Судьба человека Святослав Антонов 28 декабря, 2017 08:00

Судьба человека: На линии ворот

Судьба человека: На линии ворот
Фото: Святослав Антонов
Судьба профессионального спортсмена всегда уникальна и интересна. Путь славных побед и досадных поражений. Преодоление нелепых обстоятельств. Пик карьеры, слава и уход в сравнительно молодом и деятельном возрасте. Жизнь после спорта. Двенадцать лет ворота футбольного клуба «Кайрат» защищал Куралбек Досжанович Ордабаев.

Куралбек Ордабаев
Куралбек Ордабаев

В карьере футболиста было немало матчей с такими именитыми клубами, как «Динамо» (Киев), «Спартак» (Москва), «Динамо» (Тбилиси). Он не раз спасал ворота после коварных ударов легендарных советских нападающих: Олега Блохина, Рамаза Шенгелии, Левона Иштояна. Куралбек Досжанович рассказал нам о своей жизни, футболе и славных страницах истории клуба «Кайрат».

— Я родился в городе Шымкенте Южно Казахстанской области в 1949 году. Наша семья жила на самой окраине города, в районе свинцового завода. Как и во многих простых семьях, детство было трудное; для нас, мальчишек, самым любимым развлечением стала игра в футбол. Недалеко от дома была роща, а в ней футбольное поле. Мои родители держали скот и каждое утро выгоняли его на пастбище. В мои обязанности входило встретить коров вечером. Я всегда приходил на несколько часов раньше и играл в футбол. Играли все вместе, вне зависимости от возраста. Кому-то из старших ребят пришла идея организовать соревнования, мы разбились на команды и стали играть улица на улицу. В своей команде я был самым младшим, и меня очень часто ставили на ворота. Иногда было обидно, хотелось быть нападающим и забивать голы. Играли мы в чистом поле, а воротами порой служили две майки, брошенные на землю.

Через какое-то время стали проводиться более организованные, школьные соревнования — Спартакиада среди школьников. Я сразу попал в школьную команду и по традиции занял место в воротах. Во время этих соревнований нас заметил и пригласил на тренировку мой первый тренер — Виктор Петрович Плясунов. Он отобрал нескольких ребят и долго присматривался к каждому, определяя его игровое амплуа. Меня снова поставили на ворота. Видимо, уже тогда проявились такие природные качества, как быстрота реакции и прыгучесть.

— Мне было 14 лет, и можно сказать, что с этого времени я стал целенаправленно заниматься футболом. Наша секция называлась группой по подготовке резервов футбольного клуба «Металлург» города Шымкента. У клуба в то время была неплохая база, но нам для тренировок предоставляли только баскетбольные или волейбольные площадки. На основной газон стадиона нас не пускали. Тренировки проводились три–четыре раза в неделю, примерно с пяти часов вечера, а каждые выходные у нас была игра. В Шымкенте было много спортивных клубов: «Буревестник», «Спартак», «Енбек», «Трудовые резервы». У каждого из них была своя юношеская команда, и именно с ними мы каждые выходные проводили матчи.

Несмотря на трудности, у всех были большой энтузиазм и желание играть. Большинство ребят из той команды стали футболистами и в дальнейшем играли за «Металлург» или «Кайрат». В 1966 году мне исполнилось 17 лет, и я сразу был приглашен четвертым вратарем в команду мастеров «Металлург» (Шымкент). В то время не было отдельных республиканских чемпионатов, существовал общий турнир всего Советского Союза. Команды были разделены на региональные группы. В нашу группу входили клубы из Казахстана, Узбекистана, Туркменистана и Грузии. Став профессиональным спортсменом, я начал зарабатывать деньги. Первый оклад был очень небольшим, всего 60 рублей. Официально в СССР весь спорт был любительским, и чтобы получать деньги, я формально был оформлен в ЖКУ слесарем самого низкого разряда. Являясь рабочим, я получал там зарплату, хотя всё время проводил на тренировках.

— Амуниция тогда была несовершенной, мне выдавали простые черные перчатки, они плохо держали мяч и слабо аммортизировали. Отбивая удары, я буквально чувствовал текстуру мяча руками. Чтобы как-то усовершенствовать перчатки, мы покупали ракетки для настольного тенниса и обдирали с них резиновое покрытие, а затем приклеивали его на кончики пальцев. Такая модернизация позволяла менее болезненно отбивать удары руками и ловить мяч, не боясь, что он выскользнет из рук. Сейчас вратари имеют специальную форму с защитой, а мне приходилось подшивать в спортивные трусы поролоновые накладки, чтобы хоть как-то защитить бедра. Бутс тоже не было, и мы играли в обычных кедах. Когда я попал в команду мастеров, нам выдавали раз в год по две пары вратарских перчаток и бутс и два свитера. Один комплект использовался для тренировок, другой — для официальных игр. Наиболее качественная спортивная экипировка производилась под маркой «Динамо», мы приобретали ее за свой счет, а выдаваемые клубом комплекты использовали только для тренировок.

— Два года я играл и тренировался в качестве четвертого вратаря. В 19 лет меня взяли вторым вратарем основного состава клуба «Металлург». Через некоторое время по решению тренеров я заменил первого вратаря и практически каждый матч проводил в основном составе клуба. Хорошо помню свою первую официальную игру. Она состоялась на домашнем стадионе в Шымкенте. Потом был гостевой матч со «Спартаком» из Андижана (Узбекистан). Тут у меня прошло волнение, и, как говорится, пошла игра. Было огромное желание закрепиться в составе, я смело шел на мяч и старался не пропустить его любой ценой. Тренер заметил мою решимость и стал доверять мне.

— В то время у нас не было специальных методик по подготовке вратарей и, тем более, отдельных вратарских тренеров. Помимо общекомандной тренировки приходилось работать индивидуально, некоторые упражнения придумывал сам. Сильно не хватало специальной литературы, методик и технических пособий. Я внимательно следил за техникой вратарей по телевизору, наблюдал за подготовкой более опытных голкиперов во время выездных матчей. Так постепенно накапливались опыт и вратарское мастерство.

Пока шел чемпионат, мы находились в постоянных разъездах. В ближайшие республики — Узбекистан и Туркменистан — ездили автобусом, такая поездка занимала 2 или 3 дня. Во время одного из таких визитов меня заметили представители ташкентской команды «Пахтакор», они внимательно следили за всеми региональными футболистами и старались отбирать наиболее талантливых. В 1970 году я получил приглашение играть в составе «Пахтакора». Этот клуб играл в высшей лиге, и такой шанс был большим шагом вперед в моей спортивной карьере. Я был согласен, но требовалось одобрение семьи. Представители клуба лично пришли к нам и озвучили очень выгодные условия. Речь шла о машине и квартире в Ташкенте, что по тем временам было буквально царским предложением. И тут, совершенно неожиданно, категорически против оказался мой отец: «Он казах и должен играть в Казахстане». Тренеры из Узбекистана уехали, так и не уговорив его.


Команда «Кайрат», 1977 год
Команда «Кайрат», 1977 год

— Я остался в Шымкенте, а буквально через полгода получил предложение из алматинского «Кайрата». Отец снова был против, он не хотел отпускать меня. В итоге уговаривать его приехали начальник команды «Кайрат» Сайлаубек Есимбеков и министр спорта КазССР Кархен Ахметович Ахметов. Они долго разговаривали с отцом, в итоге тот сдался, но поставил условие, что перед этим я обязательно должен жениться. «В Алматы много красивых девушек, и парень может испортиться», — говорил он. У меня тогда уже была девушка, мы некоторое время встречались. Я сделал предложение, и мы быстро сыграли свадьбу.

— В январе 1971 года я поехал на сборы в составе алматинского клуба «Кайрат». Зимние сборы «Кайрат» проводил в Грузии, на спортивной базе недалеко от Сухуми. Пробиться в основной состав было непросто, первоначально я был лишь третьим вратарем. Основным голкипером был Шведков, вторым — Степанов. На тренировках с нами занимался второй тренер Владимир Сергеевич Болотов. Тренировались и готовились к играм все вместе, я многому учился у более опытных игроков.

Клуб имел два состава — основной и дублирующий. На сборы и игры оба состава выезжали вместе. Сначала проходили игры дублирующих составов. Первоначально я, естественно, играл только за дубль. Постепенно тренеры пригляделись ко мне и стали выпускать в основном составе. Через некоторое время я стал вторым вратарем. Это было важно, так как сильно отражалось на заработной плате. Ироки дублирующих составов получали значительно меньше. Став вторым вратарем, я получал уже порядка 120 рублей. Деньги играли, конечно, важную роль, но далеко не главную. Я хотел играть, а не сидеть в запасе, и сразу же поставил себе цель стать первым голкипером команды. Сидеть на скамейке я очень не любил, гораздо больше нервничал и выматывался морально, если не принимал участия в игре.


«Кайрат» на тренировке в Алма-Ате
«Кайрат» на тренировке в Алма-Ате

— 18 июля 1971 года в игре с «Динамо» (Минск) основной вратарь «Кайрата» Швыдков пропустил три мяча в первой половине матча, и тренер выпустил меня играть второй тайм. Так состоялся мой дебют в основном составе «Кайрата». Было сильное волнение, я вышел на поле и увидел полные трибуны зрителей. Началась игра. После первого касания мяча всё волнение сразу прошло, появилась сосредоточенность на игре. Тот матч закончился со счетом 3:3. В следующей игре с ташкентским «Пахтакором» я был уже основным вратарем.

«Кайрат» играл в высшей лиге, нашими соперниками были «Спартак» (Москва), «Динамо» (Киев), «Динамо» (Тбилиси) и другие легендарные советские клубы. Это был футбол другого уровня, и мне приходилось многому учиться. Каждый матч анализировал, вспоминал свои ошибки. Постепенно приходил опыт, я изучал особенности игры ведущих советских нападающих. Например, Олег Блохин часто уходил вправо и опасно бил левой ногой, тбилисцы Чивадзе и Рамаз Шенгелия были очень техничными футболистами и хорошо играли головой.

— На сборах я внимательно наблюдал за тренировками известных советских вратарей. В период межсезонья, когда не было игр чемпионата, мы проводили время на сборах. За зимний период у нас проходило три сбора. Длинный сбор, около месяца, проходил в Грузии, куда съезжались команды всей страны. После этого были небольшие каникулы и начинались местные сборы. Они проходили на базе «Кайрата», на Каблукова, сейчас там находится детская академия футбола. Надо сказать, что алматинский клуб обладал одной из самых комфортабельных баз в стране. Условия жизни и тренировки футболистов по тем временам были просто шикарными. Жизнь спортсмена на сборах строилась строго по распорядку: отбой был в 23:00, подъем в 7 утра. Обязательная зарядка, ежедневные разборы игр или теоретические занятия и, конечно, несколько тренировок. 

Играя за основной состав первым вратарем, я зарабатывал 250 рублей в месяц. Это была стандартная союзная ставка. Плюс за каждую победу нам выплачивали по 50 рублей за счет республиканского бюджета. Мне дали служебную квартиру. Через несколько лет, когда я утвердился в составе, она была переоформлена в личную собственность. В конце 1971 года по итогам удачного выступления клубе мне предоставили возможность приобрести автомобиль «москвич-412». Потом у меня были «жигули», и только к окончанию карьеры подошла очередь, и я приобрел «Волгу». Все автомобили, естественно, покупались за собственный счет. 

— В 1971 году состоялся мой первый международный матч. Мы выступали в Болгарии на Европейском кубке железнодорожников. В том матче сыграли 0:0, потом обыграли румынский «Рапид» и впервые в истории СССР стали обладателями железнодорожного кубка. Зарубежные поездки были интересны не только в плане игры. Появлялась возможность купить дефицитный товар и порадовать свои семьи. Нам выдавали небольшие деньги в местной валюте, но их хватало, чтобы привести джинсы, куртки, жвачки или какие-то сувениры. У меня как раз родилась дочка, и я старался привезти как можно больше детских вещей. В качестве поощрения Федерация футбола СССР в конце года отправляла клуб в заграничные командировки по обмену спортивным опытом. Так футболисты «Кайрата» побывали в Нигерии, Танзании, Лаосе и других экзотических странах. Иногда к нам в Алматы тоже приезжали гости из-за рубежа, и мы проводили товарищеские встречи; в основном это были команды из стран Азии или Африки.


Матч «Кайрат» – «Пахтакор»
Матч «Кайрат» – «Пахтакор»

— На домашних играх «Кайрата» всегда был полный стадион зрителей. Особенный ажиотаж вызывали игры с ташкентским «Пахтакором». Эти матчи были своеобразным «дерби», и победа в них стоила особенно дорого. Домашние игры были самыми ответственными, мы старались не проиграть ни одной игры, и у нас, как правило, это получалось. В этом смысле «Кайрат» был одним из самых «негостеприимных» клубов чемпионата. На выездных матчах поддержки трибун не было. Тогда не принято было ездить на матчи любимой команды, хотя в Москве и Киеве часть трибун занимали наши казахстанские студенты и активно поддерживали нас. Я довольно тяжело переживал поражения родной команды, иногда после неудачных игр мне было стыдно выходить на улицу. Вдруг кто-то узнает и скажет: «Как вы могли так плохо сыграть?»


Куралбек Ордабаев на тренировочной базе клуба
Куралбек Ордабаев на тренировочной базе клуба

— Современный футбол по тактике и технике игры изменился мало. Большие перемены произошли в околофутбольной кухне. В футбол пришли большие деньги, появилась контрактная система, изменилась экипировка игроков. Может быть, это прозвучит по-стариковски, но в то время у нас было больше патриотизма, самоотдачи, большее желание играть и наслаждаться самим процессом игры в футбол.


После победы «Кайрата»
После победы «Кайрата»

— Одним из самых запоминающихся неприятных эпизодов в моей карьере стала гибель в авиакатастрофе игроков клуба «Пахтакор». Мы как раз провели выездной матч с «Нефтчи» в Баку и должны были лететь в Минск. В аэропорту нам сообщили об этом трагическом событии. Это был настоящий шок! В ташкентском клубе играли наши друзья, с которыми мы постоянно общались во время тренировочных сборов и игр. В том самолете погиб лучший состав «Пахтакора», и всех этих ребят я знал лично.

Если говорить о ярких приятных моментах, то для меня это всегда была игра, и каждый матч становился значимым эпизодом.

Иногда сезон складывался неудачно, и мы покидали высшую лигу. В этом случае приходилось играть в первой лиге и обязательно побеждать, чтобы вернуться в футбольную элиту. Например, в 1976 году мы играли в первой лиге и заняли первое место. В этой лиге играли такие команды, как «Алга» (Фрунзе), «Памир» (Душанбе), «Колхозчи» (Ашхабад), «Торпедо» (Кутаиси). Всё это были довольно сильные команды. Конкуренция огромная, все хотели попасть в высшую лигу, и одержать победу над ними было очень непросто. В нашем составе всегда играли 3 или 4 футболиста, приглашенные из Москвы — в основном из «Спартака». Это были классные игроки: Рожков, Осянин, Сёмин. В разные годы они очень помогали команде. Помимо них, были и очень талантливые и известные местные ребята — например, Сеильда Икрамович Байшаков. Мы одновременно с ним пришли в «Кайрат» и стали выступать за основной состав. Он даже играл в составе сборной СССР. За всю историю нашего клуба только два игрока приглашались в сборную — Сеильда Байшаков и Олег Долматов.

— Из числа известных советских вратарей могу вспомнить Рината Дасаева. Я думаю, эту фамилию до сих пор знают все любители футбола, независимо от возраста. Мы неоднократно встречались на поле, когда проходили матчи между «Кайратом» и «Спартаком». Позднее вместе принимали участие в играх ветеранов футбола. Общаемся до сих пор, если я бываю в Москве или он приезжает в Казахстан. Вообще многие футболисты 70–80-х годов до сих пор сохранили дружбу и общаются друг с другом, несмотря на то, что теперь нас разделили границы и мы живем в разных государствах. Тогда на поле мы были порой непримиримыми соперниками, я до сих пор помню всех опасных нападающих чемпионата. Олег Блохин, Левон Иштоян, Аркадий Андриасян, Виктор Колотов — эти игроки могли совершенно неожиданно и точно пробить по воротам. Играя против них, всегда испытывал напряжение, приходилось быть максимально сосредоточенным.

— За основной состав «Кайрата» я играл 12 лет: с 1971-го по 1982-й. За эти годы я сыграл практически без замен во всех официальных матчах клуба. К счастью, в моей футбольной карьере не было серьезных травм. Здесь, видимо, сказывалась хорошая физическая подготовка и практика за 30 минут перед каждой игрой нагружать себя и активно разминаться. В 1982 году я принял решение покинуть профессиональный спорт. Пора было уступать дорогу молодым. В «Кайрате» к этому времени появился молодой перспективный вратарь Александр Убыкин. Два года он играл вторым вратарем и постепенно вышел на пик возраста и формы. Стабильный успех в футболе во многом зависит от преемственности и своевременной смены поколений. Повесив бутсы на гвоздь, я не стал расставаться с «Кайратом». Руководство клуба предложило мне стать начальником команды. В мои обязанности входила административная и воспитательная работа с игроками. На этой должности я был с 1982 по 1988 год. 


Ордабаев в качестве администратора клуба с командой
Ордабаев в качестве администратора клуба с командой

— С 89-го я возглавил школу футбольного клуба «Кайрат». На этой должности приходилось очень много работать с молодежью. Мы отбирали перспективных ребят по школам и интернатам, приглашали их к себе, где они могли полноценно тренироваться и развивать свой талант. В 1992 году меня избрали вице-президентом Федерации футбола Республики Казахстан. Наша страна обрела независимость, и многое приходилось делать с нуля. Нашей задачей было сохранение футбола. Мы только что отделились от советской системы и строили свою. Была проделана огромная работа, я считаю, что нам удалось сохранить футбол в Казахстане. Мы старались создать свой чемпионат и избежать закрытия клубов. С большим трудом выбивали финансирование, находили спонсоров. За основу первенства была взята советская система высшей, первой и второй лиг. Из игроков сохраненных клубов нам удалось создать сборную команду Казахстана.


Команда ветеранов «Кайрата»
Команда ветеранов «Кайрата»

— В 1996 году меня избрали президентом Федерации футбола Республики Казахстан. Я руководил нашим футболом в течение восьми лет. В 2002 году я вернулся в родной «Кайрат» и стал президентом клуба. В 2009-м возглавил детско-юношескую школу олимпийского резерва № 4. На базе школы было создано отделение футбола. Помимо этого, в школе были отделения плавания и других игровых видов спорта.

— Буквально в этом году меня вновь пригласили в «Кайрат» руководителем программы развития массового спорта, инициируемой клубом в городе Алматы. Недавно в рамках общеобразовательных школ мы создали школьную лигу среди учеников первых, вторых и третьих классов. Проводим соревнования, смотрим за совсем молодыми ребятами и ведем набор в Академию клуба «Кайрат». Мировая практика показывает, что сегодня детей нужно учить футболу с шести–семи лет. Тогда можно разглядеть и развить в ребенке талант, который позволит ему перерасти в настоящую звезду. Инфраструктура «Кайрата», направленная на подготовку молодых футболистов, полностью отвечает самым высоким мировым и европейским стандартам. Развитие клуба «Кайрат» — это пример для всего казахстанского футбола. Для больших успехов требуется время; я твердо уверен, что если мы продолжим работать, наш клуб и весь казахстанский футбол добьются результатов.

Я рад, что всю свою жизнь посвятил футболу, очень люблю эту игру. Люблю «Кайрат» — этот клуб подарил множество счастливых минут и стал, по сути, моей жизнью.

Поделись
Святослав Антонов
Святослав Антонов
Журналист, редактор раздела HISTORY