HISTORY Константин Козлов 21 марта, 2013 09:25

Казахстанская эстрада нулевых

Недавно мы вспоминали про казахстанскую эстраду 90-х. Сегодня мы продолжаем этот репортаж и уже вплотную приблизились к рубежу тысячелетий. Именно 2000–2001 годы оказались для нашей эстрады настолько плодовитыми, что многие из тех, кто сверкнул тогда, на долгие годы оказались главными законодателями моды на нашей эстраде.
Казахстанская эстрада нулевых

LeLoo

В 1997 году на экраны страны вышел клип «Не стой». Тогда многие обратили внимание на новую группу, поющую диско. К слову, по сей день поклонники этой группы интересуются, куда они делись, что стало с этими замечательными исполнителями. Тайны группы раскрывает один из ее основателей и солистов Кайрат Аубакиров:

– Все началось еще в конце 80-х с группы «Касса». Мы играли рок-н-ролл, рокабилли, блюзы, свои песни. Тогда все алматинские рок-команды делились на два клуба – «Жан и его друзья» с Жаном Кастеевым и «Баспагер». Мы были в первом рок-клубе, собирались на Сейфуллина – Шевченко, и в нашей команде были известные сегодня Жантик, Motor-Roller, Уркер, Саша Цой и я, в том числе. Еще в конце школы организовали группу «Касса», играли рок-н-ролльчик, давали маленькие концерты, даже привозили в Алматы группу «Мистер-Твистер». И примерно в то же самое время познакомились с Сауле Атабековой, которая тогда еще работала на подпевке у Саши Цоя.

Помню наш первый клип «А мне смешно, беби», который мы сняли на кинопленку «Свема». Потом поучаствовали в «Жас канате», поездили по гастролям, которые в лучшем случае проходили под минус. Живые концерты тогда были настоящей роскошью, поэтому мы возили с собой кассету, на которой прописали и плюсы, и минусы. А потом нам открыто стали говорить: «Вы же живьем играете! Это неактуально! Мини-диск нужен!». Все взвесив, мы решили сменить имидж, тем более это было в тренде – тогда из всех утюгов гремел «Мой татарский мальчик» и попса была гораздо востребованнее. Еще была передача Наримана Исенова на радио, которая называлась «Пятница» – там крутили диско-фанк, хаус. Мне тогда же попалась кассета группы Jamiroquai, и я долго не мог понять, кто поет: мужик или баба.

Рок сменился на диско, а название «Касса» мы поменяли на LeLoo, тем более тогда безумно популярен был фильм «Пятый элемент» с Миллой Йовович.

Наш первый клип «Не стой» выстрелил. Там мне даже пришлось прочитать речитатив, после чего меня назвали папой алматинского рэпа – я на это только посмеялся. Потом мы записали еще несколько клипов, но затем наша активность снизилась, однако группа LeLoo существует до сих пор – у нас есть свой зритель, хоть и не такой многочисленный. Сейчас мы больше внимания уделяем проекту «Нектар», который мы года четыре назад придумали, он хорошо идет на Западе. На гастролях в Германии нас принимают на ура. LeLoo продолжает существовать в студийном режиме, а «Нектар» мы считаем приоритетом.

Ностальгии по тем временам никакой не испытываю. Я занимаюсь любимым делом, а это самое главное.

Группа АБК

Казахстанская эстрада нулевых

Группа по сей день остается в памяти казахстанцев. Причин тому несколько. Прежде всего Медеу Арынбаев, Кыдырали Болманов и Ерлан Кокеев исполняли качественную музыку. И если раньше казахскоязычные песни ассоциировались исключительно с фольклором, то с появлением АБК стала возможна и казахскоязычная «фирма». Ерлан Кокеев считает, что особенность АБК в том, что не группа раскрутила солистов, а солисты раскрутили группу.

Казахстанская эстрада нулевых

– И я, и Кыдырали, и Медеу до создания группы были состоявшимися артистами, у каждого был свой зритель, слушатель и ниша, – рассказывает Кокеев. – Я работал в третьем составе «Дос-Мукасана», а еще раньше – в филармонии, был «закален» работой в ресторанах.

90-е – нестабильное время, и нашей главной задачей было доказать, что при объединении получается сила. В 1996-м мы объединились у группу и записали свой первый хит «Тамшылар». Мы писали правильные песни с грамотной аранжировкой  и идеологией – про любовь и про Родину. Тогда мы много гастролировали, даже получили Гран-при за лучший клип.

Казахстанская эстрада нулевых

Многие сравнивали АБК с американским коллективом Boyz II Men, однако Ерлан Кокеев не согласен с этим:

– Каждый из нас тянулся к своей любимой музыке: Кыдырали любил народную, Медеу тяготел к классике, а я – к джазу. Мы дополняли друг друга, получился хороший коктейль.

В 2000 году я понял, что мне нужно идти дальше, и покинул АБК. Какое-то время Кыдырали и Медеу пели вдвоем, но потом история группы завершилась сама собой.

К7

– История К7 началась в 2000 году, когда я стал по городу собирать музыкантов. С кадрами было очень сложно. Тем не менее я сколотил свою команду, которой горжусь по сей день. Мы абсолютно живой коллектив, мы, подчеркну, НИ РАЗУ не «фанерили». Может, поэтому нас и помнят, – продолжает Ерлан Кокеев.

И все же К7 воспринималась не столько как группа, сколько как сольный проект Ерлана Кокеева. Но проект удачный и полностью состоявшийся. На сегодня в памяти народа остаются три их главных хита: «Где же ты далекое, счастье одинокое?», «По небу» и «Танец под дождем». Группа до сих пор продолжает гастрольную деятельность и держит планку профессионализма.

– Конечно, сложно кого-то обвинять в несостоявшейся эстраде, – сетует Кокеев. – Но главная беда шоу-бизнеса конца 90-х – начала нулевых в том, что на сцену полезло много дилетантов, для которых деньги были главным. Тем самым они исковеркали целостность и преемственность музыкальной культуры, и в результате сегодня на эстраду пришло поколение, воспитанное дилетантами. В результате мы имеем уровень самодеятельности. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись. Слава богу, есть еще такие ребята, как «Мюзикола», Батыр, которые еще могут задать жару.

Толкын Забирова

Казахстанская эстрада нулевых

В 90-е годы большинство артистов покоряли эстраду, группируясь в музыкальные коллективы, так как в условиях дикого рынка казалось, что только так можно чего-то достигнуть. И лишь к концу 90-х на сцену стали возвращаться уже известные и появляться новые сольные певицы. Одна из таких – Толкын Забирова. В 2000 году она выпустила свой первый клип, который запомнился современникам явно нездешним качеством. 

По сути, именно она открыла направление, по которому новые артисты активно пойдут уже в следующие десятилетия, – поп-музыка в исполнении классического вокалиста.

Сегодня концертную работу Забирова ведет в трех направлениях:  камерная классическая музыка, казахские народные песни и популярная музыка. За свою творческую карьеру Толкын Забирова записала около 20 видеоклипов, подготовила несколько концертных программ, среди которых «Три в одном» (2001), «Гордая прелесть осанки» (2004), «Музыка души» (2006), «К прекрасной музыке любовь» (2008). А в 2005 году Толкын даже исполнила мотет Моцарта в сопровождении популярного российского оркестра «Виртуозы Москвы» под управлением Владимира Спивакова! 

Эрик Тастембеков

Казахстанская эстрада нулевых

Этого человека можно считать, пожалуй, самым удачным продюсером нулевых. Сразу в памяти всплывают группа «101», Макпал Исабекова, Айкын, Текила и многое другое. Однако мало кто помнит самый первый его проект – группу «Тенгри». Вспоминает сам Эрик:

– Это были ребята из Усть-Каменогорска, я их нашел в кафе на Жандосова – Берегового, где они и выступали. Я послушал их материал, и они мне понравились. Как раз в то время такая музыка в стиле «Гостей из будущего» была очень востребованной. Ребята мне показались перспективными, и мы начали работать. Всего было снято три клипа: первый – «Жду тебя», перепевка группа Moloko «Bring it back», а также «Новый год» и «Облака». Они очень быстро вошли в состав гастролирующих артистов. Они были не такие молодые, что вселяло надежду: профессионалы, дело знают. Но, видимо, когда на голову падает известность, то у всех сносит крышу. Однажды они просто уехали на гастроли в родной Усть-Каменогорск и не вернулись. С тех пор я ничего о них не слышал.

Ну не вернулись, и бог с ними. Получили гонорары 3000 долларов на двоих, и скатертью дорога. Возможно, они обиделись и на то, что я уже работал с группой «101». А всегда новым проектом занимаешься больше, чем старым.

