HISTORY Святослав Антонов 28 мая, 2018 12:00

Легенды Великой степи: Салы и сэри

Легенды Великой степи: Салы и сэри
Фото: Из свободного доступа в интернете
Степные менестрели, магические воины и исполнители первых казахских лирико-драматических произведений. Кем были эти творческие личности, которых боготворил степной народ и с которыми не могли не считаться даже правители?

Кайрат Жанабаев
Кайрат Жанабаев

Мы продолжаем беседовать с преподавателем КазНУ им. аль-Фараби, эпосоведом, писателем и переводчиком Кайратом Жанабаевым. В своем первом материале мы рассказывали о жырау.

Кто такие салы и сэри? Как зарождалось казахское национальное театрально-драматическое искусство?

Кочующие театральные и поэтические труппы производили настоящее культурное событие, шоу. Они имели огромное эстетическое влияние на жизнь кочевого общества. Об этом и многом другом нам рассказал Кайрат Жанабаев. Нижеприведенный текст сохранен в авторской редакции. 



Рисунок Ералы Оспанулы
Рисунок Ералы Оспанулы

Кто такие салы и сэри?

Устно-поэтическая культура и музыкально-словесное искусство казахского народа были очень древними. Они имели многотысячелетнюю историю. Момент зарождения искусства, всех его жанров, мы можем видеть еще в верхнем палеолите. Об основных носителях казахской кочевой устно-поэтической культуры: салах, сэри, жырау, акынах, баксы — писали такие исследователи, как А. Х. Маргулан, Е. Д. Турсунов, Е. Исмаилов, С. Муканов. Каждый из названных выше типов поэтической культуры был и носителем каких-либо специфических жанров, тесно связанных с социальными функциями.

Например, жырау стояли у истоков эпической культуры и находились в ханской ставке. Об этом пишет Е. Д. Турсунов. Они решали общеплеменные и государственные задачи. В древности они создавали оды в честь погибших героев, аруахов, то есть были основоположниками эпической героической традиции. Акыны же представляли собой народно-демократическое веяние и были, в основном, лириками. Они участвовали в айтысах от имени собственных родов. А салы и сэри были представителями музыкально-театрального искусства, кочуя по всем дальним и ближним родам и племенам, по всей территории Казахстана. В их творчестве присутствовали и эпос, и лирика, и драма, и даже мифологическое начало, так как они олицетворяли собой древний культ плодородия, вечно торжествующей любви, цветущей жизни и весны. Об этом явлении прекрасно повествует в романе-эпопее «Путь Абая» выдающийся казахский писатель М. О. Ауэзов, создавший полнокровный образ великого Биржан-сала. А баксы — это представители древней магии, степные гадатели, предсказатели, отчасти и лекари.

Е. Турсунов пишет также о балгерах, хорошо знавших свойства вещей, трав, камней, меда, дерева, металлов, огня, ядов. Они умели лечить и простых людей, и батыров, получивших раны или переломы во время битвы. Их знания целиком истекали из мифологии, религии и шаманского опыта предшественников-учителей. Эти баксы и балгеры имели глубокие и неразрывные связи с тенгрианством, с лунными и солнечными циклами, с движением и положением звезд, с поведением диких и домашних животных и птиц. Они целиком отвечали за правильность сакральной духовно-религиозной жизни в роду и племени.

В Новое время, с приходом капитализма и началом колонизации казахского края, с исторической арены сошли жырау, и, лишившись естественной социальной среды, вслед за ними исчезли салы и сэри. Но баксы, несмотря на преследования советской идеологии, всё еще активно функционировали вплоть до второй половины XX века. Быть может, они еще есть и сейчас в самых глухих местах казахской земли. Поэтому, несмотря на быстро меняющийся мир, сакральная древняя культура казахов очень живуча, как живучи в народной памяти демонологические мифы, сказки, легенды, рассказы. Только одних демонологических персонажей можно насчитать до 500!

Салы и сэри стоят у истоков актерского мастерства, драматического и циркового искусства. Они были поэтами-эксцентриками, то есть людьми, способными собрать вокруг себя всех одаренных и творческих молодых людей, юношей, девушек, обладающих разнообразными талантами.

Сами салы и сэри были искусны во многих жанрах: в цирковом искусстве, искусстве борцов, в ораторском и музыкально-исполнительском, в искусстве дрессировки коней. В отличие от творчества жырау и акынов, основным у салов было яркое и веселое театральное действие, забавное зрелище. Представления салов всегда были очень красочными. Они привлекали внимание огромного количества людей. Нечто подобное мы можем видеть и в индийской театрально-песенной культуре. Их объединяют яркие одежды, необычные и непривычные поступки и зажигательные танцы. В древности и средневековье это был настоящий казахский кочевой театр.

Если давать точное определение, то салы и сэри — народные актеры кочующего театра. Они посещали аул за аулом, давали яркие представления. Приезд такого театра во главе с салом — настоящее событие для аула, поэтому к такому приезду всегда готовились заблаговременно. Свита сала, самого богатого, состоятельного, могла доходить до 50 человек: юноши, певцы-сэри, циркачи, борцы, затейники, шутники-острословы, молодые и очень юные красивые девушки. Все они были нарядны, на высоких статных конях, все они были живым олицетворением весны, любви, молодости и торжествующей красоты. Об этом также поведал нам М. О. Ауэзов, кстати, первый поставивший в своем ауле театральную пьесу, и, быть может, последний, еще заставший это исчезающее могучее явление эстетической жизни кочевников. Кони салов были не только красиво украшены, но и хорошо обучены, грациозны и изящны. На голове их качался легкий и пышный султанчик из перьев филина, и хвост также был украшен такими же перьями. И кони, и их наряд, и сама свита, восседавшая на них, и их одежда, и музыкальные инструменты, и сам сал в яркой и броской одежде — всё это, безусловно, вызывало восторг народа и скрашивало порой нелегкую кочевую жизнь ее отдельных представителей.



Рисунок Ералы Оспанулы
Рисунок Ералы Оспанулы

Рок-звезды казахской степи

Между салами и сэри было много общего, но существовало определенное различие. Прежде всего, их отличал репертуар, специфика их поэтического творчества. Салы являлись зачинателями и выразителями легкого и веселого, праздничного комедийного и даже сатирического жанра. Они одевались броско, вызывающе, гораздо ярче сэри, и вели себя раскованно, эксцентрично. Если сал в процессе представления всё же и обижал хозяина юрты острой шуткой, то все им прощалось.

Сэри же были более сдержаны. И во внешнем облике, и в своем репертуаре. Достаточно сказать, что и жизнь, и творчество такого замечательного сэри, как Акан, нужно отнести к жанру трагедии и даже социальной драмы. Наиболее ярко это видно по его поэмам: «Кулагер» и «Сырымбет».


Кадр из фильма «Биржан-сал»
Кадр из фильма «Биржан-сал»

Сал восседал на великолепном белом коне, девушки стелили ему под ноги ковер с высоким мягким ворсом, потому что по голой земле сал никогда не ходил. Это считалось зазорным — ниже его достоинства. Ему отводили специальную богато прибранную юрту, где всегда был накрыт дастархан с самыми изысканными кушаньями. Всё это было также элементом своеобразного шоу. Если проводить параллель с современным миром искусства, то салы были сродни самым популярным современным рок- или поп-звездам. Они действительно словно жили в другой вселенной, неподвластной общественным законам и общепринятым нормам.


Биографические издания об Акане-сэри
Биографические издания об Акане-сэри

Роскошь всегда была свойственна салам. Они ею подчеркивали свой статус, свое особое избранничество. Так, например, их грудь могли в бою украшать яркие, блестящие на солнце серебряные доспехи, малопригодные в бою, ведь серебро, по сравнению с другими металлами, очень мягко.

Следует обратить особое внимание на одежду. Они носили шелковые или ситцевые одеяния самых ярких цветов или невероятно широкие штаны, в одну штанину которых могли поместиться два–три человека. Иногда за салами лентой на 3–4 метра тянулся шлейф из дорогой ткани. Высокие головные уборы, украшенные перьями птиц — обычно филинов, — какими могут украшать себя только женщины и дети. Всё это завораживало и привлекало внимание зрителей.

Приезд подобного кочевого театра становился для каждого племени незабываемым событием. В своих выступлениях салы и сэри исполняли как собственные произведения лирического, социального, сатирического или эротического содержания, так и эпические тексты, давно ставшие народными, передававшиеся из уст в уста. Вне зависимости от исполняемых ими произведений, само действие всегда сопровождалось яркими импровизациями. Сал мог обижаться или радоваться, гневаться или одаривать девушек дорогими подарками — всё это воспринималось как высший дар, кут — божье благословенье. 



Рисунок Ералы Оспанулы
Рисунок Ералы Оспанулы

Как жили салы?

Приезд и выступления салов, безусловно, накладывали на хозяев аула материальные затраты, но любой хозяин обязан был отблагодарить выступавших хорошим подарком. Так, в романе «Путь Абая» мать поэта, Улжан, прощаясь, дарит Биржан-салу слиток серебра с конское копыто. Разумеется, сами представления были бесплатными, потому что салы и их многочисленная свита — всегда долгожданный и дорогой праздник для аула. Источником богатства салов служили трофеи, добытые в войнах, а также вознаграждения за решения различных межродовых споров. Или просто очень ценные подарки.

Стать салом мог только очень обеспеченный человек, как правило, представитель степной аристократии. Для вступления в этот мужской военный союз необходимо было внести очень большой взнос. В качестве взноса часто выступали слитки золота, дорогое оружие, кони. Размер взноса служил своеобразным цензом. Все взносы поступали в своеобразный общий банк и впоследствии ровно распределялись между членами союза, являясь дополнительным источником их благосостояния. Но в свиту сала могли попасть и всегда стремились попасть и представители простого народа. Здесь главным критерием служило наличие артистических способностей, талантов, юность, молодость и красота. 

Звание сала не передавалось по наследству. Сыновей сала содержал весь аул, кормил и воспитывал до совершеннолетия на свои собственные средства. Их дальнейшая судьба целиком зависела от их личных качеств. Лишь некоторые из них, унаследовавшие от отца поэтический и драматический талант, могли рассчитывать на вступление в мужской боевой союз.

Интересно, что выступления салов и сэри нельзя было заказать или вызвать их в честь какого-то специального тоя. Они всегда приезжали сами, были своеобразным олицетворением весенней природы. Были носителями эстетики, индивидуализма, свободолюбия и свободомыслия, поэтому они уже в XIX веке, в век капитала и новых товарно-денежных отношений, всё меньше нравились власть имущим своим свободолюбивым и эксцентрическим поведением. Вот такое поведение и нрав сала Биржана приводит исследователь Е. Турсунов:

  Баласы Қожағұлдың Біржан салмын

  Адамға зияным жоқ жүрген жанмын.

  Адамға анау-мынау бас имеймін,

  Өзім сал, өзім сылқым, кімге зармын!

  Жасым бар жиырмада жасырмаймын.

  Басымнан дұшпан сөзін асырмаймын.

  Елімнің еркілеткен серісімін,

  Сен түгіл патшаға да бас үрмаймын!

  Я сын Кожагула, Биржан сал,

  Нет от меня никому вреда, я сам по себе.

  Не склоняю головы перед всяким человеком,

  Я — сал, я — красавец, от кого мне зависеть?

  Мне двадцать лет, не скрываю,

  Я не позволяю недругам повелевать мною.

  Я — сэри, баловень народа,

  Ни перед тобой, ни перед падишахом не склонюсь.



Творчество салов и сэри

До нашего времени дошла лишь небольшая часть произведений, исполняемых салами, но и они поражают своей эстетической красотой и совершенством, вольнолюбивой тематикой и глубиной острой философской мысли. Вот Биржан-сал, певец второй половины XIX века:

  Ақ тұйғын құс қолымда сырғақты ма?

  Басып-басып алайын ырғақтыма.

  Бозбала, саған айтар өсиетім:

  Жақын жар әлпештеген ардақты ма?

  Жанып тұрған жас өмір — алқызыл гүл.

  Сипаттауға қызығын жетпейді тіл.

  Жауқазын желбіреген жастық шақта

  Өмірдің мағынасына түсіне біл.

  На руке моей — не белый ли кречет?

  Подхлестну-ка я своего иноходца.

  Юноша, вот тебе мой совет:

  Держись поближе к любимым девушкам.

  Красным цветком горит молодость,

  Описать ее не хватает слов.

  В дни своей нежной молодости

  Умей понимать, в чем сок жизни.

У всех мировых народов есть театрально-музыкальные традиции. Салов и сэри можно сравнить с японскими и корейским народными певцами, европейскими менестрелями и русскими скоморохами. Однако в условиях обособленной от остального делового, быстро развивающегося мира жизни кочевая культура видится нам не только сохранившей свои древние особенности: синкретизм, традиционность, жанровую переходность, — но и яркой — в общей системе мирового исполнительского искусства эпохи древности и средневековья. В казахских кочевнических традициях и обычаях в концентрированном (эмбриональном) виде просматриваются все элементы мировой общечеловеческой культуры. 


Кадр из фильма «Биржан-сал»
Кадр из фильма «Биржан-сал»

Музыкально-поэтическое искусство жырау, салов, сэри, акынов пронизывало всю степь. У кочевого казахского народа салы считались избранниками небес, носителями божественной силы — кут. Поэтому у салов были неизменно и лучшие кони, и самые богатые одежды, и самые красивые девушки в их свите. Сохраняя свою личную творческую независимость, они зачастую не только не подчинялись правителям, но и могли резко и беспощадно их критиковать.

Организующая роль древних и средневековых салов и сэри была особенно заметна в период войн и нашествий. И здесь, как актеры и зачинщики боя и как устрашающая сила, они исполняли свою военно-магическую и стратегическую функцию: они были представителями тайных мужских ритуальных боевых союзов, где не только продумывалась стратегия и тактика боя, но и вырабатывались магические приемы и способы воздействия на противника, с учетом климата, птиц, особенностей психического склада своих и чужих полководцев и батыров. В этом смысле их можно назвать воинами-магами, прорицателями, колдунами. Аналоги подобных явлений часто встречаются в английском и скандинавском героическом эпосе, в «Песни о вещем Олеге».

Биржан-сал, Акан-сэри, Жаяу Муса Байжанулы — наиболее известные авторы из числа салов и сэри, чьи музыкально-песенные произведения всё же дошли до наших дней. По ним мы, безусловно, судим о силе и самобытности их могучей поэзии, на протяжении многих столетий вдохновлявшей Великую степь.


Расцвет и закат кочевого искусства

Всегда оставаясь свободными и независимыми, салы и сэри существовали вне общественной системы. Как мы сказали выше, они и их творчество стали неугодными в век капитала и господства культа вещи, культа продукта массового капиталистического производства. Именно поэтому расцвет музыкально-песенного и театрального искусства салов и сэри приходится на период господства в Великой степи института военной демократии, времени средневековья и казахско-джунгарских битв.

Е. Турсунов пишет, что истоки появления салов и сэри следует искать в начале первого тысячелетия до нашей эры, в эпоху зарождения классов и неравенства в кочевом обществе. Разбогатевшие на военных походах вожди и крупные полководцы собирали свиты из искусных певцов и актеров, приглашали красивых девушек, речистых шутников-острословов. Именно такие социальные надплеменные группы стали колыбелью и праобразом будущих кочевых театров.


Кадр из фильма «Биржан-сал»
Кадр из фильма «Биржан-сал»

Первоначально салы имели весьма важные военные функции. Имея статус ритуальных посредников, «живых духов», как бы находящихся между двумя мирами, «посланцев богов», они вдохновляли воинов на бой, сражение. Находясь вне родовой, но в племенной системе государства, они были организующей и объединяющей силой, способной посредством призыва, пламенного слова и музыки, сплотить разные рода и племена в единое боеспособное войско. Со временем они утратили свое боевое значение. На первый план вышло теперь их музыкально-поэтическое, театрально-цирковое искусство. 

Закат эпохи салов начался во второй половине XIX века. К этому времени окончательно произошло социальное разделение общества. Степная аристократия прочно заняла свои позиции. Салы стали неудобны новой нарастающей генерации степных богачей. Поэтому их стали обвинять в моральном разложении народа, в отходе от мусульманской веры, а их свобода теперь считалась распущенностью нравов. К этому времени происходит закат салов как яркого культурно-художественного явления. Разумеется, в бурно меняющемся мире нарастающего капитализма уже не могло быть никакого места магическим воинам и кочующим поэтам.

Одним из последних салов признан поэт Шашубай Кошкарбаев. В ранней юности он был учеником Биржан-сала и Акана-сэри. Выступая в аулах и на праздничных ярмарках, он овладел искусством фокусника, жонглера и акробата. Несмотря на многочисленные артистические таланты, своим главным делом он всегда считал поэзию и музыку. До конца жизни оставаясь искусным акыном, он принимал участие в айтысах, оставив после себя множество произведений.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY