INTERVIEW Святослав Антонов 23 июля, 2015 09:30

Ирина Савина, коммерческий директор Altel: Мы готовы потерять монополию на 4G

Ирина Савина, коммерческий директор Altel: Мы готовы потерять монополию на 4G
Фото: Тимур Батыршин
Мы продолжаем серию интервью с руководителями операторов мобильной связи. В последнее время произошло немало событий, повлиявших на этот рынок в нашей стране. Подготовка закона об отмене «мобильного рабства», появление возможности звонков в WhatsApp, маркетинговые войны между операторами, публикации итогов работы за первый квартал 2015 года, а также слухи и скандалы, связанные с рынком мобильных услуг. В прошлый раз мы общались с руководством Tele2 и Kcell. В этот раз мы побеседовали с топ-менеджером компании ALTEL.

Договариваясь об интервью с представителем руководства оператора ALTEL и зная, что компания является государственной, я думал, что буду общаться с мужчиной средних лет, бывшим чиновником и типичным представителем менеджмента национальных структур. Шаблонное представление не оправдалось, меня встретила энергичная женщина с весьма прогрессивным взглядом на мобильный рынок. Главный коммерческий директор ALTEL Ирина Савина приняла нас в своем, скромном, но функционально обставленном, кабинете.

Vox: Как вы видите развитие мобильного рынка у нас в стране? Каких тенденций нам следует ожидать в ближайшее время?

Рост рынка обеспечат такие факторы, как растущее количество смартфонов, быстрое развитие сетей 4G и общее смещение потребительских и коммуникационных привычек в сторону мобильности. К примеру, это такие сервисы, как он-лайн шопинг, развитие он-лайн банковского обслуживания и мобильных платежных систем, распространение социальных сетей и мобильных мессенджеров, растущая популярность геолокационных сервисов и прочее.

Рынок смартфонов будет расти преимущественно в среднем и низком ценовых сегментах, за счет увеличения популярности мобильного интернета и уменьшения средней стоимости смартфона.

Мы предложили рынку новые услуги и принципы формирования тарифов, сделав мобильную связь и интернет еще более доступными. У ALTEL большие планы, и уже в этом году мы ожидаем двукратное увеличение нашей абонентской базы. 

Перспективы рынка планшетов у меня пессимистические, спрос уже концентрируется в основном вокруг недорогих устройств с диагональю 7 дюймов, что означает постепенную каннибализацию этого сегмента смартфонами с экраном от 5,5 дюйма. Два устройства с идентичными функциями одному потребителю будут не нужны.

Vox: Как вы считаете, приход ALTEL на рынок голосовой связи в Казахстане изменил его?

Еще при запуске GSM мы предложили рынку иную модель тарифообразования, где потребитель платит за передачу данных, а голосовые и SMS сервисы получает бесплатно. На тот момент было множество скептиков, как по поводу данной модели, так и по самой возможности ALTEL в привлечении абонентов других операторов. Первые успехи нашей компании объяснялись ими эксклюзивом на LTE. Однако прошло чуть более года, и в нашей сети уже более двух миллионов абонентов, из которых более полутора миллиона — абоненты GSM. При этом пакетные предложения, по своей структуре, в точности повторяющие нашу линейку тарифов «СМАРТ», появились в арсенале всех без исключения игроков рынка.

Конечно, рынок изменился, конкуренция всегда заставляет игроков работать над качеством услуг и их стоимостью, так что в конечном итоге выиграл потребитель.

Vox: Вы с самого начала развивались в двух направлениях, как интернет-провайдер и как оператор мобильной связи. Удается ли уделять достаточно внимания обоим этим сегментам вашего бизнеса?

