INTERVIEW Святослав Антонов 29 октября, 2015 14:00

Михаил Кленчин, юрист: Блокировать соцсети нельзя, но регулировать их необходимо

Михаил Кленчин, юрист: Блокировать соцсети нельзя, но регулировать их необходимо
Фото: Мухтар Жиренов
Можно ли попасть за решетку за чей-то комментарий на своей странице? Нужно ли в нашей стране усилить регулирование соцсетей? Возможна ли блокировка Facebook? Какие изменения нужно внести в законодательство для более продуктивного взаимодействия интернет-пользователей и регулирующих органов? Об этом мы поговорили с известным юристом, общественным деятелем и популярным пользователем Facebook Михаилом Кленчиным.

Уголовная ответственность интернет-пользователей за свои действия в социальных сетях постепенно становится нормой для нашей страны. Широкий резонанс получили суды над Татьяной Шевцовой-Валовой и Сакеном Байкеновым, получившими примерно аналогичные условные сроки за свои посты на Facebook по одной и той же статье (разжигание межнациональной розни). В конце июля этого года уже вполне реальный срок по той же статье за свои публикации в сети «ВКонтакте» получил некий житель Петропавловска по фамилии Алханашвили. В этот же список недавно вошел администратор паблика «Подслушано в Риддере», где одним из пользователей был опубликован опрос на тему гипотетического голосования о вступлении Риддера в состав РФ. Игорь Сычев был арестован за обвинение по статье по статье 180 УК РК «Сепаратистская деятельность». 

Не так давно казахстанских пользователей соцсетей взбудоражила новость о возможности ареста на 90 суток за чужие комментарии в своем аккаунте. В то же время несколько депутатов Парламента обратились с предложением ввести в законодательство нормы, регулирующие деятельность соцсетей. Все эти вопросы мы решили обсудить с известным блогером и юристом, председателем Национального фонда развития финансовых услуг Михаилом Кленчиным.


Михаил Кленчин
Михаил Кленчин

VOX: Здравствуйте. Начнем с вопроса общего характера. Как вы считаете, отвечает ли нынешнее казахстанское законодательство современным реалиям в сфере социальных сетей?

Михаил: Однозначно нет. Я всегда выступал и буду выступать за введение регулирования деятельности в соцсетях. За это меня часто обвиняют в лоббировании введения цензуры, но тут важно разделять понятия. Как юрист, я хорошо понимаю, что такое цензура. Она у нас запрещена по Конституции. Почему-то регулирование у нас воспринимают, как нечто ограничивающее. Регулирование этой сферы жизни нужно в первую очередь пользователям интернета, и уже потом государству. Государство, конечно, опасается сценариев, подобных «арабской весне», когда призывы к восстаниям и народным волнениям были распространены через соцсети. А вот пользователю важно четко понимать, за какие свои действия в интернете он может понести ответственность. Так, уже были прецеденты, когда люди делая перепост противоправной информации, просто не понимали, что таким образом они становятся ее распространителями наравне с автором поста.

В законодательстве необходимо четко установить, что есть перепост, чем открытая группа отличается от закрытой. Сейчас же мы пытаемся регулировать новую реальность старыми инструментами. Законы всегда находятся в шаге от реалий общества, но сейчас они таковы, что регулирование соцсетей необходимо. В противном случае государству намного проще будет принять решение о блокировке того или иного ресурса или соцсети, что является весьма непродуктивной мерой и вызовет негативные последствия для пользователей. Чтобы не прибегать к таким радикальным мерам, нужно четко прописать в законах все моменты, связанные с ответственностью за деятельность в соцсетях и на других ресурсах. Как это будет реализовано — уже второй вопрос, и он требует обсуждения.

VOX: А как в рамках нашего и международного законодательства можно отрегулировать деятельность мировых соцсетей, таких как Facebook и Twitter?

— Нужно регулировать не сам сайт, а деятельность его пользователей из числа граждан нашей страны. Можно сколько угодно просить администрацию Facebook удалить нежелательный аккаунт или группу, но они всегда вправе не выполнять эти просьбы. Однако наши пользователи должны понимать, что за свои действия они могут быть привлечены к ответственности.

VOX: Существуют ли в мире позитивные примеры «Закона о соцсетях», когда такой нормативно-правовой акт не становился средством тотального контроля за интернет-пользователями?

— Следует с большой осторожностью относиться к тому, чтобы перенимать зарубежные инициативы. Конечно, мировой опыт нужно изучать, но не брать за готовое лекало для нашего законодательства. Законы во всех странах разные. К примеру у нас в Уголовном кодексе есть статья, которой нет ни в одной другой стране — статья 274, «Распространение заведомо ложной информации». Поэтому у нас нельзя просто взять и применить чужой вариант. К тому же, позитивный или не позитивный пример — понятие субъективное. Так, в Китае, где заблокирован Facebook, считают, что их пример — самый позитивный. Мы это оцениваем по-другому.

Тут нужно прежде всего исходить из наших реалий, мы должны подробно все изучить и понять, что приемлемо для нашей страны. Часто бывает по другому — просто копируют нормативно-правовые акты из законодательства соседних государств. Это уже к вопросу о качестве наших нормативно-правовых актов. В Казахстане есть множество замечательных юристов и свой институт законотворчества. Кроме того, вопрос о регулировании соцсетей должен быть вынесен на общественное обсуждение. Эти законы должны приниматься не в кулуарах Парламента. В их разработке необходимо участие как можно большего числа заинтересованных лиц — от общественных организаций и до простых интернет-пользователей.

VOX: В 2014 году были внесены поправки в закон «О связи», согласно которым социальные сети стало возможно блокировать без постановления суда, по решению прокуратуры. Как вы относитесь к этим поправкам?

— На самом деле блокировать соцсети только по решению прокуратуры было возможно и раньше. Ничего радикально нового не произошло.

VOX: А что вы можете сказать по поводу информации о том, что пользователя соцсетей могут посадить на 90 суток за комментарии, оставленные под его записью другими пользователями?

— Это полный абсурд. Со стороны Комитета по связи было безответственным делать такие заявления. Они — не юристы и не разбираются в этом. Любой человек, мало-мальски знакомый с законами, подтвердит, что не может быть уголовной ответственности за действия других лиц. В определенной степени может быть административная, но этот вопрос мы сейчас затрагивать не будем. Сама мысль об аресте за чужое деяние в корне неправильна.

VOX: А интернет-СМИ могут отвечать за комментарии пользователей под их материалами?

— Согласно закону, интернет-издания рассматриваются в качестве СМИ. Они также подлежат регистрации с выдачей соответствующего свидетельства. Все положения закона «О СМИ» справедливы и для сайтов. Причем печатные и интернет-СМИ в нашем законодательстве не разделяют. В этом случае комментарии пользователей будут рассматриваться, как письма читателей, опубликованные с согласия реакции. Однако не все редакторы понимают, что для того чтобы избежать ненамеренного нарушения закона, на их сайте нужна премодерация. Возможно, следует модернизировать закон «О СМИ» так, чтобы премодерация комментариев стал обязательным условием работы онлайн-издания. Журналисты у нас часто воспринимают любые изменения в законе, как создание дополнительных средств давления на себя. Так, в штыки была принята статья 274, «О распространении заведомо ложной информации». Тогда говорили, что по этой статье всех журналистов пересажают. Однако к настоящему времени ни одного случая привлечения журналиста по статье 274 не было. Судили людей, распускающих слухи по делу Ахметова, и спамеров, рассылавших сообщения о банкротстве банков.

VOX: Вы слышали что-нибудь об аресте администратора группы «Подслушано в Риддере» за опрос, размещенный кем-то на страницах паблика? Что вы можете сказать об этом случае?

— Если честно, не знаю подробностей этого дела. Мы не можем исключать, что администратор паблика знал о том, какой опрос он публикует и был в сговоре с его автором. Иными словами ключевое значение имеет наличие у него преступного умысла. Мы не можем давать оценку делу, которое еще расследуется. Однако я в таких случаях всегда говорю, что можно так за хлебом в магазин сходить, что в тюрьму попасть. У нас в СИЗО сидит один деятель, который утверждает, что его посадили за то, что он возложил цветы к монументу. На самом деле он задержан за организацию несанкционированного митинга, в ходе которого этот гражданин действительно возложил цветы. Так же и тут: все зависит от того, будет ли выявлен умысел совершения противоправного деяния. В принципе, тут можно инкриминировать совершение преступления по неосторожности, но для этого у следователей должны быть серьезные основания.

VOX: Давайте представим гипотетическую ситуацию. Есть человек, создавший открытую группу или сообщество в социальных сетях. Однако он нечасто заходит в соцсети, проверяя его, или в данный момент находится в отъезде, не имея доступа в интернет. Воспользовавшись этим, некий недоброжелатель публикует в этой группе противоправную информацию. Можно ли «подставить» человека таким образом?

— И да, и нет. При отсутствии подобного прецедента мы можем только моделировать эту ситуацию. Думаю, подобное может произойти, но не совсем понятно, какими последствиями это обернется для основателя группы. Многие забывают, что при регистрации в соцсети они ставят галочку в пользовательском соглашении. Там указаны многие нормы в отношении ответственности пользователей за группы и страницы, которые они создают. В описанном вами случае наличие состава преступления у создателя группы должно быть выяснено на стадии досудебного расследования. Тут все зависит от того, какую оценку данному инциденту даст прокурор, а затем и суд.

Как я уже говорил, чтобы исключить саму вероятность использования подобной схемы против частного лица, в законодательстве нужно четко регулировать деятельность пользователей соцсетей. Важно отразить в законе разницу между открытыми и закрытыми группами, прописать ответственность администраторов за контент, размещенный в них. Это — один из множества вопросов, нуждающихся в проработке. Для разработки изменений в законах, касающихся соцсетей должны быть привлечены в том числе и технические специалисты.

VOX: С ответственностью владельца группы все понятно, но существует ли в данный момент возможность идентификации пользователя, непосредственно создавшего и опубликовавшего незаконный контент под анонимным аккаунтом?

— Я общался с техническими специалистами по этому вопросу, и как один из вариантов они предложили обязательную авторизацию пользователя перед входом в интернет. При этом неважно, с какого устройства и ip вы заходите. Каждый пользователь в стране должен пройти регистрацию, в ходе которой указать личные данные — например, ИИН. Затем уже под этим логином он может заходить в сеть. Тогда правонарушителя можно будет отследить техническими средствами. На самом деле есть еще десяток аналогичных способов, но об этом лучше поговорить с технарями.

VOX: В нашем законодательстве прописан достаточно обширный список противоправной информации, за которую пользователь сети может быть привлечен к ответственности. Есть ли необходимость в корректировании этого списка?

— В нашей стране существует четкая иерархия противоправной информации в соответствии с Конституцией и отдельными законами. В некоторых случаях — к примеру, когда она способствует разжиганию межнациональной и социальной розни, — ее размещение влечет уголовную ответственность. В других противоправный контент может стать предметом частного обвинения или административной ответственности. В данный момент того перечня противоправной информации, который у нас есть, вполне достаточно.


Уголовный кодекс РК
Уголовный кодекс РК

VOX: Депутат партии «Ак жол», который в своем запросе предложил регулировать деятельность социальных сетей, много говорил о нравственности и тлетворном влиянии соцсетей на молодежь. Фактически он говорил о запрете выставления напоказ сексуальных отношений. В принципе, под этим и фото поцелуев можно подразумевать. Нужно ли при разработке законов, регулирующих деятельность интернет-пользователей, опираться на такие субъективные понятия, как нравственность и мораль?

— Думаю, это было частное мнение этого депутата, а не всего Парламента. Продолжая его мысль, можно также ополчиться на «желтые» СМИ и телевидение, ведь там также на всеобщее обозрение выставляются подробности личной жизни. В таком случае, какая разница, печатное это СМИ, радио, телевидение или интернет? У нас в Уголовном кодексе и так есть нормы, касающиеся преступлений против общественной нравственности. К примеру, к ним относится проституция и распространение порнографии. Думаю, дополнительные нормы, касающиеся вопросов морали общества нам не нужны.

VOX: Вы слышали про блокировку сервисов Vimeo и Flickr в нашей стране по решению суда в Астане? Насколько эти действия наших органов юстиции были оправданы?

— Я не обладаю информацией о том, по каким причинам было принято это решение и как оно было осуществлено технически. На самом деле у нас достаточно много сайтов заблокировано по решению суда. Законодательство не разделяет ресурс на страницы отдельных пользователей, группы или групповые аккаунты. По действующим нормам есть только доменное имя, которое подлежит блокировке за противоправный контент. В результате из-за отдельных публикаций незаконного контента могут страдать все пользователи сервиса, которые ничего противоправного не совершили. Именно поэтому, как я и говорил ранее, требуется введение новых механизмов регулирования деятельности пользователей интернет-ресурсов.

VOX: Как вы думаете, возможна ли блокировка на тех же основаниях таких популярных в нашей стране ресурсов, как Facebook и YouTube?

— Такая возможность есть, так как по нашему законодательству Facebook ничем не отличается от, скажем так, порносайта. Такие нюансы в законах просто не прописаны. Важно четко регламентировать эти вопросы, отделив зерна от плевел. Конечно, нельзя рубить с плеча, отрезая для тысяч людей доступ на посещаемые ими ресурсы.

VOX: Вы много говорили о внесении поправок в законы для регулирования деятельности пользователей соцсетей. А стоит ли перед этим спросить мнение самих пользователей?

— Несмотря на то, что мы делегировали депутатам право вносить те или иные изменения в законы, общество должно принимать активное участие в улучшении законодательства. Сейчас люди слабо участвуют в обсуждении новых нормативно-правовых актов, но у нас уже есть случаи продуктивного взаимодействия властей и заинтересованной части населения. Казахстанская и мировая практика показывает, что чем большее количество людей будет участвовать в принятии нового закона, тем более детально он будет проработан.

VOX: А может ли введение дополнительных мер регулирования соцсетей стать фактором, ограничивающим свободу слова?

— При разработке новых нормативно-правовых актов нужно максимально исключить ограничение свободы распространения информации, не противоречащей закону. Другое дело — запрет противоправного контента. Нужно четко дифференцировать эти понятия.

VOX: Ну и последний вопрос. Как активный пользователь соцсетей, какие меры вы принимаете, чтобы обезопасить себя от попытки использовать ваш аккаунт для распространения противоправной информации? Что можете посоветовать предпринимать пользователям соцсетей, чтобы ненароком не нарушить закон?

— У меня в хронике закрыта возможность публикации постов от чужих аккаунтов. Это легко сделать, покопавшись в настройках своего профиля. Прежде чем написать пост, я всегда думаю о том, не нарушает ли он какую-либо из норм законодательства. Стараюсь внимательно следить за комментариями к постам, однако не удаляю их. В отдельных случаях предупреждаю пользователей о том, что комментарий может иметь негативные последствия для них самих.

Конечно, нельзя сделать так, чтобы каждый пользователь соцсети стал юристом и детально знал все возможные ограничения. Однако нужна некая общая культура пользования социальными сетями. Многие считают интернет зоной безграничной свободы, и это сейчас в корне неверно.Согласитесь, ведь каждый водитель, перед тем как сесть за руль, должен выучить правила дорожного движения. Так же и интернет-пользователь, садясь перед монитором компьютера, должен понимать всю меру ответственности за свои действия. Нужно быть более внимательным к перепостам, которые делаешь, следить за группами, которые создаешь. Незнание закона, как известно, не освобождает от ответственности. 

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000