BUSINESS Жанна Ахметова 5 мая, 2016 12:00

Умут Шаяхметова: «Чтобы возглавить банк, надо много работать»

Умут Шаяхметова: «Чтобы возглавить банк, надо много работать»
Фото: Ринна Ли
В нашем мире далеко не каждый целеустремленный мужчина может построить головокружительную карьеру, даже при всех сопутствующих и необходимых достоинствах. Женщинам сравниться в карьерных высотах с мужчинами в несколько раз тяжелее. Но есть леди, которым удается успешно соединить все составляющие женского счастья. Быть любящей мамой троих детей, стать единственной женщиной в стране, возглавляющей крупнейший банк, и при этом всегда безупречно выглядеть... За всем этим стоит большое трудолюбие и дисциплина.

Умут Болатхановна Шаяхметова
Умут Болатхановна Шаяхметова

Как же можно организовать свою жизнь так, чтобы достичь в ней главных целей? Откуда берутся силы и каковы правила жизни женщины такого высокого полета, расскажет наша героиня Умут Шаяхметова.

VOX: В 2017 году будет 20 лет, как вы работаете в банковской сфере. Вы глава второго по размерам банка в РК. Это как-то пересекается с вашими школьными мечтами? Об этом вы мечтали в пятом классе?

— Когда я заканчивала школу, а это было еще во время Советского Союза, у меня были совсем другие планы на жизнь. Я мечтала работать в Доме дружбы — была такая структура при МИДе, связанная с работой с иностранцами. Меня привлекали такие проекты, как налаживание культурных связей, командировки за границу, я представляла, что буду работать в этом направлении.

VOX: Ваш отец был дипломатом, значит, в детстве вы часто меняли место жительства?

— Мой папа — арабист, и мы жили в арабских странах при советских посольствах: в Йемене, Египте, Малайзии.

VOX: Как вас воспитывали родители?

— Я считаю, что в воспитании важны гены, среда, школа, друзья. Так получилось, что мой характер всегда был активным. Была председателем дружины, комсоргом — общественницей со своей четкой позицией. Родители мне всегда говорили, что надо учиться, получать хорошее образование, надо работать, женщина не должна сидеть дома. Вот эти постулаты были вложены в меня родителями. Круглая отличница, в какой-то мере даже перфекционистка, золотая медалистка, всегда училась на повышенную стипендию — наверное, натура у меня такая, я с детства прикладывала максимум стараний ко всему, что делала.

VOX: Вы мечтали объехать весь мир, путешествовать, а теперь, наверное, ответственная должность держит вас на месте?

— Когда я работала в АBN AMRO (один из крупнейших банков в Нидерландах — прим. ред.), у меня было много командировок, особенно по Европе. Тогда мне удалось посетить много стран. Я проходила on-job training в Юго-Восточной Азии — в Гонконге, Сингапуре. Всегда стараюсь провести отпуск с семьей за границей, потому что если останусь в стране, полностью отключиться от работы не получится.

VOX: Умут Болатхановна, вы — единственная женщина у руля крупнейшего банка в Казахстане. Это уже абсолютно недостижимая для многих высота, но вам это удалось. А что если вам предложат стать министром финансов Казахстана? Что скажете?

— Меня часто спрашивают, согласилась бы я стать главой Нацбанка или министром финансов. Я открыта для интересных предложений и возможностей, и если я нужна своей стране, то почему нет? Но я считаю, что сегодня на своем месте вношу вклад в развитие нашей экономики. Мне очень интересно работать в Народном Банке, я люблю свою работу.

VOX: И никакого страха?

— То, чем я занимаюсь сегодня, не менее ответственно. Мы рискуем каждый день, принимаем коммерчески сложные решения: выдать или не выдать кредит, какую кредитную политику повести. Когда ты управляешь огромными деньгами — к слову, объем операций банка свыше 10 миллиардов долларов, — надо управлять ими с ответственностью и осторожно, взвешенно. Это уже сложилось за годы работы, и ты готов к этому — брать на себя риски и ответственность за свои решения.

VOX: Кстати, об отсутствии страха, кажется, Народный Банк первым вышел к проблемным ипотечникам?

— Мы построили с ними диалог, но это не значит, что мы сразу приняли их условия. Каждый случай рассматриваем индивидуально. Я против обобщений и щепетильно отношусь к любым обязательствам. Считаю, что если пообещал — обязательно сделай, а если взял в долг — верни.

VOX: Вы учились в Штатах, хорошо знаете английский язык. Насколько я знаю, ведущие западные финансовые корпорации периодически зовут к себе наших талантливых руководителей. Вас не посещала мысль поработать в США или Великобритании? Получали ли вы предложения такого рода?

— Я пришла в ABN AMRO на позицию специалиста и доросла до заместителя председателя правления. Когда объявила, что хочу уйти из банка, мне поступило несколько предложений от руководства. Приглашали поехать в Москву, Лондон или Амстердам на топовую позицию или возглавить ABN AMRO в Казахстане. Говорили: «Ты будешь единственной в истории местной женщиной, которая возглавит этот банк в своей стране». Дело в том, что у них такая политика: руководителями банков они всегда назначают иностранцев, экспатов. Предложение было очень заманчивым, и я задумалась, чего же хочу дальше. Где я себя вижу? Где буду строить свою карьеру? И поняла, что вижу себя долгосрочно только в Казахстане. Во-первых, у меня семья, и мнение моих родных важно в таких вопросах, хотя у мужа американская степень MBA, и в любой из этих стран он легко нашел бы себе хорошую работу. Но в тот момент я осознала, что хочу жить только в Казахстане, работать и приносить пользу здесь. Наши настроения — жить в своей стране. Моя дочь учится в казахской школе, старший сын по окончанию университета три года отработал в Атырау и Актау вахтовым методом на производстве, сейчас уехал получать master's degree. Все удивлялись: почему он не в Астане, не в нацкомпании, почему вахтовик, чуть ли не в поле? А я считаю, что такой жизненный и профессиональный опыт просто необходим для парня, а в офисе посидеть он еще успеет.

VOX: И куда вы ушли тогда, не приняв таких лестных предложений?

— Я поставила перед собой цель перейти в крупный местный банк и работать с нашими, казахстанскими компаниями. У меня был богатый опыт сотрудничества с иностранными компаниями, я хорошо узнала, как функционирует западный финансовый институт. Приступив к работе в местном банке, я полностью поменяла среду, корпоративную культуру, очень многие нюансы, которые в корне отличаются от работы в иностранном банке. Тогда мне было очень интересно узнать изнутри, как все это работает у нас — по казахстанским стандартам.

VOX: С чего же вы начали свою работу в Народном Банке?

— С регионов, конечно же. Я хотела посмотреть наших клиентов, нашу экономику, нашу страну. Как только пришла в Народный Банк, сразу же начала объезжать все регионы. 1 000 километров на машине по южному Казахстану, по всем хлопковым полям, 1 000 километров на север — к зерновикам. Я хотела знать каждого своего клиента в лицо, и мне реально было интересно. Это был мой очередной университет, я училась и нарабатывала свой капитал в виде знаний, опыта и понимания всех сторон своей работы. Взять, к примеру, ТРЦ MEGA, в котором мы сейчас с вами сидим. В 2004 году мы одобрили им кредит, что было достаточно сложно и ответственно. И я приезжала на стройку, ходила в каске, видела здесь все, начиная с котлована и фундамента. Затем этот кредит завершился, и мы дали им еще один. И это очень увлекательно — наблюдать, как все движется, строится, развивается. Некоторые говорили: «Ну зачем ты, женщина, зампред банка, лазаешь по стройке? Зачем тебе это надо, у тебя же есть директора департаментов, вот пусть они и ездят». Но мне важно было делать это самой. Это бесценный опыт и знания — они там, «в поле», а в не кабинетах или кредитных досье. И теперь, к примеру, когда принимаю решение о выдаче кредита, думаю про тот или иной филиал, я четко знаю все их слабые и сильные стороны, какой это регион и какая отрасль. Экономическая сторона проекта, социальная — ты все это уже видел на практике, как это выглядит в жизни, как это работает на самом деле. Так что когда я только пришла в Народный Банк, получала огромное удовлетворение от этого нового вектора своей работы. За эти годы мы многое перестроили в банке, и сейчас очень приятно смотреть на свои плоды и результаты нашей команды.

VOX: Я так и представляю вас на стройке. Приходилось ли вам когда-нибудь встречаться с сексизмом в карьере? Это ведь очень серьезный и жесткий бизнес...

— Наверное, мне повезло, и я не встречалась с сексизмом на рабочем месте. Ведь я начинала свою карьеру в западной компании, а их корпоративная культура в этом смысле на высоком уровне. Там очень строго с этим, разницы нет, женщина ты или мужчина. А когда я пришла в Народный Банк, позиция заместителя председателя правления уже не позволяла, наверное, кому-либо подумать о притеснениях на гендерной основе. Но, надо признать, иногда бывают моменты: ко мне приходят как мужчины, так и женщины по каким-то вопросам, не зная, кто конкретно их встретит, и в первый момент они немного теряются при виде меня. Особенно в регионах. Вспомнила сейчас одну интересную встречу. Приехала в Шымкент на прием к одному чиновнику, была там проблема по одной компании. И сначала он меня совершенно не воспринял, так смотрел — мол, что ты тут мне хочешь сказать вообще. Но потом, минут через 15, в ходе разговора я увидела, как стирается тот его взгляд, и человек уже воспринимает меня как равную.

VOX: Умут Болатхановна, вы — наемный менеджер. Может, вашим учредителям уже пора сделать вас акционером за тот вклад, который вы вносите в развитие банка?

— Да, конечно, я наемный менеджер и считаю, что это правильно. Когда ты становишься акционером, между тобой и менеджментом возникает конфликт интересов. Всегда появляется соблазн пойти в свой проект, заработать на себя, как на акционера, может, даже где-то в ущерб банку, в ущерб организации, в которой ты трудишься. Яркий пример — тот же «БТА», когда собственники были в активном управлении и смотрели на те или иные проекты не как на рискованные или не рискованные для банка, а как на возможность заработать на них. Это создает большие риски для организации. Поэтому я считаю, что когда нет этого конфликта интересов, я лучше выполняю свою работу. Если я двигаюсь в правильном направлении, меня принимают, если что-то в моей работе не нравится, мне могут сказать «до свидания». Для меня это дисциплина и огромная ответственность, возможность постоянно держать себя в тонусе. Нельзя расслабиться и почивать на лаврах. Я считаю, что это правильный подход с точки зрения корпоративного управления.

VOX: В любом случае, зарплата есть зарплата. А что потом? Есть ли у вас какой-то собственный, частный бизнес? Планируете ли открывать что-то свое?

— Нет, у меня нет своего бизнеса, так же, как и у мужа. У нас внутри банка есть корпоративная этика: если занимаешь топ-менеджерскую позицию, ты не можешь организовывать свой частный бизнес.

VOX: Но ведь считается, что детям надо оставить наследство, передать что-то.

— Думаю, главное, что можно дать детям — воспитание и образование. И это то, куда мы действительно вкладываем и не экономим. Наш старший сын получает уже четвертый диплом, сейчас средний сын поступил на первый курс. Для меня очень важно, чтобы дети были самостоятельными, конкурентоспособными везде, в любой точке мира. Это значит, что должен быть хороший диплом, хорошие знания. А дальше — они же мужчины, должны сами научиться зарабатывать на достойную жизнь.

VOX: А младшую дочку вы тоже воспитываете самостоятельной и конкурентоспособной?

— Я — строгая мама, особенно для сыновей. К сожалению, мало времени удается проводить со своими детьми. Конечно, с дочкой я больше нежничаю, обнимаюсь, и у нее бывают капризы — «хочу–не хочу», — но в отношении учебы и других занятий послаблений нет. В этом плане я очень требовательна.

VOX: Вы возглавляете Совет деловых женщин Алматы. Это молодая организация, и очень интересно узнать, чем она занимается, какие у нее цели и кто может в нее вступить?