Да, в структуре наших абонентов действительно есть разделение на пользователей мобильного широкополосного доступа (ШПД) и абонентов GSM. Из общей базы более полумиллиона человек используют услуги ШПД. Это так называемый сегмент big screens — пользователи планшетов, ноутбуков и нетбуков, smart tv. В то же время, сейчас бурный рост показывает сегмент small screens — люди, использующие смартфоны. Начиная с 2012-го мы активно продвигали услуги ШПД, но с прошлого года, с запуска голосовой связи стали уделять больше внимания GSM, ведь именно в этом сегменте у нас самые амбициозные планы.

Vox: Известно, что каждому новому оператору становится сложнее заходить на рынок и набирать абонентскую базу. Вы стали в Казахстане четвертыми. При этом проникновение сотовой связи у нас уже давно превысило 100%. Каковы перспективы у ALTEL для роста, за счет перераспределения абонентов других операторов?

Мы предложили рынку новые услуги и принципы формирования тарифов, сделав мобильную связь и интернет еще более доступными. У ALTEL большие планы, и уже в этом году мы ожидаем двукратное увеличение нашей абонентской базы. Сейчас мы много внимания уделяем развитию инфраструктуры, увеличению емкости сети и ее покрытию в новых населенных пунктах. Думаю, часть абонентов к нам придет из числа жителей этих населенных пунктов.

Кроме того, определенного притока стоит ожидать по мере роста числа пользователей смартфонов и увеличения спроса на услуги мобильного интернета. Именно этому направлению мы уделяем особое внимание, предлагая в своих точках продажи широкий ассортимент доступных по цене устройств, чтобы привить нашим абонентам привычку получать в интернете все то, что кардинальным образом изменит качество их жизни.

Vox: Не мешает ли росту числа ваших абонентов недостаточное количество устройств с поддержкой технологии 4G (LTE) на нашем рынке, ведь еще пару лет назад таких смартфонов в продаже было очень мало?

Мы запустили первую в стране мультитехнологическую сеть 4G/3G/2G. Это означает, что, если у вашего устройства нет поддержки LTE, то вы можете пользоваться услугами на скоростях 3G. Сейчас в сегменте цены на смартфон выше 30 тысяч тенге на рынке все больше устройств с поддержкой LTE, при этом цена на них стремительно падает. Мы проводим активную работу по увеличению числа таких смартфонов на рынке Казахстана. Покупатель смартфона получает в подарок промо-sim от ALTEL, включающие определенный объем бесплатного голосового и интернет трафика.

Не секрет, что номер, который используется много лет, воспринимается многими пользователями, как личная собственность. Особенно если этот номер из разряда «красивых».

Vox: Сейчас я часто слышу о плохом качестве мобильного интернета у ALTEL. Существует ли такая проблема, и как вы можете ее объяснить?

Тут все достаточно просто. Когда мы только вышли на рынок, у нас не было большого числа пользователей, и все они имели возможность получать доступ к сети на максимальных скоростях. Сейчас количество абонентов резко выросло, поэтому растет и число недовольных. Но, как правило, те, кто больше всего нас обсуждает и жалуется, умудряются выкачивать в месяц до половины террабайта трафика.

В то же время, количество абонентов ALTEL и потребляемый ими трафик растут практически экcпоненциально. Общий трафик передачи данных абонентов ALTEL 4G в часы наибольшей нагрузки уже превысил 90 Гбит/c. Понятно, что существуют локальные места в жилых районах с высокой плотностью населения и соответственно большой нагрузкой в часы-пик, когда все возвращаются с работы и активно пользуются мобильным интернетом дома. Дело в том, что многие восприняли мобильный ШПД, как полноценную замену фиксированным оптоволоконным сетям.

Фиксированный или проводной интернет обеспечивает гораздо большую надежность и несопоставимые скорости, мобильный интернет дает возможность оставаться онлайн, где бы абонент не находился (отсюда и название — мобильный!). Каждый выбирает для себя ту технологию доступа, которая наилучшим образом решает его задачи: дома абоненту все-таки целесообразнее пользоваться проводным интернетом или Wi-Fi-доступом на базе фиксированной сети, поскольку она не подвержена перегрузкам и зависимостям от конструкций жилых строений, а в машине, на даче, просто на улице или кафе — мобильным 4G-интернетом от ALTEL.

