Судьба человека Святослав Антонов 8 февраля, 2018 08:00

Судьба человека: Спасая лыжный спорт

Судьба человека: Спасая лыжный спорт
Фото: Святослав Антонов
Каким был легендарный Шымбулак в далеком 1965 году? Как прокладывались первые горнолыжные трассы, и кто учил президента Назарбаева кататься на горных лыжах? Об этом в рубрике «Судьба человека» нам рассказала Майя Иосифовна Елисеева. Большую часть жизни она посвятила горным лыжам, выступая судьей на различных соревнованиях — от любительских состязаний до международных турниров.

Майя Елисеева
Майя Елисеева

Майя Иосифовна — член президиума Ассоциации лыжных видов спорта РК, национальный судья высшей категории по горнолыжному спорту. В молодости она приехала в Казахстан из далекого Луганска и с первого взгляда влюбилась в наши горы. Всю свою жизнь она посвятила популяризации и развитию горнолыжного спорта в нашей стране. Сегодня Майя Иосифовна рассказала нам о своем нелегком военном детстве, любви к спорту, этапах развития комплекса Шымбулак и многом другом.

— Я родилась в 1937 году в Украине, в Луганской области. Мама была медиком. Отец — государственный служащий, работал в партийных органах. У нас интернациональная семья, что в те времена было не редкостью. Моя мама украинка, а папа латыш. Ну а я в итоге стала казашкой, так как живу здесь уже с 1965 года. Вся моя сознательная жизнь проходила в Казахстане.

Родителей я потеряла очень рано, и виной тому стала война. Отец погиб, а мама умерла в 1952 году от последствий ранения в голову, полученного в партизанском отряде. Мой старший брат также принимал участие в партизанском движении и был связным отряда. Война стала самым ярким и страшным воспоминанием детства. Мне было всего шесть лет, когда немцы заняли Луганск. Мы должны были эвакуироваться, но не успели. Самолеты разбомбили железную дорогу и повредили состав.

Нам с братом пришлось пешком добираться до родного города. Помню, как нам помогали простые люди, что в этой ситуации было небезопасно. За такую помощь можно было серьезно пострадать. Немцы устраивали специальные дни, когда проводили облавы и искали отставших советских солдат, партизан и евреев. Под такую облаву могли попасть и беженцы вроде нас. Не знаю, как, но нам все-таки удалось добраться до дома. Брат был на десять лет старше меня и большую часть пути нес меня на руках. Вернувшись в город, мы стали жить с бабушкой.


Во время соревнований на Шымбулаке
Во время соревнований на Шымбулаке

— Все воспоминания о войне состоят из таких страшных эпизодов. Я помню, как нас маленьких выводили зимой на снег, один из соседей оказался предателем. Он донес немецкой полиции, что мы являемся детьми партизан. Страшно вспоминать, в лютый мороз босиком мы стояли на снегу, самый младший братишка умер. Я даже не помню, как мне в итоге удалось выжить. Луганск несколько раз переходил из рук в руки, линия фронта проходила практически по территории города.

Во время оккупации мы помогали прятаться еврейской семье, матери и сыну. Они скрывались рядом с нашим домом в сарае. Я маленькая носила им еду и спускала ее в гильзе от снаряда, привязанной к длинной веревке. Буквально в нескольких шагах оттуда в беседке сидели эсэсовцы. Это продолжалось три месяца. Каждый день я брала в руки куклу, ею и какими-то тряпками прикрывая свою ношу. Девочка с куклой не вызывала особых подозрений. Меня даже несколько раз подзывали к себе немецкие солдаты и угощали шоколадом. Помню, они просили показать куклу, но я не могла дать ее, так как под ней скрывалась еда для прятавшихся. Если бы кто-то пригляделся к этим регулярным походам, меня, брата и бабушку ждали бы арест и расправа. Недалеко от нашего дома стояли виселицы, на которых вешали евреев и тех, кто им помогал. К счастью для нас, всё закончилось благополучно, мы продержались до освобождения города Красной армией. Той еврейской семье удалось спастись, но все их родственники были либо уничтожены, либо отправлены в Германию.

