HISTORY Святослав Антонов 16 июня, 2016 12:00

Казахские партизаны во Франции: Как казахи воевали в европейском движении Сопротивления

<i>Ахмет Субалов (в центре). Альби, 9 июля 1945 года</i>
Ахмет Субалов (в центре). Альби, 9 июля 1945 года
Фото: Из архива Гульнары Мендикуловой
Об участии казахов во Второй мировой войне в рядах бойцов европейского движения Сопротивления широкой публике стало известно благодаря публикациям последнего времени. Эта история — о том, как бывшие советские военнопленные, отправленные немцами на работы во Францию, Голландию и Бельгию, не смирились со своей судьбой и продолжили бороться против захватчиков.

Гульнара Мендикулова
Гульнара Мендикулова

Тема участия казахов в боевых действиях на территории Европы изучается в рамках проекта «Участие казахов во Второй мировой войне в Западной Европе». Большой вклад в это исследование внесла доктор исторических наук, профессор Гульнара Мендикулова. За 10 лет работы в европейских архивах ей удалось стряхнуть пыль забвения с судеб тысяч наших соотечественников, проявивших героизм в годы войны. После публикации интервью Гульнары на одном из интернет-ресурсов ей начали писать родственники казахстанцев, воевавших в Европе. Они присылали воспоминания своих родных, ценные документы и уникальные архивные фотографии. Сегодня мы публикуем эти новые данные. 


Офицеры Туркестанского легиона
Офицеры Туркестанского легиона
Фото: Из фондов ЦГА КФДЗ

Гульнара Мендикулова достаточно давно занимается изучением участия наших соотечественников в движении Сопротивления в Европе. В 2007–2009 году она собирала архивные документы по этому вопросу в Национальном архиве Франции, архиве INALCO, библиотеке Института восточных языков и цивилизации, Музее национального движения Сопротивления. В 2015-м она продолжила исследования в муниципальных архивах Тулузы и Альби, где в конце 1944-го действовали партизанские отряды, состоявшие из советских военнопленных. Гульнара считает, что проблема участия казахов во Второй мировой войне неотделима от изучения судьбы солдат, оказавшихся в немецком плену и Туркестанском легионе.

— Впервые я столкнулась с этой темой в ноябре 1994 года. Тогда во время поездки в Нью-Йорк мне удалось встретиться и взять интервью у двух бывших туркестанских легионеров-казахов — Кунтугана Базильбека и Мухтара Карабая. Эти интервью позже вышли большой статьей в газете «Вечерний Алматы». На тот момент в истории казахстанской науки это были первые интервью с бывшими легионерами. Долгое время эта тема оставалась под запретом. Тогда я исследовала ее в рамках изучения формирования казахской диаспоры в мире. Сейчас я обобщила эти данные в научном проекте «Участие казахов во Второй мировой войне в Западной Европе», реализуемом в рамках государственной программы «Народ в потоке истории». Своими исследованиями мы пытаемся раскрыть белые пятна в истории участия казахов во Второй мировой войне.


Советские пленные (верхняя слева фотография). Фото из газеты Defense de la France
Советские пленные (верхняя слева фотография). Фото из газеты Defense de la France
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

Никто самостоятельно к немцам не бежал. Военнопленных доводили до состояния глубокого отчаяния.

По результатам исследований стало известно, что многие казахи, участвовавшие в движении французского Сопротивления, являлись бывшими военнопленными, ставшими туркестанскими легионерами и затем бежавшими от немцев в партизанские отряды. Гульнара отмечает, что изучая историю Туркестанского легиона, важно понимать: большинство военнопленных не имели идеологических мотивов для вступления в него, а были вынуждены сделать это для спасения собственной жизни и по другим причинам.

— Никто самостоятельно к немцам не бежал. Военнопленных доводили до состояния глубокого отчаяния. Свое дело делали голод, холод, тяжелый физический труд, издевательства надзирателей, а главное — систематические расстрелы без всякой на то причины. Некоторых казахов расстреливали сразу же после попадания в плен, после осмотра, приняв их за евреев. Мустафа Чокай, проводивший инспекцию лагерей для военнопленных, был шокирован этим. Он писал о тяжелом положении пленных-казахов своим соратникам.


Туркестанские легионеры во Франции
Туркестанские легионеры во Франции
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

В 1942 году немцы начали формирование национальных частей Вермахта для участия в боях на Восточном фронте. Формировались грузинские, татаро-башкирские, азербайджанские, армянские и украинские легионы. Среди них был и Туркестанский легион, куда набирали представителей народов Казахстана и Средней Азии. Части легиона формировались в специальных лагерях на территории Германии и Польши. В 1942 году немцы начали использовать их в боях против Красной армии под Ямполем. Однако уже при приближении к фронту участились случаи побегов и перехода легионеров на сторону Красной армии. Многие отказывались воевать со своими соотечественниками. Осенью 1943 года Гитлер издал распоряжение о снятии легионов с Восточного фронта, как недостаточно надежных, и переброске их в Западную Европу. После наступления советских частей, чтобы не создавать «пятую колонну» в своем тылу, их перевезли во Францию, Бельгию, Италию и Голландию. Кроме того, в эти же страны перебрасывались и лагеря советских военнопленных.

— Части Туркестанского легиона были перевезены в Европу в начале 1944 года. Штаб легиона разместился в небольшом городке Альби на юге Франции. Вначале легионеров пытались использовать для борьбы с местными партизанами, но эта затея не удалась. Пленные начали связываться с участниками французского движения Сопротивления. Тогда их стали выставлять на охрану различных объектов, но в основном задействовали в качестве рабочей силы на шахтах в окрестностях Альби и Кармо. Они жили в небольших лагерях по 500–1500 человек, где были рассортированы по национальностям.


Лагерь во Франции, где содержали казахов. Фото предоставлено Даулетом Жаманкуловым
Лагерь во Франции, где содержали казахов. Фото предоставлено Даулетом Жаманкуловым
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

— Не надо думать, что легионеры содержались в комфортных условиях. Они жили в охраняемом лагере, где действовал строгий режим. Конечно, условия были не такие жесткие, как в лагерях для военнопленных. Недавно я получила уникальное фото от Даулета Жаманкулова — племянника героя движения Сопротивления Зунума Жаманкулова, — на котором можно увидеть лагерь, бараки и самих бывших военнопленных. Это эксклюзив, который впервые публикуется здесь. Ценность данного фото заключается не только в его исторической значимости. Для меня оно ценно еще и тем, что на наш призыв откликнулись обычные люди и стали вместе с учеными восстанавливать нашу общую историю!

Бектаев со своими соратниками организовывал и более масштабные побеги. За все время деятельности подпольной организации им вместе с Дьячуком удалось переправить к партизанам 97 человек.

Довольно скоро через различные каналы легионеры наладили контакты с французскими партизанами — макизарами. Бывшие советские пленные организовывали побеги и пополняли их ряды. Среди сбежавших и присоединившихся к Сопротивлению было немало казахов. Судьба каждого из них удивительна.

— Вспомним хотя бы Ахмета Бектаева. Это врач родом из Шымкента. До войны он окончил мединститут. В армию был призван в 1939 году. Воевал в 545-м артиллерийском полку на Калининском фронте. В первые месяцы 1941 года попал в плен. До 1943 года он находился в концлагерях в Польше. В 1944-м попал в лагерь Альби, где стал старшим лагерным врачом. Бектаев еще в плену доказал немцам свою компетенцию в медицине. Его услугами пользовались не только пленные, но и представители местного населения. У него была возможность выезжать за территорию лагеря. В это же время там была создана подпольная организация, которую возглавлял украинец Петр Дьячук. Им удалось установить связь с французскими макизарами. Дьячук и Бектаев разрабатывали различные схемы побегов для легионеров, желавших дезертировать из немецкого гарнизона. Допустим, если кто-то серьезно заболевал, Бектаев имел право отправить его в Альбинскую больницу. С больным отправляли несколько человек для сопровождения и переноса носилок. По дороге на колонну «нападали» макизары и забирали всех пленных с собой. Бектаев со своими соратниками организовывал и более масштабные побеги. За все время деятельности подпольной организации им вместе с Дьячуком удалось переправить к партизанам 97 человек.


Удостоверение первого советского партизанского полка № 18
Удостоверение первого советского партизанского полка № 18
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

В интернете можно найти информацию о еще одном участнике Сопротивления, освобожденном из плена этой подпольной организацией. Это был уроженец Жангалинского района Западно-Казахстанской области Утеуле Бисенгалиев. До войны он работал учителем математики. В 1938 году был призван в Красную армию. На службу попал в 41-й кавалерийский полк 16-й кавалерийской дивизии. За несколько лет бывшему учителю довелось участвовать в операциях на территории Польши, советско-финской войне, изнурительном походе в Персию через кавказские горы. В октябре 41-го Бисенгалиев участвовал в обороне Ростова-на-Дону. В феврале 42-го, получив контузию после взрыва авиабомбы, он попал в плен. До 43 года содержался в лагерях в Запорожье, затем в составе группы военнопленных был отправлен на работы во Францию. Здесь он познакомился с Ахметом Бектаевым и хирургом Николаем Джандери, который также помогал в организации побегов. В конце 1943 года Бисенгалиева вместе с его товарищем Абу Молдагалиевым поместили в горбольницу. Джандери имитировал проведение операций, удалив одному из них аппендикс и вскрыв другому брюшную полость. Обоих пленных признали умершими, после чего их переправили в горы к партизанам.


Удостоверение Шешубая Бесембина, сержанта советского гарнизона в г. Альби (Франция). Предоставлено сыном Шешубая Муратом Бесембиным
Удостоверение Шешубая Бесембина, сержанта советского гарнизона в г. Альби (Франция). Предоставлено сыном Шешубая Муратом Бесембиным

В июле 1944 года из лагеря Альби был совершен массовый побег бывших военнопленных. Вскоре из советских пленных был сформирован отдельный батальон. После того как партизаны освободили лагеря Дебернет и Кастр, их узники влились в состав батальонов макизаров, и был сформирован Первый советский партизанский полк. Командиром полка стал грузин, лейтенант Отари Ишхнели, начальником штаба — казах Али Молдагалиев, комиссаром — серб, батальонный комиссар Ивич, старшим врачом — Ахмет Бектаев. В составе полка воевало около 300 казахстанцев: Утеуле Бисенгалиев (замкомандира батальона), С. Жумашев (Атырау), Канысбаев, Н. Кунаев (Саратовская область), западноказахстанцы Ж. Катшиков, С. Каренов, Д. Каражумин, Н. Утешев, Б. Едрисов, З. Амангалиев, Ш. Балыков, семипалатинцы Н. Ильясов, М. Нугманов, Г. М. Мартыненко, К. Хангереев, Б. Сексенбаев из Талды-Кургана, Шамиль Хасанович Хусаинов (Северо-Казахстанская область) и другие.

В своих мемуарах Ахмет Бектаев также вспоминает имена Зунума Жаманкулова, каракалпака О. Журымбаева, казахов М. Курмашева, Д. Битанова, Б. Утетиулеуова, У. Досова, М. Бейсенбина.


Карта партизанских групп французских макизаров, на которой отмечены отряды «Сталинград» и «Монголы». Обнаружена в архиве Департамента Тарн в г. Альби д. и. н., проф. Г. М. Мендикуловой
Карта партизанских групп французских макизаров, на которой отмечены отряды «Сталинград» и «Монголы». Обнаружена в архиве Департамента Тарн в г. Альби д. и. н., проф. Г. М. Мендикуловой

На всей территории Франции в 1944 году действовало около 50 советских партизанских отрядов. Бывшие легионеры и военнопленные из КазССР воевали в составе таких отрядов, как «Сталинград» и «Монголы». Их бойцы успешно нападали на небольшие немецкие гарнизоны, подрывали составы с ценными грузами на железнодорожных путях, вызволяли пленных из лагерей южной Франции. В конце 1944-го они участвовали в освобождении таких городов, как Альби, Кармо, Тулуза, Монтобан, Каркасон и другие. Среди командиров отрядов своим героизмом отличились казахи Зунум Жаманкулов и Кадем Жуманиязов. Жуманиязов был командиром разведывательного отряда. Он в совершенстве владел немецким и французским языками. Его отряд готовил узников концлагерей к освобождению. Иногда Кадем самостоятельно проникал в лагеря военнопленных под видом немца.


Кадем Жуманиязов. Фото предоставлено Бейбарсом Жуманиязовым
Кадем Жуманиязов. Фото предоставлено Бейбарсом Жуманиязовым
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

— Довольно интересная история у Кадема Жуманиязова. Я узнала ее из мемуаров Ахмета Бектаева, а также от родственников Кадема, которые живут в Алматы и Западном Казахстане. Жуманиязов принимал участие в Гражданской войне в Испании. Как пишет Бектаев в своей книге «Под небом Франции», Кадем якобы пришел к партизанам прямо из Испании, перейдя через Пиренеи. Трудно сказать, насколько достоверно описаны эти события. Знаю только одно: Кадем Жуманиязов сыграл выдающуюся роль в деятельности партизанских отрядов на юге Франции. В 1947-м, всего через год после возвращения на родину, уже в Казахстане он погиб при трагических обстоятельствах.


Фото Галихана Сарсенова. Предоставлено родственниками
Фото Галихана Сарсенова. Предоставлено родственниками
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

Судьба другого казаха — Галихана Сарсенова — могла бы послужить основой для шпионского фильма. По-видимому, в годы войны он был советским разведчиком в странах Европы. Пока Сарсенов находился на службе, он успел жениться на голландской принцессе.

— Об этом мы также писали. После публикаций со мной связались родственники Галихана Сарсенова, и теперь мы можем опубликовать редчайшие фотографии этого воина с интересной судьбой и получить новые данные. Огромную благодарность выражаю родным Галихана Сарсенова — Амиртаю Сарсенову, Кенжебеку Тыныбаеву и Амиржану Тыныбаеву — за предоставленные уникальные документы, о которых в скором времени я напишу подробную статью. Отец Галихана был заметным деятелем партии «Алаш». В 30-е годы Сарсенов поступил в два института — на журналиста и геолога. В 1939-м он закончил Тамбовскую авиашколу. До 41 года работал инструктором в аэроклубе. Затем данные о Сарсенове обрываются. В его автобиографии ничего не сказано о периоде с 41 по 45 годы. Только в 1945-м появляются сведения о том, что он работал военным советником и переводчиком с немецкого, французского и английского в голландском Утрехте. Он помогал репатриировать пленных и насильно угнанных в Европу советских людей. В своей автобиографии он пишет, что там познакомился и женился на принцессе Иоке Мульдерас. Она была средней дочерью бывшего короля Голландии. Через какое-то время у них родился сын Херат. Однако Сарсенов должен был вернутся домой, и ему не разрешили взять с собой семью. Позже Иоке приезжала в СССР, но у Сарсенова к тому времени была другая жена. Кроме того, сотрудники госбезопасности предупредили его, чтобы он даже не пытался выехать в Голландию к своей первой семье.

Таковы были официальные данные о жизни Сарсенова, однако недавно с помощью его родственников мне удалось выяснить, что Галихан проживал в Европе и до 45 года. В 1943-м он был в Италии и именно там познакомился с голландской принцессой. Они поженились в январе 1944-го. Чем мог заниматься казах, советский гражданин, отлично знающий иностранные языки, в годы войны в Европе? Я предполагаю, что он был советским разведчиком. Однако у этой романтической истории есть и другая сторона. В Казахстане в июле 1943 года был арестован и брошен в лагеря, где отсидел ровно семь лет, Алимхан — родной брат Галихана Сарсенова. Думается, это было сделано специально, чтобы Галихан вернулся на родину после выполнения военного задания…

По словам Гульнары, подобные любовные истории с несчастливым концом не редкость среди казахстанцев, принимавших участие в освобождении Западной Европы. Самая известная из них — история Манаса Нугманова.

— Манас также воевал в рядах Сопротивления. Он полюбил француженку Алис Сегий, и у них родилась дочь Моник. Нугманов, так же, как и Сарсенов, был вынужден оставить семью во Франции и вернуться на родину. Здесь как бывшего пленного его ждали 10 лет тюрьмы. Спустя много лет дочь Нугманова Моник начала поиски своих корней. Эта история была описана историком Бахыт Садыковой и легла в основу документального фильма «Ради горсточки земли».


Парад в Тулузе
Парад в Тулузе
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

Известно, что в сентябре 1944 года казахи в числе отрядов Первого советского партизанского полка прошли по площади на параде в честь освобождения Тулузы. На трибунах присутствовал лидер французского Сопротивления генерал Де Голль. Он приметил казахов за необычную внешность.

— Случай описан в книге Пьера Берто «Де Голль в Тулузе». Де Голль, удивившись людям с азиатской внешностью, спросил у командующего военным округом: «Кто это? Это власовцы?» Позже ему объяснили, что это были монголы (так во Франции называли казахов и других представителей среднеазиатских народов), бывшие советские пленные, которые сражались в рядах Сопротивления.


Оборотная сторона фотографии Ахмета Субалова
Оборотная сторона фотографии Ахмета Субалова
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

Освобожденные советские пленные пробыли на территории Франции вплоть до осени 45 года. Местное население, еще недавно благодарившее их за освобождение своей земли от нацистов, быстро забыло подвиги героев и относилось к ним пренебрежительно.

— Я удивилась, когда узнала, что наши солдаты, боровшиеся в рядах Сопротивления, после освобождения в течении года жили в тех же лагерях, куда их разместили немцы. Конечно, заведовали лагерями люди из числа самих бывших пленных, и режим там был посвободнее. О факте пренебрежительного отношения некоторых французов к бывшим освободителям также говорит неприятный инцидент, произошедший с участием наших соотечественников. В мае 1945 года они подрались в кафе с местными жителями. Участники драки попали в полицию. Поводом послужили оскорбления со стороны французов. Дело в том, что слово «монголы», помимо обозначения народности, имеет во французском языке и другой смысл. Так называют больных людей с некоторыми отклонениями — например, у них распухает лицо, за счет чего глаза приобретают болезненную прищуренную форму, и т. д. Именно в таком контексте и обозвали советских ребят в этом кафе. Позже коменданту лагеря, где содержалось 250 советских военнопленных и бывших освободителей Франции от фашизма, Зунуму Жаманкулову пришлось писать объяснительную за своих товарищей. После разбирательства полиция признала неправоту местных жителей и подтвердила факт того, что наши ребята геройски сражались за освобождение Франции.


Письмо Ахмета Бектаева об участии казахстанцев в движении Сопротивления
Письмо Ахмета Бектаева об участии казахстанцев в движении Сопротивления
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

К осени 1945 года началось возвращение военнопленных на родину. В страны Европы приехали специалисты по репатриации. Большинство казахов из числа бывших военнопленных и легионеров вернулось на родину. Всего из европейских стран было репатриировано 26 тысяч казахов.

— Им обещали, что на родине их примут хорошо. Они прошли через фильтрационные лагеря и вернулись домой. Однако через несколько месяцев, а то и лет многих бывших участников освобождения Европы снова арестовали. Они были обвинены в сотрудничестве с немцами и работе на иностранные разведки. Зунума Жаманкулова обвинили в том, что он сотрудничал с американцами. Одного из участников Сопротивления — Муканова — закинули в лагеря на 10 лет. Он спас от этой участи своего товарища Байдарахмана Абишева, когда во время очной ставки сказал, что не знает его. До самой смерти Ергали Муканова сын и внук Абишева приезжали к нему, чтобы выразить свою благодарность. Сейчас выявилась еще одна проблема, связанная с реабилитацией имен бывших военнопленных, так и не получивших ее при жизни! Мы не успели при жизни помочь им в этом, надеюсь, что хотя бы после смерти будем восстанавливать историческую справедливость уже для их детей, внуков и правнуков!

По-видимому, когда французы составляли эти списки, они уже не вспоминали о воевавших с ними бок о бок бывших военнопленных, которые к тому времени уже давно вернулись на родину.


Письмо Ахмета Бектаева об участии казахстанцев в движении Сопротивления
Письмо Ахмета Бектаева об участии казахстанцев в движении Сопротивления
Фото: Из архивов Гульнары Мендикуловой

Когда Гульнара Мендикулова начала изучать историю участия наших соотечественников в движении Сопротивления в Западной Европе, она столкнулась с удивительным фактом.

— Я затребовала в архиве Министерства обороны список участников отряда «Сталинград». В нем были указаны только французские фамилии. Я не нашла не одного советского гражданина. По-видимому, когда французы составляли эти списки, они уже не вспоминали о воевавших с ними бок о бок бывших военнопленных, которые к тому времени уже давно вернулись на родину. Меня это очень возмутило. Так же в свое время был возмущен Ахмет Бектаев. В 1968 году он написал письмо составителям книги о движении Сопротивления, в котором выразил свое негодование по поводу того, что в ней нет ни одного упоминания о воевавших в рядах макизаров советских гражданах. Если бы не это письмо, обнаруженное во французском архиве, мы вряд ли узнали бы о факте подвига казахов на французской земле.

К профессору Мендикуловой часто обращаются с просьбой узнать судьбу родственников, пропавших на фронтах Великой Отечественной. Историк говорит, что пользуясь открытыми базами данных в интернете, можно попытаться сделать это самостоятельно.

— Люди часто не знают, где искать. Есть немецкие и российские базы. Отдельно есть базы по погибшим на фронте, военнопленным и награжденным за боевые заслуги. Найдя своего родственника в такой базе, можно продолжить собирать о нем информацию, направив запросы в архивы. Уже после выхода моего интервью (статья вышла 13 мая 2016 года) ко мне обратились родственники фронтовиков, и мне удалось в немецкой и российской базах найти данные о семи солдатах. Семьи считали их пропавшими без вести в течении около 70 лет.

Работа по исследованию темы участия казахов во Второй мировой продолжается. Гульнара хотела бы продолжить изучение европейских архивов, а затем обобщить все собранные данные в одном сборнике документов и материалов.

— Если будет выделено финансирование, мы хотели бы доработать по данной теме в архивах Италии, Голландии, Бельгии. Мы знаем, что там тоже были казахи, но никаких подробностей об их деятельности в рядах борцов с немецкими оккупантами нам пока неизвестно. В этом году мы хотели бы издать сборник документов по теме «Участие казахов во Второй мировой войне в Западной Европе», в котором будут опубликованы все выписки из архивов, фотографии и воспоминания, которые нам удалось найти за эти годы. Для того чтобы поделиться информацией с родными и близкими участников войны, я создала группу в Facebook. Также желающие могут написать мне на почту gmendikul@hotmail.com. Мы надеемся, что наша работа поможет стереть белые пятна с этой страницы в истории страны.


Vox Populi выражает большую благодарность за помощь в подготовке материала доктору исторических наук, профессору Гульнаре Мендикуловой.

При подготовке репортажа использованы материалы из книги «Участие казахов во Второй мировой войне в Западной Европе» (под редакцией Г. М. Мендикуловой), статья в Википедии о французском движении Сопротивления, а также очерк «Всем смертям назло» Болата Бисенгалиева.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000