INTERVIEW Интэро Тиллен Виорика Бектурганова 10 июля, 2018 08:00

Игры, в которые играют люди: Чем и зачем занимаются ролевики?

Игры, в которые играют люди: Чем и зачем занимаются ролевики?
Фото: Интэро Тиллен
В мир настольных ролевых игр и напрямую продолжающих их ролевых игр живого действия сегодня погружается всё больше людей самых разных возрастов и интересов. Кому-то эти игры помогают отвлечься от суровых реалий, кому-то просто нравится давать волю воображению. Мы решили разобраться, кто же такие ролевики и почему их так тянет проводить время в фантастических мирах и параллельных измерениях.

Настольная ролевая игра (НРИ) — это моделирование событий, которые происходят в определенном мире в определенное время. В «настолках» игроки устно описывают действия созданных персонажей, опираясь на их особенности. Успех этих действий определяется выбранной игровой системой. Первой коммерческой настольной ролевой игрой была вышедшая в 1974 году Dungeons and Dragons компании TSR, Inc.

Естественным развитием НРИ стали LARPG (англ. Live action Role-playing game, ролевые игры живого действия) — игры, в которых игроки отыгрывают свои роли через реальные действия, а не через слова.


На вопросы Vox Populi о ролевых играх отвечали:

Ярослав аka Ульф из Астаны.

Илья аka Кот из Астаны.

Корэн, ролевик из Санкт-Петербурга.


Дайсы — игральные кости разной формы, используемые в НРИ)
Дайсы — игральные кости разной формы, используемые в НРИ)

VOX: Для начала, давайте очертим границы: в чем основное отличие ролевых игр от прочих «настолок» вроде «Монополии»?

Корэн:

— Ролевые игры имеют гораздо более сложную механику и принципиально другую цель. Монополия — гораздо более простая игра с однообразным игровым процессом и строго прописанными правилами. По сути, игрок просто кидает кубики и двигает фишку. Конечно, человек с богатым воображением может представить себе, что он настоящий бизнесмен, но обычно этого не происходит — по крайней мере, это не основной смысл игры. В ролевых же играх всё наоборот, весь интерес состоит в том, что игрок создает себе персонажа с нуля, исходя из своих предпочтений, а затем отыгрывает его. Обычно для этого используется какая-нибудь игровая система, например, Dungeons and Dragons, Fallout Paper and Pencil, Dark Heresy, — список можно продолжать долго, но бывает, что играют без строгих правил.


Ролевая игра «Третья Эпоха», 2017 год
Ролевая игра «Третья Эпоха», 2017 год

— В игре участвуют рассказчик, он же «мастер» (ГМ, от Game Master, в системах D&D — ДМ, от Dungeon Master — прим. авт.), и игроки. Мастер описывает происходящее вокруг игроков, предметы, элементы сюжета, отыгрывает NPC (Non Player Character — персонажи, которыми игроки не управляют — прим. авт.), следит за соблюдением правил, выдает очки опыта и так далее. Игроки отвечают только за своего персонажа-героя, описывают его действия, говорят за него. Со стороны игровой процесс напоминает театр, где мастер — и автор, и рассказчик, а игроки — актеры, которые берут на себя главные роли. В результате участники погружаются в игру, примеряют на себя роль приключенца, вживаются в нее — именно в этом погружении и есть основное отличие настольных ролевых игр от всех прочих.

Ульф:

— По моему мнению, самое главное, что отличает настольную ролевую игру от обычной «настолки», — это то, что я назвал бы полем выбора. Ты всегда можешь сделать что-то, что не предусмотрено в сценарии: можешь с кем-нибудь поговорить, можешь не говорить, а сразу настучать стороннему персонажу по голове. Или получить по голове от него. И на этом путь игрока не заканчивается, как в некоторых других играх. Напротив, начинается новый виток истории: например, враг тебя не убил, а захватил в плен, и теперь ты должен выбраться из заточения. В общем, вариантов множество.

Кот:

— Я скажу то же самое, только гораздо короче. Цель настольной ролевой игры — рассказать историю. Не выиграть, а именно рассказать.

VOX: Каждый приходит к НРИ по-своему. Расскажите о своем пути: с чего и когда всё началось?

Ульф:

— Это был далекий 2008 год. Я много играл в компьютерные РПГ, такие как Neverwinter Nights, Baldur`s Gate, Gothic (РПГ — Role-Playing Game, жанр компьютерных ролевых игр — прим. авт.). Мне это нравилось, было весело, но я совершенно не знал, что у этих игр был настольный прототип. Потом я начал ходить на встречи анимешников, и на одной из них столкнулся со старым другом. Как раз он мне и поведал о том, что существуют настольные ролевые игры. Мы нашли о них информацию, почитали, и чуть погодя, собравшись компанией из трех человек, начали играть. Причем почти сразу меня сделали ведущим, и очень скоро мне довелось водить большую компанию из шести человек. Приключение было совершенно трэшовым. Оно было примитивным, «коридорным» (тип приключения, где игроки по сути лишаются права выбора и вынуждены следовать пути, который придумал для них ГМ — прим. авт.), плохо подготовленным — многих нужных данных у меня на тот момент не было, я не знал, что есть специальная книга для создания монстров, и создавал персонажей-противников как попало. Мы играли где-то часа два, но всё равно получили большое удовольствие, и с тех пор нас не отпускает.


Кот:

— Я пришел к настолкам через Ульфа. По сути, мы начинали примерно в одно и то же время, и с тех пор перепробовали много всякого. Так что в хобби мы около десяти–одиннадцати лет. Как и все, мы начинали с D&D. Правда, довольно быстро от него отошли. Долго играли по GURPS (Generic Universal RolePlaying System — универсальная система ролевых игр с правилами, применимыми в любом игровом мире — прим. авт.), Pathfinder, «Миру Тьмы» (игровая вселенная представляет собой «магическую изнанку» повседневной жизни, современный мир, где втайне от людей, но рядом с ними существуют вампиры, оборотни, призраки, маги, демоны и т. д. — прим. авт.). И года с 2013-го нас начало уносить по другим системам.


Фото из личного архива Корэна
Фото из личного архива Корэна

Корэн:

— Меня познакомил с НРИ мой старший брат, он же и был моим первым мастером. Эти игры меня очень увлекли, мне было около 15 лет, я был ярым фанатом Толкина и фэнтези в целом и, разумеется, возможность побывать в шкуре «приключенца», попутешествовать по сказочному миру, сразиться с толпами врагов и спасти мир от эпического зла не могла оставить меня равнодушным.

VOX: Так что же для вас самое главное и привлекательное в НРИ?

Кот:

— Много чего. Во-первых, это социальное увлечение: всегда собирается веселая компания, приходят какие-то новые люди, с которыми интересно разговаривать и с которыми, в конце концов, начинаешь общаться вне хобби. Во-вторых, мне нравится чувство достижения — как вы решите поставленную перед вами проблему, как победите врага, как разгадаете какую-то загадку. Мой личный фан (получение удовольствия от игры — прим. авт.) — не победа в игре, а решение определенных задач и головоломок, в одиночку или командным способом.


Отыгрыш в НРИ
Отыгрыш в НРИ

Ульф:

— Меня НРИ привлекают тем, что я могу рассказать любую историю, какую только захочу. И это будет интерактивная история, потому что с каких-то пор я перестал придумывать сюжет досконально. Мне стало интересно, как игроки будут разруливать те ситуации, в которые я их ввожу. И как я как ведущий на это отреагирую. У меня есть общий план, я знаю, о чем будет приключение, у меня есть варианты концовок, но как игроки придут к этой концовке — зависит только от них самих. Плюс, для меня главное — это исследования в игре. Мне нравится «щупать» мир, в котором находится мой персонаж. Делать выбор, который бы сделал он.