«Рахат Лукум»

Герлз-бэнды в Казахстане долгое время были почти нулевой нишей. Пожалуй, кроме «дуэта L», о котором мы уже рассказывали в нашем прошлом обзоре, по-настоящему известным в 90-е не стал ни один женский коллектив. И буквально забегая в последний вагон уходящего десятилетия, в 2000 году громко выстрелил коллектив, который на долгие годы станет самым главным девчачьим коллективом страны – «Рахат Лукум».

Казахстанская эстрада нулевых

Их хит «Дикая роза» на музыку Байгали Серкебаева распевала вся страна, а хореографический этюд посередине песни у алматинцев был чем-то сродни Gangnam Style в наше время.

Рассказывает экс-солистка группы, а ныне певица и композитор Xenia (Ксения Маслюкова):

– Работа была поначалу очень интересной, нас повезли в Москву, там мы сотрудничали с Байгали Серкебаевым, записывали песни, он тогда был нашим музыкальным продюсером, писал для нас. Мы занимались танцами в школе шоу-балета «Тодес», клип снимали тоже в Москве. Нужно ли говорить о том, что мы с девочками были самыми счастливыми на свете?! Конечно, многие наши композиции, такие как «Дикая роза», «Нежная», «Где моя любовь», «Не забывай меня», «Белый снег», полюбились казахстанцам, и никто не знал, что через короткое время группу передали другим продюсерам и что обстановка внутри коллектива была накаленной, творческая составляющая группы иссякла, энтузиазм пропадал все больше и больше… Мы еще выступали, но уже не было ни новых костюмов, ни новых песен, ничего… И я поняла, что настало время что-то менять, так как я выросла и чувствовала в себе силы пуститься в самостоятельное плавание. В этом меня поддержали родители, которые помогли мне и морально, и материально.

Казахстанская эстрада нулевыхКазахстанская эстрада нулевых

XENIA

На подготовку собственного проекта Xenia ушло не больше полугода, и первой в свет вышла песня «Я забуду о тебе», затем были «Бездомная песня», «Не пара», «Неверная», «Саган», «Кто придумал любовь», «Тебе», «Вита», «Диагноз любовь», а после долгого перерыва, уже в этом году, песня Understand была принята слушателями просто на ура, и никто не верил, что поет ее наша казахстанская исполнительница.

- Конечно, музыкальная сфера не самая легкая, легко здесь никогда не было, всегда не хватало финансов, чтобы сделать так, как хотелось, на полную мощность, но, возможно, не зря говорят, что художник должен быть голодным.

Казахстанская эстрада нулевых

- Сейчас я пишу песни не только для себя, но и для других наших исполнителей. Я испытываю удовольствие от написания каждой песни, мое сердце радуется, возможно, это и есть мое призвание, ведь писать песни мне нравится даже больше, чем выступать на сцене. Но я знаю точно, что  никогда не пришла бы к пониманию этого, не имей я за плечами сценического опыта. Сейчас наш шоу-бизнес переживает не самое лучшее время, в нашей стране как-то медленно все это развивается, и мы не можем быть по-настоящему услышанными или увиденными из-за нехватки патриотизма к собственным музыкальным каналам. Зрителей можно понять: такое количество российских и зарубежных каналов перекрывает наши, они просто не в состоянии конкурировать с зарубежными. Но и нам, артистам, тяжело в такой ситуации платить местным каналам запрашиваемые ими баснословные суммы за прокат, учитывая их нерентабельность… Однако есть интернет, слава богу, а значит, не все так плохо, и кто знает, где завтра окажется спетая или написанная вами песня... Так что нет худа без добра!

Нурлан мен Мурат

Казахстанская эстрада нулевых

Этот коллектив в начале нулевых называли, пожалуй, самым оригинальным дуэтом на отечественной сцене. Что говорить, если Нурлан и Мурат первые, кто решился прочитать рэп на казахском языке, да еще и смешать с арией «Гак-ку» из оперы «Кыз Жибек». Даже на MTV в программе «12 злобных зрителей» клип восприняли довольно доброжелательно. Впрочем, как оказалось, называть их казахскими рэперами было преждевременно.

После «Махаббат» последовала знаменитая «Лейла», и дуэт окончательно перешел в поп-формат. Еще их отличительной чертой были клипы: один из них на песню «Жулдызым» поразил всех щемящей душу историей, а в другом они даже обыграли свое участие в проекте «Кто возьмет миллион?». Со временем оригинальность группы исчезала, они влились в общую массу своих коллег по цеху. Сейчас они в основном занимаются продюсерской деятельностью, а хитов на-гора не выдавали уже давно.

Шармани

Шармани (в миру – Арман Нугманов) ярко сверкнул на отечественном небосклоне в 1999 году. Образ юного романтика пришелся ко двору, и его клип «Я рисую твой портрет», а также дуэт с Сашей Шевченко в композиции «Ты все, что я хотел» моментально вознесли его на вершины хит-парадов. Под занавес года сильно прозвучала и «Новогодняя ночь». А затем Шармани исчез так же неожиданно, как и появился. В связи с его неожиданным исчезновением ходили самые разные слухи, к примеру, что певец эмигрировал – ни много ни мало – в Киргизию. На самом деле артист в последние годы налаживал связи с мировым шоу-бизнесом. И в прошлом году певец совершил камбэк, спев с американским рэпером FloRida. Тем не менее и этот факт обсуждался куда скромнее, чем это могло быть.

«АР-Клуб» (Адиль Жамбакиев, Руслан Тохтахунов)

История «АР-Клуба» началась в начале 90-х, когда ныне известный композитор, а тогда простой музыкант Адиль Жамбакиев искал себя в новых реалиях. Дебютом «АР-Клуба» можно считать выступление в одном из алматинских клубов на разогреве у уже тогда знаменитой «А-Студио».

Взяв на вооружение восточный стиль, основанный на уйгурском мелосе, группа явно не прогадала – их песни разлетались как горячие пирожки. Особенно выстрелили «Наргиз» и «Ходжа Насреддин». А Руслан Тохтахунов вполне себе тянул на роль фронтмена. Но со временем интерес Адиля к группе несколько спал, так как большие перспективы и надежды подавала вновь воссозданная группа «Яшлык», и в 1997 году «АР-Клуб» прекратил свое существование. Однако Руслан Тохтахунов не пропал и в одиночку. В его исполнении хитами стали песни «Далеко», где в клипе засветилась еще неизвестная тогда Дильназ Ахмадиева, а также саундтрек к сериалу «Саранча» – «Ля монетта». В середине нулевых Руслан ушел со сцены, как и многие его ровесники, в бизнес. Тем не менее сегодня он продолжает выступать на ретроконцертах, где его песни пользуются большим спросом.

Александр Кириченко

Казахстанская эстрада нулевых

А вот уроженец белорусского города Бреста Александр Кириченко в 90-е годы был одним из самых обсуждаемых персонажей. Еще бы! Пионер казахстанского рока в одночасье переквалифицировался из известного хард-рок-вокалиста в не менее популярного эстрадного певца!

В 1987 году, работая художником в республиканском радиотелецентре, он влился в состав рок-группы «Единственный выход», которая за один сезон стала настоящим открытием рок-тусовки Алматы.

– Рок-музыкой я заболел еще в глубокой юности, и очередная попытка вновь подняться на рок-сцену была для меня большим подарком, – вспоминает Кириченко. – Ранее несколько лет я пел в вокально-инструментальном ансамбле «Гамма», выступая на торжественных и праздничных мероприятиях, свадьбах и юбилеях. И когда получил предложение от «Единственного выхода», то не задумываясь сменил амплуа. В тот период мы считались одним из самых тяжелых коллективов Алматинского рок-клуба.

Чуть позже Александр настоял на том, чтобы отправить первый альбом «Единственного выхода» на Всесоюзный конкурс магнитоальбомов в жанре рок-музыки. Остальные участники  группы были уверены, что конкурировать с «Алисой», «Кино» и ДДТ это авантюра. А зря! Спустя три года, когда наконец были подведены итоги, группу отметили специальным поощрительным дипломом. Но к тому времени Кириченко уже работал в собственной группе «Форпост».

Первый альбом представлял собой сборник песен, не связанных общей тематикой и музыкальным стилем. Да и тяжелым роком там уже почти не пахло. В середине 1989 года, когда рок-движение в стране набрало наибольшие обороты, стало ясно, что материал неактуален. Под давлением всеобщей хард-рок-эйфории, а может быть, осмелевшего и почувствовавшего решающий момент Кириченко «Форпост» образца 1988 года пал!  Новые песни новые единомышленники. Полностью изменился саунд – мощный, а временами очень лирический вокал, почти идеальная динамика ударных и баса и жесткое звучание ведущей гитары, чередующееся со стремительными органными пассажами. Это золотой век «Форпоста», хотя и недолгий. Уже через год, втайне от большинства коллег, Александр преодолел отборочные туры и прошел в финал, став лауреатом всесоюзного конкурса молодых эстрадных исполнителей «Юрмала-91».

