INTERVIEW Интэро Тиллен 25 мая, 2018 10:00

Гормоны и гармония: на приеме у эндокринолога

Гормоны и гармония: на приеме у эндокринолога
Фото: Интэро Тиллен
Арабская пословица гласит: «Обращайся к врачу до того, как заболеешь». И это правильное замечание, ведь мы ведем настолько активную жизнь, что часто забываем про свое здоровье, пока не становится поздно. В этой статье мы коснемся немаловажной темы — эндокринологии, — и разобраться в ней нам поможет Елена Сергеевна Портуровская, врач-эндокринолог клиники «Тау Сункар».

VOX: Елена, почему вы решили стать именно эндокринологом?

— Я училась в Алматы, в Казахстанском медицинском институте (КМИ), позже он получил статус Казахстанско-Российского медицинского университета. Какое-то время я хотела стать акушером-гинекологом, но желание было отбито во время дежурств в нашем областном роддоме. Тогда я решила, что специальность моя будет терапевтической, и выбрала кафедру эндокринологии в Казахском медицинском университете непрерывного образования (бывший АГИУВ).


Клиника «Тау Сункар», Алматы
Клиника «Тау Сункар», Алматы

VOX: Расскажите о клинике, в которой работаете.

— Я работаю по профессии уже пять лет, причем изначально пошла в частную клинику. Спустя два года, чтобы набраться опыта, я перешла в государственную поликлинику и проработала там полтора года. За восемьдесят принятых пациентов в месяц мне платили всего 12 500 тенге — четверть ставки врача. После этого, сменив еще несколько клиник, я оказалась в «Тау Сункаре».


Елена Портуровская
Елена Портуровская

VOX: С какими проблемами люди приходят к вам чаще всего?

— Самые частые посетители — люди с сахарным диабетом, как давно наблюдающиеся, так и те, кому диагноз поставили недавно. На втором месте пациенты с заболеваниями щитовидной железы. Реже обращаются по поводу проблем с половыми гормонами, а также с нарушениями менструального цикла у женщин, избытком или дефицитом тестостерона у мужчин, бесплодием. Достаточно редко приходится наблюдать людей с заболеваниями надпочечников или с акромегалией (патологическое увеличение отдельных частей тела, связанное с повышенной выработкой гормона роста передней долей гипофиза в результате ее опухолевого поражения — прим. авт.).

Любой симптом может оказаться следствием гормональных нарушений. Так что если врачи что-то лечат, и это трудно поддается лечению, то стоит провериться у эндокринолога.

VOX: Когда человеку стоит срочно обращаться к эндокринологу?

— По сути, эндокринология — это весь «неформат». Гормоны ведь влияют на весь организм. Любой симптом может оказаться следствием гормональных нарушений. Так что если врачи что-то лечат, и это трудно поддается лечению, то стоит провериться у эндокринолога.

Обязательно нужно идти к врачу, если вы ощущаете слабость, постоянную жажду и испытываете частые позывы к мочеиспусканию — это типичные симптомы сахарного диабета. Также об эндокринных нарушениях говорят отеки, нарушения менструального цикла, угревая сыпь, аномальный рост волос.

VOX: Есть некий устоявшийся стереотип, что эндокринолог обязательно пропишет «страшную» гормонотерапию, и люди нередко опасаются к вам обращаться.

— Действительно, существует страх перед гормональной терапией. Если в других областях гормоны применяются как противовоспалительные или цитостатики (противоопухолевые препараты — прим. авт.), и в таких случаях проявляются их побочные действия, то в эндокринологии наша задача — восстановить нормальный баланс гормонов. Люди не знают, что такое гормоны и какие функции они выполняют. Между тем, зачастую гормоны применяются как мембраностабилизирующие средства, при аллергиях или системных воспалительных заболеваниях и во множестве других случаев. Могут появиться побочные эффекты: полнота, рост волос по телу, нестабильное давление — хотя если все назначения сделаны правильно, то после отмены препарата всё возвращается в норму. Тут надо делать выбор между рисками, которые несет заболевание, и побочными явлениями от приема препарата. Бывают и случаи, когда затягивание с обращением к врачу и назначением гормональной терапии заканчивается очень серьезно, вплоть до летального исхода. Бояться надо не врачей, а болезней.

