BUSINESS Саян Байгалиев Дамир Отеген 19 июля, 2013 09:20

Муратхан Токмади: «Я без веры не живу»

Муратхан Токмади: «Я без веры не живу»
Перфекционист и патриот, человек с железной хваткой и заботой об окружающей среде. Муратхан Токмади, основатель компании «КазСтройСтекло», рассказал VOX BUSINESS о своем производстве, об истории увлечения стеклом и личных качествах, которые подарил ему спорт.

О начале

Я окончил Алма-Атинский архитектурно-строительный институт по специальности «инженер-строитель». Занимался строительным бизнесом. Мы строили, продавали, сдавали в аренду, неплохо на этом зарабатывали.

В какой-то момент стало понятно, что надо заниматься производством. Стоял только вопрос, чем именно? В начале 2000-х открывались разные заводы по стройматериалам. Но меня всегда привлекала уникальность.

Я не хотел строить очередной кирпичный завод или фабрику по производству обоев, поэтому в 2003 году создал компанию «КазСтройСтекло». Человек, который с детства привык заниматься спортом и побеждать, никогда не будет повторять чей-то путь.

О стекле

Стеклом я увлекся в конце девяностых, когда занимал пост вице-президента Казахстанской федерации бокса. Много ездил по разным странам, смотрел на здания. Меня всегда удивляло и восхищало, что такой хрупкий материал, как стекло, имеет столько самых разных качеств. К примеру, высотки в Токио с его невероятной сейсмичностью полностью выстроены из стекла и являются безопасными. Как стекло зимой сохраняет тепло, а летом в Дубае не пропускает жару?

Я пришел к выводу, что стекло – это продукт с большим будущим. Сейчас почти все строится из стекла или с его применением. В современном строительстве уже практически мало применяется кирпич, основные материалы – бетон, металлоконструкции и стекло.

Но нужно было понять характеристики стекла, технологию его применения. Начал все это изучать. Само по себе производство стекла достаточно дорогостоящее и капиталоемкое. Общаясь с партнерами в Европе, я понял, что необязательно быть производителем стекла, достаточно его покупать. Важно знать, где и у кого покупать. Определяющим является конечный продукт. Потребителя всегда интересует именно он. Ему неинтересно, американское это стекло или японское, ему важно, чтобы конечный продукт – стеклопакет – зимой сохранял тепло, а летом оставлял помещение прохладным и бесшумным. Это и есть промышленная переработка стекла. После этого я стал более углубленно изучать производителей оборудования.

Муратхан Токмади: «Я без веры не живу»

О строительстве завода

Приобрели производственную площадку на месте бывшей автобазы, которая была полностью разрушена. Это были остатки той самой первой волны приватизации. Мы подготовили ТЭО, бизнес-план, нужно было понимать емкость рынка, продвижение продукции, каналы распространения.

Тогда у нас еще не понимали разницы. Есть окно, оно стоит, что еще надо? Было понятно, что нам предстоит пройти большой путь, потому что мы создавали абсолютно новый продукт для нашего рынка. Вся продукция, которую у нас приобретали до этого, на 100% была импортной, в основном из Китая и Турции. Поэтому проблема многих наших зданий в Астане и Алматы в том, что зимой они промерзают, а летом там жарко, и большое количество навешанных кондиционеров их «украшают». Никто не просвещал заказчика, какой продукт из стекла он приобретает, что будет иметь в конечном счете.

Когда я построил завод, было несколько вариантов развития событий: создавать технологическую линию с использованием оборудования известных мировых производителей либо использовать оборудование среднего качества из Турции или же дешевое китайское, которое после оправдания вложений можно просто выбросить. Я выбрал путь создания продукта, который бы обладал исключительным качеством. К примеру, мы остеклили «Алматы Towers» 9 лет назад – и здание стоит без изменений. Такого качества можно добиться только на первоклассном оборудовании. Понятно, что для этого требуются крупные инвестиции, в 2–3 раза больше, чем в средние заводы по переработке, но я на это шел сознательно. И это был правильный выбор.

О конкурентах

Конкуренты, конечно же, появились, но они сделали ставку на средний сегмент и проиграли в качестве. Иногда клиенты размещают заказы у наших конкурентов, и вместо хорошего продукта получают ширпотреб, затем они возвращаются с заказами обратно к нам. Так, например, было с Музеем истории Казахстана в Астане, AFD Plaza в Алматы и многими другими.

О понимании стекла

В 2008 году я создал ассоциацию KazGlassEnergy, которая в 2011-м была преобразована в Национальную ассоциацию энергосбережения. Первое, что было сделано, – это приведение технических регламентов и СНиПов в соответствие с европейскими нормами строительства, потому что мы столкнулись с тем, что наша архитектурно-строительная среда была не готова к пониманию того, что такое стекло. Да, это красиво, это солидно, но надо понимать стекло. До сих пор, к сожалению, в том вузе, в котором я учился (ААСИ, нынешний КазГАСА), не готовят специалистов по стеклу. Сейчас я через ректора добиваюсь того, чтобы там внедрили эту специальность, обучали людей. Мы своих ребят обучали сами практически с нуля.

Продать изделие, когда человек не знает ничего о нем, не получится. Необходимо проконсультировать заказчика, какие выгоды он получает, в чем уникальность именно нашего продукта. Для этого мы по всей стране провели около 70 семинаров, где рассказывали о преимуществах правильного остекления. В книге Джима Коллинза «От хорошего к великому» говорится о концепции трех кругов, так вот, в компании «КазСтройСтекло» концепция трех кругов – это БЕЗОПАСНОСТЬ, ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ и ЭКОЛОГИЧНОСТЬ. Есть еще один аспект, на который мы обращаем внимание, – это уникальность.

Мы не занимаемся ничем, что не входит в эти три круга. Мы специализируемся именно на высоких технологиях переработки стекла. Такой мощной производственной базы, как у нас, нет ни в одном другом городе Казахстана, ни в какой-либо другой центральноазиатской стране.

Муратхан Токмади: «Я без веры не живу»

Об энергосбережении и экологичности

На практике более 50–70% потерь тепла в здании происходит за счет неправильного или устаревшего остекления, из-за большого объема применения простого стекла в строительстве, как в обычных пятиэтажках, так и в современных зданиях. Причем избыточное поступление тепла в помещение – это тоже большая проблема, ведь известно, что кондиционеры потребляют в три раза больше энергии, чем требуется на отопление помещения зимой. Из-за этого наши ТЭЦ работают буквально на износ, что, в свою очередь, приводит к вредным выбросам в атмосферу.

Я не раз выступал с различных трибун и в парламенте, и в правительстве, и в акиматах городов, доказывая, что если мы хотим говорить об энергосбережении, то надо соблюдать элементарные правила строительства. «Существенная экономия энергоресурсов налицо, а в масштабах страны – огромная. Если здание остеклено обычным стеклом, то, для того чтобы довести его до комфортной температуры, требуется энергия, которая приводит к выбросам углекислого газа в атмосферу 84 кг/кв. м, а при остеклении энергосберегающим – лишь 11 кг. Таким образом, только за счет энергосберегающего остекления можно в 6,5 раза сократить выбросы в атмосферу».

Об исполнительной дисциплине властных органов

Многие наши города находятся в сейсмоопасной зоне, поэтому необходимо элементарное соблюдение строительных норм. Вышло несколько технических регламентов, постановление правительства в области применения безопасного и энергосберегающего остекления. Но другая проблема, с которой мы столкнулись, – это неисполнение на практике утвержденных регламентов. Органы государственной экспертизы, которые должны следить за исполнением регламентов, абсолютно бесконтрольны. Я прямо задавал вопросы министрам, почему не освобождаются от должностей руководители органов, которые не исполняют нормативно-правовые акты. Как следствие, некоторые из них недавно не прошли аттестацию. Я считаю, что в государственных структурах не должны работать некомпетентные люди, тогда будет порядок. Почему в современном Казахстане падают дома? Я как гражданин и патриот своей страны, считаю, что такого просто не должно быть! Должен быть жесткий спрос с тех государственных органов, которые допустили это.

О втором заводе

Наш принцип «Для клиента – у клиента». Находясь в Алматы, мы обеспечиваем все остальные регионы. При этом у нас огромные расстояния, большие транспортные расходы, бывает бой стекла на крупные суммы при транспортировке. По этой причине в 2012 году было принято решение о строительстве второй производственной площадки в Астане.

Второй завод должен запуститься в августе-сентябре этого года. Мы считаем, что стеклопакеты, которое привозят из-за рубежа, к примеру из Турции, не подходят для Астаны по своим теплотехническим характеристикам – в Стамбуле или Шанхае никогда не бывает 40-градусных морозов.

Все это делается для клиента, поэтому надо находиться рядом с ним. Астана – это растущий рынок, и его надо обеспечивать. В Астане завод будет очень инновационным, там будут использоваться самые современные технологии. Производители оборудования постоянно улучшают свою продукцию, качество, скорость исполнения заказов. Поэтому в Астану мы берем самое новое, что есть на рынке. Завод в Астане будет в тройке, максимум, в пятерке лучших заводов, которые есть на сегодняшний день в СНГ.

Муратхан Токмади: «Я без веры не живу»

О государственной поддержке

Меры государственной поддержки в предыдущие годы были достаточно серьезными. Сейчас их почему-то сократили. Есть «Дорожная карта бизнеса», другие программы у фонда «Даму», и они не должны меняться. Например, приняли программу «ДКБ-2020», значит, до 2020 года этой программы должны придерживаться. А с чем столкнулся бизнес? Многие предприниматели взяли кредиты, составили бизнес-планы и ТЭО, вложились кто в строительство базы, кто в оборудование, а затем оказалось, что обещанные гарантии или субсидии сократили. К примеру, размеры гарантий по проектам снизились с 4 млрд до 150 млн тенге. Но должна же быть какая-то подготовительная работа, и если идет сокращение, то об этом должно быть объявлено заранее.

Хорошо, что такие, как мы, всегда находят решение. Мы завоевали у ведущих европейских производителей авторитет в предыдущие годы и договорились с ними об отсрочке платежей под мое честное слово. А как быть другим компаниям, которые купили землю, построили там что-то, а у них не хватает тех или иных средств? В этом отношении, конечно, сейчас есть много вопросов. Как член президиума «Атамекена», я поднимаю эти вопросы. Я думаю, что все это будет сейчас рассматриваться, тем более что создана Национальная палата предпринимателей, и я считаю, что все должно пройти в правильном ракурсе.

О дороговизне бизнеса

В нашей сфере наиболее капиталоемкое и трудоемкое – это непосредственно производство стекла. Переработка стекла интересна тем, что в ней лежит 60% добавленной стоимости. Например, мебельной компании не требуется собственный деревоперерабатывающий завод, чтобы сделать красивый стол. Или нет необходимости иметь кожевенное производство, чтобы сделать кресло. У итальянских модельеров нет своих заводов по производству тканей. Мы рассматриваем стекло как сырье, а недостатка в производителях стекла нет. Если раньше и был дефицит стекла, то сейчас достаточно много производителей построили свои заводы, в том числе и в России. Мы можем беспошлинно привозить стекло сюда по достаточно хорошей цене. Проект по переработке стекла в 10 раз дешевле проекта по производству стекла, но 60% добавленной стоимости находится именно в этом сегменте рынка. Поэтому мы стали производить именно конечную продукцию и думать о ее качестве и уникальности.

О полном цикле производства

Но, несмотря на это, начиная с прошлого года я активно занимался вопросом строительства флоат-завода в Казахстане. Мы сделали в Германии ТЭО, которое определило, что лучшее расположение для такого завода – это Западный Казахстан. Однако в настоящее время в России в этом регионе запускается два завода. В Ростове-на-Дону запустила свой завод компания Guardian, в Елабуге запускается завод Saint Gobain и еще один завод Caspian float Glass запускается в Дагестане. С вводом в эксплуатацию этих заводов все крупные переработчики стекла в регионе понимают, что уже появляется переизбыток сырья.