— Любая женщина в Алматы, имеющая здесь свой бизнес, может вступить в Совет. Организация создана при Национальной палате предпринимателей РК, такие же Советы работают по всей стране. Мы открыты, готовы принимать новых членов, рады активным и деятельным. Моя личная точка зрения: неправильно делать акцент на гендерные различия. Мол, вот если это женщина в бизнесе, давайте ей дадим дополнительные квоты или какие-то особые условия. Я считаю, что наши женщины сейчас достаточно самостоятельные, самодостаточные, независимые. Для тех, кто хочет что-то создавать, нет каких-то неосуществимых задач и непреодолимых преград. Я говорю то, что вижу как банкир. Я много общаюсь с нашими крупными предпринимателями, в основном это мужчины. И могу сказать, что у них немного другой подход к бизнесу. Женщины больше занимаются проектами в области красоты, образования, медицины, социальными проектами. Их компании больше ориентированы не на «прибыль любой ценой», а на собственное развитие и социальную направленность.

VOX: А чем вы вообще занимаетесь в этом Совете?

— Мы собираемся, обсуждаем текущие проблемы, какие-то новые идеи. Если требуется поддержка, например, на уровне акимата, стараемся помочь с налоговыми, законодательными вопросами. Если на кого-то начинаются гонения, давление со стороны контролирующих органов, все эти вопросы мы готовы рассматривать. Конечно же, наш совет активно занимается благотворительностью, социальными проектами. Главное — атмосфера, общественные связи. Женщины обмениваются информацией, общаются друг с другом, перенимают опыт. На последнем собрании Совета мы отметили особо активных в прошлом году: Жанель Бертаеву, Айгуль Жансерикову, Жанар Жубаниязову.

VOX: В середине 30-х годов, когда в Штатах был пик Великой депрессии, президент Рузвельт назначил своим советником по экономике известного английского экономиста Джона Кейнса. Тот совершил революцию в экономике, а его книга «Общая теория занятости, процента и денег» стала экономической Библией. Есть ли у вас свой стиль в управлении? Может быть, вам импонирует пример кого-то из таких финансовых гениев?

— Финансовая система работает в строгих регуляторных и законодательных рамках. Но у каждого руководителя есть свое видение. Да, все мы работаем в рамках одного закона, но кто-то при этом успешен, а кто-то — не очень. Есть единый закон, но каждый банк вырабатывает свою стратегию. Одни не работают с физическими лицами, а другие не финансируют строительство. Народный Банк, к примеру — и это уже сложилось исторически, — силен в рознице. У нас большое количество отделений, это огромная социальная нагрузка. Мы, например, находимся в каждом селе и районном управлении, которое нам, может быть, и не приносит доходов, но мы поставили отделения там. Доставка денег инкассаторами, содержание сотрудников для выплат пенсий и пособий — очень дорогая часть расходов. Коммерческая часть, на которой мы зарабатываем — она больше в городах. А в этих селах мы не зарабатываем, но и закрыться не можем. Мы у них единственный банк и сохраняем эту нагрузку, а часть дохода из городов субсидирует эти наши убыточные точки, потому что мы понимаем, что должны это делать. Мы понимаем свою социальную миссию.

Что касается моего видения и принципов управления, я считаю, что корпоративные ценности должны быть основаны на профессионализме, квалификации, честности, на прозрачности ведения бизнеса, на социальной ответственности. Корпоративная культура — это не пустой звук. А как представитель топ-менеджмента, имеющий свое влияние на финансовую систему, я всегда ратую за то, что мы должны двигаться в рыночную экономику, в сторону либерализации. Должна быть конкуренция. Это хорошо, когда много банков, когда эти банки сильные. Очень хорошо, когда в нашу страну приходят западные банки — они приносят новые технологии, новые стандарты в работе. Я считаю, что государство должно давать возможность для креатива, для развития, для рынка. Я всегда за рыночную экономику и против возврата в Советский Союз, где был только один банк. Монополия убивает прозрачность и качество услуг.

VOX: Умут Болатхановна, скажите, можно ли нам надеяться на то, что когда-нибудь у нас будут проценты по кредитам, как в ОАЭ — 3–6%? Это вообще реально в нашей стране?