Vox: Как в ALTEL отнеслись к перспективе отмены так называемого «мобильного рабства» и возможности переходить на услуги другого оператора (MNP), сохраняя номер? Как это повлияет на вашу абонентскую базу?

Не секрет, что номер, который используется много лет, воспринимается многими пользователями, как личная собственность. Особенно если этот номер из разряда «красивых». Такие «красивые» номера, в которых дублируются цифры, операторы используют для переманивания абонентов у конкурентов. Даже в самые жесткие кризисы люди экономят на всем, но никогда не отказываются от мобильной связи и своего номера. Быть на связи в наше время это не только модно, но и жизненно необходимо. Существует также мнение, что привычный номер во многих случаях — один из ключевых факторов, удерживающих абонента у оператора. На фоне падения качества связи у всех операторов ввиду возросшей нагрузки на сети, легко поверить, что этот фактор иногда может быть единственным.

В целом успех переносимости номера в отдельной взятой стране зависит в первую очередь от позиции регулятора, определяющего две ключевые составляющие успеха этого процесса — стоимость услуги и длительность перехода. Есть пример Польши, где благодаря данной услуге, уровень перетока абонентов превысил 30% в основном в пользу четвертого игрока, и есть пример Беларуси, где в первые 2,5 месяца услугой воспользовалась только тысяча абонентов, поскольку в первоначальной ее реализации стоимость составила эквивалент 10 долларам США и длительность телепортации до трех суток. Я лично не знаю никого, кто согласится остаться без связи на трое суток.

Безусловно, все рынки, кто-то раньше, кто-то позже, придут к контрактной системе. Розничные сети, занимающиеся продажами смартфонов, предчувствуют это и готовятся к борьбе. Подумайте, ведь сами по себе устройства без SIM-карты не имеют значения. Людей интересует возможность использования их для голосовых и интернет сервисов, и они будут стремиться получить все сразу и в одном месте.

Переносимость номера в Казахстане вряд ли приведет к увеличению общего показателя оттока абонентов, поскольку в последнее время он и так достаточно высок — по результатам первых месяцев этого года два основных игрока рынка показали отрицательную динамику абонентской базы. При этом, полагаю, что запуск MNP может привести к перераспределению долей операторов на рынке, а тарифы на услуги связи и стоимость устройств, продаваемых в сетях операторов продолжат тенденцию к дальнейшему снижению.

Vox: В одном из самых популярных в мире мессенджеров WhatsApp появилась возможность интернет-телефонии. Может ли это серьезно повлиять на доходы операторов от голосовой связи?

Считаю, что пик роста доходов в области голосовой телефонии уже достигнут. В интернете трафик и затраты операторов на сетевую инфраструктуру ШПД быстро растут, а доходы быстро падают из-за высокой конкуренции.

Если операторы продолжат делать ставку на доходы от голосовых сервисов, то, конечно, их падения им не избежать. Не скажу, что это произойдет быстро и повсеместно, поскольку главным барьером для развития ОТТ-сервисов является уровень проникновения смартфонов, который все еще достаточно низкий в Казахстане.

Vox: Не так давно у нас появилась практика контрактной продажи телефонов, когда ты покупаешь смартфон в рассрочку и получаешь к нему пакет мобильных услуг, заключая договор с определенным оператором. На ваш взгляд, какие перспективы такая система имеет на нашем рынке? Какие могут быть сложности для оператора в ее реализации?

Вижу две основные сложности — нежелание операторов снижать операционные показатели доходности бизнеса, и второе — нежелание розничных сетей, практически узурпировавших рынок смартфонов в Казахстане, терять его.

