Судьба человека Святослав Антонов 1 августа, 2016 10:00

Судьба человека: От струн к вокалу

Судьба человека: От струн к вокалу
Фото: Олег Спивак
Гульнара Нургалиева посвятила себя музыке. Закончив консерваторию арфисткой и работая в оркестре, в 34 года она неожиданно стала оперной певицей и лауреатом трех международных конкурсов.

Гульнара Нургалиева
Гульнара Нургалиева

Музыкальный талант в семье Нургалиевых передавался генетически. Дед Гульнары Асылбековны обладал звонким голосом и был запевалой на всех семейных торжествах. Бабушка от природы имела хороший слух и всегда пела для гостей. Мама героини также обладала неплохим голосом и в 16 лет решила поступить в музыкальное училище.

— Наша семья жила в небольшом поселке в районе Талгара. Мама приехала в Алма-Ату, чтобы поступить в музыкальное училище имени Чайковского. Перед поступлением ее приняли в оперную студию при ГАТОБ. У нее был низкий голос — меццо-сопрано, — который ценится в оперных постановках. Перспективы открывались большие, но в 18 лет она встретила свою любовь и бросила учебу, чтобы заниматься семьей.


Гульнара Нургалиева в молодости
Гульнара Нургалиева в молодости

Не сумев осуществить свою мечту, женщина решила воплотить ее в своих детях. Гульнару и ее старшую сестру отдали в Республиканскую специализированную музыкальную школу имени А. Жубанова.

— Я поступила на класс фортепиано. Училась хорошо, но в младших классах у меня выявилось заболевание почек. Приходилось по два–три месяца лежать в больнице и пропускать занятия. В 4-м классе, после очередного периода стационарного лечения, я пришла в школу и поняла, что сильно отстала от своих одноклассников.

Гульнара решила перейти в другой класс, но еще не знала, на каком инструменте будет играть. В школе была комната, куда все дети заглядывали с восхищением. Однажды юная пианистка приоткрыла дверь этого класса и увидела там четыре изящных музыкальных инструмента. Это был кабинет для занятий арфистов.

— Для нас арфа была недосягаемой мечтой. Во всей школе игре на арфе обучались только четыре старшеклассницы. Я на мгновение представила, как сижу в пышном белом платье, будто сказочная принцесса, и провожу пальцами по струнам этого красивого инструмента. Через несколько дней к нам в класс зашел учитель и спросил, есть ли желающие учиться играть на арфе. Я тут же потянула руку вверх. С тех пор в течение долгого времени я осваивала этот удивительный инструмент. Сейчас у нас в Казахстане есть только три профессиональные арфистки, и я одна из них.

По словам нашей героини, арфа придает оркестру особый, ни с чем не сравнимый колорит. Арфовый звук часто используют для воспроизведения звуков моря и других природных явлений. Сказочный звук арфы часто можно встретить в произведениях композиторов-импрессионистов — Дебюсси, Равеля и других. Партии арфы имеются в большинстве известных симфонических концертов.

— Первое время мне было трудновато переучиваться играть на арфе. Во-первых, ноты находятся в другой плоскости. Во-вторых, на фортепиано есть белые и черные клавиши для изменения тональности звука. Тут же для этой цели нужно было нажимать на педали. Фактически, играя на арфе, ты работаешь руками и ногами. Несмотря на все трудности, я закончила школу с красным дипломом по музыкальным предметам. Помню, что на дипломе красовалось изображение Ленина.

В старших классах Гульнара Асылбековна, как и многие представители ее поколения, увлекалась эстрадным пением. Тогда по всей стране гремели хиты Аллы Пугачевой, Демиса Руссоса, The Beatles и других отечественных и зарубежных исполнителей.

— Я участвовала в различных творческих конкурсах, была вокалисткой вокально-инструментального ансамбля, исполняла популярные шлягеры и народные песни на концертах самодеятельности.

После окончания школы Гульнара Нургалиева поступила в консерваторию на специальность «арфа». Параллельно она принимала участие в работе Союза творческой молодежи при ЦК Комсомола республики как эстрадная певица. Вместе с другими талантливыми ребятами объездила с концертами весь Союз.

— Я исполняла песни популярных казахстанских певцов и ансамблей на русском и казахском языках. Нас отправляли с концертами на стратегические объекты вроде БАМа. Мы выступали в самых глухих поселках Сибири. Хорошо помню, как ездили в Североморск. Там в составе Северного флота находился крейсер «Киров», на борту которого служило около трех тысяч моряков из Казахстана. Наша делегация привезла им яблок и помидоров с родины. Мы жили и давали концерты прямо на борту. Меня и еще двух девушек поселили в капитанской каюте и поставили охрану. Нам объяснили, что это необходимо для того, чтобы избежать неприятных инцидентов, ведь молодые моряки уже много месяцев не видели женщин.

Гульнара давала концерты перед целинниками и хлеборобами недалеко от современной Астаны, в Целиноградской области. Артистам приходилось вставать в четыре утра, ведь в шесть начиналась уборка урожая. Они выступали на грузовиках, вдохновляя комбайнеров на трудовые подвиги.


Благодарственное письмо от ликвидаторов аварии на ЧАЭС
Благодарственное письмо от ликвидаторов аварии на ЧАЭС

В мае 1986 года Гульнаре Нургалиевой вместе с другими участниками союза творческой молодежи пришлось отправиться в район печально знаменитой Чернобыльской АЭС. Они давали концерты для казахстанских солдат, участвовавших в ликвидации последствий аварии на атомной станции.

— Нас, молодых студентов, вызвали в комсомол и предложили поехать поддержать соотечественников в Чернобыле. Мы были патриотами и сразу согласились. Чуть позже узнали, что от концертов для ликвидаторов отказались многие народные и заслуженные артисты республики. Первоначально говорили, что мы поедем в Чернобыль на три дня, но в итоге наш коллектив провел там две недели. Жили где-то недалеко от границы зоны отчуждения. Каждый день давали концерты для бойцов, а они дарили нам полевые цветы. Мы нюхали цветы, даже не осознавая, что они могут быть заражены радиацией. Вечерами артистов собирали за общим столом с командирами и офицерами части. Они много пили и предлагали нам, говоря, что спирт выводит из организма радиоактивный стронций. Один из офицеров признался, что многие ребята, для которых мы выступали, долго не проживут. Они работали на реакторе без защитных костюмов, голыми руками вынося ведра с радиоактивными обломками.

Учась на первом курсе консерватории, Гульнара Нургалиева уже начала выходить на сцену в составе симфонического оркестра Государственной филармонии имени Жамбыла. В то же время она играла на арфе в оркестре консерватории и оперной студии при ГАТОБ имени Абая.

— Концерты у меня были почти каждый день. Дирижеры, зная, что в составе оркестра есть арфистка, специально выбирали произведения, где есть партия арфы. Это были масштабные симфонии Малера, Бетховена, Рахманинова, Чайковского. Мне посчастливилось работать с такими замечательными дирижерами, как Тимур Мынбаев, Ренат Салаватов, Толепберген Абдрашев. Мы часто гастролировали по городам страны, районным центрам и даже небольшим аулам. Выезжали в Москву и Петербург, ездили на гастроли в Индию и Корею. В любое место нам приходилось перевозить свои инструменты, а арфа — далеко не маленький инструмент.

Несмотря на плотный гастрольный график и почти ежедневные концерты в филармонии и оперном театре, у Гульнары Асылбековны оставалось время на семью. Она вышла замуж на последнем курсе консерватории. Ее супруг работал скрипачом в симфоническом оркестре. В 1987 году у них родился первый ребенок.

— В профессии музыканта мне всегда нравился график. С 10:00 до 13:00 у нас были репетиции, а затем до вечера оставалось свободное время. Можно было посвящать его семье или творчеству. После окончания консерватории я больше не выступала как эстрадная певица. Пела дома, в кругу друзей и семьи.


Надия Шарипова
Надия Шарипова

Тем временем ярко проявился певческий талант старшей сестры Гульнары — Сауле. Она училась в музыкальной школе по классу флейты. Для сдачи экзаменов по музыкальной литературе ей нужно было выучить арии из оперы «Царская невеста». Особых певческих талантов от музыкантов не ждали, преподавателям важно было, чтобы те запомнили и могли повторить слова известных арий. Сауле поразила экзаменаторов своими вокальными данными. Ей посоветовали поступить в консерваторию на кафедру вокального искусства. Там Сауле обучалась у профессора Надии Шариповой.

— Надия Абдрахмановна позже говорила мне, что у нее не было учеников лучше моей сестры. Сауле обладала уникальным голосом. Еще не окончив консерваторию, она уже выступала на концерте перед Брежневым. К сожалению, Сауле рано ушла из жизни, заболев гепатитом B. Ее талант не успел раскрыться в полной мере. По признанию многих специалистов, она могла бы стать выдающейся солисткой оперы. После смерти сестры мне захотелось продолжить ее дело, чтобы донести до слушателей то, что не успела донести она.


Рахима Жубатурова
Рахима Жубатурова

Гульнара Асылбековна впервые вернулась к вокалу лишь в середине 90-х годов. В 94-м она вышла в декретный отпуск, чтобы ухаживать за второй дочерью. Однажды во время прогулки в районе оперного театра ей на глаза попалась афиша гастролей солистов Большого театра. Она решила посетить один из концертов и попала на оперу Верди «Аида». Главную партию в ней исполняла народная артистка Казахстана Рахима Жубатурова.

— На сцену вышла дородная женщина, которую зрители тяжело воспринимали в этой роли. Однако когда она запела, зал замер в изумлении. Все внимательно слушали ее чарующий голос. В какой-то момент я поняла, что могла бы петь так же. После концерта я подошла к своей однокурснице, работавшей в театре, и упросила ее познакомить меня с Жубатуровой. Мне хотелось взять у нее хотя бы пару уроков. После нескольких занятий оперная дива сказала мне, что я должна поступать в консерваторию на вокальное отделение. Я ответила: «Мне уже 34 года, у меня дети, и вообще скоро пора на пенсию». Жубатурова настаивала, сказав, что возраст вокалу не помеха, и оперные голоса раскрываются лишь к сорока годам. Так она определила мою дальнейшую судьбу.


Консерватория имени Кургангазы
Консерватория имени Кургангазы

После нескольких недель занятий с Рахимой Жубатуровой Гульнара поступила в консерваторию. Ее взяли сразу на третий курс. Она проходила обучение у Жубатуровой и опытного педагога Надии Шариповой, у которой раньше училась ее сестра.

— Всего после месяца учебы Надия Абдрахмановна посоветовала мне поехать на международный конкурс. Я тогда толком ничего не знала, но на конкурсах можно было участвовать до 35 лет, и нужно было поспешить. Я поехала в Киев на конкурс имени Николы Лысенко. В нем принимали участие профессиональные солисты оперных театров со всего СНГ. Преподаватель посоветовала мне не говорить, что я еще не окончила консерваторию. В итоге начинавшая певица, обучавшаяся вокалу всего месяц, выиграла III премию, поделив ее с заслуженной артисткой Украины. Часть солидного призового фонда я потратила на пианино, подарив инструмент своему педагогу. Следующим моим конкурсом стал международный конкурс Берндта Вайкля, проходивший в Алматы. Я стала обладательницей II премии. Сам австрийский певец, именем которого назван конкурс, приглашал меня работать в Германию, но я отказалась. Затем был конкурс вокалистов «Театр Алибека Днишева», где я вновь завоевала III премию. Так, начав профессионально заниматься вокалом в 34 года, я стала лауреатом трех международных конкурсов.


Гульнара Нургалиева в период работы в ГАТОБ имени Абая
Гульнара Нургалиева в период работы в ГАТОБ имени Абая

После окончания консерватории Гульнара Нургалиева устроилась работать в оперный театр. Она застала не лучшие годы этого славного учреждения. ГАТОБ закрылся на ремонт. Новых постановок не было, и артисты выступали на различных площадках, исполняя известные арии в концертном варианте. Кроме того, они проводили ретро-концерты, исполняя известные шлягеры прошлого.

— Когда театр уже должен был открыться после ремонта, я родила третью дочь и снова ушла в декрет. Готовясь к выходу на сцену, решила сначала привести себя в форму и устроилась работать преподавателем вокала в консерваторию имени Курмангазы. Преподавание настолько затянуло и увлекло, что я уже не вернулась в театр. Работая преподавателем, одновременно поступила в аспирантуру консерватории и вновь устроилась арфисткой в филармонию.


На занятиях с ученицей
На занятиях с ученицей

— Когда обучаешь вокалу, с каждым из учеников нужно заниматься индивидуально. Ты передаешь им все свои знания, стремишься раскрыть их голос. Обучая студентов, я ориентируюсь на свой личный опыт. Стараюсь понять, в чем они испытывают трудности, и вместе мы ищем ключи к их преодолению. Со своими учениками я общаюсь на равных, как с состоявшимися певцами.

Ученики Гульнары Асылбековны уже добились определенных успехов. Она подготовила 13-летнюю Айгуль Шамшиденову к I Международному конкурсу юных вокалистов Елены Образцовой. Айгуль закончила музыкальный колледж при Московской Государственной консерватории имени Чайковского и Венскую консерваторию. Другая ученица Нургалиевой — Сара Найман — также окончила Венскую консерваторию и выступает на сцене австрийской оперы.

— Я чувствую большую ответственность за каждого из своих учеников. Если я взяла кого-то на обучение, мне нужно довести его до конца, пока из студента не получится готовый артист.


Гульнара Нургулиева с Еленой Образцовой
Гульнара Нургулиева с Еленой Образцовой

С 2006 года Гульнара Асылбековна регулярно принимала участие в мастер-классах знаменитой российской оперной певицы Елены Образцовой. Она проходила занятия по вокалу и педагогике, в свою очередь передавая полученные знания своим ученикам.


Письмо от Елены Образцовой
Письмо от Елены Образцовой

— Образцова была не только великой певицей и замечательным педагогом, но и прекрасным человеком. У нее не было и тени высокомерия, с учениками она вела себя очень открыто, искренне стремясь помочь нам в освоении техники вокала. Как преподаватель Елена Образцова никогда не говорила, что ученик поет плохо, но умела указать на ошибки и вселить уверенность. Я стараюсь так же общаться со своими студентами. В конце курса она написала рекомендательное письмо на имя руководства ГАТОБ, где дала высокую оценку моим голосовым данным.

Гульнара Нургалиева больше не поет в театре. Сейчас время от времени она дает сольные концерты на сценах Алматы и Астаны. Она выступает под аккомпанемент органа и других инструментов, исполняет такие сложные вещи, как «Аве Мария». Гульнара любит петь романсы и арии из различных опер.


Участники молодежного проекта Opera Virtu
Участники молодежного проекта Opera Virtu

В 2014 году Гульнара Асылбековна вместе со своими учениками и другими студентами консерватории приняла участие в необычном и уникальном для Казахстана проекте — Opera Virtu. Молодые исполнители пели арии в сопровождении виртуального оркестра — цифровой записи, собранной из различных звуков известным дирижером из США Дитрихом Эрбелдингом.

— Один из моих бывших учеников, который проживает в США, как-то предложил привезти в нашу страну американского дирижера, который собрал партитуру оперы «Волшебная флейта» из электронных звуков. Этим виртуальным оркестром можно было управлять, изменяя темп звучания. Мы ухватились за эту идею и решили сделать полноценную оперную постановку. На исполнение партий отобрали студентов и выпускников консерватории. Для многих из них это был уникальный опыт и первая проба своих сил в оперном спектакле. Материал для декораций покупали на рынке, а костюмы я шила своими руками. Исполнителям мы заплатили символические гонорары по пять тысяч тенге. Было несколько концертов на различных сценах Алматы. Мы доказали, что можно поставить оперу силами студентов, не имея оркестра и большого финансирования.

Сейчас у Гульнары Нургалиевой около 15 учеников. Она продолжает передавать свои знания молодым вокалистам и надеется, что в будущем они составят основу вокального искусства нашей страны.

— Я получаю огромное удовлетворение от успехов своих учеников. Конечно, не все они станут артистами. Кто-то выйдет замуж и предпочтет семью карьере. В любом случае, я надеюсь, что музыка будет идти с ними по жизни. Моя главная цель — дарить людям прекрасное, ведь музыка очищает души. 

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000