После войны я окончила школу и поступила в Московский химико-технологический институт имени Менделеева. Химию я полюбила еще в старших классах — помню, однажды во время опытов я даже взорвала школьный кабинет. Именно тогда и решила связать свой путь с этой наукой.

— Во время учебы я вышла замуж. Мой муж был родом из Казахстана. Он учился в Луганске на летчика-истребителя. Сразу после учебы мы уехали на север, муж получил туда назначение. Однако его всегда тянуло в родной Казахстан. Мы приезжали сюда в отпуск. Когда я в первый раз увидела горы, сразу поняла, что хочу жить именно здесь.

В молодости я занималась различными видами спорта. В основном, это были, как сейчас модно говорить, экстремальные виды. Увлекалась подводным плаваньем, парашютным спортом. Еще в школе совершила 18 прыжков. Во время учебы в институте активно занялась спортивной гимнастикой. Самыми любимыми снарядами были перекладина и брусья. У меня это неплохо получалось.

— В 1965 году мы переехали в Казахстан, и я пошла работать в Институт химических наук при Академии наук КазССР. До сих пор с благодарностью вспоминаю атмосферу и удивительный коллектив этого учреждения. Директор института Абикен Бектурович Бектуров, узнав, что я сирота и росла практически без родителей, принял и относился ко мне, как к родной дочери.


 Александра Артёменко (слева) и Майя Елисеева (справа)
Александра Артёменко (слева) и Майя Елисеева (справа)

— В первый же год в Алматы я оказалась на Шымбулаке. До этого у меня был опыт катания только на беговых лыжах. Студентами мы даже ездили на Эльбрус, где катались на обычных лыжах. На Шымбулаке мне посчастливилось встретиться с известной спортсменкой, лыжницей Александрой Ивановной Артёменко. Она подъехала ко мне и сразу спросила: «Чикать можешь?» Немного оторопев, я на всякий случай сказала: «Могу». Оказалось, что нужно было просто фиксировать финиш спортсменов на секундомер. Я справилась, а Артёменко в шутку сказала: «Теперь будешь чикать до конца жизни». Я даже представить тогда не могла, что в итоге так и получится. В этом году исполнится 53 года, как я стала спортивной судьей.


Памятная табличка в честь легендарной лыжницы и тренера Александры Артёменко
Памятная табличка в честь легендарной лыжницы и тренера Александры Артёменко

— Александра Ивановна Артёменко была замечательной спортсменкой и тренером. Она стала первым тренером по горным лыжам нашего президента Нурсултана Назарбаева. Мы познакомились с ней, когда мне было 28 лет, и я толком не умела кататься. Она уже была очень известной спортсменкой, чемпионкой СССР, участницей олимпийских игр 1956 года.


Александра Артёменко (слева)
Александра Артёменко (слева)

— Заметив, что я человек спортивный, она помогла мне освоить технику катания на горных лыжах. Серьезно заниматься спортом в этом возрасте я, конечно, уже не могла, но, изучив все правила и тонкости, стала спортивной судьей.

— Первоначально соревнования по горным лыжам состояли из трех дисциплин: скоростного спуска, гигантского слалома и слалома. Впоследствии появился параллельный слалом. Совсем недавно введена комбинированная дисциплина, в ней суммируются результаты гигантского слалома и одной попытки слалома.


Шымбулак в 70-е годы. Из фонда ЦГА КФДЗ
Шымбулак в 70-е годы. Из фонда ЦГА КФДЗ

— С 1974 года я была председателем коллегии судей и генеральным секретарем Федерации горнолыжного спорта Казахстана. В 1982 году председателем федерации был Торегельды Шарманович Шарманов, министр здравоохранения КазССР. Мы тесно работали вместе, в то время как раз регулярно принимали группы космонавтов. Они приезжали сюда по плану общефизической подготовки. Тренировки в условиях высокогорья входили в обязательную программу подготовки космонавтов. Им очень нравились наши горы, и они с большим удовольствием приезжали в Казахстан. Мы регулярно занимались с ними, обучая основным горнолыжным навыкам. Буквально все советские космонавты благодаря нам хорошо катались на горных лыжах.


Майя Иосифовна на фоне логотипа института железнодорожного транспорта
Майя Иосифовна на фоне логотипа института железнодорожного транспорта

— Живя в Алматы, я получила второе образование, окончив институт народного хозяйства по специальности «экономика и менеджмент на железнодорожном транспорте». В 1974 году сменила работу, перейдя в Алматинский институт инженеров транспорта. Там проработала почти 20 лет, вплоть до выхода на пенсию в 1992 году.


Соревнования на Шымбулаке. Из фонда ЦГА КФДЗ
Соревнования на Шымбулаке. Из фонда ЦГА КФДЗ

— Сегодня Шымбулак оборудован по самым современным мировым стандартам. В шестидесятые годы здесь были так называемые крючковые подъемники. Свисали тросы, на которых были закреплены крючки. Человек держался за трос руками и дополнительно закреплял себя крючком за пояс. Таким образом поднимались на вершину трассы. Самая верхняя точка называлась Кировским домиком, там подъемник заканчивался. До Шымбулака порой приходилось добираться пешком, но в основном ходили машины ГАЗ-56 с тентованым кузовом. Горнолыжные трассы приходилось вытаптывать собственными ногами. По нашей просьбе привозили несколько рот солдат. Они становились в шеренгу и поднимались вверх, мы, как правило, шли вместе с ними и со всем своим оборудованием. Таким образом, под ногами большого количества людей снег утрамбовывался, после этого мы спускались вниз на лыжах и боковым скольжением прокладывали трассу. Приходилось тащить с собой канистры с водой и лейку, чтобы залить участки нагружения на виражах.


Новая гостиница на Шымбулаке. Из фонда ЦГА КФДЗ
Новая гостиница на Шымбулаке. Из фонда ЦГА КФДЗ

— На самом Шымбулаке гостиниц не было. Судьи и спортсмены жили в деревянных двух- или трехкомнатных домиках, рассчитанных приблизительно на 10 человек. Домики были уютные и хорошо отапливались. Внутри было немного пространства, стояли многоярусные нары для сна, деревянные столы и стулья. В целом была очень скромная, но приятная атмосфера. В 1985 году была построена современная и комфортабельная для того времени гостиница.

На территории имелась столовая, где участников соревнований регулярно и вкусно кормили. Столовая была небольшой, и есть приходилось в несколько смен.


Судьи и тренеры по горнолыжному спорту
Судьи и тренеры по горнолыжному спорту

— Я была во многих местах СССР, где проходили соревнования по горным лыжам, и могу с уверенностью сказать, что наш Шымбулак уникален. Здесь удивительный снег, он имеет особую структуру и прекрасно подходит для горных лыж. Кроме того, наши трассы считались одними из самых быстрых и сложных, скорость на отдельных виражах достигала 160–170 километров в час. Сегодня склон значительно изменили и сделали трассу более подходящей для массового катания, что негативно сказалось на ее спортивных характеристиках.


Горнолыжницы. 60-е годы. Из фонда ЦГА КФДЗ
Горнолыжницы. 60-е годы. Из фонда ЦГА КФДЗ

— Когда я начинала кататься, у всех были лыжи советского производства, выпускавшиеся под маркой «Карпаты». Это довольно тяжелые деревянные лыжи со специальным металлическим кантом по краям. Впоследствии появились польские лыжи «Полспорт», они, конечно, были более удобными и легкими. Крепления были обычными, за носок, но нога дополнительно фиксировалась за счет специальных ремней.