По первому пункту немного проясню. В структуре доходов мобильных операторов есть доходы от основной деятельности, то есть от предоставляемых услуг, и есть доходы от продажи оборудования, которые определяются разницей цены продажи от цены закупки. Если операторы начнут субсидирование аппаратов, то доходы неизбежно упадут. Возможно, рынок сейчас не готов к этому. Во всяком случае, вряд ли в ближайшее время найдется тот, кто готов рисковать и в одиночку ломать устоявшуюся систему. На данный момент большинство операторов лишь стараются заработать на этом, по сути, добавляя к реальной стоимости смартфона еще и цену своего пакета услуг.

Но рынок меняется, и эти изменения неизбежно коснутся мобильного бизнеса в части абонентских устройств. Я предвижу скорый приход на руководящие должности операторов топ-менеджеров со знаниями как мобильного, так и розничного бизнеса, а также жесткие ценовые войны с сетями бытовой электроники, в результате которых ставлю на победу мобильных операторов.

Vox: Насколько я знаю, уже сейчас есть оператор, активно развивающий контактные системы, под названием Kcell. Думаете, в будущем и остальные игроки рынка подтянутся за ними?

Безусловно, все рынки, кто-то раньше, кто-то позже, придут к контрактной системе. Розничные сети, занимающиеся продажами смартфонов, предчувствуют это и готовятся к борьбе. Подумайте, ведь сами по себе устройства без SIM-карты не имеют значения. Людей интересует возможность использования их для голосовых и интернет сервисов, и они будут стремиться получить все сразу и в одном месте.

Нашим преимуществом является поддержка государства, выражающаяся в основном в выделении инвестиций на развитие новых технологий и запуск новых услуг.

Чем сложнее становятся устройства и многообразнее тарифные опции, тем больше обыватель будет нуждаться в консультациях не столько по техническим характеристикам того или иного устройства, сколько по конкретным интернет-настройкам и преимуществам того или иного тарифа.

Эту возможность им пока могут предложить только операторы. И здесь я предвижу два варианта развития событий. В первом случае выиграют розничные сети, став своеобразными мультидилерами, предлагающими весь комплекс услуг настроек смартфонов с конкретными SIM-картами. Во-втором, что по моему мнению более вероятно, операторы, научившись выстраивать собственную розничную сеть и управлять ассортиментом, перетянут покупателей в свои офисы продаж.

Vox: ALTEL также в перспективе планирует продавать телефоны по контракту? У вас есть какие-то наработки в этом направлении?

Наработки есть, положительные результаты тоже. Мы отработали эти навыки при миграции абонентов CDMA на сеть GSM, при которой стояла необходимость в замене «трубки».

Сейчас мы успешно делаем первые шаги к контрактной системе, возвращая часть стоимости смартфона на баланс абонента. Уверена, что в ближайшем будущем мы сможем предложить казахстанцам весьма привлекательные условия по LTE смартфонам.

Vox: Я ранее общался с вашими коллегами-руководителями других крупных операторов. Они высказывают предположения, что получению лицензии на предоставление услуги 4G им мешает государственный регулятор, который делает это, чтобы поддержать и укрепить на рынке компанию ALTEL. Это правда?

У вас есть дети? Вот представьте, что вы готовите к школе своего ребенка. По соседству живет другой мальчик, возможно даже более талантливый, чем ваш. В кого из них вы будете вкладывать свои средства? Также и с государством. Нас поддерживают потому, что мы национальный оператор, компания, не имеющая иностранных инвесторов.