— Это зависит от того, как дальше будет развиваться наша экономика. Сегодня мы сильно зависимы от нефти. Все экономисты пишут про новую реальность: низкие цены на нефть отразились на поступлениях в бюджет. Мы перешли на плавающий курс, теперь важна предсказуемость этого плавающего курса. Но она будет складываться и зависеть не от банковского сектора, а от экономики страны в целом — будем ли мы развивать другие отрасли, будут ли наши бизнесмены достаточно сильны, чтобы работать и платить налоги? Ответы на все эти вопросы — работа не одного дня. Думаю, от года до трех, как минимум, нам понадобится на перестройку, и если мы ее начнем, воспользуемся этим моментом, то сможем превратить кризис в период новых возможностей и роста. Нужно адаптироваться, нужно суметь быстрее перестроиться, понять свои слабые стороны, работать над сильными. И только тогда, когда будет низкая инфляция, когда курс станет более стабильным, будет меньше проблем с дефицитом государственного бюджета, тогда будут падать ставки, проценты.

VOX: Каков ваш — что называется, из первых уст — прогноз на наше будущее, на курс?

— Надо смотреть на цену на нефть. Я считаю, что Национальному Банку удалось перейти на плавающий курс, но переход был очень болезненным, и для банков — особенно. Очень тяжелым был январь, февраль тоже оказался не из легких, март — уже лучше. Теперь мы должны смотреть, как складываются цены на нефть и какова ситуация с рублем, ведь доля импорта из России достаточно высока, и мы, конечно, зависим от курса рубля тоже.

VOX: А что вы думаете обо всех этих разговорах по поводу единой валюты в рамках ЕвразЭС?

— Однозначно мы должны быть независимой страной. У нас должна быть своя политика, своя валюта, своя экономика, и мы, безусловно, должны сохранить свой суверенитет, который мы заработали, отстояли, выстроили. Да, Россия наш сосед, достаточно крупный. С соседями надо жить дружно, но независимо.

VOX: Ваша работа требует полной отдачи. Это факт. Но ведь бывают какие-то ситуации дома, с семьей, которые требуют вашего присутствия — семейные конфликты или, не дай бог, ребенок заболел, — но на работе тоже огромный коллектив, риски. Вы отключаетесь от домашних проблем? Что в такие моменты выходит на первый план?

— Конечно же, семья на первом месте. В первую очередь в голове дети, мама, муж. Просто ежедневно приходится быть многозадачной, чтобы и в семье все было хорошо, и на работе. Я считаю, что мне крупно повезло с мужем, мы выстроили такие отношения, что он всегда и во всем меня поддерживает, и я его — тоже. С пониманием относится к моим иногда поздним приходам домой. Бывают дни, когда работаешь с 9 до 9, а иногда и до 10. Старшие дети уже более или менее взрослые, а дочка точно не получает столько внимания и времени, сколько ей требуется.

VOX: Расскажите, пожалуйста, в чем секрет, как стать председателем правления банка? Есть рецепт?

— Однозначного рецепта нет. Нужно ставить перед собой цель и идти к ней. Четко знать, в какой сфере ты хочешь расти. Например, когда я пришла в ABN AMRO, то начинала с самой низкой позиции — специалиста. Конечно, амбиции и активность помогли поставить перед собой четкую цель. Я хотела быть на ведущих позициях, хотела карьерного роста. Поставила перед собой задачу хорошо узнать банковскую систему и пройти разные отделы и направления. Узнать, что такое рынок ценных бумаг, кредитование, казначейство, понять, что такое бэк-офис, — то есть пройти все направления в банке. И так сложилось, что каждые два года я меняла направления внутри банка и получала новый опыт и знания. Сейчас я вижу, что те мои коллеги, которые выросли со стартовых позиций, более квалифицированны и знают намного больше, чем те, кто приходят сразу на должности топ-менеджеров. Этот опыт необходим, и его трудно переоценить в дальнейшей работе. Например, почти все топ-менеджеры нашего банка начинали с рядовых позиций.

И, конечно, надо проявлять инициативу, инициативные люди всегда поощряются. Также важно, чтобы у человека были ответственность и честный подход к своей работе. Это для меня вообще на первом месте. Поэтому секрет успеха — это профессионализм, трудолюбие, дисциплина и хорошая команда.

Редакция Vox Populi выражает благодарность ресторану G Balyk, галерее ресторанов ТРЦ MEGA за предоставленную локацию для съемки.

Поделись
Жанна Ахметова
Жанна Ахметова
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000