Судьба человека Алёна Мирошниченко 15 декабря, 2016 08:00

Судьба человека: Азиз Заиров

Судьба человека: Азиз Заиров
Фото: Тимур Батыршин
Режиссёр-сценарист и общественный деятель Азиз Заиров — человек с непростой, но в то же время интересной судьбой, который вопреки всем испытаниям твёрдо идет вперёд. За его плечами детский дом, бродяжничество, тяжёлая болезнь и зависимость от алкоголя. Но несмотря на это, наш герой — один из тех, у кого стоит поучиться силе духа и воли, желанию помогать людям, стремлению жить полноценной жизнью, наслаждаясь каждым её мгновением.

Стилистика речи героя сохранена.


Азиз Заиров с друзьями
Азиз Заиров с друзьями

Мы побывали у Азиза в гостях. Его квартира, двери которой гостеприимно открыты для всех, напоминает творческую мастерскую. Здесь рождается сценарий нового фильма. А ребята с ограниченными возможностями могут прийти сюда, чтобы позаниматься вокалом или просто провести время, общаясь с интересными и творческими людьми.

Азиз Заиров родился в Уйгурском районе, недалеко от китайской границы. Он был четвёртым ребёнком в семье. Свою маму он не помнит. Она умерла при родах, когда должен был появиться на свет шестой ребёнок, которого тоже не удалось спасти.

В раннем детстве врачи обнаружили у Азиза врождённый порок сердца. Мальчику требовалась операция, но отец семейства написал отказ от неё. Он ушёл в запой и вскоре вовсе отказался от детей.

Двухлетний Азиз и его две сестры, старшая и младшая, оказались в алма-атинском детском доме. О судьбе ещё одной старшей сестры и брата наш герой не знает ничего.

— Жизнь в детском доме наложила отпечаток на всю мою жизнь. Там, как и на зоне или в армии, всегда существовала своя система. Младшие всегда должны были подчиняться старшакам. То, что старшаки избивают младших, забирают еду или новогодние подарки — это обыденные вещи. Никто не будет смотреть на то, что ты личность, что у тебя есть свои желания, ты просто живёшь в постоянном страхе, забитый, запуганный и никому ненужный. Ты чувствуешь себя изгоем и начинаешь искать проблему в себе: «Меня родители бросили. Здесь меня никто не любит... Значит, я такой плохой!».

В детдоме ребёнок обеспечен казённой одеждой, постельным бельём и живёт на всём готовом, но у него нет самого главного — любви. И даже если в детдом приходит на работу воспитатель, который любит детей и готов отдавать себя детям, он будет просто раздражать руководство и своих коллег. В итоге система сломает этого человека.


Подопечные Азиза из АРДИ
Подопечные Азиза из АРДИ

— В пять–шесть лет я всегда ждал, что придёт какая-нибудь тётенька и заберёт меня. Став старше, я понимал, что это несбыточное желание, но почему бы просто не помечтать? Я представлял, что у меня есть папа и мама, что они меня любят, что у меня есть своя комната и много игрушек, — вспоминает Азиз. — Раз в месяц, по воскресеньям, нас водили в кинотеатр «Экран» в Малой станице. Это для нас был самый долгожданный день. И когда я увидел фильм «Зорро» с Аленом Делоном, он стал для меня кумиром. Я старался подражать этому актёру, копировать его взгляд, походку. Я думал, что если буду вести себя, как Ален Делон, моя жизнь изменится, меня все полюбят.

Раньше в детстве все мальчишки мечтали стать космонавтами, военными, лётчиками, а наш герой грезил о статусе вора в законе.

— Я мечтал быть вором в законе. Воры в законе для меня были какими-то робин гудами, у которых всё по понятиям. Этот ореол романтики воровской жизни повлиял на меня: я думал, что если стану вором в законе, то смогу добиться многого, и надо мной никто не будет издеваться. И с детства у меня всегда существовало негласное правило: как бы жизнь тебя ни била, что бы ни происходило, главное — не скурвиться, не оборзеть и всегда оставаться человеком. 

Ни для кого не секрет, что из-за недостатка любви и внимания многие воспитанники детских домов рано приобщаются к курению и алкоголю. И наш герой в семь лет выкурил свою первую сигарету, а в одиннадцать лет алкоголь стал спутником его жизни на долгие годы.

— В возрасте двенадцати лет я участвовал в драке «стенка на стенку» и получил травму. Мне в ногу кто-то воткнул ржавую арматуру. Я обратился к детдомовской медсестре, но она обработала рану зелёнкой, и сказала, что ничего страшного нет.

