. У нее большие тиражи, и она переведена на множество языков. Это очень необычная, глубокая книга.

... книги нужны ребенку для того, чтобы с раннего возраста познать сложность человеческой души и многообразие жизни. Самые лучшие детские книги после прочтения всегда оставляют глубокое впечатление и повод для ребенка задуматься о чем-либо.

VOX: В чем, на ваш взгляд, должна заключаться основная мотивация детского писателя?

— Я думаю, что, вопреки устоявшемуся мнению, детская литература не должна носить назидательный характер. Писатель не обязан четко разграничивать добро и зло, черное и белое. Книги для детей не всегда учат ребенка, что ему делать можно, а чего нельзя. О предназначении детской литературы хорошо написала автор «Легенды об Ураульфе» и главный редактор сайта о детских книгах «Папмамбук» Марина Аромштам. Она говорит, что книги нужны ребенку для того, чтобы с раннего возраста познать сложность человеческой души и многообразие жизни. Самые лучшие детские книги после прочтения всегда оставляют глубокое впечатление и повод для ребенка задуматься о чем-либо. В них не обязательно должны быть четкие указания о том, как нужно себя вести в той или иной ситуации.

Детей нельзя загонять в какие-то рамки и пытаться сделать из них идеал через какие-то правильные образы. Нельзя запрещать им смотреть то, что они хотят.

VOX: Как вы думаете, должна ли хорошая детская книга быть интересной и для взрослого?

— Мне кажется, что это так, потому что в этом случае взрослый может читать вместе с ребенком, и это хороший способ совместного времяпровождения. Грань между детской литературой и книгой для взрослых зачастую стирается. К примеру, вспомните «Хоббит, или Туда и обратно», который изначально писался как сказка. Того же «Гарри Поттера» с удовольствием читают как взрослые, так и дети.

VOX: Многие говорят, что современные мультфильмы и детские каналы «отупляют» своих зрителей. Как вы относитесь к ним?

— У каждого свой критерий «тупого» мультика и каждый родитель сам решает, что показывать своим детям. Некоторые, допустим, считают глупым «Спанч Боба». Я отношусь к нему, как к забавному и даже доброму мультфильму. В одной известной газете я читала подборку, где критиковали «Свинку Пеппу» за то, что герои этого мультсериала прыгают по лужам. Прочитав это, мне захотелось спросить у этих родителей, прыгали ли они сами в детстве по лужам? Некоторые считают излишне инфантильной главную героиню «Маши и Медведя». Я так не думаю. Детей нельзя загонять в какие-то рамки и пытаться сделать из них идеал через какие-то правильные образы. Нельзя запрещать им смотреть то, что они хотят. Если тебе не нравится, какие мультфильмы смотрит твой ребенок, ты можешь показать какую-то альтернативу, и он тогда сам выберет, что ему интереснее. К примеру, я люблю картины Хаяо Миядзаки и заинтересовала ими своего ребенка.

Возможно, это будет звучать слишком громко, но я мечтаю получить признание от коллег и литературных критиков и возможность общаться со своим читателем.

VOX: Вы работали в детском журнале «Шуша», но потом он, кажется, закрылся. Как вы думаете, есть ли сейчас в Казахстане потребность в хорошем детском издании?

— «Шуша» был очень интересным проектом. Мы работали с замечательными авторами и иллюстраторами. В него было вложено много труда, и, насколько я знаю, на журнал был спрос. Были и другие попытки детских изданий. Виктория Прохоренко, к примеру, своими силами издавала журнал «Пурипу», к которому я делала иллюстрации. Сейчас издательство «Аруна», насколько мне известно, выпускает журнал «Мизам», но я пока не успела его прочесть, поэтому не могу ничего сказать о его содержании. Хотя выглядит он хорошо. Думаю, у нас есть потребность в хороших детских литературно-художественных изданиях.

VOX: О чем вы мечтаете как писатель?

— Конечно же, в первую очередь я мечтаю о том, чтобы у меня выходили новые книги. Всегда есть опасение, что следующая книга станет последней, и издательство прекратит сотрудничество. Сейчас я дописываю свою пятую книгу. Дело движется не слишком быстро, я работаю над ней тщательно и хотела бы отослать ее на конкурс. Возможно, это будет звучать слишком громко, но я мечтаю получить признание от коллег и литературных критиков и возможность общаться со своим читателем. Я бы очень хотела, чтобы в нашу страну завозили больше моих книг, чтобы их закупали школы и библиотеки. Еще мне бы хотелось снова поработать в детском издании вроде «Шуши», тем более, что теперь я знаю эту сферу изнутри.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000