HISTORY Святослав Антонов 8 апреля, 2016 10:00

82 года без антракта: Полная история ГАТОБ имени Абая (часть 2)

82 года без антракта: Полная история ГАТОБ имени Абая (часть 2)
Фото: Фото из архива
14 марта 2016 года состоялась презентация театрального музея при ГАТОБ имени Абая. В честь этого события мы решили рассказать вам о долгой и увлекательной истории театра, судьбах артистов, режиссеров, художников, архитекторов, декораторов, костюмеров и простых рабочих, без которых не было бы Театра оперы и балета.

82 года без антракта: Полная история ГАТОБ имени Абая (часть 1)

В послевоенное десятилетие на смену блестящей плеяде основателей театра пришло новое поколение солистов. Большая часть этих артистов, в отличие от своих предшественников, имели профильное образование, окончив образованную в 1944 году Казахскую национальную консерваторию. В этот период театр активно осваивал мировую и зарубежную оперную и балетную классику. На сцене шли такие постановки, как «Руслан и Людмила», «Пиковая дама», «Спящая красавица», «Ромео и Джульетта», «Трубадур», «Медный всадник».


Второе поколение артистов театра
Второе поколение артистов театра

В 1964-м главным режиссером театра становится Байгали Досымжанов. С 41 года он являлся солистом ГАТОБ, исполнив партии Ленского в опере «Евгений Онегин», Айдара в «Абае», Ромео в «Ромео и Джульетте». Как режиссер он сделал обновленные версии многих классических постановок театра, самостоятельно поставил на сцене «Бал-маскарад» Дж. Верди, «Амангельды» Е. Г. Брусиловского. Нынешний главный режиссер ГАТОБ Ляйлим Имангазина, которая начинала работать ассистентом еще при Досымжанове, вспоминает:

— Байгали Досымжанович был ярким представителем своего поколения. В прошлом он сам прославился как талантливый тенор. На каком-то этапе голос у него, видимо, стал уже не тот, и он начал работу в качестве режиссера. Трудился бок о бок с более опытными специалистами, такими как украинский режиссер Борис Рябикин, который работал у нас с 78 года. Он многому у них научился. Досымжанов сделал новые, более актуальные редакции опер «Кыз-Жибек», «Биржан и Сара». Это был очень интеллигентный и, я бы даже сказала, аристократичный человек с мягким характером. В то же время он мог быть достаточно требовательным, когда пытался добиться от артистов полной самоотдачи. В режиссуре он придерживался старых традиций.


Бибигуль Тулегенова. Сцена из оперы «Алпамыс»
Бибигуль Тулегенова. Сцена из оперы «Алпамыс»

В 1973 году театр пополнил репертуар национальных постановок эпической оперой «Алпамыс» (музыка — Еркегали Рахмадиева, либретто — Каукен Кенжетаев). Постановка была насыщена сказочной символикой и хоровыми сценами. В 1975 году на сцене театра ставят один из знаковых спектаклей — оперу «Енлик-Кебек». Музыку к ней написала талантливый композитор Газиза Жубанова. Она оставила после себя обширное творческое наследие, включающее 3 оперы и 4 балета. Трагедия Енлик и Кебека, в чем-то напоминающая историю Ромео и Джульетты, была написала Мухтаром Ауэзовым. Пьеса Ауэзова и послужила основой оперы. Автором либретто выступил поэт Саги Жиенбаев. В постановке ГАТОБ акцент в социальной драме был смещен в сторону истории всепобеждающей любви. Исполнительницей роли Енлик стала Народная артистка СССР Роза Жаманова.


Сцена из оперы «Енлик-Кебек»
Сцена из оперы «Енлик-Кебек»

В 1977-м за постановки «Алпамыс» и «Енлик-Кебек» театр среди всех оперных коллективов страны был удостоен Второй премии Всесоюзного конкурса на создание музыкально-сценических произведений. Второй премии также был удостоен ветеран театра, солист и режиссер Каукен Кенжетаев.