На соревнованиях
На соревнованиях

— В советское время соревнования проводились довольно часто. За сезон порой проходило 8–10 различных спортивных мероприятий. Регулярно стартовали различные этапы кубка СССР, отдельные чемпионаты СССР среди мужчин и женщин. На каждом соревновании было по 120–150 участников. В Алматы приезжали представители практически всех республик Советского Союза. У нас в Казахстане были свои очень сильные спортсмены — достаточно сказать, что 6 из 10 членов сборной по скоростному спуску были именно казахстанцами. В Казахстане было 16 спортивных обществ, и каждое общество представляли свои спортсмены.


Зимняя Спартакиада народов СССР по горнолыжному спорту в Алматы
Зимняя Спартакиада народов СССР по горнолыжному спорту в Алматы

— В 1986 году у нас проходила Зимняя Спартакиада народов СССР. Впервые на спартакиаду я попала в 1974 году в городе Бакуриани (Грузия). Я приехала туда в качестве судьи республиканской категории. Но случилось ЧП: главный секретарь соревнований заболел, и его срочно эвакуировали на вертолете. Собравшийся консилиум судей назначил меня главным секретарем соревнований. И тут же мне была присвоена всесоюзная судейская категория. В мои обязанности как секретаря входило ведение протоколов всех стартов, фиксирование и расчет результатов спортсменов. Сейчас это делается легко в специальной компьютерной программе, а тогда я всё считала на арифмометре. Результаты имели значение до тысячных долей, и расчеты были необычайно сложными.


На соревнованиях в Кыргызстане
На соревнованиях в Кыргызстане

— В качестве судьи я много ездила по стране. Помимо Бакуриани, была в Кировске (Кольский полуостров), Белорецке, Мончегорске, Ташташголе, Междуреческе (Кемерово), Славском (Закарпатье). Таким образом, благодаря увлечению горными лыжами и полученной профессии судьи, мне удалось посмотреть самые красивые места СССР. Меня очень ценили за ответственное отношение и четкость в работе. Многие судьи в то время были людьми случайными и в основном приезжали, чтобы отдохнуть и покататься. Мы между собой называли их «горнопляжниками».

— Помню, на международных соревнованиях «Приз Эльбруса» случился казус: невнимательные судьи перепутали транскрипцию и неправильно внесли фамилии. Выступали спортсмены с похожими по слуху фамилиями Цекал и Чекал. Один из них был из Югославии, второй — из Чехословакии. Как назло, оба претендовали на первое место. В итоге мы неправильно объявили победителя, точнее, назвали на русском языке не в той транскрипции. Был небольшой скандал, а тренер победителя бросался на меня чуть не с кулаками. Пришлось долго извиняться и переделывать все документы.

Помимо судейства, у меня, естественно, была основная работа. Приходилось использовать отпуск. Половину отпуска я посвящала судейству спортивных соревнований, а половину всегда оставляла на лето, чтобы съездить на Иссык–Куль. В особо наряженные годы весь отпуск приходилось использовать зимой и проводить его в горах, наблюдая за соревнованиями.

— Помимо судейства, была еще нагрузка по линии Федерации горнолыжного спорта. Я до сих пор занимаюсь многими проблемами федерации. В данный момент решаю проблему тренировок наших судей. Хотелось бы, чтобы им давали возможность постоянно тренироваться и поддерживать форму.

— В начале 90-х годов наш горнолыжный спорт испытывал большие проблемы с финансированием. Стоял вопрос о сохранении команды и ее международного статуса. Для его поддержания необходимо было принимать участие в соревнованиях и набирать очки. Из-за отсутствия средств мы не могли отправить нашу команду за границу. На склонах Шымбулака я случайно встретила Нурсултана Назарбаева. Он как раз брал уроки у Артёменко и осваивал технику катания. Представившись, я сразу сказала ему, что сборную нужно спасать, и попросила выделить хоть какие-то деньги. Несмотря на тяжелое время, он проявил участие и проникся нашими проблемами. Нам выделили средства для поддержания команды и поездки на международные соревнования. Теперь я всегда говорю, что благодаря помощи Назарбаева удалось спасти наш горнолыжный спорт. 