Казахстанская эстрада нулевых

– В 91-м участников отбирали не республиканские худсоветы, как в предыдущие годы, а непосредственно Москва. Любой желающий мог отослать свои фонограммы напрямую, – вспоминает Александр. – У меня не было эстрадного репертуара, и я выбрал песни «полегче» из репертуара «Форпоста». После московского полуфинала воюющая с союзными властями Прибалтика отказалась принимать у себя финалистов конкурса. Финал перенесли в Крым и переименовали в «Москва Ялта Транзит». Гран-при взял Мурат Насыров, а лауреатами вместе со мной стали Алена Иванцова, Марина Хлебникова, Света Назаренко (ныне известная, как Ая, фронтвумен «Города 312»). Телевизионная версия трижды прошла в эфире! Пришла всесоюзная известность! В рок-клубе меня загнобили – навесили клеймо мажора и предателя идеалов рока. Я же как поп-артист стал востребованным.

Самыми известными хитами Кириченко в поп-жанре стали «Ступени», «Катится-катится» и «Где тебя найти». Кроме того, во второй половине 90-х Александр был популярным и востребованным радио- и телеведущим.

– Я до сих пор многостаночник, но уже на руководящей должности. И хотя до пенсии еще далеко, эстраду считаю уделом молодых.

«101»

Казахстанская эстрада нулевых

Никогда прежде отечественный бой-бэнд не был таким западным. «101» были первой поп-группой, скроеннной по всем образцам американских и европейских мальчиковых групп. И судя по всему, проект более чем удался. По сей день группа держит марку и является одной из самых востребованных в Казахстане.

Да и ее создатель Эрик Тастембеков считает «101» своей самой главной удачей. А началось все в 2001 году, когда Тастембеков занимался группой «Тенгри». Но, видимо, поняв, что группа «101» более перспективна, он стал больше внимания уделять именно новообразованному бой-бэнду. И, нужно сказать, не прогадал – «101» еще не раз дадут ему повод для гордости.

Первый их клип «Слезы» был довольно скромным и «эффектности» достигал за счет коллажа с выпусками мировых новостей о событиях 11 сентября. Правда, с каждым разом качество клипов становилось все лучше и лучше, и именно эта группа первой стала предъявлять высокое требование к качеству клипов.

– Сегодня уже мало кто помнит, что изначально в группе «101» было 6 человек. Четверо пели, двое в основном танцевали, – вспоминает Эрик Тастембеков. – Но со временем мы поняли, что нужно отходить от состава, который больше напоминает самодеятельный коллектив. Расстались мы с теми ребятами по-доброму, без скандалов. И в 2003 году группа осталась в составе, который работает по сей день. И видимо, это было очень правильным решением. Мы успешно выступили в Юрмале, ребята попали даже в финал «Песни года» в Москве, а Ваня Бреусов на следующий год участвовал в четвертой «Фабрике звезд».

Таких больших успехов до «101» не достигал, пожалуй, никто. Да и с хитами у них никогда не было проблем: «Сказка под названием любовь», California Dreaming, «Я плюс ты», «Сердце под прицелом», «Ты меня не любишь» и мн. др. Стоит сказать, что немногие из тех, кто стартанул в конце 90-х   начале нулевых, остались востребованными и в наше время.

Ситора

Имя Ситоры Назаровой прозвучало еще в начале 90-х на достопамятном фестивале «Азия Дауысы», где она выступала вместе со своим братом Парвизом, тогда тоже начинающим певцом. Первое время их объявляли просто как Парвиз и Ситора Назаровы, поэтому их вначале воспринимали как супругов. Доходило до курьезов: юные фанатки Парвиза видели в Ситоре соперницу. Только через некоторое время стало ясно, что Парвиз и Ситора – брат и сестра. По сути, Ситора долгое время оставалсь в тени своего более удачливого брата. Сольные песни ей не приносили успеха. Так продолжалось до 2000 года, когда Ситора исполнила свою знаменитую «Поговори со мной».