Я ходил с этой раной и испытывал постоянные боли. Нога опухла и гноилась изнутри, а мои просьбы о помощи оставались без внимания. От медсестры и воспитателей я только и слышал: «Да ты притворяешься! Ты просто в школу не хочешь ходить!» А потом поднялась высокая температура, и меня на скорой увезли в больницу.


Обследование в индийской клинике
Обследование в индийской клинике

— У меня образовалась трофическая язва и рожистое воспаление нижних конечностей, и на этом фоне начал прогрессировать тромбофлебит. Потом я вернулся в детдом, и меня постоянно мучили сильные боли. Впоследствии я получил инвалидность второй группы.

В пятнадцать лет выпускник детского дома Азиз Заиров пошёл учиться в СПТУ № 46 на столяра. Но и в училище бывшему детдомовцу приходилось выживать и приспосабливаться к другой, самостоятельной, взрослой жизни.

— В СПТУ у нас появилась своя группировка. Мы постоянно дрались, участвовали в разборках, пили, курили, пробовали какие-то таблетки. Поведение у меня было отвратительное, но учиться я любил. Особенно мне нравилась литература. Я часто лежал в больнице, и там перечитал много книг.

Покинув стены училища, Азиз не мог найти постоянную работу. Несмотря на то, что он был хорошим столяром, из-за проблем со здоровьем ни на одном производстве парня долго не держали. И ему постоянно приходилось слышать: «Ты сходи в отпуск, отдохни, подлечись…» А потом, когда Азиз возвращался, ему давали от ворот поворот.

Так молодой парень, инвалид второй группы, остался без средств к существованию. Он жил на улице среди бомжей, ночевал в подвалах, на чердаках, на вокзалах.

— Два месяца я был на дне, через многое прошёл и многое повидал. На вокзалах менты постоянно забирали меня, пытались наркоту подбросить. Для них детдомовец — значит вор или преступник. Один раз они меня избили и отправили из РОВД в ноябре босиком.


Съёмочный процесс
Съёмочный процесс

VOX: Азиз, как вы пришли в кино?

— Однажды я очень сильно простудился и попал в больницу. Мне сделали операцию, потому что гной пошёл в голову. В больнице я провёл почти три месяца. И там я познакомился с Каиргали Касымовым, ныне казахстанским мультипликатором, а на тот момент студентом академии искусств имени Жургенова. Вот он-то мне и посоветовал поступать туда.

Это был девяносто восьмой год. Я пришёл в «Жургеновку» на кафедру кино и сказал, что хочу поступать. У меня спрашивают: «А вы кто?» —Да, собственно, никто. Так, бродяга!» — отвечаю я. Мне предложили написать рассказ, чтобы они могли увидеть, есть ли у меня какой-то потенциал. И пока я две недели лежал в больнице, написал рассказ о себе, о своей жизни. Тогда не было компьютеров, и я писал в тетрадке.

— Тогда группу режиссёров-документалистов набирала мастер курса, известный казахстанский режиссер Ася Сулеева. Она прочитала мою работу и сказала, что у меня есть шанс поступить.

Я прошёл отборочные туры. Сдал вступительные экзамены и поступил на бюджетное отделение. Так в тридцать лет я стал студентом. Но по состоянию здоровья мне пришлось взять академический отпуск. Очень сильно болели ноги, я передвигался на костылях и в инвалидной коляске.

— Но всё-таки, доучившись и получив диплом, я долго никуда не мог устроиться. Из-за инвалидности меня никто брать не хотел на работу. В 2002 году на Казахфильме был застой, и я примкнул там к компании «Дебют». Долгое время мы сидели без работы и ждали запуска картины, как манны небесной.

А потом меня пригласили в только что отрывшийся реабилитационный центр АРДИ (Ассоциация родителей детей инвалидов — прим. авт.), координатором творческих мастерских. Я стал заниматься с инвалидами. Очень быстро нашёл с ними общий язык и подружился. В планах у меня было снимать настоящее кино, где профессионально работали бы ребята с ограниченными возможностями и получали за это зарплату.

VOX: С сёстрами вы поддерживаете отношения?

— Когда мы вышли из детдома, потерялись со старшей сестрой. Хоть она и жила недалеко, в Иссыке, но родственные чувства атрофировались, и связь оборвалась. А с младшей сестрой, которая для меня была самым близким человеком, случилась трагедия. Она покончила с собой. Представляете, всегда была жизнерадостная, а тут не знаю, что случилось с ней. Сломалась и начала пить. На тот момент я не смог ей помочь. Я учился в академии, ушёл в академический отпуск и запил. И мне самому нужна была реабилитация и чья-то помощь.