Опера «Голый король»
Опера «Голый король»

Среди авторских постановок казахстанских композиторов и режиссеров были не только оперы на национальную тематику. В 1972-м композитор Анатолий Бычков написал оперу по сказкам Андерсена «Голый король». Сатирическая постановка увидела свет на сцене ГАТОБ и сразу завоевала зрительскую любовь.


«Дидона и Эней»
«Дидона и Эней»

Коллектив театра иногда был готов пойти на смелые эксперименты. Реализовывались постановки даже по произведениям Хемингуэя. В 1974-м состоялась премьера одноактной оперы «Веселый городок» по одному из рассказов американского классика. Музыку и либретто к нему написал известный дирижер и композитор Тимур Мынбаев, на протяжении многих лет сотрудничавший с театром.


Опера «Жанна д’Арк на костре»
Опера «Жанна д’Арк на костре»

В 70-е годы на афишах театра часто появлялась приписка о том, что постановка сделана впервые в СССР. Одной из таких постановок в 1977 году стала опера Г. Перселла «Дидона и Эней». Чуть позже на сцене театра была представлена сложнейшая постановка драматической оратории французского композитора Артюра Онеггера «Жанна д’Арк на костре». Оба этих спектакля — результат большой работы дирижера и главного хормейстера ГАТОБ Базаргали Жаманбаева. Произведение, созданное для концертного исполнения хором, превратилось в полноценную сценическую постановку. Освоение столь сложного музыкального материала стоило больших усилий хору и его руководителю.

В те годы на сцене театра часто звучали постановки на идеологическую и патриотическую тематику. Среди прочих благодаря таланту исполнения выделяются «Братья Ульяновы» о жизни семьи Ленина, вдохновленный историей подвига Алии Молдагуловой балет «Алия», масштабная опера Еркегали Рахмадиева «Повесть о целине», поставленная к 40-летию битвы за Москву опера Газизы Жубановой «Двадцать восемь».


Сцена из обновленной версии оперы «Биржан и Сара»
Сцена из обновленной версии оперы «Биржан и Сара»

К 50-летию театра были подготовлены новые постановки двух самых известных и классических опер в его репертуаре — «Кыз-Жибек» и «Биржан и Сара». За первую из них вместе с художником Семизоровым взялся Байгали Досымжанов. Вместе они представили «Кыз-Жибек» в новом ключе, сосредоточившись на лирической стороне этого произведения. Новую версию «Биржан и Сара» поставил Бейсен Нурпеисов. Ему пришлось проделать большую работу по реставрации и обновлению костюмов и декораций.


Нурлан Жарасов
Нурлан Жарасов

В 1976 году помощником режиссера в ГАТОБ пришел работать молодой выпускник дирижерского факультета консерватории Нурлан Жарасов. В настоящее время он является главным дирижером театра. Нурлан Салаватович вспоминает, какая атмосфера царила в ГАТОБ в 70-е годы:

— Мой педагог тогда сказал, что прежде чем работать в театре, я должен «почувствовать запах кулис». В те годы здесь была очень сильная труппа. Артистов отличал высокий уровень дисциплины. Они были очень требовательны к себе, партитуре и музыкантам. Режиссеры театра — Байгали Досымжанов и Борис Рябикин — очень ответственно относились к постановкам. Они работали с девяти утра до девяти вечера, чтобы убедиться, что все идет хорошо. Досымжанов, не имея специального образования, постоянно занимался самовоспитанием, читая различную профессиональную литературу.


Музыканты театра
Музыканты театра

Нурлан Жарасов вспоминает, что в те годы у артистов, музыкантов и режиссеров был очень напряженный график. Спектакли в театре шли каждый день, кроме понедельника. В воскресенье в расписании стояли сразу два спектакля — утренний для детей и вечерний для взрослых. Некоторые из постановок длились до 23:00, но зрителей не смущало столь позднее время, и зал заполнялся полностью.


Дирижер Валерий Руттер
Дирижер Валерий Руттер

— Дирижеры театра, такие как Тургут Османов и Валерий Руттер, были людьми большого масштаба таланта. Они буквально вели оркестр за собой, заставляя играть его так, чтобы музыка наилучшим образом раскрывала все певческие таланты солистов.

Театр часто гастролировал. Осенью гастроли шли по городам республики, а ближе к концу сезона часть труппы разъезжала по городам Союза. Особым успехом спектакли ГАТОБ пользовались у зрителей в Красноярске, Омске, Томске, Оренбурге, Грозном, Иванове. В 1977 и 1986 годах с успехом прошли зарубежные гастроли в ГДР. Артисты выступали на сцене Дрезденской оперы.

Зарплаты у артистов ГАТОБ имени Абая варьировались от 110 до 250 рублей. Из социальных благ им предоставляли место в общежитии, которое находилось недалеко от театра, на углу Байзакова и Жамбыла. Главным солистам, у которых не было жилья, могли выделить служебную квартиру.


Роза Жаманова
Роза Жаманова

Славу и успех оперному театру в 60-е годы принес звездный состав солистов. Ведущей исполнительницей женских партий была Народная артистка СССР Роза Жаманова. Она стала солисткой театра в 1953 году. Во время второй Декады казахской литературы и искусства в Москве она подменила умершую в 1957 году Куляш Байсеитову в роли Сары, в опере «Биржан и Сара». Широкий голосовой и актерский диапазон позволял Розе Жамановой исполнять все ведущие партии: Жибек в «Кыз-Жибек», Аиды в одноименной опере, Ажар в опере «Абай», мадам Баттерфляй в «Чио-Чио-Сан», Татьяны в «Евгении Онегине». Обладательница красивого серебристого сопрано покоряла слушателей своим талантом и часто гастролировала за рубежом. Самым известным ее образом на сцене стала Чио-Чио-Сан.

— Она помнила на память все ноты опер и могла поправить даже музыкантов, — вспоминает о Жамановой Нурлан Жарасов.


Ермек Серкебаев
Ермек Серкебаев

Ермек Серкебаев — еще одна звезда театра того времени — оставался верен сцене вплоть до 2006 года. Помимо сильного вокала (лирический баритон), харизмы и обаяния, обладал высоким актерским мастерством. За годы работы в театре он воплотил множество образов, включая Онегина, Дона Жуана, Абая, Фигаро, Эскамильо в «Кармен», князя Игоря в одноименной опере. Как режиссер сам поставил на сцене оперу «Севильский цирюльник». В 1977-м стал обладателем Государственной премии СССР.

— У Ермека Серкебаева был голос удивительной красоты, и он хорошо умел владеть им. Помимо этого, он обладал отличными внешними данными. Молодые артисты всегда равнялись на него. Он всегда был очень требователен как к себе, так и к другим артистам, музыкантам и хору, — вспоминает Нурлан Жарасов.


Бибигуль Тулегенова
Бибигуль Тулегенова

Бибигуль Тулегенова устраивалась в труппу ГАТОБ дважды. Первый период ее работы в театре пришелся на 1954–1956 годы. После этого она стала солисткой Казахского государственного академического оркестра народных инструментов и гастролировала по всему СССР. Уже прославившись на всю страну как эстрадная певица и исполнительница народных песен, она вернулась в театр в 1971 году. Обладательница колоратурного сопрано (очень высокий голос, способный звучать с вокальными украшениями) исполняла многие партии в казахских и мировых операх: Жибек в «Кыз Жибек», Енлик в «Енлик-Кебек», Виолетты в «Травиате».

