HISTORY Константин Козлов 28 марта, 2013 09:00

Любовь земная

В 1925 году, на заре советской эры, свой брак заключили молодые Есказы Нурумов и Фатима Мосалимова. Тогда еще никто не знал, что на пути к счастью им придется преодолеть немало трудностей. И уж тем более тогда никто не предполагал, что на них, пламенных комсомольцев, строителей новой жизни, обрушатся напасти сталинской эпохи: доносы, репрессии, война, страдания близких. Их жизнь тесно переплелась с судьбой страны – Нурумовы были теми, кто сам творил историю. О судьбе семьи Нурумовых мы поговорили с их внуком – известным ныне телепродюсером Арманом Карабаевым.
Любовь земная

Есказы Нурумов – комсомольский работник. Середина 20-х годов

– В анкетах в графе о социальном происхождении дед указывал: батрак. Но сегодня уже не представляется возможным это проверить. Хотя если судить по уровню его интеллекта, воспитания и поведения, то это вызывает определенные сомнения. Понятно, что в первые годы советской власти все по максимуму пытались скрыть неподходящее для советской власти происхождение.
Род Нурумовых происходил с Южного Урала. В один из голодных годов они откочевали в район Казалинска, где впоследствии и осели. 

Любовь земная

Есказы и Фатима. Начало 30-х годов 

– Фатима была родом из Татарии, – рассказывает Карабаев. – Но, видимо, тоже по нужде судьба забросила их семью в Ташкент. Отец бабушки был муфтий, поэтому у них была и другая причина бежать после революции из Татарии. Бабушка и ее брат пошли получать образование. И тогда же в институте моя бабушка познакомилась с моим дедушкой. Впоследствии им пришлось переехать из Ташкента в Казалинск. Но мама Фатимы была категорически против их брака и переезда, и моя бабушка решила просто сбежать с моим дедушкой. Некоторое время она не общалась с семьей, но со временем отношения наладились.

Любовь земная

Мандат на Межсоюзную конференцию с правом совещательного голоса

– Это был брак, скрепленный и большой любовью, и романтикой первых советских лет, им не было и двадцати, как они активно включились в строительство нового государства. Они были одними из первых, кто поднимал комсомольскую и пионерскую организацию в Центральной Азии. 

Любовь земная

Занятия в художественной самодеятельности. 30-е годы. Кзыл-Орда

Если оглянуться немного назад, то у многих, если не у большинства казахских руководителей, писателей или ученых того времени жены были татарками. Сегодня многие думают, что тогда так было модно, но причина была в другом – в казахских семьях девушек в то время не отпускали учиться. Они помогали родителям, а учиться отправляли в основном юношей. Вот и Есказы поехал учится в КазНарПрос (он тогда располагался в Ташкенте), а студентками там были в основном либо русские, либо татарки. Татары по духу, менталитету и языку были ближе казахам, следовательно между парнями и девушками завязывались отношения, перетекавшие в романы, а потом и в семьи.

Любовь земная

Cправа налево: Есказы, Фатима и их друзья в доме Нурумовых. Конец 40-х годов

Рассказывает Арман Карабаев:
– Дед был заводила, душа компании, умный и начитанный человек. Все его ценили за острый ум и острый язык. Бабушка была красивой, умной, великолепно пела. Когда они познакомились, ему было 20 лет, а ей – 15. Сейчас я понимаю, что они просто не могли не встретиться. Хотя многим, может, непонятно: как 15-летняя девчонка могла влюбиться в 20-летнего. Но для тех времен это был нормальный возраст. Дед просто сошел с ума – буквально взял ее в охапку и увез в Кзыл-Орду. Бабушка полностью приняла его быт, его родню, его страну. Фатима влилась в их семью. 

Любовь земная

1937 год. Сыновья Нурумовых. Слева направо: Баян, Марат и Гани

Уже через год после свадьбы, в 1926-м, у пары родился первый ребенок – Гани. Спустя два года на свет появился еще один сын, в 1935-м – еще один. Был у них еще один ребенок, но он умер в младенчестве. И к 1936 году у них было трое детей. Дочь Раушан родилась через несколько дней после того, как отца семейства арестовали в декабре 1937 года. И Есказы было суждено первый раз взять на руки дочку почти через два года после ее рождения. 

Любовь земная

Есказы перед своим строящимся домом в Джамбуле. 1947 год

В 1936 году наступает период перемен для семьи. Есказы Нурумов возглавлял зооветтехникум в Кзыл-Орде. Впервые семья чувствует тревожные звоночки новых времен. На одном из собраний, где обсуждалась стратегия партии, Есказы спросили о том, верит ли он в возможность построения социализма в отдельно взятой стране. Есказы ответил – нет, сославшись, разумеется, на одно из сочинений самого Сталина, датированное, скорее всего, 20-ми годами. Но уже к 30-м годам, когда началась борьба с политическими противниками, «отец народов» сменил свои взгляды, и то, на что ссылался Есказы, стало крамольным. Почти сразу же пошли доносы и письма «куда надо» – разобраться с «вредительским элементом». Есказы исключают из партии.

Любовь земная

В центре Фатима Нурумова в 50-е годы в Джамбульском областном театре

– По счастью, тогда бабушку Фатиму пригласили в недавно открывшийся оперный театр в Алма-Ате, – рассказывает Арман Карабаев. – Ей дали роли, она уже репетировала несколько партий, хотя профессионального музыкального или театрального образования она так и не получила.

Семья переехала в Алма-Ату, Есказы устроился работать в педагогический институт. А Фатима стала одной из ведущих актрис ГАТОБ. Что говорить, если одно время она была дублером на некоторых ролях самой Куляш Байсеитовой.
– Ее даже приглашали работать в кино. Но дед был непреклонен, а на наш вопрос, почему он был против, ответил просто: «Тогда бы не было вас». И, думаю, он был прав.

Счастливая жизнь в столице Казахской ССР не была долгой. В 1937 году началась чистка КазПИ. Когда арестовали человека, который помог Есказы устроиться работать в институт, его судьба была тоже предрешена. В то время чистили культурный слой республики. В доносе припомнили и приснопамятное выступление на конференции, приписали и создание «антисоветской троцкистской группировки» – одним словом, весь набор расстрельных статей.

– 18 декабря 1937 года его арестовали, а 27-го родилась моя мама, – рассказывает Арман Карабаев. – А уже 29 декабря вышло постановление «тройки», и моего деда отправили по этапу в Рыбинск.

Любовь земная

Есказы и Фатима с друзьями и детьми Раушан и Куралай перед стройкой дома в Джамбуле. 1947 год

Вспоминает Арман Карабаев:
– Многие люди в то время опускали руки в таких случаях. Тем более что нередко компетентные органы предлагали людям отречься от близких. Арест угрожал и Фатиме, но, к счастью, ее предупредили соседи. Она спряталась у родственников, где и родилась моя мама. А через некоторое время после рождения дочери она отправилась в Рыбинск, подобно жене декабриста. Добрые люди поведали ей единственный способ, как можно вызволить мужа из тюрьмы. Это было возможным только с помощью письма самому Сталину, которое в свою очередь должно было еще пройти приемную Всесоюзного старосты Михаила Ивановича Калинина. В то время к Калинину за помощью обращались многие. И справедливости ради надо отметить, что он по возможности помогал просителям.