— После похорон сестры я вновь ушёл в запой. Недели две я жил на кладбище на её могиле, как бомж, среди голодных собак. Я пил и не просыхал. Почва полностью ушла из-под ног. У меня не было ни стыда, ни страха, что я забомжевал.

А потом в один прекрасный момент на меня нашло какое-то просветление, и я стал громко орать. Проорался и решил, что мне нужно подняться со дна, или я здесь и умру, как собака, среди могил. Я проспался, а утром грязный и голодный побрёл с кладбища. В то время я уже работал и жил в АРДИ, но возвращаться туда мне было стыдно.

И тут знакомая предложила мне пройти реабилитацию в центре для наркозависимых при церкви, а заодно поработать там редактором. Мне нужно было писать статьи и снимать видеоролики о судьбах наркоманов. Я прошёл реабилитацию в этом центре и вышел оттуда совсем другим человеком. Вот уже одиннадцать лет я не курю, не пью даже пиво и пропагандирую здоровый образ жизни среди молодёжи.


С воспитанниками детского дома
С воспитанниками детского дома

Пережив много трудностей, наш герой ощутил в себе непреодолимое желание помогать людям. Ни один крик о помощи не остаётся без его внимания. Сейчас он активно поддерживает проект Аружан Саин «Казахстан без сирот», а также является руководителем своих проектов, направленных на помощь тем, кто в этом нуждается. Азиз не только проводит работу по сбору средств для тяжело больных детей, но и сам оказывает помощь, а также устраивает благотворительные аукционы.

На счету режиссёра-сценариста Азиза Заирова пока немного работ, но они со дня появления на экране смогли покорить сердца телезрителей, а также были отмечены и получили призы на престижных фестивалях. И это не документальное кино, это особый жанр, это жизненные фильмы, которые учат добру, любви, помогают рушить стереотипы о людях с ограниченными возможностями, противостоять насилию и равнодушию.


С Мухаммедом Мамырбековым
С Мухаммедом Мамырбековым

— Наш первый фильм — короткометражка «Зимние бабочки». Главные герои фильма — пятилетний мальчик и его трёхлетняя сестрёнка. С другом Мухаммедом Мамырбековым мы написали сценарий, взяли в руки камеру и вдвоём сняли фильм на свои средства. С этим фильмом нас пригласили на благотворительный фестиваль «Кино против боли» со звёздами мировой величины: Егором Кончаловским, Майклом Мэдсеном, Аленом Делоном и Синтией Ротрок.


С Аленом Делоном
С Аленом Делоном

— В рамках этого грандиозного проекта был организован вечер социального кино. Меня вызвали на сцену для награждения, и сам Ален Делон вручал мне грамоту, коллекцию дисков со своими фильмами и швейцарские часы под брендом Alen Delon. Представляете, я, какой-то бродяга из детдома, иду на сцену к Алену Делону. Пока я шёл, у меня вся жизнь перед глазами промелькнула. Мне дали слово, и я растерялся.

— После выхода фильма «Зимние бабочки» мы создали киностудию «Новый мир» и сняли второй свой фильм, «Быть или не быть», который получил главный приз на престижном фестивале SUPERFEST для людей с ограниченными возможностями, в Америке. Мы стали первыми, кто за всю историю Казахстана был приглашён на этот фестиваль.

Мы должны были отправиться на церемонию награждения, но у нас не было средств на поездку. Наша группа состояла из пяти человек. Я обратился с просьбой о помощи в Faсebook. Но сборы шли очень медленно, а время уже поджимало.

— И тут случилось чудо. Одна девушка написала мне, что посмотрела наш фильм в самолёте, компания «Эйр Астана» тогда его крутила в течение двух месяцев. Фильм произвёл на них с мужем огромное впечатление, и они хотели помочь, оплатив полностью перелёт нашей группы.

А потом через Faсebook я стал искать казахстанцев, живущих в Сан-Франциско, чтобы нам помогли с транспортом, проживанием и питанием.

— Я познакомился с парнем по имени Данияр. А он познакомил меня с другими нашими соотечественниками. И, представляете, они нам приготовили такую триумфальную встречу, о которой мы даже мечтать не могли! Встретили нас в аэропорту на большой машине, предоставили огромный шикарный дом, заполнили холодильник продуктами, показали нам океан, красивые места и достопримечательности Сан-Франциско. Вот такие у нас, оказывается, гостеприимные и сплочённые земляки.

— Мы побывали в музее восковых фигур и в офисе компании Faсebook, и даже показали там свой фильм.

Офис Faсebook меня просто поразил своими масштабами. Это, оказывается, целая империя, с теннисными кортами, кафе, ресторанами, игровыми комнатами, бассейнами и спортивными площадками. Там всё продумано до мелочей.

И для нас, людей с ограниченными возможностями, никогда не выезжавших за пределы города, эта поездка была подарком свыше.


С актёрами фильма
С актёрами фильма

— Несколько лет мы пытались запустить проект «Девушка и море», и вот наконец-то начали работу над этим фильмом. Это социальная драма, которая рассказывает о девушке с диагнозом ДЦП и её любви. И, конечно, наши актёры — это ребята из АРДИ.


VOX: Каковы ваши дальнейшие творческие планы?

— В планах у меня снять цикл фильмов о жизни людей с ограниченными возможностями.

VOX: О чём вы мечтаете?

— Я мечтаю создать свой продюсерский центр, чтобы помогать одарённым людям с ограниченными возможностями или выпускникам детских домов развиваться в любом виде творчества, будь то вокал, музыка, танцы или актёрское мастерство.

Во всём этом Азиза поддерживает самый любимый и близкий человек, его вторая половинка — Наталья Баженова.

Азиз покорил Наталью, ещё будучи студентом. Покорил своей эрудицией, искренностью, порядочностью и чистотой. Именно Наталья смогла разглядеть в нём человека с огромным потенциалом и поверить в него.

VOX: Азиз, как вы познакомились с Наташей?

— Это невероятно, но Господь посылает мне замечательных людей. Наташа — это самая светлая часть моей жизни. Ей нужно памятник поставить за то, что терпела меня и мои выходки.


С супругой Натальей
С супругой Натальей

— С ней я познакомился в академии. Я тогда жил в общаге, ходил на костылях и пьянствовал. В нашу общагу заселили художников. И нас поразило то, что девчонки-художницы все как на подбор красавицы. Мы как-то сидели в холле с пацанами и соображали на бутылку. Тут проходит Наталья, а я говорю пацанам: «Эта девчонка будет моей!» И, конечно, мне никто не поверил.

И вот как-то иду по коридору, ко мне подходит Наталья и спрашивает, есть ли у меня свободнее время, чтобы починить её кровать. Пока ремонтировал кровать, я пытался произвести на неё впечатление рассказами о творчестве художников эпохи Возрождения. В общем, знаниями я блеснул. А потом она попросила снять на видео семейный праздник, когда в гости приехала её мама. Я снял, подарил кассету, и мы стали встречаться.

— Мы с Наташей были совершенно разными. Она вся такая положительная, не курит, не пьёт, матом не ругается, мясо не ест. А я бухал, курил, ещё и в казино играл. Мы встречались четыре года. И всё это время она старалась меня исправить. Но меняться я не хотел, и поэтому мы расстались.

В 2011 году мы случайно встретились в Центральном музее, где Наташа работает, и опять начали встречаться. И вот год назад мы официально узаконили наши отношения. В прошлом году я ездил к родственникам Наташи в Павлодар. Они меня приняли очень тепло. И для меня, человека, у которого никогда не было семьи, это просто подарок небес. В сорок семь лет я обрёл настоящую семью.

— У меня никогда не было собственного жилья. Последние десять лет я жил в офисе АРДИ. А сейчас у нас появилось своя квартира. Мы здесь уже год живём, но мне до сих пор не верится, что я могу прийти к себе домой, принять душ и просто отдохнуть. Правда, мы за неё будем много лет платить, ну ничего.

VOX: Азиз, о судьбе отца вы что-нибудь знаете?

— Недавно мне позвонил какой-то человек и сказал, что мой отец живёт в Киргизии, и ему сейчас трудно. Но я не поехал к нему. Пусть многие меня осудят, ну не испытываю я к этому человеку никаких чувств — пустота в сердце. И притворяться я не могу. Если бы я что-то почувствовал, я бы поехал. Мой отец сам когда-то сделал свой выбор, отказавшись от нас.

Жизнь нашего героя — это готовый сценарий фильма, который не оставит равнодушным никого. Он много раз поддавался соблазнам, падал, но поднимался. Стойко терпел поражения, но шёл к своей цели. Так пусть же судьба будет благосклонна к нему, ведь такие люди, как Азиз Заиров, помогают миру стать чище и добрее, а людям, которые отчаялись и опустили руки — обрести веру в себя и в свои силы.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000