INTERVIEW Алёна Мирошниченко 12 марта, 2016 11:00

Рустам Джамбакиев: Голос за деньги не купишь

Рустам Джамбакиев: Голос за деньги не купишь
Фото: Тимур Батыршин
Как рождается песня? Чем полезны сырые яйца? Зачем нужна фонограмма? Можно ли купить голос за деньги? Об этом и многом другом — в нашем интервью с музыкальным продюсером Рустамом Джамбакиевым.

Главный редактор Vox Populi Жанна Ахметова с сестрой решили подготовить музыкальный подарок к юбилею мамы — записать две песни. Мы отправились вместе с ними в студию звукозаписи, для того чтобы узнать обо всех тонкостях работы музыкального продюсера и, по совместительству, звукорежиссёра. У Рустама есть своя музыкальная студия OnAir, которая существует уже восемь лет. Он пишет музыку и поёт сам.

VOX: Есть ли у тебя музыкальное образование?

— Нет. Я финансист по образованию. В детстве музыкальную школу не оканчивал, вокалу не обучался. Но вся наша семья музыкальная. Мои родители, бабушки и дедушки — все играли на народных инструментах. А я решил, что народные инструменты — это несовременно, поэтому в юношестве увлёкся гитарой. Тогда я пел песни Цоя и не подозревал, что моё увлечение перерастёт в профессиональную деятельность.

На третьем курсе я понял, что музыка — это моё, и устроился в сферу шоу-бизнеса в компанию Respect. Судьба свела меня с замечательными людьми, которые повлияли на мою дальнейшую работу на этом поприще: Романом Самсаковым, Гульвирой Илахуновой-Яри, Валентиной Дурумбетовой. Поначалу я помогал в съёмках Роману. Но как-то на студию попала гитара, я спел пару песен, и Рома мне говорит: «У нас же есть аппаратура для студии. Давай ты попробуешь?» Я сел на студии и понял, что ничего не знаю. Но в 2007 году работа пошла в гору.

VOX: Дорого ли это — создать свою студию?

— Создать студию для видеомонтажа намного проще. Там нужен офис и компьютер, а студия звукозаписи — очень недёшево. Оборудование очень дорогое, микрофоны, плюс, необходимо помещение, звукоизоляцию нужно сделать. Все материалы для звукоизоляции очень дорогие. Ремонт мы тут сами с женой делали. Я сам подбирал дизайн, цвета. Сам всё обшивал. 

VOX: Из какого материала выполнены шторы?

— Этот материал называется «алькантара». Из него делают чехлы для автомобилей. Но и для студии звукозаписи это идеальный материал.


VOX: Как называются помещения в студии?

— Комната для записи вокала называется «лайфрум», а артисты её называют лайфной комнатой. А та комната, где нахожусь я, называется контрольной, или «контролрум». Раньше эти помещения назывались «аппаратная» и «голосовая».



VOX: Почему стеклопакеты между комнатами расположены под углом?

— Потому что когда человек поёт, звук ударяется об это окно. Если бы стеклопакеты стояли ровно, то звук бы полетел обратно в микрофон. А так он ударяется о стекло и уходит вверх. Звук — он скачет, как мячик, просто мы не видим его.

VOX: Из чего сделаны панели в студии?

— Это акустические панели из древесного волокна. Называются «герадизайн». Они не отражают звук, а впитывают в себя. За ними находится прослойка стекловолокна. Здесь необходимо, чтобы звук не отлетал от стен, и не было эха. Эти панели продаются в акустическом магазине. И очень важно правильно расположить панели на стене. Здесь чистая математика. На потолке тоже звукопоглощающий материал. За ним толстый слой стекловаты.

VOX: Записать песню — дорогое удовольствие?

— Запись песни с обработкой стоит около 35 000–40 000 тенге.

VOX: Если у человека нет ни слуха, ни голоса, можно ли обработать запись так, как будто это поёт звезда?

— Это практически невозможно. У человека всё равно должен быть музыкальный слух, и он должен хоть как-то уметь петь. Можно, конечно, подправить голос исключительно по нотам в определённом диапазоне, если человек поёт и немного не попадает в ноты. А если он совсем не попадает в ноты, можно попытаться править его голос, но тогда это будет электронный голос, искажённый и неживой, как у бурундуков. В общем, чтобы петь, надо уметь петь. Можно ещё по маленьким частям записать песню, чуть ли не по буквам, но это очень тяжело. Так что, если «на ухо медведь наступил», сделать звезду не получится. 

VOX: А если придёт богатый «папик» и заплатит за свою безголосую токал 20 000 долларов, ты сможешь сделать из неё звезду?

— Можно, конечно, пригласить на запись бэк-вокалистов, чтобы они подпели и как-то смогли украсить пение, но это бесполезно. Ни один человек потом не скажет: «Вау! Как ты классно поёшь!» Петь нужно уметь. Все артисты, которые поют, имеют слух и хоть как-то умеют петь. Можно, конечно, рэп научиться читать, но в этом случае нужно попадать в ритм. 



VOX: С кем из отечественных исполнителей тебе приходилось работать?

— Знаком я со всеми. Со многими приходилось работать: с Айкыном Толепбергеном, с Дильназ Ахмадиевой, Луиной, Макпал Исабековой. У меня есть песня и клип в дуэте с певицей Адэми. Я являюсь автором этой песни. Сейчас я в процессе создания своего альбома.

VOX: Записывать голоса людей — это творческая работа или больше техническая?

— Звукорежиссёр — это чисто техническая работа. В основном звукорежиссёры не поют. Хорошо, что я сам пою. Я могу своим голосом пропеть что-то и подсказать, какую ноту лучше взять. Могу зайти в комнату и сам спеть вместе с человеком. Могу наглядно показать, как нужно спеть.

VOX: Почему на твоём рабочем столе нет пульта?

— Сейчас пульты есть, и они до сих пор остались в студиях. Но это смотря чем ты хочешь заниматься. Если ты пишешь живые команды — барабаны и другие инструменты отдельно, — тогда, да, пульт нужен. Пульт лучше, конечно же, аналоговый. У него звучание качественнее. А сейчас ведь вся аппаратура цифровая. Заходишь в аудиокарту, потом в компьютер, потом это всё оцифровывается, и можно работать с этим материалом уже в компьютере. А раньше это всё на аналоговом пульте сводилось. В моей студии нет пульта, потому что всё цифровое.

— Раньше человек пел, а ты мог руками сделать громче, тише, что-то подкрутить, убрать низкие частоты, высокие. Сейчас это всё делается компьютерной мышкой. Вот, например, открываешь на мониторе точно такой же пульт, и все то же самое делаешь на мониторе. Можно добавить какие-то спецэффекты, украсить песню. Конечно, на компьютере качество звучания не такое, как на пульте, но хороший аналоговый пульт и стоит намного дороже — порядка 100 000 долларов.

VOX: В какой программе ты работаешь?

— Я работаю в профессиональной системе звукозаписи ProTools.

VOX: Сколько времени занимает процесс создания песни?

— Вначале идёт запись голоса, затем его чистка и редактирование по нотам. Это редактирование происходит в другой программе — Melodyne. Потом мы опять возвращаемся в программу ProTools и там уже украшаем песню. Накладываем эхо, какие-то штучки, чтобы голос красиво звучал.

Так что на создание можно потратить всего четыре часа, что я вообще не люблю делать. Лучше, конечно, отдохнуть от процесса записи и сесть за работу уже на следующий день, как говорят у нас, «на свежее ухо». В общем, в целом, по-хорошему, на песню уходит два дня.

VOX: Трудно ли освоить эти программы?

— Сейчас уже нетрудно. Любой вопрос можно решить в интернете. 

VOX: Что главное в твоей работе?

— Главное — это музыкальный слух. Человек, у которого нет слуха, попросту не сможет свести песню.



VOX: Влияет ли курение на голосовые связки?

— Да, конечно, влияет. Голос становится ниже. Когда человек курит, его связки всё время находятся в стрессе. На них лопаются сосуды. Они воспалены. Впоследствии появляются микрорубцы и происходит несмыкание связок. Голос становится грубее и ниже. 

VOX: У меня голос высокий. Можно ли мне его понизить, используя какие-то методики?

— Если голос писклявый и мерзкий, можно начать курить. Но это плохая идея. Лучше контролировать себя и говорить низким грудным голосом. Тогда будут развиваться низкие частоты. То есть можно самому добавить брутальности своему голосу.

VOX: Как действуют на связки сырые яйца?

— Когда кричишь или постоянно поёшь, связки напрягаются и лопаются. Яйца смазывают и обволакивают гортань. В результате связки становятся эластичнее, зарубцовываются микротрещинки на воспалённой гортани. Очень хорошо на голос влияет и тёплое молоко с мёдом и маслом.

VOX: Какие есть рекомендации для того, чтобы сберечь свой голос?

— Не кричать громко. Так можно сорвать голос. Холодные напитки и мороженое очень вредны для связок. И ещё семечки нельзя щёлкать. Они сушат горло, а кожура может повредить связки. В сухом помещении постоянно нужно увлажнять воздух. Вот, например, в лайфной комнате все стены закрыты звукопоглощающим материалом. От этого воздух там очень сухой. Когда вокалист поёт, он постоянно просит пить. И, по идее, там нужно ставить увлажнители воздуха, чтобы был благоприятный мироклимат.

VOX: На сцене в основном все певцы поют под «фанеру». Расскажи о плюсах и минусах фонограммы.

— Все певцы, которые используют «фанеру», могут петь и вживую. Если певец выступает со своей аппаратурой, со своими музыкантами, даёт живой сольный концерт, скорее всего, он поёт живьём. Перед концертом вся аппаратура, микрофоны настраиваются под него. Естественно, он сам отвечает за звук. Но к шестой песне он, конечно же, устанет. Вот, например, Лара Фабиан — у неё очень широкий диапазон, и всё равно она вряд ли сама сможет вытянуть весь концерт.

— Если артист приехал петь на каком-то мероприятии, он же не знает, какая там аппаратура, какой звук, какой микрофон. Он, конечно же, споёт сам, и, может быть, неплохо споёт, но за счёт аппаратуры его голос будет не таким ярким. А зритель в зале скажет, что в машине на диске всё звучит классно, а оказывается, певец вообще петь не умеет. Не каждый же зритель разбирается в том, что микрофон не подстроен, что, может быть, «звукач» верхов или бархатистости голосу не добавил, или что-то там не подкрутил. А так певец выйдет со своим минусом и споёт так же, как и на диске.

Певец должен выходить на сцену и звучать качественно. Поэтому многие исполнители предпочитают выступать под фонограмму. Если на мероприятии выступает несколько артистов, под каждого же не будут звук подстраивать. Поэтому артисты очень часто матерятся и возмущаются: «Что за звук боспонтовый?!» Вот, например, Бьянка очень была недовольна звуком в Атырау. У нее живая команда, музыканты свои. По райдеру у неё одни требования по звуку, а на самом деле звукачи подкачали, и, конечно же, зрители потом говорили, что она петь не умеет.


VOX: Кого из зарубежных знаменитостей тебе приходилось записывать?

— Я писал рэпера Nana. У него был дуэт с группой «Индиго». Прикольный чувак. Ещё я чистил голоса группе Londonbeat.

VOX: Почему в студии приглушённый свет?

— Потому что если врубить здесь дневной свет, он будет сильно мешать и отвлекать. Просто глазам неприятно будет.

VOX: Для чего вот эта штучка перед микрофоном?

— Эта штучка называется «поп-фильтр». Он смягчает звуки «п» и «ф», то есть убирает басы. Ну и ещё он защищает мембрану микрофона от слюны, чтобы не заплевали микрофон. От этого он может быстро испортиться.

VOX: Что слышит человек в наушниках, когда поёт?

— Он слышит фонограмму музыки и свой голос.

VOX: Почему когда мы слышим свой голос в записи, мы его не узнаём?

— Потому что мы слышим свой голос, отражённый от стен. Всё тело гудит, и мы слышим свой голос ниже, чем он есть на самом деле. Но на самом деле он не такой низкий. Люди записываются, потом говорят: «О, это мой голос? А почему он такой детский? Я, оказывается, так говорю? Я, оказывается, шепелявлю?» Люди не слышат своего грудного голоса, а слышат только верхи.

VOX: Как Григорий Лепс берёт такие высокие ноты, которые не под силу даже женщинам?

— Это генетика. Этот голос у него заложен в генах. Также на голос влияет рост человека. Чем выше рост человека, тем ниже голос у него. Вот я высокий, и голос у меня низкий. А чем человек ниже, тем выше у него голос. Вот ты невысокая, и голос у тебя, наоборот, высокий. Когда рост выше, диафрагма уже и длиннее. Следовательно, и голос ниже. А у маленьких людей диафрагма короткая, поэтому физиологически голос у них писклявый.

Но можно мужчинам петь и другими голосами. Алишер Каримов, например, тоже высокий, но он поёт на полуфальцете. Этот голос называется «микс». А разговаривает он обычным низким голосом.

VOX: Как называется голос Лепса?

— Когда Лепс пищит, его голос называется «микс».

VOX: Кто из российских звёзд действительно голосистый?

— У Витаса уникальный голос. Ещё мне нравится Ирина Дубцова, Полина Гагарина, Пелагея. У Наргиз Закировой классный вокал и голос хриплый. И ещё она тянет очень высоко. Её голос тоже уникальный — и хрипло, и высоко.

VOX: А кто из наших звёзд, помимо Розы Рымбаевой, имеет уникальный голос?

— У нас много таких. Из молодых — Кайрат Нуртас, например. Он не просто поёт, а плачет. Он добавляет артистизм своему голосу. И его песни аж за душу берут. Я думаю, что это очень важно в казахских песнях. Из девочек у нас Адэми круто поёт. А из мэтров — конечно же, Нагима Ескалиева, Макпал Жунусова. Есть разные школы вокала. Вот у этих певиц именно наша старая советская школа.

VOX: А что ты скажешь о творчестве Сайлаубека?

— Я, конечно, очень рад за него. У чувака жизнь удалась. У него много подписчиков. Но я считаю, что это странно. Кто-то пишет альбомы и с трудом «рожает» эти песни, а тут — это просто шоу. Я думаю, что музыкой это вряд ли можно назвать.

VOX: Рустам, если человек не знает английского языка, как он может чисто спеть на английском, без акцента?

— Это зависит от способностей к языку и от слуха. Если у тебя хороший слух, ты можешь легко воспроизвести то, что услышал. Конечно же, должен быть человек, который контролирует произношение. Многие артисты, кто не знает английского, заготавливают себе шпаргалки, где русскими буквами прописаны английские слова.

VOX: Может ли быть так, чтобы у человека был музыкальный слух, но не было голоса, или наоборот — есть голос, но нет слуха?

— Слух есть, голоса нет — это обычное явление. Музыкальный слух появляется при рождении. Слух — это нейронная связь в голове между тем, что ты слышишь и что произносишь. То есть связь между ухом и горлом. Но иногда человек с хорошим слухом не может голосом воспроизвести то, что услышал.

VOX: Как сделать звезду из ребёнка?

— Научить ребёнка петь и развить слух — это одно. Нужно ещё ребёнка воспитывать так, чтобы он был раскрепощённым. Ребёнок должен не бояться публики и иметь талант актёра.

VOX: Можно ли, посещая караоке, научиться петь?

— Безусловно, если человек поёт на публике, это развивает в нём актёрский талант. Так же и голос: если человек часто поёт, он разрабатывает свой голос.

VOX: Алкоголь действует на связки?

— Если перед выступлением выпить немного коньяка, это разогревает связки, и они становятся эластичными. Но алкоголь вреден в принципе. Алкоголь раскрепощает, но на голосовые связки он не влияет.

VOX: За что ты любишь свою работу?

— В первую очередь, это свобода. Я не стеснён каким-то рабочим графиком. Я не раб системы. Мне не нужно рано утром просыпаться, по пробкам ехать на работу и ждать с нетерпением следующих выходных. Я сам себе предоставлен и делаю любимое дело. Конечно, записывать и чистить голоса не поющих людей — это не очень приятное занятие, но ты сидишь здесь, и в промежутке между этими записями можно ещё заниматься творчеством — писать свои песни.



Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000