BUSINESS Саян Байгалиев Maxim Шатров 22 марта, 2013 09:15

Капитал на интеллекте

Капитал на интеллекте
Один из основателей и председатель совета партнеров компании Sayat Zholshy & Partners Айдын Бикебаев делится тонкостями юридического ремесла, рассказывает о роли людей в правовом бизнесе и том, почему английские юристы работают у нас хуже отечественных. 

О появлении компании

Когда Казахстан перешел к рыночной экономике, на рынке юридических услуг образовался вакуум. Не было ни одной фирмы, которая могла бы оказывать юридические услуги по международным стандартам, принятым в других странах с рыночной экономикой. Поэтому в начале 90-х в Казахстан зашло очень много иностранных юридических фирм с многомиллиардными оборотами, с офисами во всех уголках мира. Они захватили весь рынок юридических услуг. Но мы видели, что тоже можем работать на этом рынке, по крайней мере не хуже, чем они, тем более что в этих иностранных компаниях работали наши же юристы, наши сокурсники.
В этот период были созданы достаточно успешные казахстанские юридические фирмы, которые шаг за шагом стали отвоевывать клиентов у международных компаний. Это Grata, Aequitas и Sayat Zholshy & Partners. Это три компании, которые смогли выдержать конкуренцию со стороны глобальных юридических фирм и оттянуть у них клиентов – как казахстанских, так и зарубежных.
 
О кадрах
Первоначальный штат был небольшим, 5–6 человек. Наша компания была создана 14 лет назад, и сегодня из тех людей, которые ее основали, остался только я. При этом сейчас у нас шесть партнеров, из них пятеро приходили к нам на работу в качестве простых юристов. Сейчас большая часть компании принадлежит нашим бывшим сотрудникам. Вопрос даже не в численности штата, у нас и сейчас работает порядка 30 человек, а в эффективности каждого сотрудника: сколько каждый юрист компании приносит ей денег. По этому показателю мы, наверное, одни из лучших на рынке. 
Мы никогда не «хантили» юристов из других компаний, а у нас часто пытаются «хантить». Поэтому мы вынуждены платить такую же заработную плату, как в международных компаниях. Вообще, проблема с кадрами большая, качество подготовки юристов в вузах очень низкое. У нас в основном работают выпускники школы права «Адилет». Не хочу плохо говорить о других вузах, но качество подготовки меня не устраивает. Я сам окончил КазНУ. 
 
О вовлеченности в бизнес
Другие основатели ушли из компании, потому что это бизнес персональный, в юридической фирме не может быть пассивных акционеров. Человек должен здесь работать. Нельзя много лет просто оставаться владельцем, человек должен быть вовлечен в деятельность компании, привлекать клиентов, работать с ними. К примеру, хоть я и основатель компании, у меня нет мажоритарной доли в ней. Во всем мире юридические фирмы строятся по принципу партнерства. Причем право стать партнером, по сути ее акционером, должен иметь любой сотрудник компании.
 
О работе на государственной службе и возвращении в бизнес
Когда я уходил на госслужбу, мне на самом деле было интересно, поскольку я работал в антимонопольном органе. Я давно занимаюсь этой темой, у меня две монографии и более ста публикаций по антимонопольному праву. Я пошел туда, чтобы понять, как это работает изнутри. Но я понял, что госслужба не для меня, я чувствую себя комфортно именно в бизнес-среде.
 

Капитал на интеллекте
О конкуренции
Конкуренция очень большая в Казахстане, у нас представлено более десяти международных юридических фирм. Но тем не менее мы с ними работаем на равных. Международные юридические фирмы закрывались, уходили, но мы остаемся, отвоевываем у них клиентов. Мы работаем по принципу тех же международных компаний, мыслим так же, говорим на английском языке. Понятно, что мы долго этому учились, но на сегодняшний день мы предоставляем юридические услуги на том же уровне, если не лучше. 
 
