INTERVIEW Алёна Мирошниченко 22 октября, 2018 10:00

«+100500» и «This is Хорошо»: Парни из YouTube

«+100500» и «This is Хорошо»: Парни из YouTube
Фото: Из свободного доступа в интернете
Известные ютуберы и кумиры молодёжи — Максим Голополосов, он же Макс +100500, и Стас Давыдов — побывали в Алматы в качестве гостей YouTube-фестиваля #ВидеоБайга от Beeline. В интервью Vox Populi они рассказали о «фишках» и «инструментах» своих проектов.

Материал содержит сниженную лексику. Стилистика речи героев сохранена.


Стас Давыдов
Стас Давыдов

Стас Давыдов — комедийный видеоблогер, ведущий веб-сериала «This is Хорошо», а также музыкант и солист латвийской группы Banana bomb.

VOX: В 2010 году вышел первый выпуск «+100500». Через три месяца появляется Стас Давыдов со своим «This is Хорошо». Не говорили ли тебе, что ты стащил идею у Макса?

— На самом деле, идею, независимо друг от друга, мы стащили у американца Рэя Уильяма Джонсона. А потом, со второго выпуска, мы увидели, что, оказывается, ещё один чувак делает то же самое (Макс Голополосов — прим. авт.)


Максим Голополосов
Максим Голополосов

Максим Голополосов — российский видеоблогер и обозреватель. Автор и ведущий интернет-шоу «+100500», которое выпускается на YouTube-канале AdamThomasMoran. Также являлся учредителем информационно-развлекательного сайта CarambaTV.ru.

VOX: Внесли ли вы какие-нибудь свои «фишки», чтобы как-то отличаться от Рэя Уильяма Джонсона?

— Конечно. У меня там всё по-другому. Невозможно сделать одинаковый контент. Лучше взять идею за основу, но делать своё.

Стас:

— Конечно, одна из «фишек» — это я сам. Да и потом, у нас немного другая структура подачи. И мы придумали свои интерактивы, свои рубрики.

VOX: Является ли твоей «фишкой» отказ от мата в эфире?

— Так случилось независимо от нашего желания. Один из нас троих, работающих над проектом в то время, вообще не матерился. Я, придя из КВН, научился писать сценарии без мата. Поэтому первый выпуск у нас получился без мата. И почему-то зрители расценили это как нашу «фишку», ну а мы решили: «Почему бы и нет? Пусть будет!»

VOX: Большие ли команды работают над созданием ваших выпусков?

Стас:

— Наш продакшн не такой большой и пафосный, как у телепроектов. Нам в этом нет необходимости. Обычно над проектом трудятся от четырёх до шести человек, включая нас.

Макс:

— На самом деле эта штука очень приятная. Даже если ты делаешь проект для «телека», тебе не надо набирать большую команду и платить им.

VOX: Макс, считаешь ли ты Стаса конкурентом?

— Я никогда не считал Стаса конкурентом. Мы скорее коллеги. Можно же делать одно и то же, но по-разному.

VOX: Как думаешь, такие «инструменты», как мат и похабность могут помочь проекту удержаться на плаву?

— Да, конечно, и сиськи, и жопы всегда пользовались популярностью. Особенно это прикольно школьникам. Им же дома материться нельзя, вот они и смотрят в YouTube такое. Я в детстве втайне от родителей слушал «Красную плесень» и думал: «Какой я крутой, матерщинные песни слушаю». 

VOX: Стас, а ты как думаешь?

— Я думаю, да. Людям, как правило, нравится чернуха, и это вполне закономерно.

VOX: Как сейчас поживает твоя группа Banana bomb?

— Да никак. Мы сейчас ничего не делаем. Нужны инвестиции.

VOX: Изменилась ли ваша аудитория с 2010 года?

— Спустя восемь лет мы уже не так на слуху, но с нами осталась ещё та аудитория, и за каждый выпуск мы получаем большое количество лайков и дизлайков. Несмотря на то, что наша аудитория повзрослела и стала более пассивной — людям некогда писать комментарии, как школьникам, у которых больше времени на это, — нам всё равно приятно, что эти люди до сих пор с нами.

Макс:

— Сейчас аудитория стала более зрелой. И я не только о возрасте говорю, а о восприятии. Люди более лояльно стали относиться к тому, что ты делаешь. Ко мне уже относятся не как к «пацанчику» из ютуба, а как к старику, с уважением. И это приятно, потому что ты чувствуешь свой вклад в этой индустрии.

VOX: Каким ты себя видишь лет через двадцать?

— Абсолютно таким же: с тоннелями в ушах, в такой же одежде, только ещё что-нибудь добавится на теле.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко