BUSINESS Саян Байгалиев Maxim Шатров 31 мая, 2013 09:10

Движение к независимости

Движение к независимости
Сложно ли создать и раскрутить собственный бренд? Почему велопрокат невыгоден в Казахстане? Как 3 месяца прожить без продаж? Об этом и многом другом рассказал нам основатель сети магазинов «Экстремал» Юрий Сидоров.
О начале
Я сам бывший горнолыжник. Постоянно находился в горах. Людям часто негде было взять лыжи, и они обращались ко мне, просили их напрокат. И мы первыми стали завозить лыжи на рынок. Это факт. Первоначально мы хотели предоставлять услуги, то есть обучение, это наш конек. Те, кто на обучение приходил, спрашивали, где взять лыжи напрокат. Так появился спрос. Мы решили, что лучше самим закупить лыжи и сдавать их. Идея пошла от обучения, а дальше начал повышаться спрос и на другие услуги. 
 
Горнолыжный спорт стал популярен в Казахстане после того, как Назарбаев на лыжах стал кататься. Он катался активно, на людях. В России, например, Ельцин теннисом увлекался. И у тенниса в России началось активное развитие. 
 
Но зима – короткий период. Один мой знакомый стал заниматься велосипедами, привозить их. Как-то он предложил мне помочь их продавать. С того момента мы начали заниматься велосипедной продукцией. Отдельный бренд «Экстремал» мы создали в 2004 году. Началось все с того, что мы из квартиры велосипеды продавали. Потом открыли маленький магазинчик на Жибек жолы. 
 
О собственных брендах
Планировали, что кроме велосипедов будем активно продавать запчасти, но эта идея была ошибочна. Они плохо продаются. Идея с велосипедными запчастями трансформировалась в то, что мы стали создавать собственные бренды. К примеру, велосипеды Biwec. На этих велосипедах выступает сборная Казахстана по маунтинбайку. Ее участник Кирилл Казанцев на чемпионате Азии по маунтинбайку занял 2-е место на наших велосипедах. Кроме велосипедов мы стали предлагать и аксессуары. То же самое по зимней тематике: палки, шлемы Biwec и т.д. Мы образовали несколько брендов и официально их зарегистрировали.
 
Свои бренды мы делаем в разных странах: горнолыжные аксессуары – в Европе, велосипеды – на Тайване. Кое-какую одежду производят в Пакистане, Индии. Таким образом, сейчас мы имеем два бренда.
 
Движение к независимости

О деньгах

По большому счету, капитала вообще никакого не было. Работали, затем деньги опять пускали в оборот. В 2007-м заложили квартиру нашей тещи, так как своей у нас нет. Она нам помогла. Взяли первый кредит. Нам много денег до сих пор не дают.

Было желание начать дело совместно с теми людьми, у которых есть деньги, но опыт, конечно, плачевный, потому что никто не думает о развитии, все хотят только быстрее вытащить прибыль. А мы хотели идти дальше, смотрели вглубь. Я говорю мы, потому что сейчас я не один, есть сторонники – ребята, которые со мной 5–6 лет. Есть жена, с которой я познакомился в конце 2003 года, у меня сын вырос вместе с бизнесом – ему 8 лет и бизнесу 8 лет.

О банках

Банки приходится менять, потому что политика в банках тоже постоянно меняется. Мы кредитовались и в АТФБанке, и в kaspi bank, и в Банке «ЦентрКредит». Это приходится делать потому, что банки часто меняют свою политику: то они на ипотечных кредитах зарабатывают, то на розничных. Год-два мы в АТФБанке, а они закрывают эту программу, перешли в kaspi bank – там такая же ситуация. Так и прыгаем из банка в банк.

О друзьях

Сейчас мы торговую марку раскрутили. Я пригласил друзей. Они занимаются некоторыми магазинами по типу франчайзинга. Они обязаны продвигать нашу продукцию, нашу идею. Некоторые мои друзья имеют по два «Экстремала». В прошлом году мы открыли два магазина Biwec-shop, в общем у нас 8 магазинов. В этом году планируем открыть еще один «Экстремал». Друзья помогают.

В Усть-Каменогорске тоже наш партнер, который поддерживает идею с брендами и ее развитие. Бренды – это наша независимость. Независимость в том, что мы не платим ни американцам, ни европейцам. Мы платим напрямую производителям. Мы убираем посредническое звено на своем пути.

Движение к независимости

О брендах Бренд – это просто бренд. Торговая марка – это просто название, нанесенное сверху. Мы полностью создаем свою продукцию – от дизайна до разработки, единственное, мы ее не производим.

Нет такой задачи – продавать только свои бренды. Другие бренды мы все равно продавать будем. Мы продаем их второстепенно, поскольку люди все равно спрашивают. Хотя мы говорим покупателям, что это просто надпись. Какая разница, будет твоя надпись или чья-то еще? Есть те, кто думает, что от надписи зависит качество... А разница в цене большая. То есть наша продукция дешевле где-то на 30–35 процентов.

О производстве Там принцип простой. Люди, которые делают горнолыжные палки или скейтборды, имеют оборудование, станки, мощности. К ним со всего мира обращаются. Чтобы самим что-то производить, надо покупать оборудование. Сложность в том, что нужно выполнять определенный объем. Наш рынок узкий, маленький. С объемами у нас тяжело. Если бы мы занимались только торговлей, мы бы не выжили. Мы делаем все: обучение, ремонт, прокат, сервис, продажа. Заниматься чем-то одним тяжело.

