INTERVIEW Алуа Сулейменова 17 сентября, 2015 13:00

Балнур Асанова: Я не светская львица. На это у меня совершенно нет времени

<p>Балнур Асанова, дизайнер</p>
Балнур Асанова, дизайнер
Фото: Тимур Батыршин
Отечественный дизайнер Балнур Асанова — личность далеко не публичная. Она не любит шумных вечеринок и светских раутов. Но это совсем не мешает ей из года в год представлять Казахстан на международных fashion-выставках и показах. В октябре этого года Балнур поедет на Неделю моды в Москве со своей новой коллекцией «Silk Way 2016» сезона «Весна–Лето 2016». Несмотря на плотный график, казахстанский дизайнер согласилась рассказать Voх Populi об интригах предстоящего показа и поделиться своей историей успеха.

Балнур Асанова — казахстанский дизайнер, арт-директор Академии моды «Сымбат», Кандидат искусствоведения, член-корреспондент Национальной инженерной академии Республики Казахстан, художник-живописец, заведующая кафедрой дизайна и сценографии АДТ «Сымбат», член Союза дизайнеров РК, член Союза художников РК, лауреат международных выставок и fashion-показов, постоянный участник Недели моды в Москве, Дубае и Вашингтоне.

Если рассматривать казахский национальный орнамент и его технологию, то можно с уверенностью сказать, что он уникален. Мы используем различные смешанные техники — тамбурный шов, гладь, аппликации, ручную вышивку и вышивку шнуром и бисером. Я с гордостью и с достоинством говорю, что я из Казахстана, рассказываю про нашу культуру.

VOX: Как нам известно, предстоящая Неделя моды в Москве для вас не первая, вы регулярно представляете Казахстан на международных модных показах. Расскажите, чего вы ожидаете от этого мероприятия, и надеетесь ли вы на успех?

— Дом моды «Сымбат» существует с 1947 года, и мы являемся единственным предприятием, которое не развалилось и не обанкротилось после развала Советского Союза, а успешно перешло в свободное плавание. Слово «успех» в нашем случае слишком громкое, потому что это структура нашего бизнеса. Любой Дом моды, если он считает себя таковым, должен участвовать два раза в год в профессиональной Неделе моды «Осень–Зима» и «Весна–Лето». Это стиль работы, требование, наши ежедневные будни.

Если говорить о Неделе моды в Москве, то мы там участвуем с 2003 года. Это очень серьезная площадка, где можно найти свою публику, байеров и рынок сбыта. Московская Неделя моды входит в пятерку самых сильных и значимых недель моды во всем мире и стоит на уровне с нью-йоркской, лондонской, парижской и миланской.

Об успехе на этом мероприятии можно будет судить по тому, как много заказов мы получим, найдутся ли байеры. Сейчас рано это обсуждать. 

VOX: Давайте поговорим о вашей новой коллекции. Из каких нарядов она состоит и для кого она, собственно, создана?

— Наша коллекция «Silk Way 2016» состоит из 50 нарядов, и она довольно разноплановая. Мы сшили одежду стиля casual, на каждый день: это юбки, брюки, платья и пуловеры, также будет представлен большой блок вечерних платьев.

В Европе, да и во всем мире, сейчас никого не удивишь хорошей вещью. У нашей коллекции всегда есть свое лицо. На показах мы представляем Казахстан, и это звучит во всех изделиях. Да, мы используем модные итальянские 3D-ткани, современные технологии, стильный крой, но наша изюминка — национальная вышивка. Если рассматривать казахский национальный орнамент и его технологию, то можно с уверенностью сказать, что он уникален. Мы используем различные смешанные техники — тамбурный шов, гладь, аппликации, ручную вышивку и вышивку шнуром и бисером. Я с гордостью и с достоинством говорю, что я из Казахстана, рассказываю про нашу культуру. 


Национальный орнамент
Национальный орнамент

Дизайн одежды изменил мою жизнь и меня. Я дизайнер одежды, занимаюсь керамикой, куклами, пишу картины. Сейчас я могу посвятить себя творчеству — и это лучшее, что со мной случилось в жизни.

VOX: А вещи с казахским орнаментом востребованы за пределами Казахстана?

— Раз нас до сих пор приглашают на такие мероприятия и ставят в самые лучшие дни показа, то я считаю, что да, востребованы. Я была более чем в 70 странах, на 40 различных фестивалях, и в Неделях моды мы два раза в год участвуем — это все не просто так. Если бы людям это не нравилось, мы бы просто не существовали. 


Итальянская 3D-ткань
Итальянская 3D-ткань

VOX: А что из себя представляет 3D-ткань?

— Это такая объемная ткань, когда один слой накладывается на другой. Это может быть шерсть и шифон, например, они миксуются и сразу прессуются вместе. И получается несколько видов ткани. Сшитую из нее одежду можно носить с двух сторон.

VOX: Дом моды «Сымбат» — это производственная фабрика и учебное заведение в одном здании?

— Да, Академия моды «Сымбат» — это уникальный холдинг. У нас большой стаж, более 68 лет. Мы работаем в нескольких направлениях. Это все, что связано с fashion-индустрией. У нас цех по пошиву одежды, учебное заведение: колледж, академия, магистратура и докторантура. Здесь учатся дизайнеры одежды, конструкторы-технологи, стенографы, парикмахеры и т. д. Очень много талантливых детей, многие из них побеждают на различных международных конкурсах и занимают призовые места.  

VOX: «Сымбат» больше специализируется на национальной одежде?

— Это такое предубеждение, что мы шьем только национальную одежду. На самом деле мы шьем все: casual, prêt-a-porter, люкс, школьную форму. Вот, 20-го числа едем на выставку в Москву презентовать школьную форму, хотим выйти на российский рынок.  

VOX: Расскажите про вашу творческую деятельность. Нам известно, что вы совмещаете в себе профессии художника и дизайнера одежды. Это несколько неожиданное сочетание.

— На мою жизнь и творчество очень сильное влияние оказала моя мама, Сабыркуль Асанова, она уже более 20 лет занимает пост президента и ректора Академии моды «Сымбат». Благодаря ей я получила огромный жизненный опыт и прекрасное образование. Да, я художник-живописец и дизайнер одежды. Раньше я считала, что эти две ипостаси никогда не могут соединиться и пересечься.

Когда я родилась, сразу начала рисовать. Рисовала везде — на стенах, подушках. Моя судьба сразу же была предопределена. Это художественная школа, изостудия, потом училище, академия искусств. Я только рисовала и больше ничего не умела делать. Потом так сложилось, что осталась одна с тремя детьми. И тогда моя мама сказала мне: «Живопись — это прекрасно, но этим детей не прокормишь». И мы решили, что я стану дизайнером одежды. В то время я училась в Академии искусств, изучала керамику. Перевелась на моделирование одежды. До меня никто так не переводился, и все косо смотрели, говорили, что это благодаря моей маме. Я закончила учебу и вышла на работу. Первый год не умела практически ничего. Я была художником, у меня было другое восприятие, психика. Потом поняла что платье — это тот же холст, я могу нарисовать на нем все, что хочу, вдохнуть в него творчество.

Дизайн одежды изменил мою жизнь и меня. Я дизайнер одежды, занимаюсь керамикой, куклами, пишу картины. Сейчас я могу посвятить себя творчеству — и это лучшее, что со мной случилось в жизни.

VOX: Ваши картины развешаны по городу на остановочных комплексах…

— Да, был такой проект, «Музей под открытым небом». Организаторы выбрали несколько картин, предложили сотрудничество. Это была отличная возможность познакомить жителей города с моим творчеством.

Я рисую в стиле импрессионизма. Сейчас в моих картинах начали больше появляться казахские мотивы и национальные темы.

Вообще, шить одежду — это очень тяжелый труд. Приходится импортировать ткани из других стран. И не только ткани, мы все привозим — фурнитуру, пуговицы, иглы.

VOX: Несколько лет назад вы были дизайнером известной американской компании Must Industries, которая работает с торговыми марками Victoria secrets, White and Black и Chico’s. Вы считаете это достижением?

— На одной из Недель моды в Москве мной заинтересовалась эта компания, которая искала талантливых дизайнеров по всему миру. Им нужен был человек, который умеет рисовать композиционные рисунки. И я стала у них дистанционным дизайнером. Сделала для них осеннюю коллекцию. Вся суть была в том, чтобы внедрять этнику на современную одежду. Я получила большой опыт. У нас был один жакет, весь в вышивке, и он был настолько успешным, что его несколько раз перезапускали.

Работать удаленно достаточно неудобно. Переехать в Нью-Йорк на тот момент я не могла. Это наверное, все моя ограниченность. Не могла все бросить и переехать в другую страну. Я же не одна, я воспитываю троих сыновей. В первую очередь думала о них. 

VOX: С какими трудностями вы сталкиваетесь?

— Вообще, шить одежду — это очень тяжелый труд. Приходится импортировать ткани из других стран. И не только ткани, мы все привозим — фурнитуру, пуговицы, иглы. А когда тебе все привезут, может оказаться, что весь заказ бракованный, и ничего с этим не сделаешь. Мы же не бизнесмены, мы производители. Мы покупаем и из этого производим. 


Академия моды «Сымбат»
Академия моды «Сымбат»

VOX: А вы сравниваете себя с казахстанскими дизайнерами?

— Я на самом деле совсем не в курсе дел казахстанских дизайнеров, ничего не могу сказать по этому поводу. Но среди них много моих выпускников, и я слежу за их творчеством. А вообще, мы не участвуем в наших Неделях моды, потому что предпочитаем выставляться на мировых площадках.


Новая коллекция Балнур Асановой
Новая коллекция Балнур Асановой

VOX: Ваша одежда стоит дорого?

— У нас одежда рассчитана на любого человека. Какой-то ориентации определенной на один сегмент нет. Мы шьем все. Это может быть и ткань подешевле, и вышивка другая. Мы стараемся делать наши вещи доступными для обычных людей. 

VOX: Вы мало соответствуете сложившемуся у людей стереотипу дизайнера. Не публичная личность, не любите светские мероприятия. Можно ли быть дизайнером без всего это гламура?

— Да, я не светская львица, потому что у меня на это совершенно не хватает времени. Сил нет совсем. Потому что мы работаем на самом деле, у нас поставки, сроки. Мы здесь, бывает, и ночуем, когда приходится. Я вообще не люблю светскую жизнь, потому что никого там не знаю. 

Поделись
Алуа Сулейменова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000