HISTORY Гаухар Нуртлеуова 30 мая, 2013 10:00

Оперный певец Казахстана

По традиции, заложенной еще в 1944 году, каждый театральный сезон Казахский государственный театр оперы и балета открывает знаменитой оперой А. Жубанова и Л. Хамиди «Абай». Но сегодня мало кто знает, что первым режиссером-постановщиком этой оперы был корифей музыкальной культуры Казахстана, один из основоположников казахстанского оперного искусства Курманбек Джандарбеков.  
Оперный певец Казахстана

Народный артист Казахской ССР Курманбек Джандарбеков. Алма-Ата, 1953 год.

Курманбек Джандарбеков родился в 1905 году в Чимкентском уезде Сыр-Дарьинской области. С детства отличался удивительно красивым, чистым голосом и музыкальной памятью. Когда Курманбеку было 10 лет, он поступил в «туземное» училище Чимкента, в 13 выехал на свои первые «гастроли» в Ташкент и Туркестан. В 15 лет, решая продолжить учебу, он приезжает в Ташкент и проваливает вступительные экзамены в Казахско-киргизский институт народного просвещения. Но черноглазого мальчишку, устроившего во дворе училища театральное представление одного актера, увидел Гани Муратбаев и был поражен красотой его голоса и незаурядными актерскими способностями. В те годы Муратбаев работал первым секретарем ЦК комсомола Туркестана, объединявшего комсомольские организации Узбекской, Таджикской, Туркменской, Киргизской республик и южных областей Казахстана.

Оперный певец Казахстана

Понимая, насколько талантлив этот мальчик, Муратбаев уговорил директора института Ису Токтыбаева принять его в институт под его личную ответственность. Можно только удивляться, как умудрялся Муратбаев выкраивать время для занятий с Курмашем. Они проходили в перерывах между заседаниями в кабинете и в коридорах учреждений, но чаще всего в доме Гани поздно ночью, когда после дневной сутолоки Муратбаев посвящал Курманбеку и так очень короткие часы отдыха. А после занятий наступало время песни.

Благодаря Гани-ага Джандарбеков не только нагнал своих сокурсников, но и успешно, в числе первых студентов, завершил учебу в институте, получив диплом учителя.

В 1921 году на Олимпиаде искусств Востока шестнадцатилетнему Курманбеку была присуждена первая премия. На конкурсе присутствовала возвращающаяся из Москвы делегация дружественного Афганистана.  Голос необыкновенной чистоты настолько поразил главу делегации, что он тут же вручил юному Курманбеку Золотой знак Афганистана и, сняв со своего мизинца драгоценный перстень, надел его на палец певца.

На этом конкурсе Курманбек впервые в жизни услышал симфонический оркестр. Он ошеломлен, он испытывает огромную жажду к музыкальным знаниям. С помощью учителя музыки он изучает нотную грамоту.  Именно в эти годы профессор В.А. Успенский записывает с напева Курманбека 13 казахских народных песен.

Оперный певец Казахстана

В первом ряду слева направо: Шара Жиенкулова (первая супруга Курманбека), Куляш Байсеитова, Евгений Брусиловский с супругой. Второй ряд слева направо: Курманбек Джандарбеков, Канабек Байсеитов, Манарбек Ержанов. Алма-Ата, 1936 год.

В 1925 году из Москвы пришла трагическая весть о кончине Муратбаева, Курманбек решает дать в честь своего учителя концерт, чтобы на собранные деньги поставить ему памятник. Чтобы привлечь большее количество зрителей, в афишах заявлено, что Джандарбеков споет 101 песню! Реклама сработала – зал был набит битком.

После двадцатой песни уже только объявление названия следующей встречалось бурными аплодисментами. Курманбек был в ударе, публика неистовствовала. Когда количество песен, исполненных певцом, перевалило за полусотню, некоторые благоразумные зрители, тревожась за голос певца, стали кричать: «Довольно! Верим!», но большинство, захваченные азартом, требовали: «Еще! Еще!». И Курманбек пел, пел… 

В зале было душно, и Курманбек в перерывах, забегая за кулисы, пил воду и не мог напиться. Он спел 73 песни и вышел исполнять 74-ю. Проиграл на домбре вступление, раскрыл рот – и вместо чистого и прозрачного голоса послышался сип. Так Курманбек Джандарбеков навсегда потерял свой прежний прекрасный голос. Со временем он восстановился, но больше не был таким чистым и прозрачным.

Оперный певец Казахстана

Первая труппа Семипалатинского театра, Джандарбеков в центре. 1936 год.

