BUSINESS Виктор Магдеев Марина Султанова 21 ноября, 2013 23:07

Ремесло из далекого аула

Ремесло из далекого аула
Героиня нашего сегодняшнего репортажа – Кулян Жангутты. После выхода на пенсию она начала новую жизнь. В отдаленном ауле открыла мастерскую, занялась ремеслом войлоковаляния, предоставила людям на селе работу и построила собственную экологическую деревню.

Cреди мастеров войлоковаляния идут негласные споры: кто и какая страна может претендовать на историческую родину этого удивительного рукотворного продукта – войлока? Кулян Жугитты вот уже несколько лет представляет свою продукцию во многих странах мира. Это ярмарки, выставки, фестивали, связанные с тематикой войлочного искусства. Восхищаясь ее изделиями, многие удивляются и задают вопрос: «А что, и в Казахстане умеют творить чудеса из войлока?». А в самом деле, умеют ли? На этот вопрос отвечает сегодня Кулян Жангутты – наш, казахстанский, мастер войлочного искусства.

Войлок и чувство патриотизма

Меня и удивляют, и возмущают порой подобные вопросы. Киргизских, узбекских и даже бурятских мастеров знают. Венгры, немцы, норвежцы тоже популярны в этой сфере. А мы, чьи корни уходят в далекие времена кочевников и тенгрианцев, как будто не имеем никакого отношения к войлоку. Войлок был всем для наших предков. Это и жилье, и одежда, и украшения. Да что там говорить, вся жизнь была связана с войлоком. Войлоком лечили, спасались от холода, войлок оберегал от злых духов.

Был у меня один такой случай. В Турции на ярмарке подходят ко мне и говорят: «Какие вы киргизы молодцы. Такие мастера, такие прекрасные вещи создаете». Я поперхнулась от неожиданности. Обидно мне стало. Но потом я себе слово дала – мир должен узнать наших, казахстанских, мастеров, наше казахское войлочное искусство. И теперь, когда я выезжаю за пределы Казахстана, уже не столько себя представляю, мое «я» отходит на второй план.

Второе рождение войлоковаляния

Я признаю, что мастера из Кыргызстана и Узбекистана очень талантливые, сильные. У многих из них уже есть мировое признание. Особенно изделия из войлока сейчас популярны в Европе. У этих мастеров есть чему учиться. Мы и учились у них. А случилось это так. Я не очень хорошо знаю историю возрождения современных технологий войлоковаляния. Знаю только, что первыми в Европе, кто увидел в войлоке возможность создавать красивую одежду и аксессуары, были венгерские художники Иштван Виджак и Мари Наги. Затем в Германии и Голландии была создана Международная академия войлока. Уже из этой академии в Кыргызстан, Узбекистан и Грузию стали выезжать мастера и обучать современным технологиям.

Ремесло из далекого аула

Вдохновение

Еще 10–15 лет назад я и не думала, что войлочное мастерство, которому я научилась, будет и бизнесом моим, и творческим вдохновением. Перед уходом на пенсию я долгое время работала в школе. Обучала детей различному ремеслу. Мы вышивали, ткали гобелены, создавали различные панно, игрушки. И мы постоянно участвовали в различных ярмарках, выставках, представляли свое творчество на фестивалях. Именно там я увидела очень красивые изделия из войлока. Увидела и по-настоящему заболела этой темой. Там же, на выставках, я познакомилась с президентом фонда «Наше наследие» Айжан Беккуловой. Она уже в то время была известным мастером по изделиям из войлока. Фондом был организован проект «Новый Шелковый путь». В рамках этого проекта я и прошла обучение. Я очень благодарна Айжан за то, что она поверила в меня и все время поддерживала.

Пенсионный возраст бизнесу не помеха

Поначалу опасалась: а получится ли? Это же нужно было все бросить и уходить с головой в новое дело. Я все же дождалась пенсионного возраста, оформила пенсию. Ну, знаете, это же наш менталитет – иметь про запас, если что-то вдруг не срастется. Это сейчас мне немного смешно вспоминать о своих опасениях. Срослось же. Начинала я все это дело на дому. В поселке Райымбек, что под Алматой. Сначала одна. Потом поняла, что без помощниц мне не обойтись. Это было 5 лет назад. Я стала искать женщин из нашего села. Первый вопрос, который они задавали мне: «А сколько будешь платить?». У меня тогда своего первоначального капитала не было. Я думала так: обучу женщин этому мастерству, они потом сами смогут зарабатывать, а доходы с ярмарок и выставок будем распределять по вкладу. Поселок Райымбек находится рядом с городом. Все идут работать на базары, в рестораны, кафе. На мое предложение так никто и не откликнулся. Хорошо, родственницы подключились. Вот тогда у меня и возникла мысль – нужно ехать в какой-нибудь отдаленный аул. Там многие женщины сидят без работы.

Так и сделала. В поселке Кок Кайнар Жамбылской области жили мои дальние родственники. Я часто там бывала. Природа, горы, свежий воздух, простор. Мне очень там нравилось. Приехала. Сняла дом. Во дворе поставили юрту. Женщин, желающих обучиться войлоковалянию, в селе оказалось много. Приходилось даже отбор делать. Учились они с интересом, быстро осваивали мастерство. Сейчас мои самые опытные мастера сами обучают. Ездят по селам, дают мастер-классы. Так же, как я, участвуют в ярмарках, фестивалях. Всю эту нашу казахстанскую войлочную красоту, которую сегодня видит мир, теперь мы делаем вместе.

Ремесло из далекого аула

Трудности? А как без них?

Проблемы, конечно, были. Боялись, что я буду мыть шерсть и отравлю людей. Боялись, что это неэкологичный труд. Хотя шерсть для нас, казахов, ну что может быть роднее? А сейчас меня оберегают, охраняют, я спокойна сегодня. Полное взаимопонимание. Переживаю, только когда приходится уезжать надолго и оставлять своих мастеров без поддержки.

Экологическая деревня

Три года назад у меня родилась еще одна идея – построить здесь, в поселке, экологическую деревню. Во дворе дома в одной юрте стало нам уже тесно. Да и условия там для работы неподходящие были. Присмотрели мы участок в конце села. Заброшенные земли, пустырь. Но красота какая! С одной стороны горы, с другой – холмы и пастбища. Воздух чистейший. Весной все цветет, летом свежо. Вот, думаю, хорошее место для экологической деревни. Построить бы здесь мастерскую, поставить юрты. Пусть приезжают сюда туристы со всего мира. Дети наши могут здесь проводить летние каникулы. Девочек можно обучать войлочному мастерству. Задумали – сделали. Этим летом у нас было много гостей. Даже с CNN приехала съемочная группа. Фильм снимали. А недавно телевизионщики приезжали. Говорят, у нас хорошее место для съемок роликов. Очень много детей было летом. Это сейчас юрты свернули до следующего сезона – уже прохладно.

Ремесло из далекого аула

Секреты мастерства

Сырье у нас местное. Сами закупаем, сами моем, обрабатываем. В этом районе удалось сохранить уникальную породу овец – мериносов. Шерсть эта очень качественная. Это и есть то самое золотое руно, тонкорунное. И причем разные цвета – черные, коричневые, белые. Разные оттенки. Допустим, на сырмаки и текеметы мы пускаем свою шерсть. Когда изготавливаем безрукавки, камзолы и другую одежду, снизу мы в шерсть вваливаем шелк.

Я немножко стала хитрить, поумнела. Я раньше дорогую шерсть пускала полностью на изделие. А сейчас комбинирую с шелком, хлопком и другими тканями. Изделия от этого только выигрывают. Шелк и шерсть легко соединяются. В результате получаются очень изящные, красивые изделия. Это и одежда, и шарфы, и различные украшения. Мы сегодня пользуемся разными технологиями, но предпочитаем все же так называемое мокрое валяние – это один из традиционных способов работы с войлоком. В этом процессе удивляет и восхищает то, что конечный результат не всегда предсказуем. Часто работаем на ощущениях и интуиции. Мы взяли за основу известные техники. Но нам было интересно идти дальше. Сейчас мы осваиваем то мастерство, которым владели наши предки. Одно изделие из войлока валяли одновременно несколько женщин. Там в ходу было все: и локти, и руки, и колени. Мы как-то с моими мастерами показали на одной из выставок, как это все происходило в давние времена. Это целое действо, представление. Интерес был огромный. Столько людей вокруг нас собралось.

Мечта

Такая уж у меня натура неспокойная. Вроде все отлажено. Дела идут хорошо. Вот только есть у меня еще одна мечта. Мне бы с десяток овец своих купить. Я бы не стала их выпускать на бесхозные пастбища. Построила бы бассейн, в нем бы купала своих овец. Свою бы кормовую базу для них построила. Все бы вокруг озеленила. Тогда бы своя шерсть была самого высокого качества. Пока не получается все это осуществить. Рук рабочих не хватает. Я разговаривала с сельскими мужчинами, ведь многие сидят без работы. Нет, не хотят. Это же труд серьезный. Может быть, пока еще не время. Но когда-нибудь точно куплю я овец.

Поделись
Виктор Магдеев
Виктор Магдеев
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000