HISTORY Святослав Антонов 22 апреля, 2016 14:00

Удивительные тайны «Золотого человека»

Удивительные тайны «Золотого человека»
Фото: Фото из архива
«Золотой человек» — самое известное археологическое открытие в истории Казахстана, ставшее неотъемлемой частью символики нашей страны, — на протяжении последних 45 лет продолжает будоражить умы ученых и обывателей. Мы раскроем вам некоторые загадки и малоизвестные подробности находки «казахстанского Тутанхамона».

Более 45 лет назад в 50 километрах от Алматы на окраине города Иссык была сделана находка века. Единственное на территории Казахстана нетронутое погребение сакского вождя с полностью сохранившимся церемониальным золотым облачением. Он стал известен широкой общественности под именем «Иссыкский золотой человек» или «Алтын адам». История этого открытия и последующей судьбы золотого костюма и самих останков сакского царевича связана со множеством мифов и домыслов. Мифами в этой истории обросло все, начиная с самого обнаружения знаменитого погребения. В обществе до сих пор ходят легенды о том, что «Золотого человека» случайно нашли местные жители или даже рабочие-бульдозеристы. На самом деле заслуга эта целиком принадлежит отечественным ученым, однако находка действительно была сделана практически случайно.



Бекен Нурмуханбетов
Бекен Нурмуханбетов

Во многих учебниках, когда пишут об открытии «Золотого человека», упоминают в основном одного из основоположников отечественной археологии — Кималя Акишева, в 70-е годы возглавлявшего отдел археологии в Институте истории, археологии и этнографии при Академии наук КазССР. Не умаляя заслуг этого ученого, стоит сказать, что был археолог, который на тот период являлся начальником Иссыкского археологического отряда и непосредственно наблюдал за раскопками, — Бекмуханбет Нурмуханбетов. В те годы он был младшим научным сотрудником в том же институте. Наверное, именно поэтому К. Акишев подписал свой научный труд «Курган Иссык» для Б. Нурмуханбетова словами: «Участнику и соавтору иссыкского открытия». Сам Бекен-ага так вспоминает события тех дней:

Я объяснил руководству автобазы, что по Закону об охране памятников перед сносом курганов археологи должны провести их исследование, причем все расходы по раскопкам, а также предоставление техники и рабочей силы берет на себя строящая организация. Мы получили возможность без затраты средств института исследовать большой курган.

— В 63 году сошел мощный сель, практически уничтоживший озеро Иссык. Этот же сель смыл автобазу, располагавшуюся в городе. В 1969 году была выделена территория под строительство новой автобазы. Их главный инженер А. И. Дубкарт по закону того времени должен был согласовать выбор участка с археологами, тем более, что в том районе располагается достаточно хорошо известный ученым Иссыкский могильник. Дубкарт приехал к нашему начальнику Акишеву, а Кималь Акишевич, прежде чем дать свое согласие, отправил меня на осмотр участка будущей автобазы. Приехав туда, я сразу заметил крупный курган высотой в шесть метров и несколько других поменьше. Я объяснил руководству автобазы, что по Закону об охране памятников перед сносом курганов археологи должны провести их исследование, причем все расходы по раскопкам, а также предоставление техники и рабочей силы берет на себя строящая организация. Мы получили возможность без затраты средств института исследовать большой курган.


Разрез кургана
Разрез кургана

21 апреля для проведения раскопок в Иссык были командированы сам Нурмуханбетов, молодой лаборант Айтбек Амандыков, фотограф Олег Медведев, а также художник Павел Сон. Ученые не ожидали никаких сенсационных находок. Незадолго до этого на курганах Иссыкского могильника уже проводились раскопки, не давшие никаких интересных результатов. На вершине кургана, который им предстояло исследовать, была заметна воронка - верный признак того, что захоронение уже разграбили. Археологи тщательно фотографировали и измеряли насыпь. Вскоре они выяснили, что ее высота составляет 6 метров, а диаметр — 60 метров. Бульдозер начал углубляться в нее. По стандартной процедуре ученые должны были сделать разрез кургана, чтобы изучить его внутреннюю структуру технологии, по которым он был возведен.


Археологи и бульдозеристы на отдыхе
Археологи и бульдозеристы на отдыхе

— Мы фиксировали план сооружения. Если в разрезе попадались обломки сосудов, кости животных или даже пятна золы,то мы останавливали бульдозер и тщательно изучали их. Это очень кропотливая работа, но она важна. К примеру, по золе можно восстановить этапы возведения кургана.


После снятия курганной насыпи
После снятия курганной насыпи

Бекен-ага вспоминает, что в конце апреля темп работы замедлился. Техника ломалась и перебрасывалась на другие места. Прораб стройки даже ругался с учеными, требуя как можно скорее срыть курган. Им удалось убедить строителей, что по научным соображениям в этом деле нельзя торопиться. С горем пополам к 31 мая половина намеченных работ была завершена. Ученые срыли большую часть насыпи. Остатки кургана были законсервированы, а раскопки перенесли на следующий год.

В 1970-м раскопки были продолжены в начале–середине марта, после звонка с автобазы. По документам Нурмуханбетов и его верный помощник лаборант Амандыков были командированы в Иссык только 2 апреля, однако работы на кургане, видимо, начались раньше. Археологи жили и работали в небольшом строительном вагончике неподалеку от раскопа.

Могила была деформирована грабительскими лазами. Мы нашли разрозненные человеческие останки, обломки керамики и несколько золотых бляшек. После этого стало понятно, что ничего более интересного нам найти не удастся.

Руководство стройки хотело как можно скорее избавиться от мешавшего им кургана и выделило для работ пару бульдозеров и двух бульдозеристов — Гугу Шмидта и Савелия Лаптева. Объяснив им, что нужно работать аккуратно и внимательно, ученые продолжили расчищать насыпь. Довольно быстро они удалили остатки кургана, добираясь до древнего горизонта земли. Неугомонный прораб вновь пытался помешать завершению раскопок, сославшись на то, что археологи уже раскопали все, что было предусмотрено. Ученым удалось вновь убедить его в том, что им необходимо продолжать работу. Археологи вскоре обнаружили подземный ход, еще раз убедившись, что курган уже разграблен. Они приступили к расчистке центрального погребения.

— Могила была деформирована грабительскими лазами. Мы нашли разрозненные человеческие останки, обломки керамики и несколько золотых бляшек. После этого стало понятно, что ничего более интересного нам найти не удастся.



Могильный сруб усыпальницы «Золотого человека»
Могильный сруб усыпальницы «Золотого человека»

К 3 апреля раскопки должны были быть завершены. Прораб уже собирался забирать бульдозер. Не иначе как какое-то внутреннее чутье подсказало Бекмуханбету попросить бульдозериста Савелия еще раз пройти ковшом по основанию кургана. Неожиданно в 15 метрах к юго-востоку от центрального захоронения под ковшом была замечена коричневая полоска. Ученые оживились, начали расчищать это место и откопали несколько бревен. Радости не было предела, когда они осознали, что это бревна перекрытия нетронутой погребальной ямы, расположенной сбоку от центра кургана, на глубине не более 1,2 метра от древнего уровня земли.


Работы по расчистке могильного сруба. Слева лаборант Амандыков. Справа — рабочий Утелинов
Работы по расчистке могильного сруба. Слева лаборант Амандыков. Справа — рабочий Утелинов

— Перекрытие могильного сруба, состоящего из бревен тяньшанской ели, сгнило от времени, и бревна переломились. Ковш, видимо, случайно зацепил один из концов этих бревен, вот оно и показалось на поверхности. Я поехал в Алма-Ату, чтобы сообщить об удивительной находке, и мы приступили к расчистке внешней поверхности сруба. Нам помогали двое рабочих — С. Стапаев и Утеулинов, а также шофер А. С. Паршин, нанятые по поручению Кималя Акишева.

На следующий день на раскоп выехала команда во главе с начальником Отрарской экспедиции Кималем Акишевым, в состав которой и входил небольшой отряд, работавший в Иссыке. Помимо Акишева, на раскоп прибыли инженер-реставратор Владимир Садомсков, лаборант Александр Загородний, художник Тамара Воробьева, еще одна чертежница, фотограф Олег Медведев, а также студент КазГУ Алишер Акишев. Вместе они продолжили работу. К 6 апреля гробница была расчищена.



Обвалившиеся бревна перекрытия сруба усыпальницы
Обвалившиеся бревна перекрытия сруба усыпальницы

Раскопки привлекали большое внимание жителей Иссыка и окрестных сел. Они постоянно наблюдали за ходом работ, мешая ученым. Бекен-ага вспоминает, что одна старуха дежурила у могильной ямы целыми сутками. Примерно в это же время произошел неприятный инцидент, позже породивший домысел о частичном разграблении погребения местными жителями. Когда сруб уже был расчищен, а Бекен отлучился в Алматы, группа школьников из Иссыка проникла в яму и пыталась подкопать южную сторону погребения. Им удалось извлечь несколько золотых бляшек, когда-то крепившихся к обуви захороненного. Позже Бекмуханбет вернулся и поймал этих ребят, забрав у них коробочку с драгоценными артефактами. Милиция вскоре нашла все пропавшие вещи. Подкоп привел к тому, что был нарушен порядок расположения костей правой ноги погребенного. После этого случая по ночам у ямы дежурил вооруженный отряд милиции. По Иссыку в течение многих лет ходили пересказы и различные вариации этой истории.

Мы работали быстро, но аккуратно, снимая всего по 20 сантиметров земли в день в могильной камере размером примерно 3 на 2 метра.

9 апреля археологи начали разбирать бревна перекрытия и приступили к расчистке могилы. Из-за дождей и нездорового ажиотажа вокруг раскопок со стороны зевак работы шли в ускоренном темпе. В погребении работали несколько человек. Распределившись по секторам, они постепенно счищали землю. Находки и их расположение сразу фиксировались фотографом и художником отряда, лихорадочно бегавшими вокруг могильной ямы.

— Мне кажется, расчистка ямы продолжалась около 20 дней. Мы работали быстро, но аккуратно, снимая всего по 20 сантиметров земли в день в могильной камере размером примерно 3 на 2 метра.


Золотые украшения на останках погребенного
Золотые украшения на останках погребенного

Вскоре в южной и западной частях камеры ученые раскопали глиняную посуду. К востоку от нее показался череп погребенного. Он был поврежден упавшим в могилу срубом. Затем из земли показались первые золотые бляшки. Чем дальше шли работы по расчистке могилы, тем более удивительное зрелище представало перед археологами. Останки погребенного человека были буквально усыпаны золотыми бляхами и украшениями. Золотые пластины, некогда украшавшие головной убор, лежали выше черепа. На шейных позвонках была обнаружена золотая гривна.

Среди костей пальцев был найден золотой перстень с изображением солнечного бога Митры. В районе уха была золотая серьга. С правой стороны лежали остатки железного меча, также украшенного золотыми пластинками, а слева находился железный кинжал — акинак. Всего в могиле было найдено свыше 4 000 золотых предметов, 31 сосуд из глины, серебряные и бронзовая чаши, деревянный черпак и блюдо, 26 бусин из сердолика, бронзовое зеркало с кусочком охры. Самым удивительным во всем этом было то, что все предметы и украшения сохранились на тех же местах, где они располагались в момент погребения.

Тогда все праздновали 100-летие со дня рождения Ленина и провели в честь него всесоюзный субботник. В Иссыке мы своими раскопками этот субботник сорвали, так как все его участники вскоре побросали веники и грабли и повалили на курган, чтобы увидеть нашу находку во всем ее блеске.

Начиная с 14 апреля, многие газеты с восторгом писали об открытии. Новость стала известна в Казахстане, а вскоре разлетелась во все концы СССР. С каждым днем интерес к открытию рос, а археологи торопились зафиксировать результаты раскопок и поскорее отправить все найденные материалы в Алма-Ату. Ученые работали с утра и до самых сумерек. По воспоминаниям многих участников экспедиции, к 22 апреля расчистка могилы была завершена. Еще до этого археологи начали упаковывать свои находки. Золотые изделия помещали на вату и раскладывали по маленьким коробочкам для фотопленки. Деревянную и керамическую посуду с большой осторожностью оборачивали в вату. Часть погребения была вырезана из могилы вместе с деревянными плахами (настилом) на которых лежали останки «Золотого человека». Археологи перетащили ее вместе с костями в свой вагончик. Там были сняты кости и остатки золотых украшений.

— Это был знаменательный день. Тогда все праздновали 100-летие со дня рождения Ленина и провели в честь него всесоюзный субботник. В Иссыке мы своими раскопками этот субботник сорвали, так как все его участники вскоре побросали веники и грабли и повалили на курган, чтобы увидеть нашу находку во всем ее блеске, — рассказывает Бекен-ага.


Алишер Акишев вспоминает, что уже глубоко затемно вместе с отцом Кималем Акишевым и реставратором Владимиром Садомсковым они погрузили весь материал в машину и двинулись в Алма-Ату. По дороге прямо перед их машиной случилась авария. В выходной день здание Академии наук, где в то время располагался Институт истории, археологии и этнографии, было закрыто. Ученым пришлось ехать в здание издательства на Пушкина – Джамбула, где находилась лаборатория институтского фотографа Олега Медведева. Кималь Акишев вместе с сыном погрузили в подвал керамику и деревянные предметы. Однако они не могли оставить там без охраны почти 4,5 тысячи золотых блях и украшений. Они решили отнести их к себе домой. Из-за запрета на проезд по центру города грузового транспорта почти два квартала археологи с опаской шли по темным улицам, неся с собой коробочки, полные золота. Дома они осмотрели находки. На следующий день золото перевезли в сейф в главном корпусе Академии наук.

Бекен-ага вместе с лаборантом Айтбеком продолжил работу по расчистке могильной ямы. Бекмуханбету не удалось обнаружить второй золотой перстень сакского вождя, по-видимому, закатившийся под настил погребения. Археологи пробыли на раскопе до 15 мая, заканчивая исследование площади курганной насыпи и наблюдая за рекультивацией участка. Вскоре на месте кургана «Иссык» — одного из самых известных захоронений в истории Казахстана — было построено здание автобазы. Археологи направились на новые раскопки, на этот раз — в городище Отрар.


Археологи отрарской экспедиции (Бекен Нурмуханбетов — на ступеньках, первый слева)
Археологи отрарской экспедиции (Бекен Нурмуханбетов — на ступеньках, первый слева)

В качестве награды за работу археологов Академия наук КазССР выделила им довольно скромную (учитывая масштабы открытия) премию в размере 500 рублей. 200 рублей достались Нурмуханбетову, и по 100 рублей дали реставратору Садомскову, фотографу Медведеву и лаборанту Амандыкову. По воспоминаниям Кималя Акишева, большую часть этой суммы ученые прогуляли в ресторане, отмечая окончание раскопок.



Зарисовка расположения предметов в могильной яме «Золотого человека»
Зарисовка расположения предметов в могильной яме «Золотого человека»

Тем временем в отделе археологии, расположенном в стенах Академии наук, начались работы по исследованию, зарисовке, реставрации, а также созданию реконструкции костюма «Золотого человека». Золотые изделия были помещены в охраняемое помещение с ограниченным доступом даже для сотрудников института. Художник Тамара Воробьева-Трифонова работала над графической реконструкцией кафтана и головного убора «Золотого человека», выполнив рисунок в натуральную величину. Кималь Акишев занялся научным осмыслением находки. Реставратор Садомсков взялся за создание первой реконструкции золотого костюма, обнаруженного в захоронении.

В своей монографии «Курган Иссык», увидевшей свет в 1978 году, Кималь Акишев отмечал, что находка «Золотого человека» способствовала росту знаний об общественном устройстве и культуре саков. По мнению ученого, захороненный в кургане человек был не просто знатным кочевником. Акишев считал, что могила принадлежала царевичу, сыну и наследнику вождя крупного объединения сакских племен. Находки, датированные V–IV веками до нашей эры, позволяют предположить, что у саков уже в то время сформировалось классовое разделение общества, социальное неравенство и культ вождей, которые обожествлялись после смерти.


Протомы тулпаров на головном уборе «Золотого человека»
Протомы тулпаров на головном уборе «Золотого человека»

Алишер Акишев считал, что пластины с изображением крылатых коней с козлиными рогами (тулпаров), являвшиеся частью головного убора, символизируют культ солнца. Головной убор с бляшками, изображавшими различных животных, отражал представления саков о мироустройстве. Человек, носивший этот головной убор, возводился в ранг солнцеподобного божества. Развив эти идеи, ученый предположил, что сложное общественное устройство и религия могут быть доказательством формирования у саков ранней формы государственности.