VOX: Есть и другая крайность — когда люди сами назначают себе гормональные препараты.

— Да, например, многие женщины сами назначают себе оральные контрацептивы, которые принимаются без наблюдения врача. Вообще гинекологи уверяют, что даже длительный прием ОК не сказывается на здоровье. Я не могу с этим согласиться. Любое гормональные вмешательство в эндокринологии не проходит бесследно. Может, эффект будет обратим, а может — неизлечим. Функция ОК — подавлять гормоны гипофиза, который стимулирует овуляцию. Но фолликулы остаются в организме на недозрелой стадии, плюс подавляются функции гипофиза, и неизвестно, как это скажется в дальнейшем при отмене. Ко мне приходят женщины, которые после ОК не могут забеременеть, и нам приходиться восстанавливать нормальный менструальный цикл, чтобы возобновилась овуляция. У врача-гинеколога наблюдаться нужно, но я бы не рекомендовала ОК как средство контрацепции на годы. Если женщина в браке и планирует еще детей, то 1–3 года принимать ОК можно. Стоит делать перерывы с переходом на барьерную контрацепцию, чтобы дать организму восстановиться. Если женщина не планирует рожать в ближайшем будущем — можно подумать о спиралях. Если дети уже есть, и рожать женщина больше не собирается, то есть смысл задуматься о перевязке маточных труб. Но это этический вопрос, и всё зависит от самой женщины. Надеюсь, в скором будущем на рынок выйдут и мужские контрацептивы, и это перестанет быть исключительно женской заботой.

— Гормональные препараты популярны и у спортсменов, бодибилдеров или просто тех, кто пришел в «качалку». Обязательно найдется советчик, который посоветует гормоны и прием белковых препаратов в больших количествах. Но протеины бьют по обмену веществ, потому что дозы белка там превышают рекомендованные в разы. После подобной «диеты» у людей начинаются проблемы с почками или развивается подагра. Ко мне потом приходят мужчины, которые применяли дешевые и более токсичные незарегистрированные аналоги тестостерона: у таких пациентов подавлена их собственная выработка тестостерона, даже после отмены гормонотерапии. Яички становятся сморщенными, начинает расти женская грудь. Конечно, если прийти вовремя, то всё это лечится. Если же прийти поздно, то придется пожизненно сидеть на ЗГТ (заместительная гормонотерапия — прим. авт.).

Диабет — самая серьезная неинфекционная эпидемия во всём мире. И у нас число диабетиков, увы, увеличивается.

VOX: Вернемся к диабету. О нем написано очень много, но далеко не все знают, что из себя представляет это заболевание. Например, считается, что диабет — это следствие неправильного питания.

— В какой-то мере это так, особенно если идет постоянная углеводная нагрузка от сладкого. Но вообще должно сложиться очень много факторов, чтобы у человека появился диабет. Это наследственная предрасположенность, стрессы, неправильное питание, состояние печени. Типичный диабетик — это человек в зрелом возрасте, старше 40–45 лет, который не очень следит за питанием, любитель жирного, жареного, алкоголя, и с избыточным весом. Но все эти условия не являются обязательными, иногда болезнь поражает людей и без видимых факторов риска, никто не застрахован. Диабет — самая серьезная неинфекционная эпидемия во всём мире. И у нас число диабетиков, увы, увеличивается.

Существует два типа диабета, и, по сути, это разные заболевания. Первый тип — аутоиммунное заболевание, когда повреждаются бета-клетки поджелудочной железы и организм не вырабатывает инсулин. Выявляется такой диабет почти в ста процентах случаев, потому что развивается очень резко и диагностируется, когда человек практически в коме. Такие больные всегда вынуждены использовать инсулин.

— Диабет второго типа развивается с годами из-за множества факторов. Он часто остается недиагностированным. По статистике ВОЗ, такой диабет диагностируется в среднем на четвертом году от начала развития. Всё это время развиваются побочные эффекты и осложнения. У таких людей инсулин присутствует — иногда даже больше, чем надо, — просто он не работает. Тут задача врача — подобрать препарат, который поборет инсулинорезинстентность. Иногда диабетиков второго типа тоже переводят на инсулинотерапию как самый эффективный сахароснижающий препарат, например, когда есть противопоказания к таблетированому лечению — тяжелая форма астмы или онкозаболевания. При этом нередко пациенты больше боятся лекарств, чем своего сахара: от длительного приема таблеток, мол, страдает печень. Но сахар убивает органы гораздо быстрее.

Также бытует опасное мнение, что алкоголь снижает сахар. Да, если принять много алкоголя, он выключает печень из углеводного обмена. И на какое-то время сахар действительно может упасть. Но потом поднимается еще выше.

VOX: Как люди реагируют на то, что им прописывают инсулин?

— Человек, который был на таблетках, на инсулин переходит очень неохотно. Часто люди адаптируются к своим сахарам и ходят с показателями 20 ммоль/л и выше при норме 5. Часто люди не знают норм и считают, что 9–10 ммоль/л натощак — это хорошо.

Если диабет не лечить, он поражает сосуды, в том числе и головного мозга, вызывая энцефалопатию. У диабетиков, которые по каким-либо причинам не получают лечения, снижается критичность, и они не могут здраво оценивать свое положение.

VOX: Как в целом обстоят дела с лечением диабета?

— Сейчас все диабетики находятся на государственном обеспечении. Ассоциация диабетиков вместе с сообществом эндокринологов проделала очень большую работу в этой сфере. Инсулин сейчас только генно-инженерный, высокого качества. Обеспеченность — практически стопроцентная. Есть проблемы в обеспечении, например, иголками и тест-полосками для измерения сахара. Приходиться докупать самим. А сам инсулин поступает практически бесперебойно.

Хуже с таблетированными препаратами. Те, что выдают у нас бесплатно, считаются устаревшими, и весь мир от них отходит. Есть новое поколение препаратов — дорогостоящих, которые государство закупает неохотно. Чтобы выдать такой препарат бесплатно, врачу нужно дополнительно это обосновать, хотя назначить хороший работающий препарат при нормальном раскладе — первый шаг после установления диагноза. Именно поэтому люди идут в частные клиники: они хотят хорошую терапию, а не ту, что дают бесплатно.

VOX: Что делать человеку, чтобы начать лечение вовремя и свести осложнения от диабета к минимуму?

— Я рекомендую всем при походе в лабораторию по любому поводу заодно сдавать и анализы на сахар. Клиническая картина у диабета — очень разная. Например, у женщин могут появиться сыпь и зуд во влагалище — редко кто это сразу свяжет именно с повышением уровня сахара. А может и не быть вообще никаких внешних признаков, хотя заболевание уже поражает внутренние органы. Надо следить за собой — за питанием, весом. Особенно если есть наследственная предрасположенность к диабету. Кроме того, при выявлении заболевания нельзя заниматься самолечением: у диабета, как и в одежде, есть своя «мода». То это масло черного тмина, то гречка в кефире, то какие-то фрукты, ягоды годжи и прочее. Если это не откровенные яды, типа настойки аконита, то пожалуйста, только надо понимать: это не заменяет нормального лечения! Максимум — может дополнить его. Есть продукты, которые действительно незначительно, но помогают снизить сахар: топинамбур, растения, содержащие инулин, вроде цикория и грецких орехов. Главное здесь — не проявлять фанатизм и помнить, что это только помощь, но не лечение. А то, бывает, показывают мне китайские таблетки, которые, может, даже хорошие, но там нет ни единого понятного слова, ни одной цифры, только иероглифы. И спрашивают: «Поможет?» Вот что тут отвечать? Приходится объяснять очевидное: нельзя заменять поверенные препараты с доказанным действием неизвестными таблетками.


Ультразвуковое исследование щитовидной железы
Ультразвуковое исследование щитовидной железы

VOX: С диабетом более-менее понятно. Расскажите про проблемы щитовидной железы.

— У нас эндемический район, охватывающий Центральную и Среднюю Азию, и в этом районе очень мало йода. Врожденный гипотиреоз вызывает олигофрению. В Китае, говорят, были даже целые деревни олигофренов. В XX веке начали йодировать соль, и это в значительной степени улучшило ситуацию. Но этот йод весьма неустойчивый. Он распадается на свету и при приготовлении. Такую соль стоит держать в темном прохладном месте, в непрозрачном сосуде, и добавлять в уже готовую и слегка остуженную пищу. Препараты для профилактики йододефицита не навредят, и я считаю, что младшим школьникам стоит их выдавать. Ребенок проще переносит стресс, становится более спокойным, усидчивым. Также дополнительный источник йода нужен женщинам при планировании беременности.

От наших зарегистрированных препаратов ничего плохого не будет, а вот всякие БАДы могут и навредить: в них завышенные дозы йода, и я сталкивалась с пациентами с переизбытком гормонов щитовидной железы после приема таких препаратов. Любое лекарство должно быть строго дозированным. Когда люди пьют БАДы, они пренебрегают полноценным лечением.

Очень много проблем и с аутоиммунными тиреоидитами. Это бывает из-за частых всплесков иммунитета — на фоне ангины, например. Так что главной профилактикой этого заболевания будет лечение тонзиллитов. Откуда берутся аутоиммунные болезни, никто наверняка не знает, но это не связано с йододефицитом, тут йод, напротив, может усугубить ситуацию.


Пальпация щитовидной железы
Пальпация щитовидной железы

— Проблем с избытком гормонов щитовидной железы также достаточно много, но и это лечится.

С человеком, у которого есть проблемы со щитовидной железой, поначалу очень тяжело работать: у таких пациентов, как правило, наблюдаются сильные изменения в настроении, но, когда начинаешь лечение, видишь, что в следующий раз человек приходит совершенно другим.

Средний возраст выявления гипотиреоза — 25–30 лет, но и у детей он встречается часто. Начаться он может в любом возрасте.

Как и в случае с диабетом, щитовидку тоже любят «лечить» чем попало. Одно из популярных действий — рисование йодной сеточки. Также ее используют как диагностику — мол, за какое время нарисованная сеточка исчезнет. Но это характеризует исключительно увлажненность кожи.

VOX: Стоит ли самостоятельно сдавать анализы на гормоны?

— Гормоны наобум я сдавать не советую — лучше получить направление от врача: вероятно, это выйдет дешевле. Из того, что можно сдавать без направления, назову глюкозу и тиреотропный гормон — ТТГ. Это скрининг на самые частые эндокринные патологии — сахарный диабет и гипотиреоз. Все остальные анализы — при наличии соответствующих жалоб, по назначению врача.

Походы к эндокринологу обязательны перед и во время беременности. При планировании лучше обследовать двоих родителей, чтобы исключить те или иные заболевания или вылечить то, что уже имеется.

VOX: В каких еще случаях стоит посетить эндокринолога?

— Походы к эндокринологу обязательны перед и во время беременности. При планировании лучше обследовать двоих родителей, чтобы исключить те или иные заболевания или вылечить то, что уже имеется.

У мужчин те же гипотиреоз и сахарный диабет влияют на выработку сперматозоидов и их подвижность. Также у некоторых мужчин есть проблема с половыми гормонами — дефицит тестостерона. Он может привести к полному бесплодию и эректильной дисфункции.

Стоит идти к эндокринологу, если наблюдается резкая потеря или набор веса, если взрослый человек продолжает расти. Проблемы со зрением — например, резкое его снижение — также могут входить в компетентцию эндокринолога. Нарушение менструального цикла у женщин, появление стрий — разрывов или растяжек — вне беременности, непроходящая анемия — всё это, скорее всего, проблемы эндокринного характера.

VOX: Какие проблемы в сфере эндокринологии есть в нашей стране?

— Главная — дефицит эндокринологов. В некоторых поликлиниках их вообще нет, и их функцию выполняют ВОП и терапевты. Там, где эндокринологи есть, они обычно сильно перегружены. Вся проблема государственного здравоохранения — финансирование. Когда у врачей будут большие зарплаты, повысится и конкуренция на место, и качество станет лучше. Гормоны инсулина, тиреостатики — всё это предоставляется. По многим эндокринным заболеваниям есть бесплатные препараты, но это не покрывает лечение осложнений. Когда я выписываю препараты пациентам, постоянно мониторю цены качественных препаратов. И лечение мое может обойтись человеку в 50 000 тенге, хотя я назначаю исключительно необходимое. Так что не все покупают выписанные лекарства. Нейропротекторы и ангиопротекторы, например, могут обойтись в месяц тысяч в двадцать.


Лекарственные средства для терапии эндокринологических заболеваний
Лекарственные средства для терапии эндокринологических заболеваний

— Люди вообще не привыкли платить большие суммы врачу, в семейных бюджетах у нас обычно вообще нет статьи расходов на медицину. А так как нельзя сбить цены на исследования и реактивы, максимально дешевыми стараются сделать услуги врача, даже в частных клиниках. 5 000 тенге — это же цена маникюра. Врач имеет процент от доходов клиники. То есть, чтобы иметь зарплату, например, в тысячу долларов, нужно принять в месяц 350–400 пациентов. Потому что повторные приемы дешевле, потому что есть пациенты, которые не платят, и их немало. Но в частной медицине хотя бы всё по-честному.

Госзарплаты же — очень низкие, на такую зарплату человек в принципе не может выжить, особенно с семьей, а люди потом жалуются, что врачи у нас самые коррумпированные. Врачам же просто деваться некуда. Это, кстати, еще одна причина, по которой я не могу работать в государственной клинике: я не умею выпрашивать «рахметы». Может, переход на страховую медицину улучшит ситуацию. Человек должен отвечать за свое здоровье своими деньгами. Нигде врачи не получают так мало, как в СНГ. Врач вкладывает в свое образование очень много сил и времени. И морально это должно как-то компенсироваться. Это тяжелая работа. Я проходила в этом году курс по эндокринному бесплодию в Алматы, и в принципе стараюсь участвовать в семинарах и конференциях. За свои деньги, потому что для меня это важно. Так что услуги врача должны стоить дорого. Сейчас на место врача возьмут любого человека, у которого есть диплом и сертификат. С момента выпуска я ни разу не искала работу — мне всегда что-то предлагают. А должна быть конкуренция.

Ну и, конечно, серьезная проблема, о которой мы уже говорили — стереотипы в головах людей. Например, наши люди очень верят в эффективность капельниц. Хотя это только один из способов введения препаратов, не более. Они не всегда эффективнее таблеток. Капельницы ставятся дней 10, а таблетки можно принимать гораздо дольше и добиться стойкого эффекта. Однако, если ты не назначаешь человеку капельницы, только таблетки, то тебя автоматически считают не очень хорошим доктором. Это психологическое: когда ты лежишь час с иголкой в руке, тебе кажется, что тебя действительно лечат.

VOX: Люди в принципе больше любят заниматься самолечением?

— Еще как. Например, когда человек, услышав где-то что-то, начинает есть, например, только одну гречку с кефиром. Но гречка — это углеводы, и сахар она не сильно, но повышает. Плюс человек не получает ничего другого. Еще была в моде диета Дюкана, белковая, после нее ко мне приходили пациенты с подагрой. К счастью, она вышла из моды. Люди любят советовать друг другу препараты, которые помогли им от, как им кажется, схожих заболеваний.

Хуже, когда люди отказываются от приема препаратов, насовсем или на время. У диабетиков же при таком раскладе очень быстро развиваются осложнения. Был у меня инсулинзависимый пациент, пожилой мужчина, он вычитал про инсулиновые смеси — где инсулин короткого и длительного действия в одном шприце, и можно колоться один–два раза вместо четырех. Я не соглашалась назначать ему лечение по этой схеме, потому что пациент был довольно тяжелым, и именно ему такая схема не подходила. В итоге эту смесь он купил сам, потом пропал на несколько месяцев, затем пришел его сын и сообщил, что отцу ампутировали ногу. Он ее повредил, и из-за высокого сахара развилась молниеносная гангрена. Конечно, диабет — психически сложная проблема, нам не понять, каково это — колоть себя четыре раза в день в живот и шесть раз колоть пальцы, проверяя сахар. Это меняет жизнь человека.