Развитие 4G сетей требует огромных вложений, и государство, инвестируя, ожидает получить отдачу, которую будет использовать во благо своего населения. Что такое лицензия 4G? Это, в первую очередь, обязательства оператора по покрытию территории страны услугами нового поколения. Если бы эти обязательства не были закреплены в лицензиях, очень вероятно, что карта покрытия услугами связи Казахстана ограничилась бы только крупными городами, где сосредоточены основные доходы операторов. Если мы говорим именно о развитии новых технологий, то это, прежде всего, их доступность широким слоям населения. Насколько я знаю, другие операторы еще не выполнили свои обязательства по покрытию территории Казахстана услугами 3G, в то время как ALTEL полностью оправдал оказанное ему доверие, всего за два года обеспечив покрытие LTE во всех населенных пунктах численностью от 50 тысяч человек.

Ведь главная задача любого топа, независимо местный он или «экспат», это собрать команду профессионалов и создать в ней такую атмосферу, которая будет способствовать раскрытию потенциала каждого из них.

С другой стороны, наша монополия на 4G в определенной степени принесла пользу и другим операторам. Во-первых, среди их абонентов увеличился интерес к интернет-пакетам, а также — общий трафик передачи данных, во-вторых, при получении лицензии 4G им не нужно инвестировать значительные маркетинговые бюджеты в продвижение этой технологии среди населения, а также объяснять людям ее преимущества. За них всю работу уже сделали мы.

Кроме того, на примере американского рынка мобильной связи могу сказать, что не все операторы стремятся получить доступ к 4G. При должной модернизации своих сетей можно достичь скорости в 20 Мбит/сек. Ведь абоненту неважно, какой технологией он пользуется, главное — скорость и качество сигнала. Этого можно добиться и при использовании 3G, сделав необходимые вложения.

Vox: Уже сейчас многие говорят о скором введении технологической нейтральности и появлении у других операторов услуги 4G. Вы готовы к этому?

Мы были готовы потерять эксклюзивное право на 4G даже через год после его запуска. Наше преимущество заключается в том, что мы лучше всех знаем эту услугу, знаем нашего казахстанского (не шведского или российского) потребителя и всегда сможем предложить ему то, что другие игроки не смогут.

Будущее уже не за мобильным интернетом или голосовыми сервисами по отдельности, будущее за конвергентным продуктом. Наша задача сделать так, чтобы абонент ALTEL всегда имел доступ к необходимому контенту, не задумываясь, какой технологией он в данный момент пользуется. Для этого мы совместно с компанией «Казахтелеком» развиваем и мобильные, и фиксированные сети связи, а также предлагаем комплексные услуги, объединяющие эти технологии.

Vox: Как вы относитесь к маркетинговым войнам и острой конкуренции с другими операторами?

А что вы называете маркетинговой войной? Копирование наших тарифов или смешные билборды? Меня лично это все забавляет. Но это поддерживает интерес к телекоммуникационной отрасли, а это всегда хорошо с точки зрения бизнеса. Это как в шоу-бизнесе, где страшнее всего — забвение артиста. Знаете, когда я пришла в компанию два года назад, попросила аналитику рынка, в том числе посмотрела отчеты по рынку других операторов. К моему удивлению, ALTEL тогда в данных отчетах отсутствовал. Теперь мы есть во всех обзорах и отчетах. О нас говорят, на нас ссылаются, нас копируют, значит, мы все делаем правильно.

Vox: Каковы преимущества и недостатки статуса единственного национального сотового оператора на рынке?

Нашим преимуществом является поддержка государства, выражающаяся в основном в выделении инвестиций на развитие новых технологий и запуск новых услуг.

С другой стороны, эта поддержка означает и огромную ответственность. С нас спрашивают вдвое больше, мы должны постоянно оправдывать это доверие любым своим шагом. Мы участвуем в социальных программах, совместно с нашей материнской компанией АО «Казахтелеком», оснащаем связью сельские малонаселенные районы, субсидируем оборудование для повышения его ценовой доступности, субсидируем некоторые направления соединений, чтобы позволить малоимущим пользоваться связью без ущерба для семейного бюджета. При этом находимся в поле постоянного контроля и регулирования деятельности. Это очень дисциплинирует и при этом позволяет двигаться, четко выверяя каждый свой шаг.