Но чтобы спасти Есказы, нужно было прежде всего рассказать ему о единственно возможном способе спасения.
– Приехав в Рыбинск с детьми, бабушка на свой страх и риск нашла этот лагерь. Оставив детей в соседней деревне, Фатима находит границы лагеря. Подойдя к забору с колючей проволокой неподалеку от вышки, она присела на корточки, делая вид, что ей стало плохо. Вохровец несколько раз ей крикнул: «Уходи, стрелять буду!». Но бабушка делала вид, что не слышит. Когда вохровец наконец подбежал, она шепотом ему сказала, что здесь находится ее муж, он ни в чем не виноват. Бабушка передала ему тетрадь, где было все про мужа и все, что ему предназначалось, – письмо и спасительные пути. Еще она отдала этому охраннику золотое кольцо. Сегодня мне уже известны имена следователей, которые вели дело деда, но имени того вохровца, который выполнил бабушкину просьбу, я до сих пор не знаю. Если бы не он, то мой дедушка, возможно, бесследно сгинул в этом лагере. А он мог это сделать, подумав: «В лагере враги сидят! Зачем я буду ее слушать!».
Тем не менее, на следующий день он передал обратно тетрадку с ответным письмом от Есказы. Фатима рассказывала, что помимо моего деда письма Сталину написали еще несколько человек. И этот своеобразный «список Шиндлера» она передала в приемную Калинина в Москве. 

Любовь земная

Cемья Нурумовых в 1937 году, за 2 месяца до ареста. На переднем плане справа налево сыновья – Баян, Марат и Гани

Есказы написал Сталину несколько писем. Все они прошли через приемную Калинина и, нужно сказать, возымели эффект.

Любовь земная

Письмо Есказы Сталину. 1938-1939 гг.

– Тогда началась долгая переписка, – вспоминает Карабаев. – Интересно, что дед писал на  казахском языке, на латинице. Помощники прокурора делали сухой сжатый перевод.

Любовь земнаяЛюбовь земная

Письмо Есказы Сталину. 1938-1939 гг.

Так продолжалось почти два года – последнее письмо написано на русском языке каллиграфическим почерком. Видимо, кто-то писал за него. Оно, наверное, было наиболее действенным – в нем среди прочего Есказы обращается к Сталину с тем, что тот человек, который его оклеветал, должен найти свою кару. Довод за доводом он разобрал ситуацию с доносами в Кзыл-Орде и Алма-Ате. 

Любовь земная

Решение об отмене приговора Есказы Нурумову, вынесенного
29 декабря 1937 года. Документ 1939 года

И уже по этому письму следователь выезжает на места и перепроверяет данные. И июлем 1939 года датируется запись: «Дело приостановить, в связи с отсутствием улик Есказы Нурумова освободить». Более того, деда даже восстановили в партии и на прежнем рабочем месте.
Но наверняка свою роль сыграла и общая обстановка в стране: в 1939 году Николая Ежова отстранили от руководства НКВД и поставили на его место Лаврентия Берию, чей приход в органы до сих пор вспоминается некоторыми послаблениями и довольно многочисленными пересмотрами приговоров, вынесенных двумя-тремя годами ранее.

Любовь земная

Есказы и Фатима с младшей дочерью Куралай. 1947 год 

– Как бы то ни было, но деда восстановили в партии. Когда он вернулся из тюрьмы, он впервые взял на руки свою дочку, мою маму. Но на фотографии видно, что у него уже побелели виски.

Есказы и Фатиму можно назвать настоящими людьми эпохи социализма. Они искренне верили в ту идеологию, приняли ее. И их работа в то время была довольно опасной. К примеру, деда часто отправляли в глухие поселки с приказом проверить возможность открытия школы другого уровня. И эти поездки на периферию были сопряжены с риском для жизни. В 20-е годы  по Южному Казахстану еще бродили басмачи. Один раз аул попал в окружение басмаческого отряда, и Фатиме пришлось даже прятаться в колодце – их как коммунистов могли вырезать в первую очередь.

Любовь земная

Учения Осоавиахима, 30-е годы. Преподаватели и студенты Кзыл-Ординского зооветтехникума

В 1941 году Нурумовы переезжают в Джамбул. Есказы становится преподавателем Джамбульского педагогического техникума, куда он вернется и после войны и будет преподавать там вплоть до пенсии. А пока – грозный 1941-й, и деда отправляют на Дальневосточный фронт. Почти два года они ждали нападения Японии и были в постоянной боевой готовности. Но уже в конце 1942-го Есказы Нурумова перебрасывают с Дальнего Востока в самое горнило Сталинградской битвы.

– Я много расспрашивал деда о Сталинграде, но это такое поколение, которое очень скупо делится своими воспоминаниями, – продолжает Арман Карабаев. – Я вытягивал из него информацию по крупицам. Единственное, что он мне рассказал, как он ходил в разведку. Было очень страшно – они шли за «языком» два-три километра в тыл противника, переходили через линию фронта. Дед сказал, что за всю войну не было так страшно, как в том походе за «языком».
То же самое было и с лагерем. Когда дед был еще живой, мы вообще не знали, что он был репрессирован. Только после его смерти в 1976 году бабушка открыла нам эту тайну. На войне дед был политруком. Ему приходилось поднимать боевой дух бойцов. Они всегда шли первыми в атаку.

Уже в 1944 году, когда Красная армия вышла к границе Белоруссии и Польши, Есказы Нурумов получил второе ранение и был комиссован. Осколочное ранение он получил в бедро и в шею, шейный осколок так и остался в его теле на всю жизнь. Еще некоторое время он служил нестроевую, а в первые дни 1945 года вернулся в Джамбул.

Любовь земная

1960 год. Слева направо: зять Есказы Султан Карабаев, Есказы Нурумов с внучкой Зауре и дочерью Раушан 

Как раз в те дни Фатима сбилась с ног, разыскивая Есказы по всем фронтам, так как их 7-летняя дочка Раушан умирала от тифа. Спасти ее можно было только едой и уходом. А где во время войны это найдешь? И тут словно сама судьба взяла все в свои руки – когда девочка была совсем плоха, на пороге появился отец с офицерским пайком: тушенка, сало, сгущенка!

– Они всегда спасали друг друга. И тогда, в 1938-м, когда она могла сдаться и остаться с четырьмя детьми, ее никто бы не осудил. Но Фатима была не из таких. Она попробовала вырвать мужа из этой гулаговской машины, и ей это удалось. Горячий, страстный человек, татарская кровь, она не могла расписаться в собственной слабости, – вспоминает Арман Карабаев. – Бабушка и дед всегда двигались навстречу друг другу. И, видимо, дед появился на пороге именно в тот момент, когда это было угодно самой судьбе! Его офицерский паек спас мою маму! Ну и, конечно, тепло отца. Мама выздоровела, а в 1946 году, как подарок в честь победы, у них родилась еще одна дочка – моя тетя Куралай! Кларочка, как все ее звали. 

Любовь земная

Брат Фатимы Шарип Мосалимов. Конец 20-х годов

Кстати, бабушкин старший брат Шарип Мосалимов был чекистом. На войне в составе группы разведчиков был захвачен у немцев в тылу. И долгое время провел в немецких лагерях. Когда пленных освободили советские войска, его как чекиста еще по полной помотали в лагерях советских. И только при Хрущеве его реабилитировали. После лагерей он вернулся и жил до самой смерти в Ташкенте. 

Любовь земная

Cемейное фото, 1961 год.  Нижний ряд слева направо: Фатима, Зауре Карабаева, Нурлан Нурумов (сын Марата), Еркин Нурумов (сын Гани) Есказы.
Верхний ряд слева направо: Орынша (племянница Есказы), Султан Карабаев (отец Армана Карабаева), Раушан Нурумова (мама Армана Карабаева), Болат Нурумов (сын Гани Нурумова), Надия Нурумова (жена Марата), Марат Нурумов и дочь Куралай.

Нурумовы – простая семья, коих было много, и они выжили в самые сложные годы благодаря своей любви. Вся жестокость советской системы обрушилась на них, все ужасы сталинских лет они испытали на себе. Но в результате Есказы и Фатима подняли семью – их дети дослужились до замминистров, сделали большую карьеру в строительстве. 

Любовь земная

Берлин. 1945 год. Гани Нурумов старший сын Есказы и Фатимы (справа) с однополчанином 

Интересна судьба и старшего сына Нурумовых – Гани. В 1942 году он ушел на фронт в возрасте 16 лет – приписал себе год и попал в танковые войска. Он дошел до Берлина. При этом ему удалось избежать тяжелых ранений, что в танковых войсках большая удача. И все, возможно, закончилось бы хорошо, если бы не одно «но». Уже в конце войны где-то на востоке Германии их танковый дивизион оказался в районе какого-то концлагеря. В этом концлагере были приготовленные к сожжению военнопленные. Увидев это, их дивизион без всякого приказа, не сговариваясь, в едином порыве поворачивает к ближайшей деревушке и сравнивает ее с землей.
–  Ждали его победителем дома, но их судьба сложилась по-другому, – вспоминает Арман Карабаев. – За такой самосуд командование этого дивизиона подвели под расстрел, а сержантско-солдатскому составу продлили службу до 1952 года! Когда Гани вернулся, это был уже другой человек – примерно такой, как в наше время воины-«афганцы»! Учеба для них была позабыта. И другой мой дядя Марат помогал Гани поступать в КазПИ на географический факультет. Гани уже все забыл и никак не мог набрать нужный балл. Тогда Марат взял обходной экзаменационный лист, пошел и сдал за него экзамены. Поскольку он был отличником, ему не составило особого труда это сделать. Дядя Гани успешно окончил институт и потом долгое время преподавал в ЖенПИ.

После войны началась уже другая жизнь. Фатима открыла первую в Джамбуле музыкальную школу и даже была депутатом горсовета.
Интересен один случай, когда Фатима Нурумова работала в театре. Играя «Кыз Жибек», она должна была сброситься с горы, конечно, в обратную сторону от зрителей. Сидевшая в зале моя тетя, которая тогда была совсем маленькой, испугалась за нее и с криком «мама!» побежала на сцену. Зрительный зал взорвался от хохота, и артистам стоило больших усилий доиграть спектакль до конца.

Любовь земная

Золотая свадьба Есказы и Фатимы Нурумовых (в центре).
Рядом с Фатимой Жамал Омарова и внуки: Арман Карабаев, его сестра Ляззат (внизу), его сестры Зауре и Сауле (вверху) и брат Бахыт. 

В 1975 году они отметили золотую свадьбу. Подружкой моей бабушки была знаменитая певица Жамал Омарова. Об их свадьбе тогда даже написал журнал «Советский Казахстан». 

Любовь земная

1975 год. Есказы Нурумов в последний год жизни

Самое плохое для семьи осталось в сталинских временах. Началось мирное созидание, в Джамбуле Нурумовы были очень известны и уважаемы. Когда же началась «хрущевская оттепель», у Есказы не произошла переоценка ценностей, которую пережили тогда очень многие. До конца жизни он остался верен своим идеалам и взглядам, которых не изменил, даже пройдя ад ГУЛАГа.  

Любовь земная

9 мая 1975 года. Есказы и Фатима отмечают 30-летие Великой Победы

– Сейчас людей привыкли разделять на красных и белых. А то поколение, которое подняло Советский Союз, не могло быть другим, они искренне верили в свою идею и строили свою страну. Честность, порядочность и скромность были для них не пустым звуком и красивыми словами, а жизненными принципами, – подчеркивает Арман Карабаев. – Для деда хрущевские разоблачения, конечно, прошли по сердцу. Но он не выкинул ни одного своего ордена, не отрекся от своих взглядов. 

Поделись
Константин Козлов
Константин Козлов
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000