HISTORY Владимир Третьяков Эльвира Абдусалямова Майя Тенизбаева 19 ноября, 2014 20:13

Три истории: как строилась банковская система Казахстана

Три истории: как строилась банковская система Казахстана
15 ноября 2014 года национальной валюте Казахстана – тенге – исполнился 21 год. За эти годы казахстанская банковская система пережила банковскую лихорадку 90-х, денежные реформы, кризис, девальвации валюты. Vox Populi рассказывает о трех фактах из истории становления банковской системы страны: о первом банке, денежной реформе 1991 года и исчезнувших финансовых институтах.
Три истории: как строилась банковская система Казахстана

Первый банк СССР

Мало кто знает, что первый кооперативный банк в СССР был зарегистрирован в Казахстане. По словам очевидцев, для регистрации банка его основатели продали три машины лука. Так появился кооперативный банк «Союз», зарегистрированный в Чимкенте (Шымкенте), уставной капитал которого составил 1 млн рублей. Первым в России 26 августа 1988 года стал ленинградский кооперативный банк «Патент» (с 1991 года это банк «Викинг»).

Позже председатель правления Государственного банка СССР Виктор Геращенко в книге «Путь Геракла: история банкира Виктора Геращенко, рассказанная им Николаю Кротову» напишет: «Надо сказать, что в то время отношение к кооперативам было особым и неоднозначным. Но процесс, как говорили, уже пошел. Таким образом, в СССР была создана трехуровневая банковская система, существовавшая в течение ряда лет: Госбанк, государственные спецбанки и коммерческие банки».

Три истории: как строилась банковская система Казахстана

«Реформа банковской системы проходила не так гладко, как хотелось бы. Не обходилось без ошибок. На первом этапе (1988-й – первая половина 1990 года) они были связаны во многом с противостоянием Госбанка СССР и союзных спецбанков – Промстройбанка, Агропромбанка и Жилсоцбанка. Каждый из них искал свое место в новой банковской системе. У спецбанков ярко проявлялись центробежные тенденции, и в какой-то мере это было понятно.

В конце 1990 года возникла ситуация, когда не только вновь учреждаемые банки, но и те, которые получили лицензию до ноября 1990-го (то есть до принятия российского закона о банках), должны были пройти регистрацию и перерегистрацию в своих областных конторах. И им пришлось, по сути дела, выбирать между юрисдикцией Госбанка СССР и Центрального банка России».

Отрывок из книги «Путь Геракла: история банкира Виктора Геращенко, рассказанная им Николаю Кротову». Автор: Николай Кротов. 2011 г.

Денежная реформа

Три истории: как строилась банковская система Казахстана

Январь 1991 года, правительство принимает решение нанести удар по теневой экономике. В газетах того времени настроения примерно такие:

«Она без малого тридцать лет верой и правдой служила нашему общему делу. И вот вчера случилось непоправимое... Ничем не примечательный день календаря – 22 января (в самом деле, вроде не начало месяца и даже не понедельник) – вдруг внезапно стал выдающимся в череде дней. Вчерашняя среда войдет в историю отечественного летоисчисления как день смерти самых крупных советских банкнот. Точнее сказать, началом трехдневного конца сотенных и полтинников.
Итак, шаг совершен. И это реальность. Действительно, с подпольными миллионерами надо бороться. Могу даже предположить, что не один Александр Иванович Корейко 90-х годов сейчас в тоске и печали размышляет, как объяснить источник дохода. Поделом ему! Только вот, оказывается, вместе с ним должен мучиться и обыкновенный пенсионер, вчерашний труженик, который также сберег энную сумму. Так сказать, на черный день. Очень боюсь, правительственные «меры по оздоровлению больной экономики» могут вполне приблизить кое-кому этот день. Что-то тоскливо становится от такой перспективы. И как-то даже не тянет уже с прежней силой в светлое будущее, если путь туда лежит через погост».

Три истории: как строилась банковская система Казахстана

«Вечерняя Алма-Ата» провела соцопрос 25 января 1991 года:

«Ирина Н-ва (фамилию называть не пожелала), работает мастером на кондитерской фабрике: «У меня такое ощущение, что людям просто-напросто заморочили головы. Я не всегда понимаю политику нашего государства. А впрочем, моей персоны этот бум не касается. У меня на сегодняшний день в кошельке 10 рублей. Это все мои соцнакопления. Так что проблема обмена крупных сумм передо мной не стоит. Надеюсь, что мера эта выведет на чистую воду всех нечистоплотных людей и тех, у кого денег куры не клюют».

