HISTORY Татьяна Гуржий 26 сентября, 2013 11:16

Звезда эфира Нелли Омарова

Звезда эфира Нелли Омарова
В 1958 году началась первая телевизионная передача и с ней – эпоха телевидения в Казахстане. Сегодня вместе с журналистом Татьяной Гуржий мы вспоминаем то время и главную легенду отечественного ТВ – диктора Нелли Омарову.
Звезда эфира Нелли Омарова

Первые телевизоры появились в Казахстане еще в 50-х годах. Телевизионные дикторы стали своими в каждом доме. Ежедневно они получали сотни писем от зрителей. Им признавались в любви, с ними советовались. Люди воспринимали их как родных. Дикторы олицетворяли собой мечту о другой, более интересной, почти волшебной жизни. Мне повезло, я знала первого диктора казахстанского телевидения – самую красивую женщину эпохи первых телепередач Нелли Андреевну Омарову.

Звезда эфира Нелли Омарова

Мы часто разговаривали с ней, в основном по телефону и в основном когда мне нужен был какой-то совет, по большей части непрофессиональный. Последние годы Нелли Андреевна болела, но никогда не отказывала в помощи, никогда не упоминала о своей болезни. Даже шутила на эту тему. Нелли Омаровой не стало 12 декабря 2012 года. 12.12.12 ушла целая эпоха телевидения, ушла прекрасная женщина, которую многие мои коллеги считают своим учителем и наставником. Сегодня я попытаюсь рассказать об этом человеке, суммируя наши встречи и беседы.

Звезда эфира Нелли Омарова

Нелли Омарова – одна из тех дикторов, которые открыли эпоху казахстанского телевидения. Люди ходили к соседям только для того, чтобы полюбоваться на красавицу голубого экрана. Омарова тогда была лицом Казахстана и королевой эфира. Вряд ли кто мог представить, что любимая ведущая имеет очень серьезную специальность – судмедэксперт.

О радостях и печалях этой знаменитости судачили много. Действительно, дважды рушилась ее личная жизнь. Отчаяние глушило все остальные чувства. Все пережила, переболела и вышла на новый круг бытия. Потому что рядом были дочери, внучка и, конечно же, любимая работа.

Поклонников у Нелли было много. А вот любовь… Своего будущего мужа Максута Омарова Нелли Чернышева встретила в 1949 году, ей тогда было всего 16 лет, и внимание рослого 19-летнего парня она поначалу восприняла с опаской. Зато Максут сразу определил Нелли в будущие жены и не отпускал от себя ни на минуту. Узнав, что она поступила в Институт геологии, не раздумывая, ушел с третьего курса философского факультета и начал штурмовать стены альма-матер, где училась любимая. Но безуспешно. Тогда он поступил на биофак и перетянул Нелли туда. Так, по инициативе Максута Нелли и стала впоследствии судебным экспертом. И совершенно случайно ее лаборатория оказалась по соседству с Радиокомитетом. Нелли и Максут поженились, в 1955 году у них родилась дочь Мадина. Сумасшедшее счастье продолжалось до начала 60-х… А потом обстоятельства сложились так, что Нелли и Максут разошлись. Забыть бывшего мужа Нелли так и не смогла. Слишком сильной была их любовь. Долгие годы Нелли оставалась одна. Все изменилось в начале 70-х. На телевизионной студии появился звукорежиссер Игорь Лебедев. Они поженились. В семье родилась еще одна дочь, Татьяна. С переводом столицы в Астану муж уехал туда работать, а вскоре «доброжелатели» доложили, что в новой столице у Игоря Лебедева появилась другая женщина. Супруг отрицать ничего не стал. Нелли подала на развод.

Звезда эфира Нелли Омарова

– После окончания биологического факультета КазГУ я работала в Институте судебной экспертизы судмедэкспертом, – вспоминала Нелли Андреевна. – Готовилась защищать кандидатскую диссертацию на тему «Сравнительный анализ войлочных пыжей при убийствах». Как-то зашла в Радиокомитет к сестре, которая там работала, чтобы занять рубль на обед. Иду по коридору, и вдруг меня окликнула режиссер Куляш Ашкеева. Она подбирала людей на конкурс дикторов телевидения: «Вы на конкурс дикторов?». Я даже оскорбилась: «Что вы, у меня такая серьезная работа!». Куляш выпросила у меня номер телефона и постоянно звонила, приглашала прийти. Я не соглашалась, но моя начальница посоветовала: «Сходите, попробуйте себя… хотя дикция у вас плохая». Я и пошла. Перед камерой что-то рассказала, посмеялась. Меня совсем не волновал результат, как сейчас говорят, кастинга, поэтому я и не волновалась. А на комиссию это произвело впечатление: так свободно держится перед камерой! Из семисот кандидаток выбрали двоих – Зулхию Жуматову и меня.

