BUSINESS Алишер Еликбаев Maxim Шатров 12 марта, 2013 00:18

Игорь Кузнецов: "Я потерял много друзей из-за бизнеса"

Основателем сети магазинов KIMEX и Grazie является бывший профессиональный хоккеист Игорь Кузнецов. О том, почему он решил заняться fashion-ритейлом и к чему пришел сейчас, он рассказал нашему сайту.

Двадцать лет назад нападающий усть-каменогорской хоккейной команды «Торпедо» Игорь Кузнецов получил серьезную травму и ему пришлось завершить свою спортивную карьеру. Так получилось, что именно благодаря тому злосчастному перелому ноги в Казахстане появились обувные магазины Kimex, Grazie, международные торговые марки MANGO и Promod, а также салон красоты Aldo Coppola. Сегодня специально для Vox Business Игорь Кузнецов вспоминает события прошлых лет, анализирует настоящий момент и рассказывает о будущих планах своей компании.

Игорь Кузнецов: "Я потерял много друзей из-за бизнеса"

Переломный момент

Мне было 37 лет. Жил тогда в Германии, играл в хоккей то за финнов, то за немцев. Потом получил серьезную травму, и моя спортивная карьера была завершена. А у меня жена и двое детей. Надо было что-то делать.

Моему хоккейному клубу в Усть-Каменогорске тоже в то время приходилось нелегко. Государство прекратило финансирование, чтобы выжить, надо было заниматься коммерцией. Коллеги перечислили мне 100 000 долларов, чтобы я мог купить какой-нибудь товар, и они смогли бы перепродать его у себя в городе.

Интернета тогда не было, я сам ездил по различным складам в Германии и Голландии и думал, что привезти в Казахстан. Нашел склад с мужской и женской обувью. Страшная такая, из дешевого кожзаменителя. Дорогую европейскую обувь никто бы просто не купил у нас в городе. Вот ее и приобрел. Заказал машину и отправил товар на родину, хотя коробки с обувью занимали не более одной третьей части грузовика, что было, конечно, не очень рационально. Ни пошлин, ни НДС тогда не было. Слава богу, груз в целости и сохранности добрался до Казахстана.

За ту сделку я получил 10% комиссионных. Были еще кое-какие свои накопления. Их можно было потратить на покупку квартиры, машины, тем более что ничего этого у меня не было. Но, посоветовавшись с женой, решил направить все средства в бизнес. Начал с небольшого магазина и склада в Усть-Каменогорске. Сейчас число наших магазинов в Казахстане перевалило за шестьдесят, а в компании работают более семисот человек. В ближайший год, думаю, откроем еще около десяти магазинов.

Игорь Кузнецов: "Я потерял много друзей из-за бизнеса"

О найме персонала

Вот уже два года я не занимаюсь подбором персонала, хотя до этого всех, вплоть до продавцов, интервьюировал сам. Я человек добрый, из ста пришедших мог взять на работу девяносто девять. Мне всегда казалось, что с любым человеком можно работать, если видеть в нем в первую очередь только хорошее. И эта схема работала до определенного момента, многие люди были в моей компании более 10 лет. Но два года назад пришел нанятый генеральный директор, произошло значительное изменение структуры, поменялись критерии отбора персонала, и почти 90% старого коллектива ушло. Им было важно, чтобы Игорь Михайлович все время гладил по шерстке, уговаривая работать, а меня уже на всех не хватало. Было очень трудно расставаться с людьми, но я понял, что этот этап надо пережить.

О друзьях в бизнесе

Одному начинать бизнес очень сложно. И психологически, и финансово. Поэтому практически всегда ты стартуешь с кем-то. И чаще всего это друзья.

Я потерял много друзей из-за бизнеса. Когда появился оборотный капитал, я начал больше привозить товара, об этом узнавали мои друзья-хоккеисты из других городов Казахстана. Ребята жили небогато, приезжали и говорили: «Давай товар нам, мы поторгуем, отдадим деньги!». Я и давал. И много раз было такое, что назад уже ничего не получал. Мне рассказывали всякие истории: у кого-то украли мой товар, кого-то прижали, и так далее. Я потерял кучу денег и испортил отношения со многими людьми. Это были близкие люди, с которыми я играл в одной команде и долгое время жил в одной комнате.

Иногда ради сохранения дружбы важно вовремя прекратить совместное ведение бизнеса. У меня есть самый близкий друг, который руководил в Усть-Каменогорске нашей компанией, но ради развития бизнеса мне пришлось попросить его уйти. Он хороший человек, был и остается моим близким другом, но на тот момент ему нужно было покинуть компанию, чтобы она могла дальше расти. Я пришел к нему, встал на колени и попросил прощения за это решение. Наверняка где-то глубоко в душе у него сидит обида, но мне на тот момент было многократно больней.

О взаимоотношениях с властями

Я принципиально не знакомлюсь и не общаюсь с чиновниками. Практически никого из них не знаю. Веду честный и правильный бизнес и никому ничем не обязан. Если ты не нарушаешь закон, платишь все налоги, чиновники не будут тебе ставить палки в колеса. Я никогда не сталкивался с давлением на мой бизнес, поэтому я не очень верю басням, которые периодически показывают по телевизору, о невиновных предпринимателях, у которых чиновники или правоохранительные органы отбирают бизнес.

О конкурентах

Нашими конкурентами считаются магазины «Интертоп» и Respect. Больше никого не знаю. Но и этих мне трудно отнести к конкурентам. Respect торгует китайской обувью, которая в 2–3 раза дешевле нашей, а у «Интертопа» другие требования к торговым площадям, им требуется гораздо больше места. Бывает, мы боремся за лучшие места в торговых центрах, но встречаться ради этого нам необязательно.

Игорь Кузнецов: "Я потерял много друзей из-за бизнеса"

О MANGO

MANGO – уникальный с коммерческой точки зрения проект. Что такое торговля? Ты работаешь, продаешь и раз в полгода подводишь итоги. У большинства предпринимателей результаты чаще всего таковы, что вся твоя прибыль остается в остатках, которые лежат на складе. Продать все под ноль очень сложно, практически невозможно. А MANGO поступает очень просто – они забирают все остатки за свой счет. По этой системе работают только они, поэтому с ними комфортно. Особенно бизнесменам вроде меня, для которых торговля одеждой и обувью – это основной бизнес, а не побочный.

Игорь Кузнецов: "Я потерял много друзей из-за бизнеса"

О локациях для магазинов

Первый свой магазин я открыл на алматинском Арбате. От магазина, который находится в центре, совсем другая отдача получается. Поняв это, ты уже никогда не пойдешь куда-нибудь за угол. Ты понимаешь, что там аренда в разы дешевле, но и людей будет меньше. Поэтому принципиально я всегда считал, что лучше брать дорогое помещение, но оно должно стоять в центре города или в лучшем месте в торговом центре.

Я дважды ошибался с выбором места для магазина. 10 лет назад я открыл магазин в Петропавловске, но через год его закрыл. И вот в прошлом году я ошибся еще раз – открыл точку в ТРЦ «Есентай». Долго сомневался, идти туда или не нет, решил идти – и мои сомнения оправдались. Молл нереально плохо работает для торговли, потому что неудачно расположен. Кажется, что его посещает много людей, но на самом деле это за счет кинотеатра. Я еще стою там, но уже понимаю, что это было ошибкой.

Игорь Кузнецов: "Я потерял много друзей из-за бизнеса"

О рынке luxury

Я не планирую заниматься одеждой и обувью сегмента luxury. В 90-х годах возили дорогую обувь и нахлебались с остатками. Это очень сложный бизнес. Поэтому основная часть бизнесменов, которые торгуют у нас luxury, меньше всего делают бизнес. Это скорее хобби для жен и дочерей. И предприниматели, которые открывают такие магазины, скорее всего, поддерживают их на плаву благодаря совершенно другому бизнесу.

О новых технологиях

Компьютера у меня до сих пор нет, iPad появился полгода назад. Использую только почту, когда отправляю что-то по работе. Мне кажется, ваше поколение несчастно с этой точки зрения, потому что вы проводите столько времени за компом, в то время как я могу сходить на футбол, в театр, ресторан. Могу на лыжах покататься, в гольф поиграть. А вы ищете в этом ящике какие-то новости, роетесь, переписываетесь.

Мы не планируем открывать онлайн-магазины. Мы анализировали это. Во-первых, торговать своим товаром смысла нет, потому что мы представлены практически во всех городах. А если торговать другим ассортиментом, то надо делать огромный закуп без гарантии, что это все продастся. На такой риск я не хочу идти. Люди не перестанут ходить в магазины, это уже определенный образ жизни: прийти, померить, провести время. Живя в Германии, мы заказывали по каталогу вещи, и из 20 заказов 19 отправляли назад, потому что не подходили размеры. В той же Америке, лидирующей в интернет-торговле, людей меньше в обычных магазинах не становится.

Игорь Кузнецов: "Я потерял много друзей из-за бизнеса"

О другом бизнесе

У нас еще есть Центр ветеринарной медицины, там лечат собак и кошек. Это замечательная клиника для животных. Даже рентген купили за 70 тысяч долларов. Это жена сделала, у нее было желание, пришлось профинансировать, хотя очень все недешево вышло. В общем все затраты составили около полумиллиона долларов. Есть вероятность, что они окупятся, но займет это гораздо больше времени, чем коммерческие проекты. Еще мы первыми привезли в Казахстан такую фантастическую породу собак, как акита-ину. Если вы видели «Хатико» с Ричардом Гиром, то вы понимаете, о чем я говорю. Мы продаем щенков по 2 тысячи евро, но это все равно не бизнес, потому что уход за ними дороже выходит.

О богатстве

К деньгам отношусь положительно. Я продолжаю хотеть их зарабатывать. Для меня богатство заключается в том, чтобы я мог себе позволить все, что пожелаю. Яхта на постоянной основе мне не нужна. Абсурдно ее иметь, живя здесь. Но взять ее напрокат я могу себе позволить. То же самое и с частным самолетом. Необходимости в нем пока не возникало. Меня устраивает бизнес-класс Lufthansa, мне достаточно комфортно. Но, наверное, следующий шаг в богатстве – это личный самолет и путешествовать в одиночестве или с друзьями. 

Поделись
Алишер Еликбаев
Алишер Еликбаев
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000