Об ориентирах
Мы ориентировались исключительно на международные юридические компании, на то, как они работают, на их стандарты. Нам очень нравились в свое время Baker & McKenzie, Salans. Мы принимали на работу юристов, уходивших из этих компаний, перенимали опыт. 
Почему международные юридические фирмы теряют клиентов? Они стараются брать англоязычных юристов, знание языка для них – приоритет. Но это же не означает, что человек является хорошим юристом. Для нас же главное – профессионализм, чтобы юрист умел глобально, аналитически мыслить, видеть проект целиком. У нас очень серьезный конкурс, мы можем отсмотреть сто кандидатов и взять только одного.
 
О правилах в бизнесе
Мы никогда не будем работать с компанией, если видим, что ее менеджмент неэтичен – пытаются совершить какие-то правонарушения либо склонны к их совершению. На такие сделки не идем принципиально. Мы не хватаемся за любое дело, оцениваем, сможем ли это сделать, насколько клиент нас устраивает. Четко придерживаемся принципа, который распространен на Западе, – принципа конфликта интересов. Никогда не будем работать против того клиента, которому ранее оказывали услуги. Это правило юристов. 
 
О дальнейших планах
Мы не планируем выходить за пределы Казахстана, мы хотим быть лидерами на казахстанском рынке, каковыми и являемся. Мы не выпускаем какие-то продукты, которые являются стандартными по всему миру. Мы казахстанские юристы, мы не можем практиковать английское право. Нам есть куда расти в Казахстане. Есть разные сферы: вопросы налогообложения, судебные процессы, покупка бизнеса, антимонопольная сфера, интеллектуальная собственность. 
 
О продаже бизнеса
Вопрос о продаже компании возникает часто, но этот бизнес очень сложно продать, он личностный, персональный. Здесь люди – это капитал. Опыт, знания, умения, талант тех юристов, которые работают в компании. Ведущие российские юридические фирмы предлагали поглотить нас. До сих пор интересуются нами. У нас с ними хорошие отношения, много заказов от них, но мы не готовы попасть под их влияние.
 
Капитал на интеллекте
О коррупции и принципах
Проблема коррупции есть, но мы принципиально отказываемся вступать в коррупционные отношения, да и наши клиенты в большинстве своем – иностранные компании. Они изначально берут с нас обязательство, что мы ни в каких случаях не будем вступать в коррупционные сделки. К тому же я верующий человек, и для меня это имеет большое значение.
Если клиент обратился, никто не предаст его интересы. Для тех юридических фирм, которые являются лидерами на рынке, это принципиальный вопрос. Может, какие-то мелкие компании пытаются ловчить, заработать на этом, но для нас вопрос репутации важнее. Если мы потеряем репутацию – мы потеряем бизнес.
 
О несовершенстве рынка
Если я поеду в Лондон, открою там юридическую компанию и буду оказывать юридические услуги, что со мной сделают? Меня могут посадить за это! Как мошенника. С какой стати я, казахстанский юрист, начинаю практиковать их право? Для того чтобы оказывать юридические услуги в Лондоне, мне надо иметь местное образование, стаж работы и вступить обязательно в их коллегию юристов. А у нас как? Пришел любой иностранец, у него даже нет юридического образования, он открывает юридическую фирму и везде пишет, что оказывает юридические услуги. Это проблема нашего рынка. У нас нет стандартов регулирования рынка юридических услуг, которые приняты во всем мире. 
На рынке много компаний, в которых английский юрист начинает практиковать казахстанское право. В связи с этим около десяти юридических компаний в прошлом году создали общественное объединение «Коллегия юристов», мы хотим работать над принятием мировых стандартов. Мы не хотим, чтобы это регулировало государство, в большинстве стран идет саморегулирование отрасли. Они следят за вопросами этики, экзаменации, принимают новых членов, которые соответствуют критериям, вводят дисциплинарные наказания, и мы хотим, чтобы такие же стандарты были у нас.
 
P.S. В разделе «Мнения» нам интересно узнать, какую казахстанскую юридическую компанию вы считаете лучшей и почему?
Поделись
Саян Байгалиев
Саян Байгалиев
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000