Однако в этом году фонд «Самрук-Казына» заявил о строительстве стекольного флоат-завода с китайцами. Я выступал против этого завода, потому что ни один завод в России, в Беларуси, даже в Киргизии не построен по китайской технологии. Как сбывать стекло, если оно не соответствует требуемым характеристикам? Сейчас в Казахстане обычное китайское стекло уже не проходит по техническому регламенту. За 2012 год объем импорта китайского стекла в Казахстан сократился в 4,6 раза. Требования по энергосбережению, которые мы сделали при поддержке правительства, сделаны таким образом, чтобы обычное стекло не применялось в строительстве. Должно применяться только стекло высокого качества, с хорошими теплотехническими характеристиками. В этом отношении очень сильна большая четверка брендов – это Guardian, Saint Gobain, Pilkington и AGS Glass, и все они есть теперь рядом с нами благодаря Таможенному союзу.

Да и вообще само стекло сбыть труднее, чем продукцию из стекла. Кроме того, технология производства стекла сложна тем, что ты ни на минуту не имеешь права отключать газ. Отключить на минуту газ – значит, выбросить 50 миллионов долларов на ремонт. В нашем же нынешнем производстве все циклично, можно отключить линию, можно поставить ее на профилактический ремонт. Поэтому крупные переработчики вроде нас как брали стекло в России, так и будут брать. А необходимость строительства флоат-завода в нашей стране пока так и остается под большим вопросом.

Муратхан Токмади: «Я без веры не живу»

О кризисе в строительной отрасли

Это действительно был сложный период. Чем хорош наш завод? Мы делаем стекло не только для фасадов, но и, например, стеклянные перегородки для офисов. Кроме того, нашими стратегическими партнерами являются мебельные компании, такие как Zeta и др., мы производим стекло для их мебели. Сейчас проработан вопрос о поставке наших продуктов в LG. Диверсификация продуктового портфеля и некоторые антикризисные программы позволили нам безболезненно преодолеть кризис.

О спорте и бизнесе

Главное качество, которое прививает спорт, – это воля к победе. Бизнес – это тоже своего рода спорт, тоже конкуренция. Чтобы быть конкурентоспособным, нужно постоянно идти вперед. Когда меня спрашивают, как вы добиваетесь успеха, я отвечаю: «Я вставал каждый раз, когда падал».

Молодые и юношеские годы научили держать себя в форме. Точно так же и в бизнесе, здесь расслабляться нельзя. Мы живем в инновационный век, в век высокой конкуренции. Много говорят о Таможенном союзе, о негативных и позитивных сторонах. Я об этом не сужу. Надо в любом случае готовиться к войне, чтобы жить в мире. ВТО будет очень серьезным испытанием для бизнеса. Если сравнивать со спортом, то Таможенный союз – это всего лишь четвертьфинал, а ВТО – это уже финал. Там нельзя будет скрыться за какими-то ограничительными мерами в области пошлин и т. п., там будет битва не на жизнь.

Такие спортивные качества, как воля к победе, энергия, способность заряжать ею других, дисциплина и исполнительность помогают добиваться успеха и в бизнесе. Если какой-то продукт не получается, нужно стоять, работать над ним, оттачивать мастерство. В бизнесе нужно уметь работать с разными заказчиками, разными людьми, сталкиваться с разным мировоззрением, но нужно всегда говорить только то, как есть на самом деле, открыто. Сегодня на первом месте потребитель, он платит тебе заработную плату, решает в конечном счете, быть тебе на рынке или нет. Все те качества, которые я назвал, нужны вкупе с верой, я без веры не живу. Я верю во Всевышнего, в его предопределение, я верю в успех и считаю, что вера – двигатель всего человеческого прогресса.

P.S. В разделе «Мнения» расскажите нам, как вы считаете, нужно ли Казахстану вступать во Всемирную торговую организацию?

Поделись
Саян Байгалиев
Саян Байгалиев
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000