Мифы о похудении — чисто эстетические. Этого требует только масс-культура, и это может скорее навредить. Мы должны четко различать, где проблема эстетическая или психологическая, а где — медицинская.

VOX: А с вопросами похудения к вам часто обращаются?

— Мифы о похудении — чисто эстетические. Этого требует только масс-культура, и это может скорее навредить. Мы должны четко различать, где проблема эстетическая или психологическая, а где — медицинская. Эндокринология занимается только теми формами избыточной массы тела, которые опасны для здоровья и являются следствием эндокринных нарушений. Есть понятие индекса массы тела, на который обычно ориентируются. Это соотношение роста и массы тела. Индекс до 25 считается нормой. Женщине при росте 165 см нормально весить 70 кг. Это не вредно для здоровья. Серьезные риски начинаются от 100 кг. Индексы массы тела от 25 до 30 — это уже определенные риски. Выше 30 — это ожирение и опасность для здоровья. Если индекс массы тела больше 40, то большинству пациентов поможет только хирургическое вмешательство.

Опаснее всего ожирение, когда жиры откладываются в области живота. Это значит, что затронуты также внутренние органы. Обхват живота больше 94 см у мужчин говорит о дефиците тестостерона. Для женщин нет четкой связи с половыми гормонами. С ними в этом плане работать труднее. Дефицит эстрогенов восстановить сложнее, чем дефицит тестостерона. У женщин от экзогенных эстрогенов очень много всяких проблем: гормонозависимый рак молочной железы, миома матки... При наличии гормонопродуцирующих опухолей выработку половых гормонов подавляют искусственно, и это сказывается на общем состоянии организма. Можно поставить диагноз «ожирение» по обхвату талии, даже если индекс массы тела укладывается в нормальные рамки. Ожирение как диагноз лечить необходимо. Бодипозитив как любовь к телу — это хорошо, но если речь о здоровье, а не об эстетике — время приступать к лечению.

И здесь люди, к сожалению, продолжают заниматься самолечением.

Для похудения мужчины принимают тестостерон. И в принципе для мужчин с лишним весом тестостерон показан. Но это должен быть надежный препарат, и начинать надо с минимальных доз — в виде гелей, например. И строго под наблюдением врача. А мужчины выбирают инъекционные препараты длительного действия, которые при развитии побочных эффектов так просто не отменить. В случае избытка тестостерон превращается в эстрогены, а это чревато различными последствиями.

У женщин в плане похудения еще больше фанатизма. Они морят себя диетами, принимают какие-то растения, которые вызывают обезвоживание организма. Это сказывается на почках и гормонах.


Акромегалия
Акромегалия

VOX: Расскажите еще о случаях из вашей практики.

— Моей пациенткой однажды была женщина с множественными переломами, после аварии. Попала она ко мне после того, как у нее неправильно сросся перелом, и у женщины заподозрили остеопороз. Когда ее обследовали, то обнаружили, что у нее компрессионный перелом трех позвонков. А у женщины просто периодически болела спина. Остеопороз — чаще всего гормонозависимое заболевание. Ведут пациентов с таким диагнозом обычно эндокринологи и ревматологи. У этой женщины мы обнаружили опухоль паращитовидных желез — это четыре маленькие горошинки на поверхности щитовидной железы. Они отвечают за уровень кальция в крови и регулируют его путем вымывания из костей. Из-за опухоли же весь кальций переносится в кровь, могут возникнуть судороги. Но эту женщину, насколько мне известно, успешно прооперировали.

Еще ко мне приходила пара — мужчина и его молодая жена. Диагноз женщины мне был понятен с порога: она страдала синдромом Кушинга. У пациентки был очень специфический внешний вид: большой живот, тонкие конечности, круглое лицо с неестественным румянцем. Плюс повышенный рост волос — усики, бакенбарды, — а также широкие красные стрии на теле. Синдром мог провоцироваться опухолью гипофиза или надпочечников, задачей врача было найти эту опухоль и прооперировать. У женщины на фоне этого заболевания развился стероидный сахарный диабет. У нее была гипертония, полный набор осложнений, ходила она так годами. Тесты на локализацию опухоли при обнаружении болезни не проводились. Пациентке сделали МРТ гипофиза и обнаружили там аденому. Отправили в Астану на операцию, но та не помогла, гормоны остались высокими. Когда я начала выяснять, в чем дело, проблема оказалась в надпочечниках. Аденома гипофиза же не была гормонопродуцирующей. Я долго обосновывала диагноз, чтобы отправить ее сразу к хирургам. Через какое-то время они пришли снова, но операция не была сделана. Также я назначила ей инсулин, но и его они колоть не стали, потому что было страшно. При этом муж заявил: «Сделайте что-нибудь, чтобы она похудела и родила». Я была жутко зла, в основном на мужа, потому что у женщины просто не осталось никакой критичности к происходящему. У человека смертельное заболевание, а мужа волнует только вопрос внешнего вида, деторождения и сексуальных утех! А диагностический поиск был очень долгим. В итоге они просто пропали. Я писала им на WhatsApp, но они перестали мне отвечать. Надеюсь, женщина попадет к врачу, который посмотрит мои рекомендации и отправит ее на операцию.


Аппарат УЗИ
Аппарат УЗИ

— Вообще вопрос деторождения часто исходит от желания мужчины. Самой женщине это далеко не всегда надо. И при диагностике бесплодия в таких случаях выясняется, что никаких нарушений там нет, кроме внутреннего нежелания женщины беременеть. Иногда мне приходится работать еще и психологом. Расспрашиваешь женщину о ее жизни, а ее в какой-то момент прорывает, она начинает рыдать и вываливает всё, что наболело... Была пациентка, которая ходила ко мне исключительно как к психологу, хотя эндокринных заболеваний у нее выявлено не было. Так что она оплачивала мои приемы и приходила на разговор. Говорила, что ей это очень помогло.

Была среди моих пациенток и трансгендерная женщина. У нее была проведена коррекция пола, сделаны все назначения. Не сказать, что я ее вела, но где-то что-то корректировала и отслеживала состояние. Опыта в ведении транс-людей у меня нет, и это тоже проблема. Я бы хотела пройти обучение, но точно не в Алматы и не в Казахстане — у нас просто нет такой школы. Даже врач, которая входит в комиссию по вопросам трансгендеров, не определилась до конца со своим отношением к ним. Сидит в ней что-то старое и «совковое». А ведь мы вообще не должны рассуждать, что нормально, а что нет, — мы должны оказывать помощь.

VOX: Насколько трудно вообще бывает работать с людьми?

— Есть люди очень неприятные для меня в общении или, например, неприятно выглядящие, пахнущие. Но от этого абстрагируешься. Трудно работать с мрачными людьми. Можно работать со злобными или скандальными, но мрачные — это отдельный разговор. Они заранее не верят в успех и во всём сомневаются. Их приходится часто и много убеждать. А вообще, ко всем видам пациентов привыкаешь, ведь эндокринные нарушения часто сопровождаются сменой настроения. Но это всё корректируется. Нужно только запастись пониманием и терпением.

Однажды приходила женщина чуть ли не в пижаме, у которой впервые выявили сахарный диабет. Я назначила ей лечение, и когда пациентка пришла повторно, ее было не узнать: цветущая, красиво одетая, с прической и макияжем. В следующий раз она спросила, могут ли от сахароснижающих препаратов нарушаться месячные. Я предположила начало климакса — ей было уже за сорок — и отправила пациентку на УЗИ и анализы. И там выяснилось, что женщина беременна. Так что она нормально выносила и родила ребенка.

На этой позитивной ноте хотелось бы закончить и напомнить: следите за своим здоровьем, проходите профилактические осмотры и просвещайтесь! Хороший врач никогда не станет вредить пациенту.

Поделись
Интэро Тиллен