INTERVIEW Эльвира Абдусалямова 27 августа, 2015 14:00

Булат Мергалиев: наша цель – сделать бодибилдинг и фитнес массовым спортом

Булат Мергалиев
Булат Мергалиев
Фото: Тимур Батыршин
Мало кто знает, что в мае этого года случилось большое событие, которое подняло наше государство на новый уровень среди всех стран в спортивном смысле. Впервые казахстанец стал президентом Всемирной федерации бодибилдинга и атлетизма WBPF. Мы узнали об этом, когда присутствовали на Чемпионате Казахстана и Средней Азии. Сегодня нам выпала возможность побеседовать лично с Булатом Мергалиевым, узнать больше о его личности и том, как он удостоился чести быть президентом Всемирной федерации, в которой состоят 139 стран.

Булат Мергалиев, президент Всемирной федерации бодибилдинга и атлетизма
Булат Мергалиев, президент Всемирной федерации бодибилдинга и атлетизма

Я довольно сильно прикипел к этому виду спорта и решил, так сказать, взять под свое крыло уже существующую федерацию. Тогда бодибилдинг был никому не нужным спортом из-за одного психологического момента: считалось, что это спорт рэкетиров, которые в подвалах качаются, чтобы бить и отнимать им не принадлежащее.

VOX: Булат Хакимович, Vox Populi от души поздравляет Вас с этим радостным, переполняющим гордостью событием. Нам хотелось бы, чтобы Вы рассказали о своей жизни до того, как стали президентом Всемирной федерации. Все-таки личность Вы не публичная, и мы уверены, что для многих читателей это первое знакомство с Вами…

Булат Мергалиев: Я коренной алматинец. Учился в 52-й школе, которая, к слову, до сих пор существует. После окончания школы поступил в Алма-Атинский институт народного хозяйства на экономическую специальность, и в 1971 году его окончил. Работал на различных должностях. Вы знаете, я вообще всю свою жизнь работаю: как в 14 лет научился играть на гитаре и начал подрабатывать в различных коллективах, так и по сей день работаю.  А музыка была и осталась моим большим увлечением: когда я окончил институт, создал известный ныне коллектив «Жетiген». Сейчас они играют в том же составе, в каком и были с самого создания группы. Уже почти 45 лет мы вместе: дружим, общаемся, не теряем связь.  

После я работал в Госснабе – пошел на пищевое предприятие «Алматинский маргариновый завод» в качестве заместителя директора, а через два года занял должность директора. Дальше было место в областном комитете партии, где я курировал всю пищевую промышленность в Алматы и Алматинской области. А потом начались декабрьские события, и меня со словами «кунаевец, уходи» попросили освободить должность.

VOX: Как же Вы тогда реабилитировались?

БМ: Дело в том, что я и не держался за должности. После того, как работал на заводе, мне уже ничего не было страшно — мог пойти работать хоть кем, хоть куда. Так, до 1990 года трудился в Министерстве хлебопродуктов, а после решил уйти в свободное плаванье. Как сейчас помню, как министр тогда сказал: «Ты с ума сошел! Куда теперь пойдешь? На улицу?», но я знал, что делаю все правильно. Тогда как раз начиналось кооперативное движение, и я создал компанию «Корпорация МБК». Там много чего было: две фабрики по производству муки, игорные заведения: казино, игровые автоматы. Так как я бизнесмен, в финансовом плане много кому помогал: музыкантам, композиторам, художникам, киношникам.


Булат Мергалиев и группа «Жетiген», Алматы
Булат Мергалиев и группа «Жетiген», Алматы

VOX: А к спорту как пришли?

БМ: В 1993 году ко мне начал наведываться Сергей Коржов, который был генеральным секретарем тогдашней федерации, образованной в 1991 году. Внешность у него была интересная: крупный спортсмен с густой бородой. Приходил ко мне с разовыми просьбами до тех пор, пока я не сказал ему: «Невозможно же так постоянно ходить. Давай в таком случае создадим с тобой вместе бизнес». И мы открыли магазин FLEX, который и сейчас продолжает работать. Жаль, что сейчас он утерял свою основную функцию — помогать спортсменам с питанием, оборудованием и прочими ресурсами. Сережи уже несколько лет нет с нами, а магазином стала управлять его супруга.

Я довольно сильно прикипел к этому виду спорта и решил, так сказать, взять под свое крыло уже существующую федерацию. Тогда бодибилдинг был никому не нужным спортом из-за одного психологического момента: считалось, что это спорт рэкетиров, которые в подвалах качаются, чтобы бить и отнимать им не принадлежащее. Через время спортсмены избрали меня президентом, и с тех пор я с ними. А в 2001 году избрали президентом Азиатской федерации. До 2003 года я носил это звание, после чего оставил пост и стал пожизненным президентом Азиатской федерации (за все существование Азиатской Федерации звания «пожизненный президент» удостоились всего две личности, в числе которых Булат Мергалиев – прим. ред.).

VOX: Булат Хакимович, а сами бодибилдингом занимались?

БМ: Именно бодибилдингом я не занимался, но спорт люблю. Уже более 35 лет занимаюсь горными лыжами. С этим образом жизни у меня много чего связано: в мире много друзей, знакомых, компаньонов, которые катаются вместе со мной. Мне 66 лет, но я их совершенно не чувствую! А все потому, что занимаюсь спортом и любимым делом.

VOX: Получается, Вы уже больше двадцати лет являетесь президентом Казахстанской федерации?

БМ: Не совсем. Был небольшой перерыв в 2003 году, когда я был вынужден отойти от дел. В тот год я оставил сразу два поста – президента Казахстанской и Азиатской федераций.

У меня принцип такой — плывешь и кусаешь. Маленькие кусочки отлетают, мелкая рыбешка их забирает, а мы плывем дальше и продолжаем кусать. Останавливаться и гоняться за этой «мелкотней» у нас просто времени нет!

VOX: Что послужило причиной возвращения в мир бодибилдинга и фитнеса?

БМ: Вопиющая несправедливость. Я пригласил к себе ребят и спросил, что происходит, почему федерация разваливается. Оказалось, что Министерство спорта заставляло отдавать места: кто-то кого-то тренирует, а министр звонит и просит поменять протоколы соревнований, чтобы человек, занявший второе место, занял первое. Дошло до того, что ребят вызвали в Астану и попросили поменять девять судей. Во всем мире узнали об этом случае, а после у меня постоянно спрашивали, как такое вообще возможно в Казахстане? Я до сих пор искренне не понимаю, что дала тому парню смена протокола: понятно, что никакое первое место он не занял…


Булат Мергалиев в своем кабинете, Алматы
Булат Мергалиев в своем кабинете, Алматы

VOX: И как Вы поступили? Решили реабилитировать федерацию?

БМ: К той организации я больше не имел никакого отношения. Я сказал, что возглавлю федерацию, но другую, которую мы создадим с нуля. По сей день существуют две федерации, но вторую мы даже не берем в расчет. У нас и задачи совершенно другие: не выслужиться перед кем-то, а развивать массовый спорт. С самого первого дня я этим и занимаюсь. От спорта, в отличие от других, я ничего не получаю, а только даю уже столько лет. И меня возмущает, что когда я вкладываю, с другого конца кто-то забирает. Посудите сами, если федерация организовывает чемпионат, и на одну категорию записываются только два человека, то третий «с улицы» автоматически станет бронзовым призером. Это же смешно!

У нас есть свои задачи, свои установки, цели, к которым мы идем. Мы с Талапом (Талап Иматалиев, генеральный секретарь Казахстанской федерации бодибилдинга и фитнеса – прим. ред.) тогда еще решили, что создадим такую федерацию, которая будет давать настоящих спортсменов нашей стране. И делаться это будет не для какого-то «агашки», который потом будет просить первое место тренеру, который его «массирует». Сейчас, когда мы проводим чемпионаты, только от нашего города 120 человек заявляют о своем участии. В каждой категории участвуют по 20 атлетов. Вот этого мы и добивались. У меня принцип такой — плывешь и кусаешь. Маленькие кусочки отлетают, мелкая рыбешка их забирает, а мы плывем дальше и продолжаем кусать. Останавливаться и гоняться за этой «мелкотней» у нас просто времени нет!

Все те успехи, которых добилась наша федерация, были достигнуты не с помощью Министерства спорта, а вопреки. Наша федерация превратилась в очень авторитетную организацию во всём мире: ее поддерживает Олимпийский совет Азии (ОСА). Сейчас мы должны двигаться туда, где есть олимпийское движение. Это одна из наших установок.

VOX: На каком уровне сейчас находятся наши казахстанские атлеты по сравнению со спортсменами других стран?

БМ: Пока мы не можем предоставить такого атлета, который смог бы наравне со всеми биться за победу. Но это касается только мужчин. В женском спорте мы доминируем, что не может не радовать. Мы решили готовить наших спортсменок и предпочли качество количеству.

Некоторые наши «умники» говорили мне: «Да что ты возишься с ними! Никогда наши люди не будут чемпионами мира. Ну, еще в чемпионате Азии могут как-то победить, но только потому, что ноги кривые у девушек в Азии!» Вот такую ахинею мне говорили, представляете. Пожалуйста: наша спортсменка выиграла дважды чемпионат Азии и два последних чемпионата мира. Представьте себе: впервые в Казахстане мы в фитнесе занимаем первое место. А после нее еще девушки начали подтягиваться и занимать призовые места и «на мире» и «на Азии».

VOX: А что же тогда делать с мужчинами? Как их подготовить к тому, чтобы они тоже брали золото?

БМ: В самом бодибилдинге мужчин маловато. Они нередко используют стероиды, хотя мы активно с этим боремся. Сейчас мы делаем ставку на категорию «атлет физик», где парни не доводят свои формы до неестественного состояния, а, наоборот, выглядят даже очень эстетично. Все что им нужно — полезное сбалансированное питание, правильная тренировка и нормальные мозги. В этой категории, считаю, мы можем брать золото, если будем относиться к этому серьезнее.

VOX: Булат Хакимович, как Вас выбрали президентом Всемирной федерации бодибилдинга и атлетизма?

БМ: Скажу откровенно: для меня это была неожиданность. Ранее я порядка семи лет был их патроном. Как президент Казахстанской федерации, призывал участвовать наших спортсменов, присутствовал на всех конгрессах, старался всегда говорить свое слово и, конечно, принимал участие в голосованиях. Для Всемирной федерации WBPF это было очень важно, потому что свое существование она начала только после 2009-го, когда скончался основоположник этого спорта — Бен Уайдер, с которым я лично общался не раз, и который был родным братом первого тренера Шварценеггера, Джо Уайдера.

Президентом Всемирной федерации избрали Рафаэля Сантоху, который превратил федерацию в машину, делающую деньги. Мир был против, и тогда 139 стран объединились и создали свою федерацию WBPF. По некоторым причинам нынешний президент покинул пост, тогда генеральный секретарь WBPF Пол Чуа позвонил мне и сообщил, что прилетит с важным разговором. Мы с ним долго говорили, и он выложил, что люди хотят, чтобы я занял этот пост.

Официально я еще не вступил в свои права, как президент Всемирной федерации, потому что конгресс еще не утвердил меня. В ноябре в Бангкоке будет конгресс, где меня уже окончально утвердят, и я стану официальным президентом.

VOX: Как Вы считаете, какие поступки способствовали тому, что президентом избрали именно Вас?

БМ: Нам удалось вовлечь Среднюю Азию в данный спорт. До того ни киргизы, ни узбеки, ни туркмены не могли нормально о себе заявить. Мы начали работать над этим: Талап ездил в эти страны с семинарами, проводил мастер-классы, встречался с министрами спорта вышеназванных государств. Они просили научить их критериям оценки, потому что вы ведь сами знаете, как мужчина смотрит на женщину. Здесь важен профессионализм и правильные критерии оценки. Мы добились того, что эти страны теперь входят в WBPF, а в сентябре этого года впервые чемпионат Азии будет проходить в Ташкенте.

VOX: Ранее Вы упомянули о стероидах… Неужели человек может выглядеть так неестественно, не применяя их?

БМ: Мы боремся с этой болезнью. И не нужно забывать, что атлеты-бодибилдеры не всегда выглядят так, какими выходят на сцену. Все думают, что Шварценеггер всегда представляет собой гору мышц. Но он — такой же человек как и мы. Если вы пройдёте мимо него в обычный день, вы даже не заметите его. Когда нужно, и подходит время, он подводит себя к пику формы. Он специально набирает вес, а потом высушивается: идет целый комплекс из тренировок и питания, которые и помогают достичь результата. Сейчас нашим атлетам нужно подвести себя к пику формы три раза в году: на чемпионат Казахстана, чемпионат Азии и чемпионат мира. Но, помимо этих крупных событий, каждые три месяца мы стараемся проводить какой-нибудь конкурс. Делаем это для того, чтобы подогревать интерес граждан и их желание заниматься.


Президент WBPF и KBFF Булат Хакимович Мергалиев
Президент WBPF и KBFF Булат Хакимович Мергалиев

VOX: Что бы Вы хотели пожелать своим федерациям и нашим читателям?

БМ: Я хочу пожелать дальнейшего процветания нашей Казахстанской федерации (KBFF), а успехи будут обязательно. Невозможно вложить столько средств, времени и здоровья в благие дела, и не получить результатов. Важно, чтобы спортивный комитет не делал вид, как будто нас нет — нужно понимать, что мир нас уже признал.

Мы должны добиться, чтобы наша нация была самой здоровой в мире. Мы строим больницы, когда нужно строить больше спортзалов и заниматься правильным питанием граждан. Радует, что сейчас такие залы появляются, и их становится все больше. Спорт должен стать образом жизни каждого нашего гражданина! 

Поделись
Эльвира Абдусалямова
Эльвира Абдусалямова
журналист Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000