INTERVIEW 26 января, 2015 11:03

Алидар Утемуратов: «У казахстанского кино есть все шансы на успех»

Алидар Утемуратов
Алидар Утемуратов
Фото: Владимир Третьяков
В настоящее время в Казахстане производится от 10 до 25 картин в год, в целом за год в прокат попадает около 300. Начинающий кинопродюсер Алидар Утемуратов считает, что в Казахстане пока нет системы эффективно работающих механизмов развития и поддержки индустрии. С ним беседовал Дмитрий Гордиенко, корреспондент Vox Populi.
Снимать кино – дело серьезное. Откуда идея и почему именно жанр криминальной комедии?

– Все началось с того, что мы загорелись идеей снять развлекательный фильм для массового зрителя. Лучший жанр для развлечения зрителей – сочетание экшна и комедии. В поисках идеи пересматривали некоторые российские коммерческие проекты. Предварительно остановились на 5 вариантах, и в итоге выбор пал на криминальную комедию –  чувствовали, этот формат придется казахстанскому зрителю по душе. Над сценарием работал режиссер Каиржан Орынбеков совместно с Фуадом Ибрагимбековым – сыном легендарного Рустама Ибрагимбекова, который писал сценарии для таких фильмов как "Белое солнце пустыни", "Утомленные солнцем", "Сибирский цирюльник", "Увидеть Париж и умереть". Продюсером, отвечавшим за организационную и техническую составляющие съемок, выступил Андрей Распутин.

Ограбление по-казахски

Давайте поговорим подробнее про картину. Ваши ожидания оправдались, довольны результатом?

– Однозначно, да! Мы сняли фильм за 35 дней, и съемочный процесс прошел, в буквальном смысле, на "ура!". Все это результат хорошей подготовки. О том, что все прошло успешно мы поняли позднее – уже после премьеры, когда заново пообщались с актерами, получили хорошую обратную связь.

Наверняка пересматривали фильм после проката? Как впечатления?

– Как раз недавно пересмотрел. Сейчас уже нет никаких ожиданий, эйфория прошла, можно спокойно посидеть, вдумчиво просмотреть. На некоторых моментах говоришь себе, что вот тут можно было сделать по-другому. После показа мы получили хорошую обратную связь: разобрали в деталях, что сделали правильно, а что нет, где переборщили с юмором и т.д. Все эти ошибки надеемся учесть в следующих проектах.

Мы затронули рабочие моменты. Как вам работа с актерами в "Ограблении"? Насколько простой или сложной показалась?

– Я был наслышан о том, что творческие люди, в том числе актеры – капризные и недисциплинированные, и это, честно говоря, немного пугало. Но у нас получилось организовать работу по американской структуре: все было четко определено, были расписаны все роли и операционные действия. Мы провели предварительный тренинг с основным актерским составом, после которого ребята проходили семинары в театре "АРТиШОК" – притирались друг к другу, вживались в роли. Потом уже никого гонять не надо было, все всегда приезжали вовремя и делали свое дело. Актеры самостоятельно корректировали свой текст, переживали за свою роль и старались делать как можно лучше. Конечно, прошло не без ляпов, но в целом все очень довольны.

Кстати, кто занимался подбором актеров?

– Подбирал режиссер Каиржан Орынбеков, а финальное утверждение проводили втроем: продюсер Андрей Распутин, Каиржан и я. В фильме нет главного героя, и нам было важно, чтобы все 16 актеров хорошо сработались, балансировали и дополняли друг друга, чтобы был юмор, химия и т.д.

Киноиндустрия в Казахстане

Сложности были? Ведь в Казахстане наверняка делать кино не просто?

– Основной проблемой на старте работы было финансирование. Когда нам удалось решить этот вопрос, обсуждение предстоящей работы пошло намного живее. Я верю в казахстанский кинематограф, вижу возможности и потенциал его развития. Уверен, что в недалеком будущем казахстанские фильмы станут успешными за пределами нашей страны. Сейчас в Казахстане производится от 10 до 25 картин в год. Это достаточно внушительное количество, если учитывать, что в целом за год в прокате появляется около 300 картин. Казахстанский зритель по-прежнему предпочитает зарубежные фильмы. Если возьмем Россию, то там ситуация с отечественным кино тоже сложная, но его доля в общих кассовых сборах составляет почти 30%. Российские кинематографисты давно научились делать хорошие кинопродукты, есть много удачных, с точки зрения бизнеса, кейсов: "Дозоры", "Горько", "Елки" и пр.

Я верю в казахстанский кинематограф, вижу возможности и потенциал его развития. Уверен, что в недалеком будущем казахстанские фильмы станут успешными за пределами нашей страны.

В Казахстане такого пока нет, наш кинематограф довольно молод, нет системы эффективно работающих механизмов развития и поддержки индустрии. Нужно поработать и над законодательной базой, ведь до сих пор не принят закон о кино. Поправки, внесенные в закон "О культуре" несколько лет назад, заложили определенную основу для формирования законодательного фундамента индустрии, но этого недостаточно. Поэтому мы сейчас работаем над тем, чтобы выйти к нашим законодателям с пакетом предложений по развитию киноиндустрии. Одним из пунктов будет вопрос о снятии НДС, а также о других налоговых льготах для кинокомпаний, работающих в Казахстане. В той же России НДС не платят даже иностранные кинодеятели, а у нас платят все, включая местных производителей. Это один из сдерживающих факторов развития отрасли. Кроме того, для казахстанского кино нет никаких особых преференций: наши фильмы не должны идти одновременно с американскими, все должно регулироваться на законодательном уровне.

Если смотреть на кинобизнес, то практически любая инвестиция в кино – риск. Вы управляете инвестиционной компанией Green Apple, почему просто не проинвестировали картину? Зачем нужно было создавать кинокомпанию?

– Казахстанский рынок киноиндустрии еще молодой. У нас практически нет компаний, к которым можно прийти и сказать: "Ребята, вот идея, вот деньги, снимите качественно". Все пришлось делать своими силами. Собственно, так появилась компания Moviq, где я стал генеральным продюсером и инвестором. "Ограбление по-казахски" – наш кинодебют. До съемки кино каждый из нас имел свой собственный опыт. Скажу сразу, кино не стало моей основной деятельностью, и я по-прежнему возглавляю компанию Green Apple, развивающуюся в области телекоммуникационных и инновационных технологий. Но, так как везде используются одни и те же навыки управления, перестроиться было не сложно. Если говорить про моих коллег, то Андрей давно известен в Казахстане благодаря своим рекламным проектам, а Каиржан в свое время учился на режиссера в Лос-Анджелесе и по возвращению в Казахстан снимал рекламные ролики. Нас всех объединяет желание делать кино, и мы не оставляли эту мечту несмотря на то, что занимались другими проектами.

Насколько казахстанское кино интересно с точки зрения инвестиций?

– У него есть все шансы привлечь как внутренние, так и иностранные инвестиции. В частности, совершенство законодательства и налогового режима, о которых я говорил ранее, сможет стимулировать вложения в кино со стороны крупных местных компаний. Что касается иностранных денег, то тут важно помнить, что создатели при съемках всегда находятся в поисках привлекательных ландшафтов, а Казахстан природным разнообразием не обделен. Более того, в условиях, когда государство облегчает реализацию кинопроектов на своей территории и готово обсуждать компенсацию части расходов, оно получает огромную долгосрочную выгоду в виде развития местных компаний, обслуживающих международный проект. Приведу несколько хороших примеров:

  • Австралия, правительство которой предложило 20 млн долларов за право принять съемки пятой части "Пиратов Карибского моря"; 
  • Правительство Малайзии вложило порядка 20 млн долларов в производство сериала "Марко Поло" для американского интернет-сервиса Netflix;
  • Так поступали правительство Канады, правительства американских штатов Джорджия и Нью-Мексико, и всегда это приводило к всплеску кинопроизводства в этих регионах.

Сколько составил бюджет картины "Ограбление по-казахски"?

– 1,5 млн долларов.

Почему инвестирована такая значительная сумма?

– Если бюджет фильма "Ограбление по-казахски" был бы в пределах 800 тыс. долларов, то это был бы совершенно другой по качеству фильм. Мы надеемся вернуть вложенные средства на других рынках, в частности, на американском. Также планируем показать картину в других азиатских странах.

Насколько прозрачна политика казахстанских кинотеатров относительно кассовых сборов?

– Мы просим прокатчиков делать все прозрачно. Не знаю зачем, но многие заявляют завышенные суммы кассовых сборов. По моим данным, самые большие кассовые сборы среди казахстанских фильмов – около 200 млн тенге, это где-то 50-70 млн тенге за неделю. Если фильм в прокате 3-4 недели, то физически невозможно собрать больше при наличии существующего количества кинотеатров.

Если говорить про Интернет и кино. Ведь ролики на YouTube просматриваются чаще, чем фильмы. Как это влияет на киноиндустрию?

– Интернет сильно изменил коммуникационное поле. Я сам связист и прекрасно понимаю, как технологии влияют на мир, на процесс глобализации. Наши родители ходили в театры, на мюзиклы, в оперу и балет – сейчас все развлечения переходят на телевизионный экран. При этом форматы и технологии становятся более гибкими, каждый может стать режиссером, продюсером и собрать собственную аудиторию на YouTube. Сейчас снимаются многочисленные дебютные ленты продолжительностью в 3-5 минут, но я уверен, что длительность этих фильмов будет увеличиваться, а качество повышаться.

Профессиональная киноиндустрия тоже переживает изменения. Стали очень популярными жанровые сериалы. Я, например, последние 2-3 года смотрю в основном сериалы - для меня это как отдых после напряженного рабочего дня. Условно я делю их на интересные и познавательные; некоторые могу пересматривать многократно – "Друзья", например. Удивительный сериал.

Планы на будущее

Уже есть планы, каким будет продолжение?

– Наше патриотическое вдохновение нас не оставляет! Для нас снять качественный фильм для казахстанского проката было лишь началом, некая задача-минимум. Недавно обсуждали идею снять что-то об Алдаре Косе и задавались вопросами – "есть ли место этому герою в сегодняшнем дне? Как бы он выглядел?". Есть идеи детского фильма, романтической комедии, сериала с сюжетом, основанным на сегодняшних казахстанских реалиях.

Основная проблема – размер рынка, в Казахстане зарабатывать на фильмах очень тяжело.

Конечно, думаем и о коммерческой стороне, потому что основная проблема – размер рынка, в Казахстане зарабатывать на фильмах очень тяжело. Рассматриваем варианты сотрудничества с Россией и Китаем. Думая о рынке потребления ориентируемся на соседние регионы. Сегодня, к счастью, нет мононациональных стран, а для кинематографа это хорошо. Это отлично продемонстрировал фильм "Ограбление по-казахски": наши четыре героя – это два казаха, русский и кореец. И все они были приняты одинаково хорошо. Мы гордимся тем, что в Казахстане живет много национальностей.

Уже существуют вполне реальные планы: в следующем году Moviq планирует запуск двух новых проектов, которые будут ориентированы на международный рынок. Деталей раскрывать не буду – я предпочитаю говорить об уже свершившихся проектах.

Поделись
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000