В 1926 году постановлением Компартии и правительства было решено организовать первый национальный театр в Кзыл-Орде (в ту пору столица Казахстана). Со всей республики туда были приглашены молодые, непрофессиональные, но талантливые певцы, танцоры, инструменталисты. Среди звездных имен Амре Кашаубаева, Серке Кожамкулова, Исы Байзакова, Калибека Куанышпаева и Хаджимукана Мунайтпасова достойное место на первой афише театра занимает имя Курманбека Джандарбекова.

Оперный певец Казахстана

Труппа первого национального театра. Джандарбеков вверху справа. Кзыл-Орда, 1926 год.

У истоков рождения этого первого национального театра стояли директор и худрук Ж. Шанин, актеры-самородки и певцы
К. Джандарбеков, К. Куанышбаев, С. Кожамкулов, Е. Умирзаков,
К. Бадыров, И. Байзаков, А. Кашаубаев, Г. Абдуллин и даже известный борец-палуан Кажимукан Мунайтпасов (на снимке
в центре).

Оперный певец Казахстана

На заре своего рождения коллектив театра чересчур увлекался натурализмом. Излечили артистов от этого вредного увлечения бойцы Казахского кавалерийского полка, часто посещавшие спектакли театра. В последнем акте спектакля «Беспризорники» была эффектная сцена схватки между главарем бандитской шайки Жиганом и Мустафой. Жиган, повалив Мустафу, наносит ему удар ножом, фонтаном брызжет кровь (это артист, игравший Мустафу, давит на спрятанный под мышкой бычий пузырь с краской). И тут случается непредвиденное… нервы у зрителей не выдерживают, и один из командиров, вскочив с места, выхватывает из кобуры наган и стреляет в Жигана! Пуля просвистывает над самым ухом артиста, и тот мгновенно вылетает за кулисы. Оставшийся на сцене Мустафа замирает, распластавшись на полу. Занавес. Но чтобы успокоить возбужденных зрителей, дирекции театра приходится вывести на сцену бледного Мустафу, которого сыграл Елюбай Умурзаков, и упиравшегося Жигана, роль которого исполнил Курманбек Джандарбеков.

Оперный певец Казахстана

Слева направо: А. Умбетбаев, А. Бекбосынов, Е. Серкебаев,
Н. Тапалова, Г. Курмангалиев. В центре – Курманбек Джандарбеков.

Примечательной особенностью театра того времени было то, что в его становлении участвовали сами авторы произведений, по мотивам которых ставились спектакли. Такие выдающиеся писатели, как Сакен Сейфуллин, Беимбет Майлин, Ильяс Джансугуров и Мухтар Ауэзов, принимали непосредственное участие в постановках спектаклей, консультировали режиссеров и актерский состав, как лучше раскрыть тот или иной образ.  Например, Сакен Сейфуллин приходил на каждую репетицию спектакля по его драме «Красные соколы», вникал в каждую мелочь, раскрывал завуалированные моменты и рассказывал о своем замысле при написании этого произведения. Джандарбеков играл роль Еркебулана, прообраз которого каждый день приходил на репетиции – это был сам Сейфуллин! Поэтому Джандарбекову удалось раскрыть образ своего героя во всей его мощи.

Оперный певец Казахстана

В годы учебы на актерском отделении Московского государственного института кинематографии. Джандарбеков в центре. Москва, 1928 год.

Остро чувствуя нехватку профессиональных знаний, в 1928 году он поступает на актерское отделение Московского государственного института кинематографии и параллельно снимается в первых черно-белых советских фильмах «Князь сирен» и «Амангельды».

Оперный певец Казахстана

Кадр из фильма «Амангельды». Ленфильм, 1938 год.

Оперный певец Казахстана

Кадр из фильма «Джамбул». Алма-Атинская киностудия, 1952 год.

Оперный певец Казахстана

Джандарбеков на фоне ГАТОБ им. Абая. 1950 год. Обратите внимание на то, как тогда выглядела территория перед театром. 

В 1933 году в связи с переносом столицы решением правительства театр был переведен в Алма-Ату. В первое время театр-студия не имел своего помещения и давал спектакли где придется: в парках и скверах, клубе при КазПИ и т. д. Но благодаря огромной поддержке Темирбека Жургенова, занимавшего тогда пост наркома просвещения республики, театру было выделено помещение на углу улиц Советской и Карла Маркса. 13 января 1934 года театр был торжественно открыт музыкальным спектаклем «Айман-Шолпан» на либретто Мухтара Ауэзова. В нем прозвучали народные песни и кюи, обработанные Иваном Коцыком.