— С Бибигуль Тулегеновой у меня связана важная веха в жизни. Это был первый раз, когда мне доверили дирижировать оркестром в опере «Кыз Жибек». Бибигуль Ахметовна исполняла партию Жибек. Она не пришла на репетицию, и перед спектаклем я зашел к ней, чтобы удостовериться, что все нормально. Она сказала: «Не волнуйся. Ты же знаешь, как я пою. Все будет хорошо». Все действительно прошло отлично, и тот день я запомнил на всю жизнь, — с ностальгией вспоминает Нурлан Салаватович.


Василий Яковенко
Василий Яковенко

В те же годы на сцене блистал оперный певец Василий Яковенко. Он являлся солистом ГАТОБ с 1964 года. Артист обладал высокой певческой культурой и умел исполнять партии лирического и драматического плана. Наиболее известные партии в его исполнении — Василий Клочков («Двадцать восемь» Г. Жубановой), князь («Русалка» А. Даргомыжского), Ленский («Евгений Онегин» П. Чайковского), самозванец («Борис Годунов» М. Мусоргского), Хозе («Кармен»). Газеты особенно отмечали его талантливое исполнение партии Клочкова в опере «Двадцать восемь». Василий Яковенко был удостоен звания Народного артиста КазССР в 1976 году.


Алибек Днишев
Алибек Днишев

Уже в конце 70-х взошла звезда нового поколения солистов оперы — Алибека Днишева, Хорлан Калиламбековой и Рахимы Жубатуровой. Советская пресса особенно отмечала талантливое воплощение Днишевым образа Ленского в опере «Евгений Онегин». В его исполнении отмечали тонкость, интеллигентность и искренность. Также известны его партии Владимира («Князь Игорь») и Айдара («Абай»). Хорлан Калиламбекова стала особенно известной в то время благодаря исполнению арии Виолетты в опере «Травиата» Дж. Верди.




С 50-х годов балетное искусство в ГАТОБ развивалось не менее интенсивно, чем опера. Во многом это развитие связано с именем талантливого артиста балета и балетмейстера Заурбека Райбаева. Его дебют состоялся во время Декады казахского искусства в Москве в 1958 году. Заурбек исполнял партии Евгения в балете «Медный всадник», Нурали в «Бахчисарайском фонтане», Зигфрида в «Лебедином озере», Базиля в балете «Дон Кихот». За один из своих концертных номеров — индийский танец «Золотой орел» — он был удостоен звания лауреата Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Неожиданно, только начав выступления в труппе ГАТОБ, он бросает танец и сосредотачивает свое внимание на постановке балетных спектаклей.


Балет «Спартак»
Балет «Спартак»

В 1962 году он представил зрителям одноактные балеты «Шопениана», «Франческа да Римини» и «Болеро». Наступил период расцвета в ГАТОБ классических оперных спектаклей. При участии автора балета «Спартак» Арама Хачатуряна Заурбек Райбаев ставит его на сцене ГАТОБ. Как балетмейстер он доработал балет, добавив в него образности. Композитор Хачатурян одобрил постановку, а зрители приняли ее с большим восторгом.


Рамазан Бапов
Рамазан Бапов

Первым роль Спартака блестяще исполнил один из самых известных артистов балета в истории Казахстана Рамазан Бапов. С танцевальными номерами он гастролировал по всему миру. Энергия, артистизм, благородство и красота движений позволили ему танцевать ведущие роли во всех спектаклях театра — классических, национальных и современных постановках. Помимо Спартака, запомнился многим зрителям благодаря партиям в «Лебедином озере», «Ромео и Джульетте», «Жизель», «Козы Корпеш – Баян сулу».


Раушан Байсеитова
Раушан Байсеитова

Среди прим балета в это же время на сцене блистали племянница Куляш Байсеитовой Раушан Байсеитова и Зарема Кастеева. Раушан Байсеитова прославилась благодаря великолепной технике танца и гармоничному сочетанию образа и внутреннего содержания. Зарема Кастеева подкупала зрителей своим артистизмом, обаянием и искренностью. Они танцевали во всех известных спектаклях театра — «Ромео и Джульетта», «Жизель», «Дон Кихот», «Лебединое озеро», «Пульчинелла», «Бахчисарайский фонтан».

В 1981 году театр поставил одну из немногих в репертуаре тех лет постановку на национальную тематику — «Фрески». Музыку к балету написал композитор и дирижер Тимур Мынбаев. Автором либретто выступил сам постановщик спектакля Заурбек Райбаев. Он основывался на необычном материале — «Глиняной книге» Олжаса Сулейменова. Балет состоял из девяти условных частей-фресок. Зрелищный спектакль с элементами национального танца, помимо прочего, имел философское содержание. Он был новаторским для своего времени, так как в нем присутствовали элементы современного танца.


Гульжан Туткибаева
Гульжан Туткибаева

В наше время балетной труппой руководит Гульжан Туткибаева. В 1982 году она пришла в театр после окончания Московского хореографического училища, и вскоре уже стала его солисткой:

— Я недолго танцевала в кордебалете. Вскоре наш главный балетмейстер Заурбек Райбаев предложил мне сольную партию Одетты-Одиллии в «Лебедином озере». Я поначалу даже отказалась, ведь это очень серьезная и сложная партия, а я работала только первый год. Райбаев настоял на своем решении, сославшись на то, что, отучившись в Москве, я прошла хорошую балетную школу. Вскоре я уже стала одной из основных солисток и исполняла партии в таких постановках, как «Бахчисарайский фонтан», «Дон-Кихот» и «Спартак». В то время атмосфера в театре царила хорошая. Хотя, конечно же, было определенное соперничество, я особо не чувствовала зависти. Старшее поколение артистов — такие мэтры, как Раушан Байсеитова, Рамазан Бапов и Эдуард Мальбеков — показывали пример настоящей влюбленности в свою работу. Часто они уделяли ей не только рабочее время, но и выходные дни. Для молодого поколения они выступали в качестве наставников.

Гульжан Туткибаева отмечает: несмотря на то, что в репертуаре театра доминировали классические балеты с академичной хореографией, балетмейстеры и композиторы были готовы время от времени идти на интересные эксперименты.

— В 84 году я была свидетелем того, как Заурбек Райбаев поставил «Раймонду» А. Глазунова, а затем и «Болеро». Он относился к тем постановщикам, которые очень хорошо слышат музыку, пропуская через себя каждую ноту и создавая богатый ритмический рисунок. Одной из интересных постановок был балет «Мужчина и Женщина» А. Онеггера. Этот балет отличался современным оформлением и необычной пластикой. Многие зрители, привыкшие к классическому балету, тогда довольно тяжело воспринимали его, но каждый раз, когда шел спектакль, зал все равно был полон.


Балет «Бахчисарайский фонтан»
Балет «Бахчисарайский фонтан»

В 1976 году один из талантливых балетмейстеров-новаторов театра Минтай Тлеубаев поставил на сцене ГАТОБ балет «Аксак кулан» Алмаса Серкебаева. Он стал событием в национальной хореографии. Балет, основанный на легенде о смерти сына Чингисхана Джучи и смелом акыне Кербуге, отличался яркой музыкой и танцами. Одну из главных партий — Кербуги — исполнил талантливый артист Эдуард Мальбеков, затем ставший постановщиком. В 1978 году в Алма-Ате прошли гастроли Большого театра. С ответным визитом наши артисты приехали в Москву. На сцене Большого был показан «Аксак кулан». Балет настолько понравился публике и руководству страны, что был отобран для показа шведскому королю Карлу XVI Густаву во время его визита в СССР.

В 1982 творческий дуэт постановщика Тлеубаева и композитора Алмаса Серкебаева создал новый необычный спектакль — первый в истории республики рок-балет «Брат мой, Маугли» по мотивам произведений Редьярда Киплинга. Экспериментальный спектакль полностью состоял из современной хореографии. Фонограмму для него записали Роза Рымбаева и группа «Арай», которую основал брат композитора Алмаса Серкебаева Байгали Серкебаев.



Гульнара Табанова
Гульнара Табанова

Яркие и зрелищные постановки оперного театра — это заслуга не только артистов, постановщиков и музыкантов, но и целой армии бутафоров, декораторов, костюмеров, обувщиков, гримеров и механиков сцены. Гульнара Табанова хорошо знает, какого труда им стоит каждая постановка. С 1992 года она работает в ГАТОБ художником-бутафором.

— В те времена большинство декораций мы создавали из папье-маше. Сначала мы делали глиняную форму, в которую заливался гипс. Позже на него наносилась бумажная масса. Некоторые элементы оформления сцены достигают в размерах нескольких десятков метров. Такие мы делаем по частям, а затем уже склеиваем их на месте. Я помню время, когда мы вручную вырезали цветочки для оформления костюмов и элементов декораций. Для этого нужно было накрахмалить материал, а затем вырезать каждый лепесток. Потом мы склеивали их или связывали нитками. Это был очень трудоемкий процесс.

— Оружие, доспехи и головные уборы для артистов мы делали из легкого металла, фанеры или проволоки. Работали в маленьком цеху, где не было места, чтобы разложить все, что нужно. Часть декораций и бутафории перед спектаклем стояла прямо во дворе театра. В день премьеры мы всегда присутствуем на сцене, чтобы помочь механикам установить все в правильном порядке. Сейчас работа стала проще. Мы создаем бутафорию и декорации из таких материалов, как пенопласт, пеноплекс, пластик. Их легко переносить с места на место.


Гульфайрус Исмаилова
Гульфайрус Исмаилова

Гульнара Табанова говорит, что декораторы и бутафоры работают в плотном сотрудничестве с художниками театра. Те создают детальные эскизы сцены и костюмов. Сейчас театр зачастую сотрудничает с зарубежными художниками, но когда Гульнара только пришла в ГАТОБ, работали такие талантливые мастера, как Владимир Семизоров, Игорь Корогодин и художница родом из Узбекистана Гульфайрус Исмаилова, которая работала главным художником театра с 70-х годов и создала эскизы к таким постановкам, как «Чио-Чио-Сан», «Алпамыс», «Аида».


Екатерина Ченцова
Екатерина Ченцова

Оперные постановки показывались без декораций и костюмов, в концертном исполнении. Артисты балета сохраняли стенографию, но были очень стеснены в средствах для демонстрации полноценных спектаклей. Несмотря ни на что, артисты, работники сцены и администраторы старались выложиться полностью, чтобы не разочаровать зрителей.

В 90-е годы театр переживал не лучшие свои времена. Финансирование сократилось, зрительский интерес к постановкам упал. В 1996-м всем работникам ГАТОБ пришлось пережить, наверное, самое трудное со времен войны испытание — реконструкцию здания театра, которая продолжалась четыре года. Это время хорошо помнит менеджер ГАТОБ имени Абая Екатерина Ченцова, которая пришла работать в театр администратором в 1991 году.

— В советское время к постановкам был огромный интерес, но после развала Союза вплоть до 1993 года залы пустовали. Тем не менее, мы работали и давали спектакли все дни недели, кроме понедельника. Постепенно народ адаптировался, и в театр снова потянулась публика. После начала реконструкции мы ставили спектакли в Казахконцерте, Дворце Республики, на сцене театра Лермонтова и во Дворце культуры АХБК, где позже разместился ТЮЗ. Оперные постановки показывались без декораций и костюмов, в концертном исполнении. Артисты балета сохраняли стенографию, но были очень стеснены в средствах для демонстрации полноценных спектаклей. Несмотря ни на что, артисты, работники сцены и администраторы старались выложиться полностью, чтобы не разочаровать зрителей.

Екатерина хорошо помнит, что, несмотря на трудное время, театр не оставляли его ветераны.

— Многие представители еще первого поколения артистов, которых мы называли «могучей кучкой», приходили на спектакли, внимательно изучали новые постановки, присматривались к афишам и декорациям. Они давали советы молодым, поддерживали их, причем не только своих учеников. Я помню, как к нам регулярно заходили Газиза Жубанова, Роза Жаманова и другие артисты.


Ляйлим Имангазина
Ляйлим Имангазина

Главный режиссер ГАТОБ Ляйлим Имангазина тоже пришла работать в театр в начале 90-х.

— Это было непростое время. Мы скитались по разным концертным площадкам, новые спектакли практически не ставились. За время реконструкции пропали многие костюмы и декорации к нашим классическим операм. Артисты несколько лет пели стоя, в концертных костюмах и успели забыть, что такое театр. Многим потом пришлось практически с нуля вспоминать, что такое актерское мастерство и сценическое движение. В это же время произошел перелом поколений. Артисты советского времени постепенно уходили на покой, и их сменяли новые. Мы начали исполнять спектакли на языке оригинала. До этого всю мировую классику пели на русском. Многим тяжело давался итальянский, французский и другие распространенные оперные языки. Были даже курьезы, когда наши артисты уже перешли на язык оригинала, а их коллеги из других театров — еще нет. В итоге, когда к нам приезжали приглашенные артисты, получались двуязычные спектакли.


Театр до рекострукции
Театр до рекострукции

По воспоминаниям Гульжан Туткибаевой, артистам балета тоже пришлось непросто.

— Мы танцевали на сцене Дома культуры АХБК. Там не было отопления, и зрители сидели в куртках и шапках, а мы танцевали в открытых костюмах.


Театр после реконструкции
Театр после реконструкции

В 2000 году реконструкция театра была наконец завершена. Его двери вновь были торжественно открыты гала-концертом всех звезд оперы и балета. Постепенно режиссеры и балетмейстеры театра буквально по крупицам начали восстанавливать старые спектакли. Ближе к 2003 году стали появляться новые постановки и обновленные версии оперной и балетной классики. Гульжан Туткибаева поставила одноактный балет «Кармен-сюита», а Ляйлим Имангазина — оперы «Богема» и «Тоска». Для постановки новых спектаклей в театр были приглашены лучшие режиссеры и балетмейстеры постсоветского пространства. Юрий Александров поставил оперы «Турандот», «Лючия ди Ламмермур» и «Аблай хан». Оперный режиссер из Узбекистана Фирудин Сафаров — оперы «Аида», «Фауст», «Богема». Главный балетмейстер Большого театра Григорович приезжал в Алматы для постановки балетов «Легенда о любви» и «Ромео и Джульетта». Знаменитый российский балетмейстер и хореограф Борис Эйфман поставил здесь свои балеты «Анна Каренина» и «Красная Жизель».


Балет «Легенды Великой степи»
Балет «Легенды Великой степи»

2015 год в истории театра был отмечен двумя абсолютно новыми постановками — современной версией оперы «Кармен» и балетом ««Легенды Великой степи», поставленным Гульжан Туткибаевой на основе музыки известных казахстанских композиторов.

— Опера «Кармен» стал ярким событием и привлекла большое внимание аудитории. Мы хотели сделать эксперимент, создав современную постановку, которая будет интересной для представителей нового поколения. Главные персонажи у нас перенеслись в современность, на сцене присутствовал мотоцикл, были применены новые технологии, эффектные декорации и сценические спецэффекты, — рассказывает Ляйлим Имангазина.


В советское время на третьем этаже театра размещался небольшой музей, где хранились артефакты, связанные с его историей. Во время реконструкции он был закрыт. Часть экспонатов была сдана в архив Республиканского музея и в Центральный государственный архив. В марте 2016-го обновленный театральный музей вновь открылся для посетителей. Инициаторами его создания выступил Досым Сатпаев. Ему помогала супруга Гаухар, а также администрация и работники театра.

В нашем театре работала Галина Уланова. Здесь снимал фильмы Эйзенштейн. В Европе на каждом доме, где хоть на одну ночь останавливался какой-то известный человек, висит табличка. Почему бы и нам не гордиться этим?

— Идея пришла ко мне, когда я встречался с директором ГАТОБ имени Абая Аскаром Бурибаевым. Мы обсуждали историю театра, и тут я высказал мысль, что неплохо было бы ее сохранить. Так разговор зашел об идее создания музея. Руководство театра сразу поддержало ее. Мы с супругой часто бываем в Европе и видели там, что у каждого театра есть свой музей. Зрители платят за его посещение и экскурсию, даже не бывая на спектакле. Почему бы и у нас не сделать нечто подобное? В нашем театре работала Галина Уланова. Здесь снимал фильмы Эйзенштейн. В Европе на каждом доме, где хоть на одну ночь останавливался какой-то известный человек, висит табличка. Почему бы и нам не гордиться этим?

В поисках финансирования Досым обратился к различным представителям нашей бизнес-элиты, но идею поддержал только Маргулан Сейсембаев, который и выделил деньги на оформление экспозиции. Началась работа по поиску материалов и экспонатов. Досым и Гаухар потратили много времени, разыскивая старые театральные костюмы, афиши, эскизы к декорациям спектаклей и фотографии.

— Костюмы мы чистили вручную или отправляли в химчистку, если позволял материал. Мы разыскивали их у костюмеров театра. Они же помогли нам в их восстановлении. Где-то что-то подшивали, где-то латали, — вспоминает Гаухар Сатпаева.

Много времени ушло на поиск манекенов, удовлетворяющих запросам основателей музея. Сначала они обратились за помощью к нашим известным дизайнерам, по их совету приобретя часть манекенов у поставщика, который привозит их из Турции. Самые красивые манекены были изготовлены специально по заказу музея в российской компании, которая специализируется в этой области и делала манекены для музея Мариинского театра. Также по индивидуальному заказу были изготовлены витрины, защищающие экспонаты от порчи.

Была проведена большая работа по поиску афиш и эскизов.

— Около восьми месяцев по два-три часа в день мы работали в плотницкой — подвальном помещении, где сидит плотник — чтобы разыскать оригинальные афиши самых известных спектаклей театра. В процессе поиска были обнаружены настоящие артефакты — например, три эскиза известного художника Всевлода Теляковского и один эскиз, написанный рукой Калмыкова. Этот процесс напоминал археологические раскопки, поиск затерянных гробниц. Мы увлечено разыскивали интересные экспонаты. В оформлении экспозиции афиш и эскизов нам помогла искусствовед Валерия Ибраева, — рассказывает Гаухар.

— Мы не стали реставрировать афиши. Решили только отдать их в багетную мастерскую, чтобы их поместили в рамку и под стекло, — добавляет Досым Сатпаев.

Экспозиция музея находится в двух комнатах и условно разделена на три части. Это фотографии из архива театра, костюмы известных артистов, а также афиши и эскизы к костюмам и декорациям.

— Самое главное для меня в этом проекте — то, что он создан на основе частной инициативы. По сути это первый подобный музей в Казахстане. Наш пример доказывает, что нет смысла ждать помощи откуда-то сверху, и можно, делая что-то самим, реализовать интересный и общественно полезный проект, — заключает Досым.


ГАТОБ имени Абая, как и 80 лет назад, продолжает радовать публику своим творчеством. Талант артистов, дирижеров, музыкантов, режиссеров, композиторов, труд сотен людей, работающих над созданием спектаклей, все эти годы позволял открывать для жителей нашей страны всю красоту оперного и балетного искусства.

Выражаем огромную благодарность за помощь в подготовке материала администрации и дирекции ГАТОБ имени Абая, а также основателям театрального музея супругам Досыму и Гаухар Сатпаевым. 

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000