Фрагмент из Книги правил
Фрагмент из Книги правил

Корэн:

— Я очень люблю «ролевки» за несколько вещей: во-первых, это редкая возможность представить себя кем угодно — хоть заносчивым эльфом-магом, хоть смиренным и добрым человеком-жрецом. Во-вторых, в мире ролевой игры ты можешь делать что угодно, действия ограничены только воображением (и законами мира, конечно): можно спасать цивилизацию от зла, можно стать купцом или пиратом; можно, в конце концов, самому стать злом и уничтожить какое-нибудь королевство. Можно и просто жить, завести семью, построить дом, но этим я с удовольствием и в реальной жизни занимаюсь. Свобода, предоставляемая игроку, позволяет проявить смекалку, воображение, актерский талант. В-третьих, это банальный интерес к сюжету, игра — это как рассказ, только ты сам влияешь на происходящие события и историю.


Отыгрыш в LARPG
Отыгрыш в LARPG

VOX: Кроме настольных ролевых игр есть и вполне себе полевые. В чем их минусы и плюсы?

Корэн:

— Изначально я играл только в «настолки»: для полевых игр я был слишком мал и недостаточно обеспечен, но страстно желал в них поучаствовать. Полевая игра — всегда очень масштабное действо. Игроки строят некие подобия крепостей, одеваются в антуражные костюмы, носят реалистичные доспехи, используют имитацию оружия. Сражения также реальны. Разумеется, игроки не травмируют друг друга, оружие хоть и похоже на настоящее, но вполне безопасно. Отыгрывать нужно всё, погружение в такой игре максимально. Разговоры на неигровые темы, поведение, не соответствующее антуражу, порицаются или даже наказываются. Плюс «полевок» перед остальными видами ролевых игр для меня именно в том, что гораздо увлекательнее по-настоящему стрелять из лука в противника, чем просто словами описывать действие персонажа или кликать мышкой. Несмотря на такое огромное преимущество, этот вид игр не очень распространен из-за нескольких серьезных препятствий для игрока.

— Во-первых, финансы: антуражная одежда, доспехи, оружие — всё это стоит больших денег; к тому же, для создания хорошего костюма нередко приходится обращаться к швеям или кузнецам, которых еще надо найти. Во-вторых, большинство игроков участвуют в боях, а для этого необходимо регулярно тренироваться. Фехтование или стрельба из лука — занятия сами по себе непростые, а ведь нужно еще найти место для тренировок. В теплое время года это несложно, можно в парке заниматься, а вот зимой приходится искать и арендовать зал. И на этом трудности не заканчиваются. Зал может быть в труднодоступном месте, и тогда появляется еще и необходимость ехать через весь город со всем снаряжением. Представьте, что вам нужно в час пик ехать в забитом транспорте, после работы, с тяжелыми сумками, набитыми броней и прочим снаряжением, с щитом или луком. Мой лук, например, был длиной больше двух метров, он банально не влезал в маршрутку, приходилось держать его под углом. В-третьих, игра обычно длится несколько дней, то есть нужно иметь еще и туристическое снаряжение и быть готовым жить в лесу, и всё это время быть в образе. Далеко не все люди хотят подвергать себя всем этим испытаниям. «Настолка» же требует гораздо меньше ресурсов, времени и сил, но и не дает такого погружения в атмосферу сказочного мира.

— Нельзя сказать, какой из видов лучше, они очень разные, и выбор зависит только от желаний и возможностей человека, но большинство ролевиков, занимающихся полевыми играми, играют и в настольные, и в компьютерные.


Фото из личного архива Корэна
Фото из личного архива Корэна

— Сам я довольно давно прекратил играть в полевые игры и занимаюсь сейчас немного другим — играю в страйкбол, но принципиальной разницы нет: страйкбол по своей сути тоже ролевая игра, только исполнять приходится не роль мага, мечника или придворного интригана, а роль бойца современного подразделения.

Ульф:

— Для меня плюс настольных ролевых игр в том, что я сижу в тепле и мне не надо бегать. Для того чтобы играть в полевой игре живого действия, в «ларпе», тебе нужно снаряжение, нужно добраться до места проведения — а оно явно будет не под Астаной, а значительно дальше. Плюс, ты в роли 24/7. Мне рассказывали про одну полевую игру в Чехии, и там игроки действительно всё время были в образе. Они ходили по снегу, у них натирались мозоли, они пристреливали предателей — ни один «предатель» не пострадал, спешу уточнить. Это здорово, когда тебе сносит крышу от полевых игр, но я слишком ленив для этого. И я не смогу поддерживать роль всё время. Я буду выпадать и метагеймить (ситуация, когда игрок действует, исходя из собственных соображений, а не логики персонажа — прим. авт.).

Кот:

— LARPG — это круто, очень интересно смотреть фото- и видеоотчеты с игр, читать восторженные отзывы участников, но меня останавливают две вещи. Во-первых, это дорого. Организация, снаряжение — всё это стоит немалых денег. А второе, самое проблематичное: не всегда бывает просто собрать игроков для настольных игр, а уж как организовать всё для полевой — я даже не представляю. Серьезно, как люди это делают? У них должен быть просто божественный уровень организационных способностей!

VOX: Бытует мнение, что ролевые игры — для детей, и что взрослые люди, занимающиеся этим, просто впустую тратят драгоценное время.

Кот:

— Я с таким мнением не сталкивался. У меня вообще создается впечатление, что на территории бывшего Советского Союза о нашем хобби не знает практически никто. Наши комьюнити очень небольшие и изолированные. Время от времени мы натыкаемся на людей, которые, как выясняется, тоже уже год или два играют, а мы о них раньше никогда не слышали, несмотря на то, что мы здесь играем уже десять лет и рассказываем о своем хобби чуть ли не каждому встречному. Правда, особо никто не проявляет энтузиазма. И вот потом выясняется, что есть такая же маленькая группа людей, которые играют годами и не могут найти новеньких. Но это только мой личный опыт. Знаю точно, что в западной культуре ничего не осуждается, и настольными ролевыми играми занимаются вполне успешные бородатые дяди и серьезные тети, которым давно перевалило за тридцать. Потому что да, когда НРИ начинали свой путь в семидесятых годах, это было хобби для детей. По прошествии более сорока лет те дети выросли, и теперь это хобби вполне взрослых людей. Если в это играют дети — то это, как правило, дети тех самых больших дядь и теть.

Ульф:

— Я бы уточнил, что эта точка зрения бытует, скорее, на постсоветском пространстве. Если отвечать по существу, то я не могу сказать, что это хобби детское. Как минимум, подростковое. У человека именно лет в 14–15 формируется абстрактное мышление, появляются идеологические, моральные и этические дилеммы, возникают вопросы принципов и поиска пути. Для того чтобы составить историю, нужно недетское мышление, если мы, конечно, не берем какие-то готовые книги. Для организации встреч уровень также должен быть соответствующим. И чтобы игра была чем-то интересным, необходим достаточно высокий уровень начитанности и эрудированности. Причем это применимо как к мастеру, так и к игрокам.

Кот:

— Добавлю, что для импровизации или решения конфликтов между игроками, которые неизбежно возникнут, ты должен знать немало. Начитанность, организаторские способности, умение быстро ориентироваться в ситуации. Честно говоря, заниматься такими вещами не сможет не только ребенок, но и большинство подростков.


Фото из личного архива Корэна
Фото из личного архива Корэна

Корэн:

— Не хочу быть грубым, но иначе как чушью назвать стереотип о «детскости» НРИ или LARPG не могу. Это мнение основывается, на мой взгляд, исключительно на ложной уверенности, что игра — исключительно детское занятие.

— Действительно, дети чаще познают мир через игру, но, несмотря на то, что фокус жизни взрослого человека — работа или семья, игра не должна полностью забываться. Игры — компьютерные, настольные или полевые — это прекрасный способ отвлечься от рутинных бытовых дел, получить новый незабываемый опыт, попробовать на себе другую роль.


Фото из личного архива Корэна
Фото из личного архива Корэна

— Например, страйкбол, о котором я уже говорил, требует серьезных усилий и финансов. Моя команда тренировалась штурмовать здания с реальным инструктором. Это весьма сложно, требует умения быстро соображать в незнакомой обстановке, быстро принимать решения; в конце концов, это просто физически тяжело. Попробуйте в бронежилете весом не менее десяти килограммов и с пулеметом (игрушечным, конечно, но легче от этого он не становится) наперевес побегать несколько часов.

— Сказать, что ролевые игры — для детей, а люди, играющие в них, просто не наигрались в детстве, так же глупо, как заявить профессиональному футболисту, что он впустую тратит свое время и просто мало гонял мячик во дворе. Ролевые игры — это замечательная возможность увидеть мир другим, проявить те свои черты и качества характера, которые не проявляются в реальной жизни. Для многих людей полевые игры — это огромная и важная часть их жизни. Ролевое сообщество, по сути, — полноценная субкультура, со своими традициями, правилами и ценностями. Это деятельность, которая объединяет самых разных людей, мотивирует изучать что-то новое, развиваться. Разве занятие любимым делом, к тому же делающее тебя лучше, это впустую потраченное время? На мой взгляд, действительно бесполезная трата времени — такое «взрослое и серьезное» занятие, как просиживание дивана перед телевизором в обнимку с бутылкой пива.

VOX: Кому бы вы порекомендовали попробовать сыграть партию-другую?

Корэн:

— На этот вопрос ответить сложно. Я был знаком с очень разными по характеру, складу мышления и роду деятельности людьми, которые были увлечены ролевыми играми. Наверное, их всех объединяет желание примерить на себя совершенно незнакомую и непривычную роль, представить себя на месте персонажа рассказа. В общем, если у вас буйное воображение, вы любите фантастику, фэнтези или приключенческие романы, хотите побыть кем-то другим, то вам стоит попробовать поиграть в ролевые игры. Это может стать для вас прекрасным новым хобби, способом отдохнуть от рабочих будней или проявить себя с необычной стороны.

Ульф:

— Да кому угодно. Возвращаясь к моему периоду обучения в институте и к тому, что моя дипломная работа была посвящена настольным ролевым играм, я могу сказать, что НРИ можно применять, например, в тренинговом формате. Эти игры хорошо сказываются на умении выстраивать социальные взаимоотношения между людьми. Ты должен научиться договариваться с другими игроками: по части планирования, по части порядка действий, по части решений, которые принимает группа. Так что я рекомендую попробовать поиграть всем тем, кому нравятся фэнтези и фантастика; тем, кому просто нравится читать книги; тем, кому нравится общение или тем, кому общение не нравится, но они хотели бы это исправить и победить свою стеснительность. Домохозяйки, рабочие с завода, бизнесмены, интеллигенция, артисты — играть могут все.

— Игра направлена в том числе и на личностное развитие. Подобрать для себя подходящий мир сейчас не представляет никакой сложности. Это не обязательно должен быть сеттинг по расчленению монстров, это может быть игра-хоррор, к примеру. Сейчас на рынке появилось очень много инди-игр (независимая игра — прим. авт.), и это касается не только компьютерных, но и настольных тоже. И они могут кардинально отличаться от уже известных и популярных систем.

Кот:

— Это хобби действительно хочется посоветовать всем. Может, это и не самое корректное сравнение, но ролевики очень сильно похожи на вегетарианцев тем, что всем хотят рассказать о своем хобби и всех хотят в это хобби привести. Ролевик будет рассказывать о своем увлечении с небывалым энтузиазмом. Но кому бы я все же порекомендовал попробовать сыграть в первых рядах, так это людям, которые хотят завести новые знакомства, но, возможно, не знают, как. Вы собираетесь, зачастую с незнакомыми людьми, хорошо проводите время и в дальнейшем можете собираться еще и вне хобби. Поэтому, если вы хотите найти новых друзей, но не любите традиционные места увеселения вроде пабов, НРИ — это выход. Конечно, это всё можно совмещать — каких-то строгих правил у встреч нет.

VOX: Что бы вы пожелали нашим читателям?

Корэн:

— Не «ведитесь» на мнение большинства, пробуйте новое, занимайтесь тем, что вам нравится, тем, что делает вас лучше, тем что делает вас счастливей, даже если все вокруг говорят, что это несерьезно и вообще для детей. Только вы сами для себя решаете, что стоит вашего времени, а что — нет.

Ульф:

— От себя могу сказать: пробуйте. Если вы не знаете английский — есть переводы даже неофициальных систем. Но вообще, увлечение НРИ это отличный способ выучить английский. Я так язык и изучал — читал книги правил на языке оригинала, зависал над словарями, спрашивал переводы некоторых слов у Кота. Так что, если раньше я английский толком не знал, сейчас могу довольно свободно на нем говорить.

Кот:

— Кстати, это нередкая ситуация. В отличие от меня, многие не учили английский углубленно, но после прихода в сообщество, как минимум, читают на нем вполне хорошо. У меня часто спрашивают друзья и родственники, как же выучить английский, это так сложно. Не вопрос: подготовился пару раз к игре, почитал книгу на английском со словарем — и вот у тебя уже подскочил уровень и пополнился словарный запас.

А вообще, у нас уютное ламповое комьюнити, мы собираемся каждые выходные и приветствуем всех. Есть группа в соцсети ВКонтакте, куда можно написать сообщение в предложку — мы ответим. Там же есть все наши контакты.

— Кстати, совершенно необязательно вливаться в уже существующее сообщество, легко и просто можно создать свое. Берешь себя и двух–трех друзей — всё, готово. Несмотря на все разговоры, что нужны серьезные организационные навыки, на базовом уровне это доступно любому. Так что если вы не знаете, чем заняться вечером с друзьями — то теперь знаете. Ну а если это хобби вам не подойдет — тоже ничего страшного не случится, вы всего лишь потратили пару часов.

Ульф:

— Так что ищите системы под себя, а мы всегда доступны в сети. Я рад общаться с новичками. Я или Кот можем провести пару пробных игр для вас, чтобы вам стал понятен принцип построения сессии. Обращайтесь, мы с радостью вам поможем!


Как уже справедливо заметили наши герои, каждый, кто погружался в мир ролевых игр, знает: по сути, это творчество в чистом виде. Бродите ли вы по лесу, выискивая «врагов», чтобы «зачаровать» их, обучаетесь ли стрельбе из лука, чтобы показать свое мастерство на «полевке», или придумываете сюжет для НРИ, сверяясь с многочисленными рулбуками (англ. rulebook, книга правил — прим. авт.) — так или иначе, в этот момент вы творите свою особенную реальность.


Трейси Хикмен и Маргарет Уэйс
Трейси Хикмен и Маргарет Уэйс

Например, по системе Dungeons & Dragons создан знаменитый DragonLance — «Сага о Копье». Творцы этой фантастической вселенной — Лора и Трейси Хикмен, а также Маргарет Уэйс. Под эгидой компании TSR, издателя D&D, Хикмэн и Уэйс написали множество романов в стиле фэнтези, связанных с миром DragonLance. Эти романы, начиная с первой книги «Драконы осенних сумерек», открывающей «Хроники легенд», давно стали культовыми и легли в основу самых разных произведений.


Маг Рейстлин Маджере
Маг Рейстлин Маджере

Рождались романы буквально во время игры. Вот так, например, Хикмэн описывал рождение одного из величайших черных магов в литературе — Рейстлина Маджере: «Мы еще только собирались играть, когда я повернулся к своему другу Терри Филлипсу и спросил, что делает его персонаж. Он ответил... и мир Кринна необратимо изменился. Шелестящий голос Терри, его сарказм и желчность скрывали под собой высокомерие и подлинную силу, не нуждавшуюся в подтверждении. Все в комнате были напуганы. По сей день Маргарет клянется, что Терри той ночью был во всём черном».


Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Полины Меньших
Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Полины Меньших

Одно из самых ярких произведений, созданных по «Саге», — «Последнее испытание», первый фэнтези-мюзикл на территории СНГ. Мюзикл написан в соавторстве Еленой Ханпирой и Антоном Кругловым.


Фото из личного архива Елены Ханпиры
Фото из личного архива Елены Ханпиры

Елена, она же Мириам, — певица, актриса, преподавательница вокала, автор текстов и музыки и лидер группы «Тол Мириам».


