INTERVIEW voxpopuli 30 ноября, 2017 16:00

Шолпан Нурумбетова: За любым бизнесом всегда стоят люди!

Шолпан Нурумбетова: За любым бизнесом всегда стоят люди!
Последние два–три года регулятор активно проводил реформы в банковском секторе, а также оздоровил крупных игроков. Обошлось это спасение в 3,2 триллиона тенге. Подчистил Нацбанк и ряды маленьких банков, лишив лицензии КазИнвестБанк и ДельтаБанк. Такие негативные новости сразу отразились на других небольших игроках, которые остались «за бортом» программы и теперь должны сами думать, как выжить в условиях кризиса. В этом свете интервью с топ-менеджерами банка Kassa Nova выглядело очень вдохновляющим. И если астанинская погода не радовала теплом, своей откровенностью порадовали спикеры. Итак, будет ли слияние банка Kassa Nova и ForteBank и на чем банкиры сосредоточатся в 2018 году, рассказали глава банка Kassa Nova Шолпан Нурумбетова и ее заместитель Жумабек Мамутов.

— Шолпан, с момента назначения Вас в качестве главы банка прошел почти год. Почему решили оставить должность зампреда в крупном банке и перейти сюда?

Шолпан:

— Основная причина, по которой я пришла работать в этот банк — это то, что на банковском рынке началась большая турбулентность, особенно со второй половины прошлого года. Очень часто начали обсуждать слияния, поглощения банков, что будет с ними, и как они будут дальше существовать. В свете всех этих событий и достаточно ухудшающихся позиций банков второй-третьей десятки мне предложили возглавить Kassa Nova.

Основная цель — выстроить отношения с клиентами и стабилизировать работу банка. Объяснить клиентам, что Kassa Nova является банком огромной группы, с успешным акционером. Как вы знаете, в течение этого года по нескольким банкам были плохие новости, и в первую очередь под удар попадали именно маленькие банки. Требовался профессиональный навык, чтобы разговаривать со всеми нашими партнерами и компаниями квази-государственного сектора. Думаю, здесь требовался именно тот опыт, который был у меня в большом банке, где курировала блок работы МСБ, корпоративного бизнеса.

— Это же огромный вызов. Как Вы решились возглавить банк, тем более маленький?

Шолпан:

— Было тяжелее, чем я предполагала. Но меня очень сильно поддерживали акционер и сама группа «Верный капитал». Там, где необходима была помощь, от советов до участия в переговорах, у меня была очень большая поддержка. Понимая то, что делаешь какие-то правильные вещи, можешь гарантировать клиентам сохранность их вкладов, нести ответственность за их деньги. За много лет работы у группы не было проектов, репутация которых была бы подпорчена.

И, конечно же, тот факт, что ко мне присоединился очень сильный коллега — Жумабек Мамутов. Открою вам секрет: 22 декабря 2016 года я была назначена председателем этого банка. До нового года оставалось восемь дней, и я сразу начала думать, с кем бы хотела работать и развивать этот банк. Я прекрасно понимаю, что один человек не может быть силен во всех областях. Имея навыки управления командой, скоростью принятия решений, способностью вникать в детали, мне очень хотелось видеть с собой равного партнера. Прошло буквально три дня, мы познакомились с Жумабеком, и начался процесс переговоров. Я начала понимать, что именно в таком виде надо формировать команду. Всё было поставлено на карту — получится или нет. И если бы хоть один пункт не сложился, думаю, сегодня всё получилось бы по-другому.

— Жумабек, как после Казкома работается в Kassa Nova?

Жумабек:

— Должен признаться, этот вопрос мне задают не в первый раз. Также спрашивают, связан ли мой уход с последними изменениями в Казкоме, которые тогда начались. Отвечу просто: это решение было очень сложным для меня — имею в виду свой переход в Kassa Nova. В Казкоме было достаточно много проектов, которые могли определенно повлиять на развитие розничного бизнеса РК и которые я мог бы реализовать. Но от этого пришлось отказаться, и появился профессиональный голод.

Когда мы обсуждали с Шолпан планируемую работу, я понял, что вместе мы можем создать что-то особенное, интересное для клиента. Увидел, что смогу запустить большую часть своих проектов. В принципе, это то, что делают все, но немного по-другому — с уникальными преимуществами, которые присущи только банку Kassa Nova.

— И все-таки, что лучше: быть зампредом либо управляющим большого банка или главой маленького?