Николай Александрович (инвалид 2-й группы) и Валентина Дмитриевна Чубыкины: «У нас денег нет. Менять, к сожалению, нечего. Думаем, что указ этот не совсем зряшное дело. Те, у кого мало финансов, накопленных честным трудом, в накладе не останутся. Дельцы и ворюги... Что ж, лично нам их не жалко: пусть теряют свои тысячи и миллионы. Лишь справедливо нажитая копейка для нас имеет значение. И если и переживаем за кого-то, то только за тех, кто по каким-то причинам не успеет разменять свои накопления. Как мы относимся к этому вообще? Правительство, видно, лучше нас знает, как улучшить нашу жизнь...».

Л.П. Федорова, приехала из Усть-Каменогорска в командировку, экономист: «Мне кажется, что государство ищет врага в лице кооперативов и арендаторов. Пока сложно понять, насколько это справедливо. Ведь честные люди есть и среди кооператоров. Что касается собственных денег, то пыталась дозвониться до мужа домой, но пока не сумела. А он у меня почти круглосуточно работает, боюсь, не успеет. А вообще, я ко всему происходящему отношусь нормально: вряд ли хуже будет, чем есть. Да и нам к разным коллизиям жизненным не привыкать».

В.В. Большаков, старший помощник начальника отдела райвоенкомата: «Нормально я к этому отношусь. То есть мне абсолютно все равно, потому что денег у меня нет».

С утра ходят слухи, что сегодня утром в одной из касс кто-то разменял 15 тысяч. Заплатил кассирам полторы тысячи. Что ж, каждый крутится, как может. И потом – не пойман, не вор. А народ... Народ спокоен и доволен. Как-будто уже привык. Это мы выяснили, встав в очередь за молоком в универсаме. Аккуратная бабуля с маленькой баночкой в руках говорила: «Деньги есть деньги. Хоть по пятьдесят, хоть трояками... Пусть Павлов их хоть по рублю меняет. Лишь бы это не обернулось реформой, лишь бы нашу десятки копейку не стали стоить».

С горожанами разговаривали С. Фельде, С. Шибекин. «Вечерняя Алма-Ата» от 25 января 1991 года.

Три истории: как строилась банковская система Казахстана

Некоторые факты надувательства в краткую пору обмена крупных дензнаков

«Завмаг Пахтааральского райпо Чимкенской области А. едва не извлек из одной операции две выгоды. Он вывез со склада 180 костюмов японского производства и «честно» внес за них в кассу 26 тысяч целковых... сторублевками. Застукали, однако, незадачливого комбинатора. Не повезло и оператору Ленинского районного узла связи Актюбинской области Н. Принимая от пенсионеров на обмен пресловутые дензнаки, она умышленно завышала количество сдаваемых купюр, дабы потом переобменять их с корыстью для себя. Много больше полумиллиона рублей выручки (наверное, излишне говорить, какого достоинства бумажками) только за первый день после указа внесли в отделение Госбанка работники центрального универмага села Мерке (Джамбульская область). Для сравнения скажем, что до этой январской аномалии дневная выручка ЦУМа редко когда превышала 40 тысяч рублей. То лишь легкие штрихи и далеко-далеко не все, коими милиция обозначила картину перемещения красивых, но сегодня бесполезных купюр некогда высокого достоинства. Окончательная оценка названным и подобного рода фактам будет дана по завершении контрольных ревизий и проверок, а затем и следственных действий. Подождем».

АЗИЯ-ПРЕСС. «Казахстанская правда» от 5 февраля 1991 года.

Фото – «Казахстанская правда» от 26 января 1991 года.

Три истории: как строилась банковская система Казахстана

Исчезнувшие банки

Начало и середина 90-х запомнились казахстанцам началом расцвета и краха многих банков. Финансовые учреждения появлялись в этот период как грибы после дождя. Общее их количество достигало 200. Росту финансовых учреждений способствовали небольшие требования по капиталу и неокрепшая финансовая система. Штат некоторых коммерческих банков мог состоять из нескольких сотрудников и маленького помещения. При этом капиталы банков могли иметь незначительный финансовый капитал, а активы, депозиты клиентов и выданные кредиты могли быть колоссальными. Тогда настал вопрос о сокращении этих структур за счет регуляторных требований. Это привело к массовой ликвидации и отзыву лицензий десятков банков. Некоторые банки разорила неустойчивая финансовая система.

Банкротство КРАМДС-банка сильно ударило по неокрепшей финансовой системе страны в 1996 году. Тогда пострадали не только физические лица, но и многие крупные компании. Свои деньги не увидели как обычные вкладчики, так и бизнесмены. Начало «дикого капитализма» стало и символом очередей отчаявшихся людей, которые пытались вернуть свои вклады. Доверие народа к банковской структуре рухнуло как карточный дом.
Основателем и главой КРАМДС-банка был предприниматель Виктор Тё. После банкротства ему удалось выехать из страны в Калининград, где он занялся бизнесом.
По мнению экспертов, его клиентскую базу разобрали другие коммерческие структуры, и банк пошел ко дну. Возможно, у банка не хватило финансовой ликвидности, когда пошел отток крупных держателей депозитов и счетов. Банк, не имея подпитки, развалился. КРАМДС-банк обслуживал крупные промышленные предприятия.

Три истории: как строилась банковская система Казахстана

Резонанс в банковской системе также вызвало банкротство банков второго эшелона: Комир-банка, Наурыз Банка и Валют-Транзит Банка. За 2004 год таких «мертвых» банков насчитывалось пятнадцать. Двенадцать из них работали с физическими лицами, привлекая депозиты. На этот год их задолженность вкладчикам составила 7 миллионов долларов.

Комир-банк считался средним банком Казахстана. Банк держался на крупных угольных предприятиях республики, которые хранили свои капиталы в этом банке. По мнению экс-главы Национального банка РК Григория Марченко, ликвидация банка была вызвана ошибками и нарушениями со стороны менеджмента.

Наурыз Банк вырос из законсервированного КазАгроПромБанка, который в марте 2001 года перерегистрирован под названием «Наурыз Банк Казахстана». В 2004 году банк считался одним из лучших финансовых институтов страны. По отчету независимых международных аудиторов, на 31 декабря 2003 года его активы составили 17,9 млрд тенге, а прибыль за год превысила 90 млн тенге. Банк назвал себя одним из первых, кто переходил на международные стандарты по автоматизации банковской системы. В основном в банке обслуживались крупные сельскохозяйственные предприятия. При этом свои депозиты в нем хранили и простые казахстанцы. В 2004-м в банке неожиданно обнаружились «огромные дыры» по платежным документам. Наурыз Банк Казахстана не получилось вывести из кризиса, и его законсервировали. Собственный капитал на 1 декабря 2004 года составлял почти 2 миллиарда тенге со знаком минус.
На момент банкротства в 2005 году совокупные активы банка составляли – 10,3 млрд тенге (около 83 млн долларов). Количество вкладчиков составляло более 20 тысяч человек.

Банк был ликвидирован по решению экономического суда.

Три истории: как строилась банковская система Казахстана

Валют-Транзит Банк – один из крупных банков Казахстана. Прекратил свое существование в 2007 году. Его банкротство вызвало резонанс в обществе. Пострадало очень много вкладчиков. На момент закрытия у банка было около 200 отделений по всему Казахстану.
С 2001-го банк входил в десятку крупнейших банков Казахстана по основным показателям. По расчетно-кассовым отделениям был на втором месте после Халык Банка. В банке в основном обслуживались предприятия среднего и малого бизнеса. Головной офис находился в г. Караганде. Глава банка – Андрей Беляев. Один из первых, кто в 2002 году придумал понятие «финансовый супермаркет». Он открыл в головном офисе в Караганде финансовый супермаркет. В нем были все виды финансовых услуг: микрокредитная организация, лизинговая компания, товарищества по кредитованию и пенсионный фонд.

В мае 2002-го накопительный пенсионный фонд «Валют-Транзит фонд» занял первое место среди других пенсионных фондов Казахстана.
В 2003 году – уставной капитал достиг 3,1 млрд тенге, собственный капитал – 5,6 млрд тенге. Чистая прибыль достигла 724,2 млн тенге.
Валют-Транзит Банк за историю своего существования считался одним из надежных банков Казахстана. Банк не принадлежал никаким финансовым группам. В его состав не входили акционеры различных промышленных холдингов и продкорпораций. Банк кредитовал в основном малый и средний бизнес.
15 октября 2006 года было принято решение о прекращении полномочий прежнего состава совета директоров банка. Новым председателем совета директоров был избран Стивен Ли Джонсон.
26 декабря 2006-го АФН приняло постановление об изъятии лицензии Валют-Транзит Банка за нарушение в деятельности банка.
В 2007 году по заявлению АФН было возбуждено гражданское дело о прекращении деятельности банка. Задолженность банка перед вкладчиками составила более 52 миллиардов тенге. Число вкладчиков по всему Казахстану составляло 390 тысяч человек.
На улицах Караганды проводились пикеты. Некоторые вкладчики пытались покончить жизнь самоубийством.
26 марта 2008-го Казахстанский фонд гарантирования депозитов (КФГД) выплатил 13,8 млрд тенге, что составляет 97,6% от совокупной суммы возмещения по вкладам физических лиц.
В 2007 году карагандинский мультимиллионер, экс-глава банка Андрей Беляев был осужден за мошенничество и посажен в тюрьму.

Поделись
Владимир Третьяков
Владимир Третьяков
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000