Звезда эфира Нелли Омарова

На фото дикторы вместе с Юрием Левитаном

– Сложно было менять профессию?

– Несколько раз мы ездили в Москву и Ленинград на курсы повышения квалификации. Занятия проводили лучшие специалисты Советского Союза, учили технике речи, умению держаться в кадре. Знаменитый диктор Юрий Левитан говорил: «Лучшая дикторская группа в Советском Союзе – алма-атинская». Но я считаю, что владение языком дается свыше. Можно не иметь образования, а писать и говорить правильно. А можно хоть десять образований получить и не научиться правильно ударения ставить. Это как здоровье: либо человек родился здоровым, либо с каким-то врожденным дефектом. Вылечить можно, но шансы малы.

– Как дикторы справлялись с текстом, ведь они целый день читали то новости, то программу передач?

– Недавно одна моя коллега спросила у внучки: «Как же современные ведущие запоминают столько текста? Они ведь даже в бумажку не заглядывают!». Объяснили ей, что диктор теперь читает текст с экрана монитора. В наше время не было телесуфлера. Можно было надеяться только на свою память. Во время прямого эфира странички с текстом под столом подают, надо тут же эту информацию отправить в эфир. Можно было надеяться только на свою память. Я никогда не заучивала тексты. Сразу строчек пять глазом вижу. А если с текстом заранее ознакомился, вообще можно работать, почти не заглядывая в текст! Я и сейчас, когда смотрю телепередачу, вижу, понимает ли ведущий, о чем говорит, или нет, работал ли он над текстом или читает автоматически.

– Многие артисты перед выходом на сцену выполняют какой-нибудь ритуал. Да и телеведущие грешат этим…

– Нет, никаких ритуалов. Пальчики крестом не складывала, молитвы не шептала, потому что была атеисткой до мозга костей. Это сейчас изменила взгляды на жизнь. Я просто всегда была уверена в себе.

– А костюмы для работы в эфире вы подбирали сами?

– На зарплату диктора купить хорошую одежду было невозможно. Но каждый как-то находил выход из ситуации. Чтобы разнообразить внешний вид, дикторы выворачивали кофточки наизнанку, завязывали какие-то шарфики и платки на шее, надевали манишки и жабо под жакет, прикалывали броши то с одной стороны, то с другой. В общем, выходили из положения как могли. Был у меня черный костюм, он меня выручал постоянно – то шарфик к нему подберешь, то блузку. Только однажды за счет студии сшили мне платье из голубого панбархата, чтобы было в чем вести концерт к приезду Левитана. Правда, панбархат оказался гнилой, и платье вскоре расползлось. А в основном я шила сама. Брала шитье или вязание на работу. Как-то сижу в перерыве между передачами, мастерю платье из ситца. Оператор Владимир Крыловский спрашивает: «Что шьешь?». Гордо отвечаю: «Платье!». «Неужели наденешь такую тряпку на передачу?!» – удивился он. После эфира Володя подошел ко мне: «Это то платье, которое ты шила? Ты – королева!».

Звезда эфира Нелли Омарова

– Говорят, что дикторам в ваше время нельзя было менять внешность без согласования с руководством?

– Без художественного совета я не имела права этого делать. Но у меня был такой эксперимент. В ту пору мы понятия не имели о красящих шампунях. Приехали в Москву на союзный семинар. Все дикторы московские со стрижками. У диктора из Одессы была красивая стрижка, а волосы изумительно подкрашены – золотистые, цвет неповторимый! И нам захотелось красоты такой. Зулхия Жуматова мне говорит: «Пошли в парикмахерскую!». Пришли, там ахнули: мол, рука не поднимается шикарные косы подстригать. Жуматова хитрющая, сама-то не подстриглась. Возвращаюсь в Алма-Ату, а у меня шевелюра шариком. Меня на ковер к начальству: «Какое право имела с собой такое сделать?!».

Звезда эфира Нелли Омарова

– И с новой прической вас перестали узнавать на улицах…

– Ну да! Иду я вечером в гастроном «Столичный». Смотрю, Кунаев с двумя телохранителями, такими же здоровенными дядьками, как он сам, смотрит на мою голову недоуменно: «Нел-л-ли…».

– А я ему: «Здравствуйте, Динмухамед Ахметович!». И дальше побежала. Умная женщина могла так поступить? Надо было на прием к Кунаеву напроситься – у меня тогда квартиры не было.

– Как вам удавалось сохранять хорошую форму?

– Летом – горы, зимой – коньки, лыжи, фехтование. Я участвовала во Всесоюзных соревнованиях, посвященным открытию «Медео», тогда там еще только одна дорожка была залита.

Звезда эфира Нелли Омарова

– По конькам у меня 1-й разряд, по стрельбе из мелкокалиберной винтовки – 3-й, плюс звание мастера спорта по фехтованию. За университет играла и в волейбол, и в баскетбол, несмотря на небольшой рост. Еще в школе на лыжах бегала. Ботинки к лыжам искали по всему Казахстану. У нас тогда вообще ничего не было, а тут слаломные ботинки! И я в них в школу пришла. Девчонки хором: «Дай поносить!». У меня нога маленькая, 34-го размера, всем мои ботинки малы. Я ведь не только в студии работала. Даже спортивные передачи вела с катка, стоя на коньках!

Звезда эфира Нелли Омарова Звезда эфира Нелли Омарова

– 12 апреля весь мир узнал, что с казахстанской земли человек впервые отправился в космос. О выдающемся полете Гагарина в эфире радио и ТВ своим неповторимым голосом сообщил знаменитый московский диктор Юрий Левитан. А в Казахстане эту радость с телеэкрана объявили мы с Зулхией Жуматовой, – вспоминает Нелли Андреевна.

Звезда эфира Нелли Омарова

– Помню Евгения Моргунова, это был остроумнейший, музыкальный человек. А на сцене совершенно терялся, совал мне шпаргалку и шептал: «Прошу тебя, говори мой текст, я не могу!». Какое было замечательное время! Со сколькими артистами перезнакомилась! Общалась с Урбанским. На своей даче поила наливками и самогоном собственного приготовления любимцев всей страны Державина, Ширвиндта, Миронова и других. А как они хвалили мои беляши!

Звезда эфира Нелли Омарова

– Я и режиссером работала. Многие мои передачи на художественном совете были признаны лучшими. Даже над готовым сценарием работала, придумывала изобразительный ряд. Экспериментировала. Я все бросила ради телевидения! Но это было мое, честное слово! У меня было это чувство ТелеВИДЕНИЯ!

– Почему же вы ушли с телевидения?

– А я и не уходила – меня «ушли». В то время председателем Гостелерадио был Кенжебулат Шалбаев. В конце 60-х при консерватории открыли режиссерский факультет, конкурс огромный. Мест всего 10, но я поступила. Прихожу как-то на работу, а там висит приказ о моем увольнении в связи с поступлением на учебу. Пришлось дойти до суда. Меня тогда восстановили, но Шалбаев перевел меня на областное радио. Он в то время и Жуматову уволил. Неприятные воспоминания. Когда пришел новый руководитель Гостелерадио, сразу поинтересовался, почему нет Омаровой. И меня перевели на республиканское радио. Говорят, я была лицом страны в течение почти 40 лет. Я благодарна своим родителям за то, что они научили меня жить под девизом «Учиться, учиться и учиться!».

– На ваш взгляд, насколько сбылись слова героя фильма «Москва слезам не верит», где он заявляет, что когда-нибудь будет одно сплошное телевидение?

– Конечно, телевидение заняло достойное место в нашей жизни, но оно не вытеснило театр и другое искусство. Я редко хожу в кино, но моя внучка говорит, что зрителей там достаточно. А сама хожу на сдачу спектаклей, где публика состоит из такого же «старичья», как и я. Обидно, что молодежь совершенно перестала читать.

– А что можете сказать о нынешнем телевидении?

– Эти жуткие сериалы целыми сутками! Латиноамериканское кино заполнило весь эфир. Информационные программы есть, но ведущие говорят то в нос, то таким высоким голосом, что слушать не хочется. А то в эфир такую толстушку выпустят! Ведь на ведущего передачи нужно смотреть с удовольствием, а не думать о его недостатках. А язык! Недавно приезжала из Москвы Алевтина Попова (диктор Казахстанского телевидения), мы с ней вспоминали, как нас учили, какие требования были.

Звезда эфира Нелли Омарова

– А если вы делали ошибки в тексте?

– В основном получала устный выговор на летучках, которые проходили каждую неделю. Самое большое наказание – это бессонные ночи после неудачного эфира.

– Чему бы вы научили сегодняшних дикторов?

– Грамоте! Исчезло бережное отношение к языку. Боюсь, что трудно будет вернуть его. Еще хотелось бы попросить нынешних ведущих поменьше кривляться, жестикулировать. Надо быть просто самими собой – и все будет замечательно.

– Неужели все так плохо?

– Ну почему же! Мне Кымбат Хангельдина нравится как ведущая – и смотрится хорошо, и говорит правильно.

Звезда эфира Нелли Омарова

– В Сереже Пономареве есть хорошая черта – он никогда не стесняется уточнить какие-то детали. Посоветоваться, правильно ли он написал, как лучше будет звучать та или иная фраза. Есть, конечно, талантливые ребята! Только им нужно совершенствоваться. И тогда наше телевидение будет красивым, умным, профессиональным.

Звезда эфира Нелли Омарова

Много лет Нелли Андреевна заканчивала выпуски новостей словами: «С вами была Нелли Омарова»… Была.

В репортаже были использованы фото из архива Нелли Омаровой.

Поделись
Татьяна Гуржий
Татьяна Гуржий
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000