Весьма примечательна история и самого здания оперного театра. В 1929 году был объявлен открытый всесоюзный конкурс на лучший архитектурный проект театра. Победил проект московского архитектора Николая Круглова. В 1937-м, когда строительство было почти закончено, Круглова арестовали как врага народа и отправили в карельские лагеря, где он и исчез. Строительство здания заморозили, и лишь перед самой войной вышло постановление о назначении Н.А. Простакова архитектором театра. Он был назван соавтором проекта, хотя до этого по документам проходил как рядовой оформитель, причем вошедший в авторский коллектив лишь в 1935 году. Тем не менее в истории нашей архитектуры именно Простаков значится как автор здания ГАТОБ им. Абая.

И даже само открытие не обошлось без казуса. Накануне торжества власти спохватились: здание построено врагом народа, вдруг где-то заложена взрывчатка? Перерыли весь театр, но ничего, естественно, не нашли.  В конце концов театр был открыт 7 ноября 1941 года постановкой «Наргиз».

Оперный певец Казахстана

С близкими друзьями поэтом Таиром Жароковым (слева) и писателем, драматургом и поэтом Кайымом Мухамедхановым (справа). 1939 год.

Оперный певец Казахстана

С оперным певцом  А. Умбетбаевым у афиш ГАТОБ. Алма-Ата, 1952 год.

В первые годы репертуар музыкального театра был не так широк, необходимо было ставить новые музыкальные произведения. Габиту Мусрепову было поручено написать либретто к опере «Кыз Жибек», но главная проблема заключалась в нехватке казахстанских композиторов.  Музыка к первым постановкам – пьесе «Шуга» по либретто Беимбета Майлина и комедии «Айман-Шолпан» по либретто Мухтара Ауэзова – была написана польским музыкантом Иваном Васильевичем Коцыком. Но хотя Иван Васильевич и был талантливейшим музыкантом, по профессии он был хормейстером и занимался созданием и развитием первого в республике 4-голосного казахского хора. Нужен был профессиональный композитор, способный раскрыть всю красоту и первозданность народной музыки. 

Вот как вспоминает это непростое для театра время сам Курманбек Джандарбеков в своей книге «Жажда истины»:

«Помню, Темеке (Темирбек  Жургенов) вызвал нас с Канабеком (Байсеитов) к себе на прием и посетовал на скудность музыкального репертуара нашего театра. Велел решать задачу с постановкой первой национальной оперы «Кыз Жибек» в ближайшие сроки. И тут Канеке встает и говорит: «Тут у нас есть один парень из Ленинграда, окончил консерваторию, сейчас по распределению работает  учителем музыки в школе. Правда, языка не знает, но, думаю, это не беда».

Оперный певец Казахстана

Куляш Байсеитова и Евгений Брусиловский. Алма-Ата, 1945 год.

Парнем тем оказался Евгений Григорьевич Брусиловский – впоследствии основатель профессиональной казахской композиторской школы, создатель первых казахских опер «Кыз Жибек», «Ер-Таргын», «Дударай» и других, составляющих сокровищницу казахской классической музыки.

В тот же день Брусиловский был назначен музыкальным редактором театра, и началась кропотливая работа. Чтобы композитор лучше понял произведение и проникся им, был сделан полный перевод либретто оперы на русский язык. Для более плодотворной работы все артисты перебрались в санаторий «Аксай». Курманбек, Жумат Шанин, Шара и Канабек Байсеитовы пели Брусиловскому все народные песни, какие только знали, пересказывали ему их смысл.

Оперный певец Казахстана

Сцена из оперы «Абай» А. Жубанова и Л. Хамиди на либретто Мухтара Ауэзова. Алма-Ата, 1958 год.

И вот 7 ноября 1934 года на сцене казахского музыкального театра была поставлена первая национальная опера – «Кыз Жибек». В главной роли пела блистательная Куляш, роль Толегена исполнил Канабек Байсеитов, а роль главного злодея Бекежана досталась Курманбеку Джандарбекову, который был также и режиссером. Опера имела грандиозный успех, который сопровождает каждую ее постановку и по сей день.

Оперный певец Казахстана

Джандарбеков в роли Бекежана. Кзыл-Орда, 1935 год.

Первый большой успех оперного театра состоялся в Декаду казахской литературы и искусства в Москве в 1936 году. С большим успехом прошла опера «Кыз Жибек» с Куляш Байсеитовой в главной роли. Все газеты пестрели восторженными откликами о новом театре и его певцах.

Оперный певец Казахстана

С Шабал Бейсековой (справа) в дни второй Декады казахского искусства. Москва, 1958 год.

Многие не знали, что выступление в Большом театре перед высокопоставленными зрителями, среди которых был и Сталин, чуть было не сорвалось. 

Опера «Кыз Жибек». Джандарбеков исполняет знаменитую арию Бекежана, темпераментную и очень сложную в вокальном отношении. И в какой-то момент чувствует, что из-за волнения не сможет взять высокую ноту в середине арии. Что делать? А страшный миг неотвратимо надвигается!.. Вот он! Труба взвивается высокой нотой, и… вместо высокого фермато слышится полный сарказма и злорадства раскатистый смех! Джандарбеков и его коллеги думали, что это полный провал. Он получил грозный выговор от начальства и указание возвращаться назад. Но на следующий день все газеты буквально взорвались хвалебными отзывами, а смех Бекежана был отмечен в качестве выдающейся режиссерской находки!

Оперный певец Казахстана

Курманбек Джандарбеков в роли Бекежана в опере «Кыз Жибек» (либретто – Габит Мусрепов, музыка – Евгений Брусиловский). Алма-Ата, 1948 год.

Оперный певец Казахстана

С Габитом Мусреповым. 1967 год

Оперный певец Казахстана

Слева направо: Хусупбаев, Хамиди, Джандарбеков. Алма-Ата, 1951 год.

Оперный певец Казахстана

С певцом и композитором Гарифоллой Курмангалиевым.

Оперный певец Казахстана

Курманбек Джандарбеков. Алма-Ата, 1950 год.

Оперный певец Казахстана

Старая афиша.

1937 год – премьера оперы «Ер-Таргын» (Е. Брусиловский) в Ленинграде.

Из книги Булата Джандарбекова, сына Курманбека Джандарбекова:

«По сценарию главный герой – батыр Ер-Таргын, которого играл Джандарбеков, должен был появляться на сцене верхом на коне. Дирекция Малого театра оперы и балета сбилась с ног в поисках подходящего животного. Дело в том, что на сцене Ленинградского театра лошадь появлялась с последний раз во времена Федора Ивановича Шаляпина, когда он пел в опере «Псковитянка». Поэтому дирекция театра, несмотря на все старания, так и не смогла найти походящую смирную и обученную лошадь. Были, правда, кони арабской породы в бывших царских конюшнях, но о них и речи быть не могло – дикари!  Главный администратор театра пришел объяснить ситуацию.

«Какую такую смирную лошадь? – возмущенно перебил Джандарбеков. – Я играю батыра, полководца. Вот-вот… эту самую... арабских кровей. – И зажегся: Я сам поеду и выберу!».

Появление Таргына верхом на коне зрительный зал встретил бурными аплодисментами. Курманбек сидел в седле как влитой, в то время как ошеломленный непривычной обстановкой жеребец нервно плясал под ним, перебирая тонкими ногами. Знаменитую арию Таргына Курманбек пел с большим подъемом. С последней высокой нотой Курманбек поднял коня на дыбы. Теперь он с кличем «Вперед!» должен был унестись за кулисы, а за ним и вся массовка. Но в этот момент одна молоденькая хористка умудрилась очутиться под вздыбленной лошадью. Джандарбеков рванул поводья и послал коня вперед, жеребец взвился в прыжке… и, не задев копытами девушку, вынесся за кулисы. Зал взорвался аплодисментами».

Оперный певец Казахстана

Именно про это выступление Алексей Толстой написал: «Передо мной – и театр, и что-то большее, чем театр… Здесь то, что лучшие города Европы давно растеряли, о чем тоскуют лучшие люди, эта золотая, юная, кипящая кровь искусства… Вот они, первые дары великой сокровищницы Азии».

Оперный певец Казахстана

Когда в 1944 году в Алма-Ате была организована Государственная консерватория, Курманбек Джандарбеков стал одним из первых педагогов по оперному классу. Когда же в ней была открыта оперная студия для молодых вокалистов, он возглавил ее и руководил до конца жизни.

На фото Джандарбеков с учениками: А. Жолатаев, З. Шарипова,
М. Суртубаев. Алма-Ата, 1960 год.

Оперный певец Казахстана

Кадр из фильма «Его время придет». Ленфильм, 1957 год.

Курманбек Джандарбеков скончался в 1973 году в окружении детей и любящей супруги. Его старший сын Булат Джандарбеков известный писатель, автор дилогии "Саки", в которую входят романы "Томирис" и "Подвиг Ширака".

Послушать песни в исполнении Курманбека Джандарбекова и других легенд казахского оперного искусства можно здесь, а скачать здесь.

В репортаже были использованы материалы из книг «Поэт сцены» Владимира Мессмана, «Увертюра жизни» Булата Джандарбекова и «Жажда Истины» Курманбека Джандарбекова, а также фотографии из архива ГАТОБ им. Абая и личного архива семьи Джандарбековых. 

Поделись
Гаухар Нуртлеуова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000