HISTORY Люба Пистовникова 14 июля, 2015 08:00

В поисках древностей: «Бронзовая» находка

В поисках древностей: «Бронзовая» находка
Фото: Нуржан Юмашев
Несколько курганов времен эпохи бронзы нашли и восстановили археологи Акмолинской области. Много лет жители села Кенетколь, не ведая, ездили по памятникам культуры, которые находятся прямо на дороге к населенному пункту. Как казахстанские ученые восстанавливают историю, читайте в нашем репортаже.

Село Кенетколь находится в Зерендинском районе, богатом восхитительными природными видами. Едешь и наслаждаешься зелено-желтым великолепием сменяющих друг друга степных и лесных зон. Тут же холмы переходят в горы, а маленькие речки впадают в озера. Красота!

Короткая дорога к селу не заасфальтирована, ее наездили сами жители. Никто и не подозревал, что передвигается по могильникам, которым тысячи лет. Откуда местным было знать, что камни, как будто торчащие из-под земли, могут на что-то указывать?

В первой декаде июня 2015 года сюда прибыла экспедиция, состоящая из археологов и их помощников — школьников Кокшетау и студентов из разных регионов страны. Приехали на месяц — такой период времени был профинансирован государством. Уже практически к концу миссии большая находка — сразу несколько курганов эпохи бронзы.

Участник экспедиции Абай Ибраев рассказывает:

— Курганы, которые мы нашли близ села Кенетколь, предполагаем, относятся к андроновской культуре. Они очень серьезно разрушены — все-таки проезжая часть.

Заподозрили их местонахождение именно здесь, когда увидели у дороги определенным образом расположенные камни. Кажется, что это природа их так раскидала, но на деле это не так.

Иногда поиски осложняются тем, что камни растаскивают жители прибрежных сел. Домой берут, ставят во дворы, делают каменные горки.

— Это оградка кургана, ее конструкция круговая, обычно диаметр до 5 метров. Раньше здесь было пастбище, его утаптывал скот, теперь — дорога. Люди невольно старались делать так, чтобы зираты (пер. с татарского - захоронения. - ред.) разрушались.

Оказывается, горячие камни могут говорить. Археологи рассказывают, что определили находку уже по одному камню. Предположили, стали копать, в итоге, нашли курган 3-4-летнего ребенка. Скелет лежит в позе эмбриона.

Находку обнаружили в сантиметрах 40 под материком — почва под культурным слоем, которая не несет следов деятельности современного человека.

— Мы копаем несколько десятков сантиметров вниз, причем вручную, без какой-либо техники, доходим до «материка» (пласт земли, который был в тот период), грунт тут желтого цвета, — говорит инспектор Центра по охране историко-культурного наследия Рауан Ержанов.

— Это детское захоронение,— объясняет организатор экспедиции, руководитель Центра по охране историко-культурного наследия при управлении культуры Акмолинской области Талгат Ибраев. — А вот дополнительный курган, может быть там лежит мать этого малыша. Над ним мы еще будем работать.

Откапывать и везти в музей кости «бронзового» ребенка не будут. Задача археологов — восстановить могильники, как-то их обозначить, чтобы вновь не были разрушены людьми, а после — охранять.

— Все зафиксируем, сделаем описание, закопаем, поднимем, устроим бугор, чтобы люди видели. Объезда нет, надо хотя бы знак поставить, чтобы люди больше не губили культуру, — делится Талгат Ибраев.

Вот так выглядят уже восстановленные могильники. Их стараются привести в первозданный вид.

В одной яме, как говорят ученые, могут быть погребены сразу несколько человек, живших в разные исторические промежутки. Когда места оставлялись одной культурой, через время сюда приходили представители другой. Они не создавали оградки, а хоронили своих сюда же.

Останки людей археологи не трогают, а вот найденное рядом попадает в музей. Эта экспедиция свой «улов» тоже определит туда. Среди находок несколько керамических сосудов и украшений эпохи бронзы.

Вот одно из украшений, возможно, его фрагмент. Археологи уже выдвинули предположение, что изделие вырезано из кости.

— Такое ощущение, как будто его мастерили на станке, и оно сделано из фаланги пальцев,— высказывает свое предположение инспектор Центра. — По форме похоже, по крайней мере. Дерево бы так не сохранилось, оно крошится, это кость. Скорее всего, принадлежало украшение знатной женщине.

А вот навеска выполнена из бронзы. Сейчас она покрыта зелено-серым налетом времени, но если приглядеться, то на ней можно увидеть нечто наподобие свастики.

Абай Ибраев рассказал нам, что летом 2014 года в этой же местности были найдены сосуды со свастикой. Это указывает на принадлежность артефактов арийским племенам андроновской культуры.

Кроме украшений удалось найти части шести керамических сосудов с геометрическими и зооморфологическими узорами. Предположительно посуда относится к петровской и аллакульской культурам.

Вместе с сосудами — скобы, которыми, как полагают ученые, стыковали изделия, когда они лопались.

Найденный материал в музей не отправляется в том виде, в котором был извлечен из-под земли — члены экспедиции реставрируют все добро тут же. Недалеко от места раскопок раскинулся лагерь археологов.

Вместе со специалистами и студентами над восстановлением объектов древности в камеральной палатке работает художник, руководитель археологического кружка «Номад» Руслан Урумбаев.

— Весь материал, который сюда доставляют, разбит, поэтому реставрируем керамические сосуды. Состав керамики, смесь, из которой делали массу, разная — где-то применялось больше песка, где-то использовался ракушечник, поэтому и по прочности посуда разная. Эта посуда термостойкая, орнаментированная треугольниками, елочками, расчесами, зигзагами.

Вообще восстановление — кропотливая работа. Надо, чтобы совпали форма, орнамент, цвет. Есть сосуды, где фрагментов не хватает, это гипсуется. После мы перевозим все в мягкой бумаге, заворачивая в несколько слоев.

К сожалению, у нас нет возможности исследовать стенки сосудов, чтобы узнать что-то более подробно. Можем только сказать, что посуда эта погребальная, сюда клали еду, наливали питье.

Работают археологи исключительно руками, техника погубила бы все то, что и без того уже разрушается. Поэтому в руках участников экспедиции только маленькие лопатки и кисти.

Сейчас местные жители помогают экспедиции — снабжают продуктами. А в первые годы даже препятствовали, потому что и не представляли, насколько край богат историческими памятниками.

Сам лагерь археологов имеет все необходимое, чтобы работать еще не одно лето. Здесь своя кухня, зоны отдыха, даже полевой медицинский кабинет, где дежурит специалист.

С раннего утра все на раскопках. А в самое палящее время суток здесь купаются, отдыхают, устраивают турниры по шахматам и шашкам, играют на гитаре.

Прибывшие в этом году сюда из Якутска на практику студенты «заразили» местных своим видом спорта — мас-рестлингом — перетягивание палки сидящими спортсменами. На родине гостей слишком холодно, там раскопки — огромная редкость, поэтому ребята отправились к нам. Уже совсем освоились и даже взамен своих имен получили казахские — Екатерину Дивдевилову называют Кунсулу, Андрея Сивцова — Ануарбеком, Анна Стрючкова теперь откликается на имя Айнагуль.

Участники экспедиции говорят, что не верят в истории о духах, чей покой нарушают. Ведь они пришли сюда исключительно с благими целями.

Поделись
Люба Пистовникова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000