Антон и Ирина Кругловы
Антон и Ирина Кругловы

Антон, он же Саруман, — композитор, вокалист, ведущий звукорежиссер-постпродакшен телеканала «ТВЦентр», а также, совместно с Ириной Кругловой, участник творческого дуэта «Айрэ и Саруман».


Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Полины Меньших
Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Полины Меньших

Мюзикл, как и сама «Сага», тоже родился в буквальном смысле во время ролевой игры. Сегодня есть уже три различных постановки мюзикла: вариант театра-студии Lege Artis Полины Меньших, гастрольная версия Руслана Герасименко и его же новая стационарная версия. В постановках играли такие звезды театральной и рок-сцены, как Евгений Егоров, Елена Минина, Елена Бахтиярова, Андрей Бирин, Андрей Лобашев, Ростислав Колпаков и другие. Группы мюзикла ВКонтакте: vk.com/fantasymusical, vk.com/rifgrp.


В этом году «Последнему испытанию» исполнилось 20 лет. Готовя этот материал, мы решили поговорить с его авторами и познакомить наших читателей с этой особенной гранью мира игр.

VOX: Сегодня ваши имена — легенда в мире «Саги» и «Последнего испытания». Расскажите, с чего начался ваш путь в мире ролевых игр.

Мириам:

— Я узнала о ролевых играх от знакомых и впервые попала на полигон, когда мне было 23 года. Это увлекло меня сразу, потому что полностью отвечало моим детским мечтам, когда я представляла себя переносящейся на машине времени в какую-нибудь эпоху. Я любила историю, меня интересовали живые исторические персонажи и их перипетии, я много читала, представляла себя персонажами книг или взаимодействовала с ними: спасала кого-то или сражалась вместе с кем-то плечом к плечу. Игры помогли мне попасть в мир детских грез.


Фото из личного архива Елены Ханпиры
Фото из личного архива Елены Ханпиры

— Первая моя игра была не полигонная, а так называемая «словеска». Я училась на философском факультете, и это была совсем другая деятельность, а здесь я погрузилась в мечту, в мир своего воображения. Меня всерьез затянуло. Я жертвовала всем, только бы попасть на ролевую игру, и первые несколько лет просто не вылезала с полигонов и скакала из одной игры в другую. Потом уже стала разборчивей.


Фото из личного архива Антона Круглова
Фото из личного архива Антона Круглова

Саруман:

— В Нескучный сад — место сборов московских толкинистов — я пришел в 1997 году. Мне нравились яркие и творческие личности, которые там собирались, а игры прилагались к этому общению. Я выезжал за компанию или если роль была очень близка, как, например, роль Сарумана или Рейстлина.


Фото из личного архива Елены Ханпиры
Фото из личного архива Елены Ханпиры

VOX: Расскажите о рождении «Последнего испытания». Ведь идея написать цикл песен про Рейстлина и Крисанию, главных героев «Саги» и мюзикла, родилась именно на игре.

Мириам:

— Пожалуй, я не могу сказать, что была увлечена «Сагой» — всё случилось по-другому. В первый же год моего попадания в ролевые игры меня позвали на игру, потому что девушка, которая должна была ехать Крисанией, заболела. Мне сказали: «Ты похожа на Крисанию, вот тебе белое платье, вот тебе книга в руки — вперед». Сейчас к играм готовятся гораздо серьезнее, но тогда это было именно так. В электричке я буквально по диагонали прочла сюжет, который мне предстояло играть, и поняла, что это действительно моя роль.

VOX: Антон, вы уже рассказывали, что уж вы-то «Сагу» читали вполне «по горизонтали», и были всерьез увлечены миром DragonLance. Есть ли у вас другие проекты, которые рождались подобным образом — на основе игр? Тот же вопрос к вам, Елена, ведь вы работаете в самых разных жанрах и всегда радуете поклонников чем-то необычным.

Саруман:

— Самый первый проект, альбом «Элберет Гилтониэль», появился благодаря ролевому движению в целом, да и все направление творчества этим определено. Но вот так конкретно «родилось» на игре только «Последнее испытание».

Мириам:

— Если бы я не пришла в ролевые игры, я бы вряд ли прочла того же Толкина. Не скажу, что увлекаюсь его творчеством, но сюжет о Нуменоре меня зацепил. Потому что это, по сути, сюжет Атлантиды. И, благодаря ролевым играм, я познакомилась со своим соавтором по рок-опере «Атлантида», которую мы сейчас делаем.


Фото из личного архива Елены Ханпиры
Фото из личного архива Елены Ханпиры

— Вообще ролевая среда очень творческая. Там собираются люди, которые мыслят нестандартно, живут нестандартно и занимаются нестандартными ремеслами — поют, слагают необычные песни и стихи. Именно ролевая среда дала мне большой толчок к тому, чтобы я в принципе занялась музыкой. Я осмелилась назвать себя творческим человеком, осмелилась петь свои песни, а потом создать свою группу именно благодаря тому, что меня окружала вот эта творческая среда. Моя группа «Тол Мириам» и мои сольные выступления обязаны своим происхождением именно ролевым играм.


Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Руслана Герасименко
Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Руслана Герасименко

— Помню, как боялась моя мама, когда я только втянулась в ролевые игры, что я брошу работу — я правда была к этому близка. Прогуливала работу, врала начальству, и вообще, чего только не было! Но теперь эта творческая деятельность принесла плоды, которые меня кормят и дают жизнь моим новым проектам.


Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Руслана Герасименко
Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Руслана Герасименко

VOX: Что бы вы пожелали нашим читателям, которые вдохновились идеей ролевых игр и решили найти в этом мире свое место?

Мириам:

— Этот мир на самом деле сложный. Если говорить честно, то, с одной стороны, среда эта творческая, живая, открытая всему новому, гораздо более лабильная, чем так называемая цивильная среда; с другой стороны, здесь тоже есть свои подводные камни и люди с нестандартной психикой, и не всегда здоровой, к этому тоже надо быть готовым. Но это действительно мир воображения, где ты можешь себя исследовать, где ты можешь узнать о своих сильных сторонах, где у тебя есть возможность в безопасных условиях, как на терапии, приглядеться к своим слабым сторонам, развить их, понять, нужно ли это вообще.


Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Руслана Герасименко
Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Руслана Герасименко

— Думаю, этой средой нужно пользоваться для развития в себе творческого начала. И в последнее время игры сами по себе становятся видом искусства, в котором люди достигают больших высот. У меня есть подруга, которую я считаю гениальным мастером игр, которая придумывает очень интересные сюжеты, изучает тонны культурологической и философской литературы, чтобы создать игру. У нее очень нестандартные правила, которые позволят проявить себя с разных сторон, взглянуть на всё другими глазами: на культуру, историю, на социальную жизнь. Это очень важно. Ролевые игры — это огромный потенциал: актерский, художественный, философский. Я желаю не терять контакта с реальностью: игра это только игра — и, в то же время, пользоваться этим по полной.


Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Руслана Герасименко
Кадр из мюзикла «Последнее испытание» в постановке Руслана Герасименко

— Помните, что красивые платья, красивые костюмы — это очень хорошо и важно, но гораздо важнее то, что у игрока внутри. Сейчас у ролевых игр есть тенденция: они дорожают и становятся недешевым развлечением для хорошо зарабатывающих людей, поэтому я ценю игры, где антуража немного. Одна из лучших моих игр была той, где стены были изображены веревочкой. И я желаю не забывать об этом внутреннем содержании, не гнаться за всякими наградами, которые сейчас тоже появились. Гнаться стоит только за своими внутренними переживаниями, за человеческим взаимодействием и за новым опытом.


Фото из личного архива Антона Круглова
Фото из личного архива Антона Круглова

Саруман:

— Нужно ехать. Самое главное — это люди, которые вас там окружают. Вы сможете обрести близких по духу людей, которых сейчас сложно узнать в обычном мире. И возьмите репеллент от комаров!

Поделись
Интэро Тиллен