Это совокупный продукт, который изначально строился по принципу «все в одном флаконе». Идея была в этом. Производство – это «брендование», как раз последняя ступень в этом флаконе. Мы занялись этим буквально 3 года назад. Сложились определенные благоприятные условия для этого. Начали с производства перчаток, дальше решили попробовать сумки, чехлы. Постепенно, шаг за шагом. С прошлого года стали делать велосипеды со своим логотипом. В этом году мы нацелились на зиму – выпустим горнолыжные очки. Уже увеличили модельный ряд, запустили горнолыжные палки, сноуборды, каски, перчатки.

Движение к независимости

Об убийственном межсезонье

Вообще, это сложный вопрос и для нас, и для России. В России спасает то, что там людской капитал больше. У нас суровый зимний сезон и летний. А между этими сезонами есть еще убийственное межсезонье. Это время, когда люди у нас вообще ничего не покупают. В прошлом году между летом и зимой было 3–3,5 месяца. Никаких услуг мы практически не оказываем. В этот момент мы замираем, сидим и проедаем то, что летом заработали. Обычно с зимы на лето плавный переход, но в этом году получилось так, что межсезонье продлилось полтора месяца из-за дождей. Зимой тоже была непонятная ситуация, много снега. Он лежал около четырех месяцев, но зимний сезон у нас длился только месяц, потому что люди, видимо, быстро устали от снега.

О велоспорте, Есимове и студентах

В принципе, велокоманда «Астана» нас радует. Казанцев тоже на чемпионате Азии по маунтинбайку порадовал, Винокуров стал олимпийским чемпионом. Это большой стимул – сейчас стали много покупать шоссейных велосипедов для школ, в которых тренируют детей, потому что очень большой приток пошел.

Рынок развивается, и развивается не только у нас. «Астана», допустим, только долю вносит в это развитие. Можно сказать, что Есимов тоже играет колоссальную роль в развитии. Он постоянно инициирует велопробеги к Дню здоровья, к Дню Победы. Прокат сразу же вырастает, потому что все студенты хотят быть поближе к руководству, потусоваться. Все же хотят быть в моде. Но не все могут купить, берут в прокат.

Студенты сейчас уедут из города. Летом идет спад велопробегов. Людей нет, все уезжают из города. Весной есть какой-то спрос на прокат, осенью, в начале учебного года. У нас месяц-два активного велопроката. В тех странах, где климат умеренный, велобизнес работает в течение всего года. У нас еще нет большого притока туристов. В Алматы мы живем за счет местных граждан, потому что в данный момент не все могут позволить себе приобрести велосипед. В Европе студенты ездят учиться из одного городка в другой и до вокзала добираются на велосипедах. На вокзале можно увидеть огромное количество припаркованных велосипедов. Любой студент может позволить себе купить велосипед. А у нас такой возможности в данный момент нет. Мы находимся на стадии развития, для многих наших соотечественников проблема купить. Зачем покупать на один велопробег? Естественно, за счет этого есть какой-то спрос на прокат. Но это временно, когда возрастут покупательские возможности, то, думаю, прокатный рынок пойдет на спад.

О воровстве

Воруют очень много и часто. Документы оставляют и за ними не возвращаются. Мы работаем с судами, прокуратурой. Процентов 15–20 находят. А остальные просто растворяются, их не найдешь. По большому счету, эти 15–20% мы сами и находим. Подаем заявление в суд, в РУВД. Сколько точно воруют, сказать не могу, но очень много. И горнолыжную продукцию тоже воруют.

Движение к независимости

О конкурентах

Сейчас появляется много всяких магазинчиков. Некоторые выдерживают, некоторые – нет. За прошлый год две-три точки открылись/закрылись. Все думают, что прокат – это ключевое слово, но нужно всем заниматься – транспортными услугами, велотурами, все дополняет друг друга. Многие, кто открывал прокат, закрылись, не выдержали. Прокатом невыгодно заниматься абсолютно. Если все посчитать – аренда, воровство, то прокат вообще нерентабельный. В качестве дополнительной услуги, опции в определенной цепочке услуг прокат работает, а отдельно – нет. Из года в год конкуренты появляются и исчезают, по пальцам их считать я не буду. Многие думают, что это легко, но на самом деле с утра до вечера пахать надо. Причем у нас в каждом магазине написано «365 дней в году», то есть мы работаем без выходных. Это одно из условий, чтобы выжить.

О российской экспансии

С открытием Таможенного союза российский бизнес стал выходить на наш рынок, например «Спортмастер», «Мегаспорт», те компании, которые в России сейчас номер один. Российский бизнес развивается быстрее нашего в силу того, что там больше людской капитал. Мы знаем только «Спортмастер», а сетей, которых мы не знаем, которые еще наш рынок не рассматривают, еще больше. А они просто придут сюда и встанут. У них все есть. Например, «Декатлон» – это такой гипермаркет, который продает только свои бренды. Когда в него заходишь – не видно конца и края, есть абсолютно все, трудно найти продавца-консультанта. Там на каждом товаре есть информация для покупателя, не надо ему ничего рассказывать, ты должен сам прочитать, потому что даже времени нет, чтобы его обслужить. Таможенный союз – это большой плюс для потребителя. А нам будет сложнее. В этой ситуации мы будем выигрывать только потому, что оказываем весь спектр услуг – от обучения до производства. Остальные этого не делают. Российский бизнес нам понятен, можно сказать, мы на одной волне. В плане опыта, в плане коммуникации нам с ними более понятно работать, чем с европейцами или американцами. Таможенный союз несет большие плюсы в плане конкуренции и пользы для потребителя. У нас увеличивается ассортимент, увеличивается конкуренция, мы смотрим на наших соседей, учимся у них.

P.S. В разделе «Мнения» расскажите нам, какой магазин товаров для экстремального и активного отдыха вы считаете лучшим.

Поделись
Саян Байгалиев
Саян Байгалиев
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000