Глиняная посуда из кургана «Иссык»
Глиняная посуда из кургана «Иссык»

Немногие знают, что большинство золотых бляшек и пластин, украшавших кафтан и голенища сапог «Золотого человека», сделаны не из чистого золота. Они представляют собой деревянную или бронзовую основу с закрепленными на ней тонкими листами золота. Этот аналог современной золотой фольги был изготовлен в древности особым методом литья. Многие украшения, выполненные в скифо-сибирском зверином стиле, имеют форму диких животных: барсов, архаров, оленей, тигров, львов, волков, коней. Ученые считают, что все они были изготовлены сакскими мастерами, что говорит о высоком уровне развития ремесла и искусства. Подтверждением этого также являются обнаруженные в кургане глиняные горшки, сделанные на гончарном круге, и деревянные изделия, вырезанные на токарном станке.

Одной из загадок иссыкской находки по сей день остается серебряная чаша с 26 знаками, нацарапанными на ее дне в две строки. Множество ученых и лингвистов пытались расшифровать надпись, но каждый из вариантов перевода не совпадает с остальными. Надпись на чаше является одним из немногих образцов иссыкского письма. Кималь Акишев в своей книге писал, что эта надпись доказывает существование у саков Семиречья собственной письменности и алфавита, по мнению ученых-лингвистов, основанного на орхоно-енисейской письменности или арамейском алфавите.

Образцы деревянной посуды, обнаруженные в усыпальнице «Золотого человека», такие как деревянное блюдо (табак) и черпак для кумыса (ожау), очень похожи на традиционную казахскую посуду.


Благодаря почти идеально сохранившемуся расположению всех элементов костюма «Золотого человека» (кожаная основа сгнила, но золотые бляхи лежали в изначальном порядке) у ученых появилась возможность провести точную реконструкцию погребального наряда сакского вождя. Научной разработкой первой реконструкции «Золотого человека» занимался сам Кималь Акишев. Он основывался на изображениях художников и фотографа, детально фиксировавших расположение предметов в усыпальнице погребенного. Кроме того, при воссоздании облика головного убора, кафтана и обуви Акишев изучал изображения скифов и саков на скалах в Иране, рельефы на стенах зданий в древней персидской столице Персеполе, описания Геродота, фигуры скифов, выполненные на металлической и глиняной посуде, обнаруженной в Амударьинском кладе и при раскопках курганов Солоха и Куль-Оба, а также скульптуры человеческих голов, найденные в древнем городе Халчаяна на территории Узбекистана.


Первая реконструкция «Золотого человека»
Первая реконструкция «Золотого человека»

Ученые на свои средства закупили все необходимые для реконструкции материалы, включая металл, химические реактивы и ткань, имитирующую замшу. Созданием копий золотых украшений и блях костюма занимался инженер-реставратор Владимир Садомсков. Он делал гипсовый слепок каждого отдельного украшения, на его основе создавая клише из смолы и штампуя изделия из тонких листов анодированного (золоченого) алюминия. Костюм сакского царя из коричневой искусственной замши шила супруга реставратора Тамара. Они примеряли его на подаренный ЦУМом манекен и даже на свою дочь Лену. На создание первой реконструкции «Золотого человека» у Садомскова и Акишева ушло три года. В 1973-м она уже была выставлена в зале специально учрежденного для этого Музея археологии. Там же были выставлены оригинальные золотые украшения, найденные в Иссыкском кургане. Модель «Золотого человека» с успехом выставлялась в Музее искусств народов Востока в Москве, на Международных выставках в Лейпциге (1974), Каире (1975) и Дамаске (1976). В настоящее время она хранится в Академии наук. Оригиналы золотых пластин и украшений костюма сакского царя в конце 90-х были перевезены в Астану, после переезда туда Музея золота и драгоценных металлов. Сейчас они хранятся в фондах Национального музея РК.

В последующем художником-реставратором Анатолием Танабаевым был сделан второй вариант реконструкции «Золотого человека». В 1996 году реставратор Крым Алтынбеков создал уже третий по счету вариант реконструкции костюма. Он значительно отличается от первого и второго варианта, так как был выполнен с учетом результатов новых исследований и рекомендаций сына Кималя Акишева Алишера. У третьего «Золотого человека» появилась плащ-накидка, новые декоративные элементы на ножнах кинжала, портупейный пояс. Также изменился порядок расположения элементов на остроконечном головном уборе — кулахе, — венчавшем голову сакского царевича. Костюм приобрел известный нам красный цвет. В 70-е годы ученые уже знали, какого цвета должен быть погребальный наряд, однако они просто не нашли в продаже подходящей искусственной замши.


После окончания раскопок кургана «Иссык» останки захороненного сакского вождя были направлены на экспертизу к антропологу Омурзаку Исмагулову. По остаткам лобных костей и нижней челюсти он дал устную характеристику останков как скелета юноши 16–18 лет. Он же определил, что погребенный, по-видимому, имел частичные монголоидные черты в своем облике. По какой-то причине так и не был проведен детальный антропологический анализ скелета. Это дало почву для многочисленных домыслов и теорий о том, что «Золотой человек» на самом деле был не мужчиной, а женщиной. Такие предположения делались еще на заседании отдела археологии в 1972 году. Сами первооткрыватели погребения, включая Кималя Акишева, склонялись к тому, что останки в кургане все же принадлежали мужчине.


Коробка, где много лет пролежали останки сакского царевича
Коробка, где много лет пролежали останки сакского царевича

Почти детективным образом сложилась судьба самих останков. Какое-то время они считались утерянными. Никто из участвовавших в их исследовании точно не мог сказать, где они находятся. В прессе эта тема вызывала ажиотаж и воскрешала вопрос об истинной половой принадлежности «Золотого человека». В 2014 году сотрудникам историко-культурного заповедника-музей «Иссык» удалось обнаружить большую часть костей «Золотого человека». Как оказалось, они на протяжении нескольких десятилетий лежали в картонной коробке в здании судмедэкспертизы Алматы. Видимо, Кималь Акишев или еще кто-то из ученых отправил их туда для исследований. Работникам музея так и не удалось обнаружить череп сакского царевича. Сейчас большая часть скелета «Золотого человека» хранится в фонде заповедника-музея «Иссык».


История появления этого музея также довольно интересна. После находки «Золотого человека» исследования курганов Иссыкского могильника продолжились. Ни в одном из них ученым не удалось обнаружить чего-то столь же значительного, как находка 1970 года. В 90-е–2000-е годы по собственной инициативе раскопки на территории Иссыкского могильника проводил Бекмуханбет Нурмуханбетов. Он же в начале 90-х годов организовывал на курганах полевой лагерь и передвижные выставки, посвященные «Золотому человеку» и другим находкам из этой местности. Бекен-ага стал главным популяризатором Иссыкских курганов.


Нурсултан Назарбаев на выставке, посвященной «Золотому человеку»
Нурсултан Назарбаев на выставке, посвященной «Золотому человеку»

В 1992 году в Иссыке по инициативе местной газеты и при участии Нурмуханбетова была проведена выставка «Алтын адам». Жители и гости города имели возможность увидеть реконструкцию костюма «Золотого человека» из музея археологии. Выставку посетили Нурсултан Назарбаев и тогдашний аким области Ахметжан Есимов. Бекен-ага попросил президента организовать музей, посвященный истории этого региона. Так в городе Иссык появился археолого-краеведческий музей.

В 2004 году в селе Рахат археологами было открыто городище «Рахат». По предположению исследователей, там могли находится дворцовые строения сакских правителей. Вблизи этого места спустя несколько лет Бекен-ага открыл городище «Орикты».

В 2010 году наконец сбылась давняя мечта хранителя Иссыкских курганов. В рамках программы «Культурное наследие» был создан Государственный историко-культурный заповедник-музей «Иссык». Осенью 2011 года он открыл свои двери для посетителей.

Первоначально территория музея занимала всего шесть гектаров. После долгих споров и разбирательств с владельцами самостроя, в 2000-е годы построенного на охраняемой территории Иссыкского могильника, музей вырос до 422 гектаров. Экспозиция музея посвящена не только Иссыкским курганам, но и истории и культуре саков в целом. На территории заповедника находится около 80 курганов и сакские городища «Рахат» и «Орикты».

Одним из важных направлений исследований работников музея стала история открытия и изучения «Золотого человека». После обнаружения костных останков погребенного в кургане «Иссык» их образцы были направлены для палеогенетических исследований в Данию. Возможно, уже скоро будут получены результаты этих исследований, и тайны пола и этнической принадлежности «Золотого человека» будут раскрыты.


Vox Populi выражает огромную благодарность за помощь в подготовке материала работникам Государственного историко-культурного заповедника-музея «Иссык» Галие Файзулиной и Ермеку Джасыбаеву. При подготовке репортажа использованы материалы из книг «Тайны „Золотого человека“», «Курган Иссык» Кималя Акишева и каталога-альбома «Иссык» (А. Онгар, Г. С. Джумабекова, Г. А. Базарбаева).

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000