HISTORY Святослав Антонов 22 июня, 2016 12:00

Так начиналась война

Так начиналась война
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ
22 июня 1941 года жизнь миллионов жителей Казахстана, как и жизнь сотен миллионов граждан СССР, навсегда изменилась. Мы собрали воспоминания людей, которые застали первые годы Великой Отечественной войны и видели, как изменился Казахстан в это время.

Митинг в связи с нападением Германии на Советский Союз. Алма-Ата, 1941 г.
Митинг в связи с нападением Германии на Советский Союз. Алма-Ата, 1941 г.
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

22 июня 1941 года в 3 часа ночи немецкая авиация пересекла границу СССР, чтобы совершить налеты на аэродромы, казармы, скопления бронетехники, а также начать бомбардировку крупнейших городов вдоль западной границы страны. За несколько часов бомбардировке подверглись Брест, Гродно, Киев, Минск, Рига, Житомир, Каунас, Вильнюс и другие города. В 4 утра начались боевые действия на сухопутных участках фронта. Сражения развернулись на территории Литвы, южной части Латвии, Белоруссии и Западной Украины. В 5 утра рейхсминистр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп, вызвав в свой кабинет советских дипломатов, сообщил им о начале войны. То же сделал немецкий посол Вернер фон дер Шуленбург в Москве. В 12 часов дня нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов выступил по радио с речью, в которой сообщил о нападении Германии и начале войны. Чуть позже его речь зачитал диктор Левитан. Так для советских граждан началась Великая Отечественная война.



Добровольцы в военкомате. Алма-Ата, 1941 г.
Добровольцы в военкомате. Алма-Ата, 1941 г.
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

С самого первого дня войны Казахстан стал надежной опорой для всей страны. Он обладал солидным мобилизационным ресурсом. За годы войны здесь было сформировано 12 стрелковых и 4 кавалерийские дивизии, 7 стрелковых бригад, около 50 отдельных полков и батальонов. При общем довоенном населении КазССР в 6 миллионов человек по разным данным с 41 по 45 годы в республике было мобилизовано от 1 млн. 200 тысяч до 1 млн. 400 тысяч человек. Казахстанские части участвовали в ключевых сражениях Великой Отечественной, воевали на самых тяжелых участках фронта.

После потери значительной части территории СССР, где располагались крупнейшие промышленные и сельскохозяйственные центры, возросло значение Казахстана как надежного тыла, где можно наладить выпуск военной продукции и столь необходимого для воющей страны продовольствия. Начался перевод экономики на военный лад.

Ольга Жукова, родилась в 1923 году, начало войны встретила в Алма-Ате

По радио прозвучал голос Левитана, который сообщил нам о начале войны. Всех охватил ужас.

Родители Ольги Константиновны переехали в Казахстан из Новосибирска. Ее отец работал на строительстве железной дороги. Доехав на дрезине до Бурундая, первую свою ночь на новом месте семья провела в юрте. Затем им выделили дом в районе вокзала Алма-Ата–1. Ольга училась в школе недалеко от плодоконсервного комбината. День 22 июня 1941-го она запомнила очень хорошо. Вместе с одноклассниками они отмечали окончание школы в парке.

— Мы со всем классом пошли праздновать выпускной в парк Горького. В тот день там было очень весело, играла музыка, люди вокруг танцевали. Каждый из нас думал о своем будущем. Я хотела поступить в медицинский университет. Вдруг все люди стали собираться вокруг сцены. По радио прозвучал голос Левитана, который сообщил нам о начале войны. Всех охватил ужас. Началась паника. Люди быстро покинули парк и, как могли, добрались до дома. Старший брат у меня был связистом, и он поставил у нас во дворе тарелку, чтобы ловить радиосообщения. Соседи собрались у нас, и мы еще раз услышали сообщение о начале войны. С тех пор каждый день мы собирались у радио, чтобы узнать сводки с фронтов.


Во время слушания сводки Совинформбюро о положении на фронтах
Во время слушания сводки Совинформбюро о положении на фронтах
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

На следующий день после начала войны была объявлена мобилизация военнообязанных 14 возрастов (1905–1918 годов рождения) в 14 военных округах из 17. Мобилизация в Среднеазиатском военном округе началась через месяц. В числе призванных был старший брат Ольги Константиновны, который только недавно закончил службу, вернулся домой и женился. Другой брат в 1940 году воевал на финском фронте, получил ранение и, не успев приехать домой, был снова вызван в армию. Он погибнет в 43-м под Смоленщиной. В том же 43-м призовут уже младшего брата Ольги.

— На фронт отправились многие из моих одноклассников. Практически в каждом доме кто-то из мужчин ушел воевать. С началом войны наша жизнь изменилась. Я начала работать на плодоконсервном комбинате, помогая перебирать ягоды. Мы выпускали компоты, варенье и тушенку, которую отправляли на фронт. У нас работало много специалистов из числа эвакуированных в Алма-Ату. Помню, что даже директор завода был из Симферополя. Тем не менее, рабочих рук не хватало, и к производству активно привлекали школьников.


Ольга Константиновна Жукова
Ольга Константиновна Жукова

В апреле 1942-го Ольгу Константиновну вызвали в райком комсомола, в военкомат. Там ей сказали, что она отправится на фронт. Юных призывниц направили в город Красноводск. Там им выдали обмундирование, и после двух месяцев обучения они получили специальность прожектористов ПВО.

— Нас направили в город Красноармейск под Сталинградом. Мы охраняли аэродром на берегу Волги от налетов немецкой авиации. Тревогу обычно поднимали «слухачи», а мы высвечивали в небе самолеты. Зенитчики тут же открывали по ним огонь. Я видела, как сбивают вражеские самолеты. Однажды недалеко от нас упала авиабомба, меня накрыло взрывом и засыпало землей. Очнулась я уже в госпитале в Алма-Ате. После контузии меня комиссовали, но до 46 года я работала в районном военкомате. После демобилизации до самой пенсии была кадровиком на плодоконсервном комбинате.



Контролер проверяет готовые снаряды
Контролер проверяет готовые снаряды
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

За 1941–1942 годы Казахстан принял 142 эвакуированных предприятия. Вместе с ними в республику из всех оккупированных областей страны прибыли 50 тысяч кадровых рабочих и инженерно-технических работников. На военный лад были перестроены крупные заводы, уже имевшиеся на территории Казахстана. Так, АЗТМ (Алматинский завод тяжелого машиностроения — прим. авт.) выпускал корпуса мин, механические заводы № 1 и № 3 производили осколочные снаряды, на Алматинской мебельной фабрике один из цехов переоборудовали для выпуска гранат. В третьем квартале 1941 года промышленность Казахстана дала продукции на 25,8% больше, чем во втором, довоенном, квартале того же года.

Дарбала Жабатаева, 1926 г. р., Костанайская область

Молодежь тогда была охвачена патриотизмом, и мы с еще пятью девушками решили добровольно попроситься на фронт.

Дарбала Амиржановна родилась в декабре 1926 года в Дудаковке — поселке Урицкого района Костанайской области. Ее родители работали в колхозе. Перед войной Дарбала Амиржановна жила в районном центре и училась в 6-м классе.

— Сообщение о начале войны я услышала дома по радио. Тогда я не понимала, что такое война, и даже особо не испугалась. Многих мужчин в колхозе призвали на фронт, и нужны были рабочие руки для сбора урожая. Летом 14–15-летних школьников возили на поля для помощи в сельхозработах. Большую часть пшеницы собирали для фронта. Я хорошо помню, как к нам домой привозили пшеницу, и мы помогали в ее отправке.


Алма-Ата, 1941 г.
Алма-Ата, 1941 г.
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

В 1943 году в Костанай был эвакуирован пороховой завод из Клина. Для работы на нем требовались молодые специалисты. Дарбалу вместе с ровесниками забрали на учебу в ФЗО (школа фабрично-заводского обучения — прим. авт.). После одного месяца учебы для получения практики их направили в город Клин.

— Клин находится между Ленинградом и Москвой. Половина завода, который эвакуировали к нам, еще продолжала работу, и мы должны были обучаться там. Пока мы приехали в Клин, фронт вплотную приблизился к городу. Ни о какой учебе уже и речи быть не могло. Молодежь тогда была охвачена патриотизмом, и мы с еще пятью девушками решили добровольно попроситься на фронт. Через военкомат нас направили на курсы связисток в Свердловск. После их окончания я попала радисткой в стрелковый полк. Наша часть вела бои на территории Белоруссии. Из окопа я передавала координаты артиллеристам, которые вели обстрел фронтовой полосы. Немцы быстро засекали рацию и открывали огонь по этому месту. Передав сообщение, нужно было быстро менять дислокацию.


Дарбала Амиржановна Жабатаева
Дарбала Амиржановна Жабатаева

В 1944 году Дарбалу Жабатаеву контузило. После лечения в госпитале она была направлена радисткой в противотанковый артиллерийский полк. Окончание войны она встретила в Померании.

— После войны жизнь была тяжелой. Еще не отменили карточную систему. После демобилизации я приехала в Костанай. У нашего поколения не было детства и юности, ведь нам нужно было восстанавливать страну. Тогда было какое-то непреодолимое стремление учиться и работать. Мы почти не знали выходных. Я работала в райкоме партии Урицкого района. В 1951-м окончила Республиканскую партийную школу, а позже — и Высшую партийную школу ЦК КПСС. До пенсии работала в органах исполнительной власти. В 1995-м была награждена медалью маршала Жукова. В 2015-м награждена орденом «Курмет» за заслуги перед Родиной.



Сбор теплых вещей для отправки на фронт
Сбор теплых вещей для отправки на фронт
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

За годы войны в республике было построено 460 заводов, фабрик, рудников, шахт и других производств. В Казахстане выплавлялось 35% общесоюзной меди, 83% свинца, 60% молибдена, 65% металлического висмута. Каждая третья пуля была отлита из казахстанского свинца. Только в отрасли цветной металлургии Казахстана было открыто 25 рудников и шахт и 11 обогатительных фабрик. Карагандинским шахтерам за годы ВОВ удалось добыть 45 722 тысяч тонн угля, при том, что на шахтах не хватало рук, и наряду с мужчинами трудилось около 1 300 женщин. Рабочие крупных предприятий, таких как Балхашский медеплавильный, Чимкентский свинцовый и Иртышский медеплавильный заводы, объявляли социалистические соревнования, значительно перевыполняя планы.

Александр Колесников, 1923 г. р., Алтайский край (Семипалатинская область)

Когда стал отбиваться штыком, непроизвольно выстрелил из винтовки. Так и уложил того немца, но от шока даже не мог подняться в атаку.

Александр Егорович родился в деревне Коробейниково, на границе Семипалатинской (Восточно-Казахстанской) области и Алтайского края. Две республики в составе СССР разделяла маленькая речушка. Граница была столь условной, что во время неурожая жители сел по разные ее стороны воровали друг у друга сено. В поселке жило поровну русских и казахов, но тогда жители не делили друг друга по национальностям. В 41 году Александр Егорович оканчивал школу. Он уже был задействован в сельхозработах, пас лошадей и работал прицепщиком на тракторе.

— Не могу сказать, что начало войны стало для нас абсолютной неожиданностью. За некоторое время перед этим была напряженная атмосфера, шли разные разговоры. Я хорошо помню один случай. Осенью 40 года в 11 часов вечера небо над Семипалатинским лесом осветило потрясающее зарево. Все жители села бросились на улицу, чтобы увидеть его. Сначала небо стало светлым, затем его накрыла темнота, и позже все расцветил красный свет. Пожилые люди сразу сказали, что будет война. Мой дядя, ветеран Первой мировой, сказал, что сначала наши будут биты, но потом Красная армия победит. Так оно в итоге и вышло.


Александр Егорович Колесников
Александр Егорович Колесников

Весть о начале войны пришла в отдаленное село с некоторым запозданием.

— Радио в поселке не было. О начале войны сообщили по телефону в сельсовет. Оттуда выехала телега, и возница кричал, проезжая по улице: «Война! Война началась!» Сразу начался призыв военнообязанных. В райкоме комсомола мы провели собрание и решили, что тоже хотим записаться на фронт добровольцами. Приехали в районный военкомат, но военком — бывалый солдат, потерявший ноги в Гражданскую войну — сказал: «На фронте и без вас обойдутся, скворцы». Мы заменили взрослых на сельхозработах.

В колхозе призвали почти всех взрослых мужчин. 16–17-летние подростки стали бригадирами и председателями колхозов. Александр Егорович вместе со сверстниками работал на тракторе и лошади, убирал урожай, косил сено и ухаживал за скотом.

— Мы как-то быстро повзрослели. Трудились целыми днями. Нам очень повезло, что несколько прошлых лет урожаи в нашем районе были хорошие. По 30 центнеров с гектара тогда снимали. Потом этими запасами пшеницы сельчане все военные годы кормились. Осенью 41-го, когда немец уже подошел к Москве, нас все же призвали.


Посадка солдат 316-й стрелковой дивизии в вагоны перед отправкой на фронт. Алма-Ата, 1941 г.
Посадка солдат 316-й стрелковой дивизии в вагоны перед отправкой на фронт. Алма-Ата, 1941 г.
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

Александр Колесников вместе с другими ребятами, призванными с Алтая и из Казахстана, проходил обучение в Новосибирске. Их отобрали в лыжный батальон. Их часть погрузили в эшелон и бросили в самую гущу боев за Москву.

— В одном из первых боев мне довелось встретиться с немцем в рукопашной схватке. Они пошли в наступление на наши окопы. Немцы, надо сказать, не любили рукопашный бой, но иногда им приходилось в него вступать. На меня налетел здоровый фашист со штыком. Я худенький деревенский парень, и думал, что не сдюжу. Когда стал отбиваться штыком, непроизвольно выстрелил из винтовки. Так и уложил того немца, но от шока даже не мог подняться в атаку. Сидел в окопе, пока лейтенант на меня не прикрикнул. На фронте был у меня друг-земляк Истурган Туленов. Он, когда в бой на немцев бросался, по-казахски матерился. Под Москвой я был ранен и отправился в госпиталь. После лечения учился в танковом училище в Свердловске. На танке с пушкой от самоходки участвовал в боях за Ельню. Три раза мне приходилось участвовать в больших боях. На самой границе Германии и Польши в нашу самоходку попали три снаряда. В танке взорвался бак, и меня буквально выбросило из кабины. Тогда я потерял зрение, но позже один глаз все же вылечили. После войны я работал на тракторе. Окончил политех, и меня направили прорабом в Южный Казахстан, в Махтааральский район. Затем перевели в Алма-Ату, в аппарат Министерства автомобильных дорог. В 70-е годы участвовал в строительстве дороги до Капчагая. С тех пор и живу в Алматы.



Сдача хлеба государству. Алматинская область, 1941 г.
Сдача хлеба государству. Алматинская область, 1941 г.
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

Сельское хозяйство страны также находилось на военном положении. К 41 году немцы захватили территорию, где производилось около 40% всей сельхозпродукции. В таких условиях Казахстан стал житницей фронта. В результате упорного труда сотен тысяч сельхозработников в 1941 году Казахстан сдал государству 100,7 миллиона пудов (6 293,7 тысячи тонн) хлеба. В 1941 году на 20,9% увеличилось поголовье скота. Казахстанцы сдали 114,6 тысячи тонн мяса в живом весе и 283,7 тысячи тонн молока. Из западных районов СССР сюда перегнали 76,5 тысячи голов крупного рогатого скота, 50,5 тысячи овец и 5 902 лошади. В 1942-м республика заготовила 84,3 миллиона пудов хлеба.

Нина Каширина, 1921 г. р., Алма-Ата

Я пришла в цех, но не умела работать на станке. Рабочий показал, что нужно делать, и около месяца я простояла за станком, пока снова не вернулась в лабораторию.

Нина Васильевна родилась в Алма-Ате в 1921 году. Ее семья на протяжении трех поколений жила в этом городе. Она вспоминает, что еще ее прадед переехал в Верный. Нина застала тяжелые голодные 30-е годы, когда приходилось стоять в очереди за хлебом. После окончания 7-го класса 18-летняя девушка пошла работать на кукольную фабрику.

— Годы перед войной были относительно благополучными. У нас было все, что нужно, но и потребности у людей были другие. В свободное время я ходила на танцы. 22 июня 41-го помню достаточно смутно. Объявление о начале войны вроде слышала не по радио, а от кого-то. Отец тогда сразу сказал, что его заберут на фронт. Так и случилось. Воевать ушли отец и брат. Мы с мамой остались одни.


Нина Каширина в молодости
Нина Каширина в молодости

В годы войны Нина Каширина работала в бюро пропусков пожарной охраны. Когда пожарная служба перешла в подчинение к МВД, она начала работать в республиканской милиции.

— Несмотря на тяжелое время, преступности тогда было не так много. В 43 году я начала работать на АЗТМ. В те годы завод как раз переходил «на военные рельсы» и начал выпуск снарядов. Наш завод также выпускал мины. Одну из них можно увидеть в Парке 28 панфиловцев. Я была лаборанткой в центральной химической лаборатории. У нас на заводе были литейные цеха, и мы проверяли марку выплавляемого чугуна и стали.

Ряды рабочих и инженеров предприятия пополнило множество специалистов с Ворошиловградского завода, которых эвакуировали к нам в город. Тем не менее, рабочих рук на предприятии не хватало, и в самое тяжелое время в цеха отправляли женщин из управления и других отделов завода. Меня сняли из лаборатории. Я пришла в цех, но не умела работать на станке. Рабочий показал, что нужно делать, и около месяца я простояла за станком, пока снова не вернулась в лабораторию. После окончания войны домой вернулись мои отец и брат. Я продолжала работать на АЗТМ, пока не вышла на пенсию в 1983 году.



Сдача драгоценностей в фонд обороны. Алма-Ата, 1941 г.
Сдача драгоценностей в фонд обороны. Алма-Ата, 1941 г.
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

Казахстан в годы войны принимал огромное количество людей, эвакуированных из западных областей страны. В 1941 году в Казахстан прибыло 366,4 тысячи человек, из них 136,5 тысячи детей. В 1942 году прибыло еще 532,5 тысячи эвакуированных граждан. Республика взяла на себя обеспечение их жильем и питанием.

Алевтина Мартынова, 1931 г. р., Уральск (Западно-Казахстанская область)

В нашем городе есть большое кладбище, где лежат тысячи солдат, которые так и не смогли оправиться после ранений.

На момент начала войны Алевтине Валентиновне было всего 10 лет, но она хорошо помнит события тех тяжелых лет. Ее семья жила в городе Уральске. Отец работал в военторге, был заведующим столовой и начальником колбасного цеха. Мать была домохозяйкой. До войны семья жила хорошо, в большом доме, имела свое хозяйство — корову, кур и свиней.

— Я хорошо запомнила 22 июня. Тогда у нас в школьном клубе проходил какой-то праздник. Возможно, это было как-то связано с выпускниками. Школьники веселились, но вдруг все затихло. По радио объявили о начале войны. Первые месяцы после этого наша жизнь не сильно поменялась. Отец был глуховат, и его не должны были призывать на фронт. Относительно спокойная жизнь продолжалась до 43 года. Тогда женщины из женсовета учреждения, где он работал, мужей которых уже призвали на фронт, пришли жаловаться на отца в военкомат. Мол, он здоровый, а на фронт его не забирают. После этого отца призвали, несмотря на то, что ему тогда было 35 лет.


Бойцы всеобуча на занятиях
Бойцы всеобуча на занятиях
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

После ухода отца Алевтины Валентиновны на фронт ее мама пошла работать на птицеферму. Алевтина с сестрой, как могли, помогали ей. Наступили трудные времена. Ввели карточную систему, по которой в день выдавали около 300–400 граммов хлеба на человека.

— Благодаря хозяйству мы еще хоть как-то выживали. У мамы до войны было много одежды, и мы с сестрой ходили продавать ее «на толчок». На заработанные деньги покупали баночку пшена, и мама варила из него кашу. Собирали просяную мучель (тонко измельченные частицы оболочек зерна — прим. ред.), и мама из нее делала оладьи. Мы давали их соседским девчонкам. Через несколько месяцев после того как отца забрали в армию, он неожиданно приехал к нам. Оказывается, он проезжал Уральск по дороге на фронт, и у него было немного времени. Мамы не было дома, она тогда находилась на работе. Он пообщался с нами, посидел за столом, и когда собрался уходить, случайно уронил и разбил свои наручные часы, которые снял до этого. Нам потом сказали, что это плохая примета. Отец больше не возвращался домой. Через пару месяцев пришло извещение о его гибели.


Алевтина Валентиновна Мартынова
Алевтина Валентиновна Мартынова

Уральск находился неподалеку от Сталинградского фронта и в октябре 1942-го был объявлен прифронтовой зоной. Сюда из центра было эвакуировано 14 промышленных предприятий, работавших на фронт, в городе действовало 20 военных госпиталей, формировались воинские соединения. Алевтина Валентиновна вспоминает, как они с сестрой и одноклассниками давали концерты школьной самодеятельности для раненых.

— Раненых в городе было много. У нас недалеко от школы был огромный госпиталь. Мы выступали там для них. В нашем городе есть большое кладбище, где лежат тысячи солдат, которые так и не смогли оправиться после ранений. Жизнь у горожан была трудная. Помню, как однажды у нас из хлева чуть не украли корову. Вор уже вывел ее за ворота, когда сосед увидел это и закричал. После этого случая мама завела корову в дом, и она жила у нас в сенях. Две большие комнаты из трех мы сдавали квартирантам. В основном это были эвакуированные из других областей страны. Сестра мамы работала заведующей магазином и как-то принесла к нам домой ценную ткань. Положила в сундук, а наши квартиранты утащили ее вместе с похоронкой на отца, которая лежала там же. После войны тоже было тяжело, так как никакого хозяйства у нас уже не осталось. Отучившись шесть лет, я бросила школу и пошла работать на солодковый завод. Там нарезала корень солодки, который использовали как лекарство от кашля.



Студентки КазГУ, ушедшие на фронт добровольцами. Алма-Ата, 1941 г.
Студентки КазГУ, ушедшие на фронт добровольцами. Алма-Ата, 1941 г.
Фото: Из фонда ЦГА КФДЗ

С 41 года Казахстан стал важным центром лечения и восстановления раненых бойцов. На территории республики разместилось около 155 эвакуационных госпиталей на 59 тысяч коек. В начале 1942-го было эвакуировано 55 госпиталей. В это же время в республике велась интенсивная подготовка медицинских кадров. Обучение велось в ускоренном режиме. В 1940–1941 годах Казахский государственный медицинский институт подготовил 162 врача и 1 002 средних медработника. В 41–42 годах было подготовлено уже 934 врача и 1 829 средних медработников. В первый же год войны на фронт ушли 437 врачей.

Тамара Максимова, 1924 г. р., Москва

Работали сутками, и больше всего нам не хватало сна.

КазССР в 41 году был лишь одной из частей огромной страны. Война отразилась на жизни всех ее регионов. Тяжелее всего пришлось жителям западных областей, многие из которых оказались на оккупированной немцами территории. Жителям столицы СССР также пришлось несладко. На их плечи легла оборона родного города. Тамара Александровна была одной из москвичек, которые в те тяжелые дни приняли участие в защите Москвы.

— Я только окончила 9-й класс и думала, куда буду поступать. Хорошо помню день, когда в 12 часов дня по радио Молотов объявил о начале войны. Я тогда почувствовала радость, что буду участвовать в войне, а не просто изучать ее по учебникам. Молодежь тогда была воспитана в патриотическом духе, и через несколько дней мы уже стояли в военкомате. Туда отправился весь класс, а те, кого не взяли на фронт, чувствовали себя несчастными. Мне повезло оказаться в числе тех, кто прошел комиссию. Те, кто по возрасту не подходил, уходили в ополчение. Мама с сестрой также принимали участие в обороне города. Мама рыла окопы, сбрасывала с крыш зажигательные снаряды. Сестра работала в госпитале.


Тамара Александровна Максимова
Тамара Александровна Максимова

По распределению Тамара Александровна попала в госпиталь в Подмосковье. Она не имела медицинских знаний и первое время работала медрегистратором. Параллельно их обучали сестринскому делу.

— По железной дороге, на автобусах и грузовиках к нам привозили раненых. Легкораненых тут же обрабатывали и отправляли назад. Тяжелых отсылали в тыл, а с ранениями средней тяжести оставляли у нас. Мы мыли больных, делали им перевязки и отправляли в хирургические кабинеты. Было много раненых, которые потеряли руки и ноги. Им нужна была моральная поддержка. Многие не хотели жить и пребывали в упадническом настроении. Мы, как могли, утешали их. Работали сутками, и больше всего нам не хватало сна. В госпитале я познакомилась со своим будущим мужем. Мы потом долго переписывались с ним. В середине 43-го меня комиссовали по состоянию здоровья. В том же году я поступила в Московский историко-филологический институт. Потом вышла замуж, и с мужем-военным мы ездили по разным городам СССР, пока, наконец, не осели в Казахстане.


Материал подготовлен совместно с Центральным государственным архивом кино-, фотодокументов и звукозаписей. В материале использованы статьи 12, 3

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000