Майя Иосифовна в составе международной судейской бригады на Азиатских играх
Майя Иосифовна в составе международной судейской бригады на Азиатских играх

— Большое значение в развитии горнолыжного спорта в нашей стране сыграло проведение Азиатских игр 2011-го и Универсиады в 2017 году. Во время Универсиады я работала в судейском комитете по лыжному двоеборью. Успешное проведение таких престижных соревнований позволило показать готовность нашей трассы и судей к турнирам любого уровня — в том числе, и этапам Кубка мира по горнолыжному спорту.

Майя Елисеева и президент Ассоциации лыжных видов спорта Зейнулла Какимжанов (второй слева)
Майя Елисеева и президент Ассоциации лыжных видов спорта Зейнулла Какимжанов (второй слева)

— Помимо судейства, я являюсь членом Ассоциации лыжных видов спорта. Ассоциация объединяет все лыжные виды, кроме биатлона. К созданию этой организации я имела непосредственное отношение. Я помню, как нам удалось привлечь к нашей деятельности Зейнуллу Какимжанова. Впоследствии мы выбрали его президентом ассоциации. Зейнулла Халидоллович — очень деятельный человек, он с удовольствием поддержал нас и многое сделал для развития казахстанского лыжного спорта.

Зимние виды спорта у нас, конечно, развиваются, но хотелось бы большей массовости. Увы, препятствием здесь часто являются финансы. Занятие спортом — дорогое удовольствие. Тем не менее, мы регулярно проводим местные соревнования. Буквально месяц назад закончилась IV Зимняя Спартакиада Казахстана. Я принимала участие в судействе этих турниров.

— Штат судей в горных лыжах довольно большой. В прошлые годы по нормативу на трассу выходили не менее 60 судей. Сейчас правила изменились, их количество увеличено до 70–80 человек. На старте и на финише должно быть по 6 человек. Остальные равномерно расставляются по всей трассе у вешек (флажков). У каждой судьи имеются карточки. Если спортсмен при прохождении вешки допускает ошибку, судья поднимает карточку и снимает определенное количество очков.

— Судьи на старте и финише делятся на бригады. Каждая бригада состоит из двух человек и по секундомеру фиксирует результаты одного спортсмена. Сейчас появилась электроника, и этот процесс стал значительно проще. Сегодня бригады судей имеют рации и могут легко связываться друг с другом, а раньше нам приходилось перекрикиваться с помощью мегафона.


Майя Иосифовна Елисеева отмечает юбилей на Шымбулаке в компании коллег и друзей
Майя Иосифовна Елисеева отмечает юбилей на Шымбулаке в компании коллег и друзей

— За долгие годы судейства мне приходилось работать на самых разных позициях. Не раз я была и главной судьей соревнований. В таких случаях приходилось ездить по всей трассе и контролировать и координировать работу всех судейских бригад. При такой работе за период соревнований я наезжала гораздо больше, чем сами спортсмены. У профессиональной судьи должны быть прекрасная спортивная подготовка и отличное владение техникой катания на лыжах.

— За судейскую работу мы, конечно, получали какие-то небольшие деньги, но это было далеко не самое главное. В основном нас притягивали общение и возможность приносить пользу в развитии спорта. Деятельность судьи — это скорее подвижничество, оно не приносит дохода. Поэтому даже сейчас среди судей очень мало бывших профессиональных спортсменов.

Мы работали для государства. Все судьи, которые работали со мной, были энтузиастами, буквально одержимыми спортом. Они хотели быть причастными к развитию горнолыжного спорта в Казахстане.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY