HISTORY Святослав Антонов 15 января, 2015 08:00

Потерянный символ: Дворец Республики

Потерянный символ: Дворец Республики
Дворец Республики – старый символ Алматы, в советское время ставший одним из самых ярких памятников казахстанской архитектуры.

Мы расскажем о том, как алматинским архитекторам удалось всего за три года возвести это здание.

Историю проектирования и строительства Дворца республики рассказали его авторы – архитектор Олег Балыкбаев и конструктор Василий Сушенцев.

— Идею строительства Дворца для проведения съездов партии и концертных мероприятий Кунаеву подал известный московский архитектор Простаков – один из авторов проекта ГАТОБ им. Абая. В Москве к тому времени уже было построено грандиозное здание Дворца съездов (Государственный Кремлевский дворец), в Ленинграде уже начали строить подобную концертную площадку, в Киеве было запланировано строительство подобного здания. Простаков предложил свой вариант, но он не очень понравился Динмухамеду Ахмедовичу. Кунаев предложил москвичу поработать с нашими архитекторами, но такое сотрудничество не сложилось. Тогда Кунаев поручил спроектировать Дворец институту "Казгорстройпроект", – вспоминает Олег Балыкбаев.


Архитектор Рипинский Н.И., соавтор инженер Кукушкин В., архитектор Ратушный Ю.Г., архитектор Ухоботов Л.Л. Фото с сайта Алматинского союза архитекторов.
Архитектор Рипинский Н.И., соавтор инженер Кукушкин В., архитектор Ратушный Ю.Г., архитектор Ухоботов Л.Л. Фото с сайта Алматинского союза архитекторов.

В те годы существовали определенные ограничения на строительство концертных и административных зданий, поэтому Дворец во время его строительства официально назывался Клубом Казпотребсоюза. По всей видимости, эта уловка помогла обойти бюрократические препятствия. Перед алматинскими архитекторами была поставлена амбициозная задача: в сжатые сроки, за три года к 100-летнему юбилею Ленина, нужно было спроектировать и построить оригинальное здание, отличающееся национальной эстетикой и колоритом, оснащенное специализированным оборудованием, способное принимать такие масштабные события, как съезд Коммунистической партии Казахстана или концерты советских звезд. В то же время авторам нужно было учесть градостроительный план и обеспечить сейсмическую безопасность.

С учетом важности сооружения на его проектирование были брошены лучшие силы института. В коллектив авторов вошли талантливый архитектор Лев Ухоботов, разработавший общую концепцию и планировку Дворца; Юрий Ратушный, принявший участие в разработке генплана и отвечавщий за благоустройство и строительство Южного павильона; Владимир Ким, проектировавший Центральный зал; Владимир Алле, занимавшийся Северным, Западным и Южным павильонами. Кроме того, над проектом будущего Дворца Республики (Дворца Ленина) трудились архитектор А. П. Соколов, конструкторы Б. Н. Делову, В. И. Кукушкин и В.Д Сущенцев. Общее руководство осуществлял ветеран казахстанской архитектуры Николай Иванович Репинский.


Рисунок Василия Сушенцева
Рисунок Василия Сушенцева

Существовало несколько эскизных вариантов Дворца Ленина. Рассматривались предложения о строительстве высотного здания с большим концертным залом на первом этаже. Другие проекты были похожи на окончательный вариант, но отличались по внешнему виду (вместо горизонтальных линий на фасаде были предусмотрены вертикальные). Архитекторы изначально настаивали на "приземистом" варианте – здание должно было органично сочетаться с горным пейзажем на фоне. "С красотой и высотой гор все равно тягаться бесполезно", – рассказывает Василий Сушенцев. Здание Дворца стало своеобразным продолжением окружающего ландшафта.

Творческая группа приняла предложение конструктора Сушенцева – построить здание площадью в 10 тысяч квадратных метров под единой кровлей. Кровля при этом должна была опираться не на стены здания, а на восемь независимых железобетонных опор. Василий Данилович предложил это оригинальное решение, исходя из практических соображений – нагрузка ложилась не на стены, а на опоры, и таким образом повышалась сейсмоустойчивость всего сооружения. В то же время отпала необходимость в строительстве толстых стен, что обеспечило архитекторам творческий простор при оформлении фасада и кровли. Кроме того, такой вариант значительно убыстрил работы. Строительство опор и покрытия стало первой очередью стройки. Остальные работы проводились под уже готовой кровлей.

Олег Балыкбаев вспоминает, как проводились работы по монтажу металлоконструкций, поддерживающих покрытие здания:

 На каждую из опор нужно было установить по две металлические балки. Всего их получалось 16. Размеры самих монолитных опор – 4х6 м, внутри них были проложены инженерные коммуникации. Расстояние между опорами на главном и заднем фасаде – 54 метра, на боковых – 34 метра. Вы можете себе представить, какого размера понадобились балки? Их заказывали в Караганде и изготовляли по частям. Затем все части сваривались у основания опор, балки поднимались на опоры с помощью специальной системы козел, установленных на рельсах. Руководил этим процессом знаменитый строитель Клейн. В пролетах между 34-метровыми балками установили металлические фермы, а уже на них положили все слои кровли.

Благодаря такой конструкции (основание стен не доходило до кровли) возникло ощущение, что крыша парит над зданием. Архитектор Ухоботов предложил придать козырькам здания загнутую форму. Это придало сооружению национальный колорит. Козырьки были покрыты чешуйчатыми алюминиевыми пластинами золотистого цвета, специально изготовленными на АЗТМ. В козырек были встроены лампочки, подсвечивающие фасад по ночам. Кровля крыши состояла из профнастила (был использован по предложению Сущенцева для облегчения веса кровли) и утеплителя – пенополистерола.

 Хотя пенополистерол и считается негорючим материалом, пожарный надзор сдачу объекта не подписал. Только через десять лет в ходе реконструкции я заменил его на плиты из минеральной ваты, покрытые рубероидом, – вспоминает Олег Балыкбаев.

Главный фасад, выходящий на проспект Достык (Ленина), был отделан мрамором. Отделка представляла собой ритмичный геометрический рисунок. Естественный свет проникал в фойе через окна. Широкая лестница перед главным фасадом связала здание с пространством площади Абая.


Северный и южный фасады облицевали популярным в то время строительным материалом – розовым ракушечником из Мангыстау.

Посетители, заходившие в здание под лестницей главного фасада, попадали в нижний вестибюль. Даже в этом, далеко не парадном помещении, пол и несущие колонны были отделаны мрамором. Здесь находились телефоны-автоматы и гардероб на 1000 мест.


Между нижним и верхним вестибюлями располагался еще один гардероб на 2000 мест. Помещения освещались люминесцентными лампами, расположенными в четком геометрическом узоре.

Практически все помещения Дворца имеют двухъярусную структуру, каждый следующий ярус поднимается на пол–этажа. Ярусы соединены системой лестниц.

Главное фойе состояло из трех ярусов. Основной находился на уровне входа в зал. Просторное помещение было увенчано потолком, как бы являющимся продолжением наружного козырька.

Центральное место на потолке (высотой 13 метров) заняла необычная декоративная люстра, состоящая из множества хрустальных колб. Василий Сущенцев вспоминает:

 Мы хотели создать ощущение воздушного облака, парящего над фойе и освещающего пространство. Хрустальная люстра была заказана в Чехословакии и сделана по рисунку наших архитекторов.


Пол вестибюля и фойе был выложен белым и серым мрамором с цветными вставками в виде орнамента, повторяющегося в декоративных ограждениях лестниц. Эти элементы еще раз изящно подчеркнули национальную идентичность сооружения.


Промежуточный уровень фойе служил зоной отдыха. Тут располагалось несколько кресел, а из окон открывался отличный вид на проспект Абая.




На верхнем уровне разместился буфет.

Главным помещением Дворца, занявшим центральное место в его планировке, стал зрительный зал на 3000 мест. Он был построен в виде амфитеатра без ярусов – трапеция, сужающаяся к сцене.

Обшивка стен была выполнена из ясеня с металлическими вставками. За обшивкой располагается слой минеральной ваты, поглощающий звук.

 Зрительный зал проектировал Владимир Ким, а я помогал ему. В верхней части стены за креслами протянулся пояс из деревянной рейки. Он выполнял не только декоративную функцию. Благодаря своей форме он служил для поглощения звуков, – вспоминает Олег Балыкбаев.

Над сценой был установлен акустический щит. Потолок был покрыт алюминиевыми пластинами. Форма кривизны потолка была разработана конструктором Сушенцевым с учетом его акустических свойств.

По всей длине потолка идут четыре световых проема, разделяющие его на секции. Необычные формы источников освещения – одна из особенностей интерьера Дворца. Своей формой они напоминают лепестки и превращают потолок в гигантский белый цветок. Олег Балыкбаев считает, что этим решением архитекторы заложили в оформление тему мужского и женского начала.

Цветовая гамма зала построена на контрасте светлых стен, бело–золотистого потолка и красной обивки кресел.


Сценическое освещение, акустика, конструкция и механизация сцены разрабатывались в Москве, в проектном институте Гипротеатр. Олег Балыкбаев вспоминает забавный случай, произошедший во время приезда в Алматы специалистов из Москвы:

 Наш отдел получил тогда премию. Повезли москвичей в горы на пикник. Там, естественно, выпили, и архитекторов потянуло на подвиги. Окунались в ледяную реку (стоял октябрь). Владимир Ким, одетый в новенький костюм, попытался перепрыгнуть на другой берег, поскользнулся на камне и упал в воду. Когда мы позднее приезжали в Москву, все сотрудники Гипротеатра посмеивались над этим случаем.

Существует еще одна байка, связанная со строительством зрительного зала. В зале были запроектированы не 3000, а 3008 мест. Эти дополнительные места предназначались для авторского коллектива Дворца – за этими сотрудниками должны были закрепить пожизненное право посещения любых концертов. Правда, по рассказам архитекторов, возможность воспользоваться этим правом так и не представилась.



В восточном павильоне строения разместили вход для особых гостей, аппаратно-студийный комплекс и ресторан.


В южном павильоне была предусмотрена зона отдыха и кафе.


В северном павильоне разместился банкетный зал для участников съезда Компартии Казахстана, сессий Верховного Совета Казахской ССР.

Под сценой располагалась столовая для работников Дворца и музыкантов оркестра.


Для обеспечения работы Дворца была построена целая сеть инженерных сооружений и коммуникаций. Здание потребляло большое количество энергии, и для его охлаждения первоначально использовались воды реки Малая Алматинка. Позже, когда фильтры на заборе воды забились, систему просто подключили к городскому водоснабжению. Только через 10 лет было сооружена специальная холодильная установка.


Отдельное внимание архитекторы уделили благоустройству участка, окружающего Дворец. Перед зданием уже был установлен памятник Абаю. На площади были посажены деревья, построены фонтаны, с северной стороны вырыт бассейн.


Дворец имени Ленина, названный так в честь столетнего юбилея вождя революции, был построен в срок и торжественно открыт в апреле 1970 года. Архитекторам В. Киму, Ю. Г. Ратушному, Н. И. Рипинскому , Л. Д. Ухоботову, конструкторам Б. Н. Делову, В. И. Кукушкину в 1971 году была присуждена Государственная премия СССР. Архитекторам В. Ю. Алле, А. П. Соколову и конструктору В. Д. Сущенцеву были присвоены звания заслуженных архитекторов и заслуженного строителя Казахской ССР.

6 декабря 1991 года Дворец Ленина был переименован в Дворец Республики. В 2008 году вышло постановление о включение здания в Государственный список памятников истории и культуры республиканского значения. Несмотря на это, в 2010–ом году начался капитальный ремонт Дворца Республики. Был полностью изменен внешний облик сооружения. Старые материалы облицовки, витражей, дверей и лестниц были заменены на новые, усилены стены и перегородки. Был перестроен зал, количество посадочных мест сократилось до 2567. Стоимость реконструкции составила 10,4 миллиарда тенге.

Такие серьезные изменения облика архитектурного памятника, проведенные без согласования с горожанами, подверглись серьезной критике.

 При реконструкции Дворца было принято несколько удачных решений. Мне нравится, как обновился зал, но меня категорически не устраивает новый фасад. Его превратили в огромный рекламный щит, – заявляет Олег Балыкбаев.

 Это ворота то ли в рай, то ли в ад. Полностью исчезла первоначальная пластика сооружения, – вторит ему Василий Сушенцев.

В реконструкции Дворца есть и положительная сторона. Пищеблоки–буфеты были перепланированы в соответствии с новыми санитарными нормами. Были проведены работы по усилению сейсмической безопасности, использованы энергосберегающие, экологически безопасные материалы. При реконструкции была реализована новая акустическая система, использующая звукоотражающие и звукопоглащающие материалы. Концертный зал был оснащен современным звуковым оборудованием компании Meyer Sound Laboratories Inc, а также осветительным оборудованием ведущего мирового производителя MARTIN.

В мае 2014 года стало известно, что Дворец Республики попал в список Комплексного плана приватизации на 2014 – 2016 годы. Он будет продан в частную собственность.

За помощь в подготовке материала большая благодарность архитектору Олегу Балыкбаеву и конструктору Василию Сушенцеву.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000