Шолпан:

— Две совершенно разные работы. В большом банке всё совершенно по-другому. Мой основной опыт был в БТА, АТФ, Альянс-Банке. Потом, в период слияния, был ForteBank. В большом банке ты затрачиваешь определенные силы на встречи с клиентами и бизнес-процессы. При этом больший результат достигается при меньших трудозатратах. Здесь всё иначе, здесь я чувствую себя, как играющий тренер. Ты должен провести больше встреч, потому что понимаешь: маленький банк, меньшие размеры, меньший маркетинговый бюджет, то есть всё гораздо меньше. И всё это приходится восполнять только за счет личных коммуникаций. При трудозатратах в 3 раза больше у тебя результат процентов на 60 меньше, чем в крупных банках. Если уходишь в эфирное молчание буквально на квартал — то всё, снова возникают сомнения, снова нет результатов. Конечно же, есть плюсы: эту машину гораздо легче разогнать, и при этом легче ее остановить. В большом банке это не так: огромный банк может закрыться, но люди туда будут идти еще год по инерции. Это мое мнение, основанное на 13-летнем опыте в крупных банках, и вот уже почти год — в маленьком. Может быть, Жумабек другого мнения…

— Жумабек, а Вы что скажете?

Жумабек:

— Знаете, тяжело ответить, что лучше. И то, и другое — определенно большая ответственность перед акционером. Для меня больше имеет значение, что я могу создать что-то интересное, новое для банковского сектора. Я понимал тогда и понимаю сейчас, что рынок диктует такие условия для небольших игроков, при которых надо бежать в разы быстрее, чтобы быть конкурентными. И этот вызов я решил осилить.

Шолпан:

— В крупном банке достаточно упаковать, запустить продукт, и ты знаешь: всё пойдет. Здесь же приходится искать своего клиента и маркетовать всё до деталей. Необходимо делать всё быстро, запустить и закрыть продукт за 3–5 дней, при этом постоянно необходимо отслеживать весь процесс самому.

Жумабек:

— Хочу заметить. Несмотря на то, что мы небольшие, амбиции Kassa Nova направлены в сторону именно больших банков. Может быть, мы и не будем большими по активам, но мы можем быть большими по количеству клиентов. Сейчас определение лучшего банка диктует рынок — и это не размер самого банка, а выбор клиента. Если клиенты выбирают банк, то его надо признавать лучшим.

— Интересно задать вопрос по задачам акционера. Какие задачи он ставил перед вами, что удалось сделать и что еще надо сделать?

Шолпан:

— Отчетного года у нас еще не было. Акционер поставил задачу усилить позицию на рынке. Обычно ставят планы по агрессивному росту, но только не в этот и не в следующий год. Основной задачей было удержаться на плаву. Понять, что мы можем сделать для устойчивости этого банка, как наша клиентская база может вырасти, и как увеличить прибыль. Это были основные требования.

Мы с вами знаем, что на рынке 4 или 5 пар банков объявили о слиянии. Но год завершился, и ни одного слияния не было. Некоторые под вопросом, некоторые сделки уже отменились. Я думаю, что следующий год будет не менее тяжелым.

— А что по докапитализации банка, она ожидается?

Шолпан:

— Если вы отслеживаете новости, то у нас в этом году уже была докапитализация около 1,2 млрд тенге. Это не было связано с тем, что у банка были какие-то трудности с исполнением нормативов Нацбанка. Это, скорее, показатель заинтересованности акционера и группы в этом банке. Что, безусловно, является хорошей новостью для наших вкладчиков. Они понимают, что акционер вкладывается и намерен развивать банк.

— Может быть, поговорим о кризисе на банковском рынке? Как Вы думаете, действительно ли год был таким сложным? Если сравнить с кризисом 2007 года, как себя чувствует банковский сектор сейчас — лучше или так же, или даже хуже?

Шолпан:

— Наверное, это больше личный вопрос. Кризис 2007-го я не успела прочувствовать, может быть, ввиду недостаточного опыта работы или не той занимаемой должности. В те годы я была директором алматинского областного филиала в АТФ. Помню, что нам приходилось «тушить только локальные пожары». Сейчас я хочу сказать, что ситуация не то, чтобы улучшилась, но весь предпринимательский сектор адаптируется. Закон ужесточился в пользу клиентов. Соответственно, кредитуют более консервативно. Ну а то, что это был тяжелый год… Смотря в каком секторе. Мы тоже оценивали итоги работы 9 месяцев: рынок потребительского кредитования вырос, рынок юридического кредитования упал на 11%.

Жумабек:

— Сейчас на рынке наблюдается кризис долгосрочной ликвидности. Длинных денег в банках нет, ставки достаточно высокие. Мы понимаем, что ставки давят на кредитный продукт, сокращают выдачи и замедляют некоторые экономические процессы. В таких условиях надо очень постараться, чтобы не только сохранить, но и нарастить доходность бизнеса.

Шолпан:

— Несмотря на всё это, сейчас гораздо интереснее. Я хочу сказать, что начала работать в 2001 году, и тогда не было никаких законов, например, риск-менеджмента. Я понимаю — я росла вместе со своей страной. Сейчас ты вынужден напрягать свои мускулы, мышцы, потому что суть не меняется: депозит остается депозитом, кредит — кредитом, но сами условия по продуктам необходимо делать иначе.

Жумабек:

— Я думаю, само слово «кризис» уже не пугает. После первого кризиса 2008 года всё последующее можно считать новой реальностью.

— Я вижу, как ваш тандем двух топ-менеджеров удался. И, точно в этом убеждаясь, поговорим о положении банка: чего удалось достичь, удалось ли нарастить финансовые результаты?

Шолпан:

— 2016 год для банка был единственным непоказательным годом за все 8 лет существования. И, конечно же, на таких падающих цифрах было страшно начинать. Была неуверенность: возможно исправить или нет. Если сравнивать с результатами этого года, то мы, конечно, очень выросли, у нас хороший показатель. Мы планировали, что наши активы к концу года достигнут 100 млрд тенге, а они достигли 122 млрд. В этом году рост кредитного портфеля был больше, чем за все годы существования банка. И это результаты 9 месяцев, а есть еще 4-й квартал, то есть мы уже перевыполнили планы по росту портфеля.

Но сложность была в том, что пришлось расстаться с некоторыми клиентами, крупными и низкодоходными для Kassa Nova. В этом году для себя выявили очень точную модель того, кого мы кредитуем и по какой цене. То есть мы точно не работаем с корпоративным бизнесом, также мы не кредитуем клиентов на сумму более 300 млн тенге. Если мы финансируем наших клиентов, то только в тенге. Для избежания эффекта бумеранга, когда при девальвации клиенты имеют только тенговую выручку и страдают от этого. Соответственно, очень сильно уменьшился наш средний чек. И это опять тот случай, когда нам приходится проводить больше личных встреч для достижения результатов. Касается это не только кредитов, но и депозитов. Мы не привлекаем крупные депозиты, чтобы исключить волатильность. С учетом всех этих факторов наши активы выросли на 20 миллиардов, что даже больше, чем мы планировали. Наш портфель вырос в два раза, наши депозиты стали больше. Конечно, мы хотим заработать еще больше, но при этом качественно. Всегда может возникнуть вопрос: а что с вашим NPL? И на такие вопросы хочется реагировать спокойно. Именно поэтому мы однозначно банк малого бизнеса и розничного кредитования.

— Вопрос, который всех интересует уже года три. По поводу ForteBank… Не планируете ли слияние?

Шолпан:

— От любой синергии должен быть эффект. Все те пары банков, которые объявили о слиянии, преследуют какой-то экономический результат. При этом какая-то сторона должна быть принимающей, то есть они понимают: тот же бизнес будет администрировать меньшее количество людей. Если мы объединимся с ForteBank, никакого эффекта не будет. Просто по сути банк с активами больше одного триллиона этого не заметит. Прибыль не увеличится, никакого смысла в этом нет, если смотреть с экономической точки зрения.

Как известно, Нацбанк намерен больше не выдавать лицензии на осуществление банковской деятельности. Кстати, банк Kassa Nova был последним, получившим лицензию. И сейчас сдать лицензию, при том, что нет нарушений со стороны банка и нет требований со стороны регулятора, таких как, например: капитал банка обязательно должен быть минимум 50 млрд тенге... Пока этого нет, банки объединяться не будут. Kassa Nova имеет хорошие возможности, от менеджмента и команды до прибыли и увеличения капитала. С точки зрения бизнеса, в группе у нашего акционера больше 20 проектов, и не всегда все проекты — крупные. Самое главное — они должны быть рентабельны. Деньги вложены, и эти деньги нужно окупать. Поэтому банк Kassa Nova будет существовать, пока не будет жестких требований со стороны регулятора.

— Но конкуренции нет с ForteBank?

Жумабек:

— Думаю, что здоровая конкуренция всегда присутствует. Она может быть внутри команды, между группами, разными сферами. Ведь конкуренция — это двигатель прогресса. Здесь начинается игра интеллектуальных мышц управленческих команд. Интересная вещь: конкуренция стимулирует любую команду. Но мы должны выдерживать ее здравый смысл. И, думаю, у нас это получается. Работая в одном поле, клиентскую базу разделяем. При этом стараемся предлагать больше интересных продуктов и условий онлайн.

Шолпан:

— Понятно, что у ForteBank клиентский сегмент гораздо шире. Мы себя подрезали не только сверху, но и снизу. Но всё же у нас нет с ними конкуренции, что хорошо для них — хорошо для всей группы. Я всегда говорю: «Мы из одной семьи». Думаю, что у них такое же отношение к нам.

Жумабек:

— С точки зрения площадок, мы двигаемся в разных направлениях. Если у них основной бизнес — это зарплатный проект и кредитование зарплатных клиентов, то мы движемся по-другому. И вот в этой конкуренции нам удается создавать что-то интересное и больше уходить в онлайн.

Шолпан:

— И имидж у нас разный. Мы «хайпуем». Можем себе позволить (смеется).

— По поводу операций онлайн. Означает ли это, что вы будете сокращать филиальную сеть со временем?

Шолпан:

— Мы ее увеличивать не будем, это точно. У нас по Казахстану 20 отделений, и они все находятся в собственности, поэтому имеют внутренний и внешний интерьер, который соответствует нашей стратегии. У нас есть такие мобильные точки, как My Kassa, своего рода островки. Как говорил Билл Гейтс, банковские услуги будут нужны, а сами банки нет. Поэтому сейчас отсутствие филиальной сети рассматриваем больше как плюс.

Жумабек:

— С учетом сложившихся тенденций на рынке это нам на руку.

Шолпан:

— У нас нет тяжелой инфраструктуры, от которой надо отказываться. Мы создаем отделения, которые обходятся дешевле 10 тысяч долларов, и размещаем их в крупных торговых центрах. Количество этих островков — мобильных точек продаж — мы планируем увеличить до 100 по всему Казахстану.

— Вот вы анализировали портрет вашего клиента? Кто ваша целевая аудитория?

Жумабек:

— С этого и начинается весь бизнес. Нужно сразу определить, кто наш будущий клиент, где мы его найдем и что можем ему предложить. Наш клиент — это человек, который работает онлайн, регулярно вылетает отдыхать за рубеж, чаще всего заказывает такси онлайн. По возрасту мы не ограничиваемся, больше смотрим на поведение потребителя. Если человек онлайн, он сможет попасть в нашу программу развития.

Мы делаем всё для того, чтобы нас выбирали клиенты, которые умеют считать свою выгоду.

Если клиент это умеет, он однозначно наш. Стоит посмотреть на сегодняшние продукты, которые мы разработали, и наш клиент их выберет. Например, помимо 14% в год по депозиту, мы разработали новый продукт на рынке, благодаря которому к существующему депозиту можно получать еще больше. Это абсолютно не нарушает правовые нормы, это и есть вещи, которые мы точно знаем, как делать. Если вам понадобятся какие-то деньги с депозита, снимая их, вы потеряете вознаграждение по ним. У нас есть продукт, который поможет сохранить ваше вознаграждение, то есть вы их оставите на депозите, но при этом воспользуетесь необходимой суммой. То есть, грубо говоря, вы сохранили 14%, которые могут начисляться. При этом, совершая покупку, вы еще получаете кэшбек. Если кэшбек вы переведете в годовые, то это может быть от 12 до 18%. То есть вы сохранили, еще и заработали. Человек, который сможет это увидеть, относится к нашему целевому сегменту. На самом деле это то, чем наш банк сейчас может гордиться.

 Можно ли сказать, что вы создаете некую экосистему, формируя вокруг нее клиентов? К примеру, Каспи Банк этим хвастается. У вас тоже есть цель создать такую систему для клиентов?

Жумабек:

— Однозначно. Банк развивается тогда, когда его клиенты развиваются. Если банк сможет обеспечить этот набор услуг в рамках одной системы, клиент останется с банком. Это создает лояльность клиента и его сохранение в нашем портфеле.

Шолпан:

— Мы выбрали стратегию, которая одновременно в своем развитии и увеличивает клиентскую базу, и сразу наращивает партнеров. Хочется отметить, что мы начинали год с 10 партнеров, на сегодняшний день у нас их больше 140. С одной стороны, мы работаем с партнерами и говорим: «Здравствуйте, здесь мы!», а с другой — с их клиентами, которым также говорим: «Здравствуйте, здесь мы, здесь всё так, как вы привыкли, но плюс новые идеи». Благодаря этому мы и выигрываем.

— Вопрос Жумабеку по поводу прироста кредитного портфеля. А какие продукты стали драйверами?

Жумабек:

— Драйвером роста сейчас является беззалоговое кредитование. Нам удалось предложить интересные условия по продукту с массой привилегий, при этом с доставкой в руки. Это, конечно, влияет на доходность ссудного портфеля, что нам и нужно. Был рост и по другим продуктам. При этом стратегическим приоритетом для нас являются кредитные карты. Наши продажи по ним уже увеличились в разы. Дальше будем расти в таком же темпе весь 2018 год.

Шолпан:

— Также в этом году мы взяли займ ЕБРР для малого бизнеса. Очень хороший показатель для банка — пройти комплаенс, пройти их кредитный комитет, что является своего рода имиджевым проектом. Мы подписали соглашение на 3,6 млрд тенге на кредитование малого и среднего бизнеса. Получив первый транш, порядка 1,8 млрд тенге, с ограничением на одного клиента, заем распределили на 40 заемщиков, что позволило достичь маленькой средней суммы в 45 млн тенге и держаться намеченного плана работ.

— Вы говорите, что у вас прирост депозитного портфеля — не вырос ли он за счет проблем в других банках?

Шолпан:— Маленьким банкам ничего не достается просто так, когда возникают проблемы на финансовом рынке. Клиенты начинают уходить к крупным игрокам. Людям кажется, что они стабильнее, понятнее, они всегда в рейтинге TOP-5 банков. Вы даже можете заметить: у крупных банков достаточно консервативная система по депозитам, по вознаграждению. В эти моменты мы держим руку на пульсе и ежедневно следим за нашими пруденциальными нормативами.

— Что вы скажете, продолжится ли банковский кризис в следующем году?

Шолпан:

— Я думаю, следующий год будет примерно таким же. Может быть, потребительское кредитование в розничном секторе еще будет, а в бизнесе внезапный рост — вряд ли. По крайней мере, нет таких предпосылок.

— Как вы думаете, уйдут ли еще игроки с рынка?

Шолпан:

— Как я уже говорила, в этом году пять пар банков объявили о слиянии, и ни одного не произошло. Хотя, возможно, в этом году имело бы смысл для этих банков объединиться, но не случилось. Это, в целом, нехорошее потрясение для рынка, для физических лиц, для тех, кто получает зарплату. Не хотелось бы пожелать такого ни одному из наших партнеров.

— По кредитованию: что все-таки нужно, чтобы реанимировать рынок? Кредитование у нас уже давно проседает, ссудный портфель банков падает, люди меньше берут и быстрее рассчитываются.

Шолпан:

— Люди и банки не уверены друг в друге. Нет пока для этого драйвера роста. Мы привыкли, что наша страна больше сырьевая, мы пытаемся развивать параллели, инфраструктурные проекты… Даже EXPO — к нему много готовились, и при этом мы ожидали, что людей, которые захотят открыть новые точки, будет больше. Но понимая, что это был краткосрочный эффект, идти не рискуешь. Думаешь: много туристов, я смогу окупить это все за 4–5 месяцев — но жизнь показывает, что это невозможно. Я думаю, это какая-то сдержанность: все-таки работаешь с чужими деньгами, за которые нужно нести ответственность.

— То есть пока экономика не раскачается…

Шолпан:

— Думаю, да. Это не банки будут драйверами процесса, не они сделают первый шаг.

Жумабек:

— Определенно, потому что основная причина замедления кредитования – высокие ставки. Как по юридическим лицам, так и по розничным. Розница растет, поэтому многие банки меняют свои фокусы, ресурсы, но в юрлицах отмечается падение. В этом году падение в целом есть, но оно происходит в секторе кредитования юрлиц. Сейчас тенге дорогие, и длинных кредитов нет.

Шолпан:

— Мы стараемся не заходить в инвестиционные проекты, где срок окупаемости более 5 лет, так как стоимость фондирования значительно возрастает, а кредитовать по ставке выше 20% невозможно. У нас внутри идет рост по всем показателям, но я уже говорила: мы движемся относительно самих себя.

— Но всё равно нужно расти на фоне падающего рынка.

Жумабек:

— Можно даже сказать, что мы растем в разы быстрее рынка. У нас еще есть ниши, которые мы стремимся занять, не ориентируясь на рынок. Движение рынка может идти как вверх, так и вниз, но на нас это так сильно не повлияет. Чтобы удержать портфель, объем кредитования должен быть соответствующим.

— Сегодня у Kassa Nova есть проблемы с ликвидностью?

Шолпан:

— Нет, у нас их нет. Мы сталкивались с турбулентностью, но таких проблем нет. В первый раз, после Казинвеста, нам пришлось мобилизоваться недели на три. Второй раз, после Дельты, мы уже смогли стабилизироваться за неделю. Связано это с тем, что мы сбалансированно привлекаем и кредитуем. На такие встряски у нас уже иммунитет. Наш запас — порядка 15 млрд. Требования Нацбанка в этом году выросли, и им нужно соответствовать.

— На чем должны сосредоточиться банкиры? Два года боролись с проблемами ликвидности, с поиском денег… А что должно быть главной целью сегодня?

Шолпан:

— Вопрос в сервисе. То есть так, чтобы это было выгодно для клиента и рентабельно для банка. Это сложный процесс… Если банки не будут концентрироваться на предоставляемых услугах и на сервисе, то, наверное, клиенты будут отдавать предпочтения тем банкам, которые будут к этому более внимательны. Например, нам.

Жумабек:

— Однозначно, это сервис и сервис в онлайне. Сервис — это уже продукт, который нужно продавать, и он будет очень «доходным». С точки зрения развития, особо перспективным, на мой взгляд, является продвижение продуктов и услуг онлайн. В будущем те игроки, которые не выведут свои сервисы в онлайн, проиграют.

Шолпан:

— Это вопрос цены–качества. Клиенты не хотят переплачивать — мы не хотим иметь дорогую инфраструктуру. Мы хотим развивать банк-бутик, в который клиенты приходили бы за консультацией, побеседовать или просто попить кофе. А все услуги они могут получить через мобильное приложение My Kassa.

— Каков ожидаемый уровень ROE? Сколько денег вы заработаете в этом году для ваших акционеров?

Шолпан:

— Для нас как управленцев ROE и в 8% на фоне падающего рынка — большое достижение. А если посмотреть со стороны акционера, 8% — это немного, сегодня деньги можно положить на депозит под 13% и получать больше прибыли. Любой бизнес должен приносить прибыль, поэтому наша задача показать результат по возвратности в размере от 8% до 13% в этом году.

— Шолпан, Вы одна из немногих казахстанских банкиров, кто ведет свой живой аккаунт в социальных сетях. Зачем?

Шолпан:

— Если вы заметили, в Facebook на своей личной страничке я обычно анонсирую информацию о нашем банке. Люблю делиться нашими новостями. Кроме того, освещаю какие-либо ивенты, происходящие в нашей стране. Я вообще патриот своей страны. И третье, чем я делюсь — это благотворительность. Вопрос очень тонкий, но всё же думаю, если есть возможность привлечь внимание заинтересованных друзей из социальных сетей к проблеме человека, я постараюсь это сделать.

Общаюсь в Facebook и со своими друзьями, которые находятся в разных странах. Сегодня всё сжалось: время, расстояние. Мне муж по вечерам говорит: «Пофейсбучим?» — он знает, как для меня важно посмотреть, что происходит в социальных сетях. Хотя, с другой стороны, я не сторонница того, как некоторые люди на каждую новость пишут посты или целые обзоры. Всегда удивляюсь, откуда у них столько времени?!


Говорят, что личности, стоящие у руля компании, так или иначе отражают свой характер в стратегии всего дела. Судя по всему, и Kassa Nova не гонится за рейтингами ТОР финансовых игроков, оставляя другим банкам борьбу за активы. Единственно важное для них — стать удобным и незаменимым помощником своему клиенту, который так же ценит век преобразования технологий в интернет-ресурсах.

Поделись
voxpopuli
voxpopuli
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000