Нежный медляк покорил всех, особенно мужскую аудиторию. Восточный колорит, целомудренный эротизм оказался весьма пикантным коктейлем на казахстанской эстраде. Публика ждала новых хитов, но так и не дождалась. Через некоторое время Ситора посвятила себя семье, хотя продолжала выступать на сцене и сольно, и в компании брата. Но успеха «Поговори со мной» ни одна ее новая песня не достигла.

«Аll Dавай»

Казахстанская эстрада нулевых

Проект Марлена Карабаса (Нурмагамбетова) можно считать одним из самых удачных бой-бэндов в истории нашего шоу-бизнеса. Образ парней из соседнего двора, на удивление, в 90-е оказался не ко двору – все максимально пытались приобщиться к мировым понятиям о стиле. Лишь в 2000 году проект «Аll Dавай» заполнил эту нишу, выпустив свой первый клип «Дождись», который два года спустя презентовали под казахской версией «Кут менi». Но как это часто бывает на нашей эстраде, вдохновение в создании новых коллективов наши продюсеры искали на российской эстраде. Вот и «Аll Dавай» в начале нулевых с «Дискотекой Аварией» не сравнивал только ленивый. Впрочем, не без оснований, ибо хулиганский стиль порой копировался до мелочей. Вспомнить, к примеру, клип «Раз на раз», который чуть ли не под копирку содран с «Заколебал ты» и по тематике песни, и по стилистике клипа.

Уже в середине нулевых интерес к ним стал угасать, хотя парни попытались сменить имидж на более романтичный. Почти на пять лет, с 2007 по 2012 год, группа де-факто прекратила существование. Лишь только в прошлом году команда совершила камбэк, записав дуэт с певицей Микой и изъявив желание пробиться на российский музыкальный олимп. Солист группы Шухрат Умаров рассказал тогда:

– Я считаю, что в России сейчас есть спрос на новые имена. И у нас вполне есть все шансы засветиться и на российской эстраде. При этом сегодня уже совершенно необязательно туда переезжать. Пример украинских исполнителей это доказывает.

Известный музыкальный критик и генеральный директор «Радио NS» Ноэль Шаяхметов считает, что за последние десятилетия казахстанская эстрада эволюционировала от «ярмарки талантов» до «ярмарки тщеславия»:

– Я могу сказать, что на высоком уровне наша эстрада находилась скорее в 70-е, 80-е годы. Если раньше артисты хорошо зарабатывали, потому что много работали, гастролируя в провинции, отдаленных аулах под живой аккомпанемент, то сейчас часто много зарабатывают просто за счет понтов. Наши старые артисты много работали, и за это получали звания. А сегодня заслуженными артистами или заслуженными деятелями могут стать чуть ли не дети. И тоже непонятно, за какие заслуги.

Вообще, казахстанская эстрада в нынешнем ее виде – это классическая художественная самодеятельность. Но если раньше из самодеятельности выходили хорошие артисты, то сейчас им и так хорошо, и нет никаких стимулов профессионально расти. Достаточно записать песню, снять клип, дать во Дворце Республики отчетный концерт и можно ехать «чесать по провинции».

Вместе с тем есть яркие примеры коллективов, начинавших с самодеятельности, которые могут дать фору и профессионалам. К примеру, JCS, пусть сегодня они пишут песни редко. В 90-е хорошим коллективом был АБК, который для многих являлся образцом профессионализма. И Ерлан, и Медеу, и Кыдырали объединились в группу, уже будучи большими профессионалами, и потом поодиночке никто из них не пропал и добился в своей сфере больших успехов.

Конечно, есть и профессионалы, которые сегодня на вес золота: Ренат Гайсин, Еркеш Шакеев, Куат Шильдебаев, Виктор Хоменков, Батырхан Шукенов.

И вообще, в Казахстане большое количество хороших джазовых музыкантов, но, увы, они часто остаются неизвестными широкой публике, так как путь на телевидение и радио им заказан в силу «неформатности». В то же самое время меня часто просят прокрутить на радио песни с объяснением: «Я написал уже 100 песен». Я уже представляю, какого качества эти так называемые песни. Увы, таковых все больше и больше.

Конечно, мастодонты еще остаются, но общая картина очень удручающая. К сожалению, нашу эстраду мы потеряли и приобрели вместо нее художественную самодеятельность.

Продолжение следует. Оставайтесь с нами.

Поделись
Константин Козлов
Константин Козлов
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000