Государство дало шанс ALTEL сначала с 3G, потом с 4G, и я считаю, что мы полностью оправдали это доверие. Уверена, когда придет время для 5G, ALTEL снова докажет свою способность справляться с новыми, еще более сложными, задачами.

Vox: А тот факт, что компании приходится работать с госзакупками и тендерами, не снижает вашей способности оперативно реагировать на изменения рынка?

Конечно, это накладывает определенный отпечаток на нашу работу, такой показатель эффективности бизнес-процесс как time to market (время, затраченное на внедрение нового продукта от момента его инициализации) у нас дольше, чем у коммерческих структур. Но я всегда говорю, что если любая коммерческая компания попробует работать в условиях государственного регулирования, то она быстро утонет в бумагах и процедурах. В то же время государственная компания в условиях либерализации ее деятельности сможет развиваться гораздо быстрее.

Vox: Ваши конкуренты, являясь представителями крупных международных компаний, имеют возможность приглашать к себе опытных менеджеров, поработавших на различных европейских и азиатских рынках. Вам же приходится в основном довольствоваться местными специалистами. Вы не испытываете кадрового голода?

Вы удачно задали этот вопрос именно мне, так как я как раз и являюсь одним из тех самых экспатов, которые сегодня есть у всех наших операторов сотовой связи (смеется). Я приехала сюда из Беларуси после многолетней работы в МТС и компании Velcom (Telecom Austria Group). Сейчас в менеджменте ALTEL только два «иностранных» специалиста — я и мой коллега IT-Директор, он россиянин. Ни о каком кадровом голоде речи быть не может, в Казахстане достаточно образованных и профессиональных специалистов во всех областях. Ведь главная задача любого топа, независимо местный он или «экспат», это собрать команду профессионалов и создать в ней такую атмосферу, которая будет способствовать раскрытию потенциала каждого из них.

Vox: Как вы думаете, настанет такой момент, когда в казахстанских компаниях будут работать только местные специалисты и исчезнет необходимость приглашать экспатов?

Люди с опытом работы на других рынках и со знаниями новых продуктов и технологий, в том числе технологий продаж, всегда будут востребованы, если компания хочет идти в ногу со временем. Вопрос лишь в их количестве и желании остальной команды адаптировать новый опыт на местные реалии. Для меня лично единомышленники, это не те, которые думают одинаково, а те, которые думают об одном и том же. Если все в команде это понимают, получится продуктивное сотрудничество, независимо от весовой категории местных или импортных специалистов. Мне приходилось работать в компаниях, где весь состав топов был иностранным, и это было что-то вроде «мы» и «вы», и в компаниях, где была команда местных топов, которые буквально «съедали» заезжего коллегу за несходство по понятиям. Все зависит от способности акционеров выстроить такой кадровый паритет, который обеспечит, как приток «новой крови», так и эффективную реализацию лучших практик на каждом конкретном рынке.

Vox: А что вас больше всего удивило после приезда сюда?

Я ожидала, что у меня возникнут определенные трудности с языком, но вскоре убедилась, что здесь многие говорят по-русски. В то же время сейчас растет интерес к изучению казахского, и это очень хорошо.

Если говорить об особенностях рынка, то здесь люди более восприимчивы к новым технологиям и услугам. Скорость перехода абонентов с 3G на 4G в Казахстане в разы больше, чем в свое время в Беларуси, когда мы запускали 3G и переводили на нее 2G абонентов. Ну и конечно, не могу не отметить любовь казахстанцев к новинкам в семействах гаджетов. Ведь здесь, как пожалуй ни в какой другой стране, смартфон является скорее аксессуаром или символом определенного статуса своего владельца, чем просто устройством для голосовой связи или интернета.

Поэтому ALTEL не просто развивает иновационные технологии, но и предлагает казахстанцам модный продукт для их модных устройств.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000