BUSINESS Саян Байгалиев Maxim Шатров 16 апреля, 2013 09:00

Женское дело

VOX BUSINESS попросил рассказать четырех женщин о том, как они строят свое дело в Казахстане, с чем сталкиваются и к чему стремятся. Почти все они начали свой бизнес с любимого увлечения или хобби.

Айгерим Ихатова – производитель платьев-трансформеров Cat

История модельера

Мой магазин функционирует с прошлого лета, до этого я работала на дому. Как-то я сшила вещь себе, которую на мне видели подруги, потом появились фотографии в интернете на моей странице, затем заинтересовалась подруга подруги... И так появились заказы. Почему именно платья-трансформеры? Потому что на казахстанском рынке это новинка. Вещи-трансформеры могут превращаться в несколько других вещей. Из некоторых моделей можно создать 30–40 вариантов одной вещи. У моих клиентов и знакомых всегда возникает вопрос, как зародилась такая идея. Любая женщина мечтает приобрести одну вещь и получить несколько. Я не имела достаточно средств, чтобы покупать себе много вещей. Для себя я привыкла что-то постоянно перешивать и переделывать. Однажды случайно сшила платье, которое можно было немножко видоизменять, и подумала: почему бы не поискать в интернете что-то подобное, наверняка где-нибудь за границей шьют такие вещи. Начала искать, делать выкройки, экспериментировала, и в конце концов получилась одна модель. Начала шить подругам, знакомым за минимальные деньги, пока не поняла, что людей это интересует. Больше стала делать вещей на заказ, выкладывать рекламу в интернете. Люди стали интересоваться – так и дошло до магазина. Средства на старте были минимальные – всего 250 тысяч тенге.

Я взяла небольшой кредит, заняла немного денег у знакомых, нашла помещение в аренду. Затем ко мне стали приходить другие торговые менеджеры, выставлять украшения. Так магазин наполнился эксклюзивными вещами. Многие вещи дизайнерские, в единственном экземпляре. Сейчас мы в салоне занимаемся индивидуальным пошивом любой женской одежды. Недавно появилась идея шить свадебные платья-трансформеры.

Я самоучка. В детстве какие-то вещи шила, другие перешивала. Всерьез начала заниматься пошивом платьев два года назад. Я не из Алматы, снимаю квартиру. Когда только начинала жить здесь, добрая половина зарплаты уходила на оплату жилья и еду. Со временем приобрела дешевенькую швейную машинку. На старте у меня было 200 с лишним тысяч тенге, бытовой оверлок и машинка.

Женское дело

О заработке

Кроме основной работы я пою иногда в ресторанах, на банкетах. Но понимаю, что это ненадолго. Женщинам-артисткам сложно, это ночная работа, этим надо постоянно заниматься, а я непрофессионал, самоучка. Это больше хобби. По специальности я дизайнер мебели и интерьеров. Окончила институт, 8 лет работала дизайнером-мебельщиком. Не так давно профессия эта себя исчерпала – много чего достигла, и стало просто скучно. Поэтому однажды вернулась к своей детской мечте – стать дизайнером модной одежды.

Средняя цена платья в моем салоне 17–18 тысяч, нижний и верхний пределы – от 10 до 22 тысяч тенге. Это именно трансформеры. Самые обычные платья могут быть разными: это может быть простой сарафан за 9 тысяч, а может быть свадебное платье за 50 тысяч. Все зависит от сложности исполнения, ведь это ручная работа.

Маржа у меня невысокая. Даже на те товары, которые я беру под реализацию, делаю небольшую накрутку, потому что мне хочется их быстрее реализовать, чтобы поскорее сделать что-то новое.

О решительности

Страшно было начинать собственный бизнес. Но мой друг, с которым мы позже поженились, поддержал меня морально. Как говорится, глаза боялись, а руки делали. В Алматы я приехала одна, не имея здесь ни знакомых, ни родственников, в кармане было всего 60 тысяч тенге – тогда тоже было боязно, но ничего, выжила же. За несколько лет я успела обрасти кучей знакомых в разных сферах, поработать в разных местах. Риск всегда, конечно, есть, но чем я рисковала, открывая салон-ателье? Двумя сотнями тысяч тенге? Это же не двести тысяч долларов! Ну, потеряла бы их, нашла бы другую работу. У меня есть диплом дизайнера, большой опыт, такую скучную и нудную работу я всегда бы нашла.

Женское дело

О расчетах

Я человек последовательный, все продумала. Составила не совсем бизнес-план, я не знаю, как его делать, просто взяла лист бумаги, посчитала, что мне нужно и сколько требуется на это денег. Мебель приобретала б/у, искала все сама – стойки, ноутбук. Отметила вещи первой необходимости и что можно купить позже.

Записываю расходы и доходы, но пока не рассчитывала окупаемость. Насколько знаю, первые три года прибыли можно не ждать, хотя некоторые говорят, что все это неправда, нужно всего пару месяцев, все зависит от того, чем заниматься. Во-первых, товар новый, во-вторых, это производство, а не продажа, плюс практически без первоначального капитала. Если бы у меня было 10 тысяч долларов, то я, скорее всего, уже получала бы прибыль, потому что у меня было бы хорошее оборудование и лучшие возможности, с первого дня был бы свой сайт и реклама на билборде. Но я начала практически с нуля, естественно, все медленнее делается, но я об этом не жалею. Сейчас гораздо больше могу себе позволить, чем тогда, когда работала на кого-то. Раньше я получала 120 тысяч, из которых 60 отдавала за квартиру, на еду уходило около 20 тысяч, проезд, телефон, вещи первой необходимости… И что остается, сами посчитайте. Как жить на эти деньги? Я просто подумала: что, всю жизнь вот так? Нет, спасибо!

О примере

Эталона и кумиров у меня нет. Но, наверное, моя судьба схожа с жизнью Коко Шанель – провинциалки, которая пела в варьете и мечтала быть певицей, а потом случайно стала дизайнером одежды. Мой муж приучил меня читать книги авторов-миллионеров, биографии которых я начала изучать и поняла, что ничего невозможного нет. Если бы он меня морально не поддержал, может быть, я никогда и не решилась бы открыть свое дело и продолжала бы всю жизнь на кого-то работать.

Женское дело

Куляра Маненова – генеральный директор ТОО ECOBIN-KZ

История деловой женщины

В 1999 году я с мужем и детьми приехала из России. Мы занимались там недвижимостью. Когда приехали в Казахстан, то сначала работали в бильярдном клубе Strike. Его открыл наш покойный друг. Это был один из лучших клубов в Алматы. Мы работали там менеджерами, затем директорами. Когда нашего друга не стало, мы продолжали заниматься клубом и постепенно его выкупили. Затем муж ушел в чиновники, а я осталась. Работа в клубе – это очень тяжелый бизнес для женщины. И в бильярдной, и здесь – это семейный бизнес. В бильярдной мы начинали с мужем и детьми. Сейчас со мной работают дочь и сыновья. Недавно ушла в новое дело, более нужное для государства.

О компании

Компания появилась недавно, около года назад. Мы занимаемся мусорными контейнерами, биотуалетами, мини-АЗС, резервуарами для заправок, много чем. Изначально решили заниматься утилизацией мусора, но начали с малого. Мы хотим из нашего вторичного сырья делать собственные, казахстанские, биотуалеты. Это была идея моего заместителя, он рассказывал про мусор, что его утилизация – это экологично, доходно и прибыльно. Мусор надо не только чистить, убирать и выбрасывать, но и перерабатывать. Это важно. 

Женское дело

О сложностях

Бизнесом у нас заниматься не просто. В том смысле, что у нас нет необходимой поддержки, например, у фонда «Даму» очень много запросов по документам, много условий. Есть преграды со стороны акиматов, чиновников. Очень сложно пройти к какому-либо начальнику, созвониться, уточнить что-то, договориться. Часто бываю за границей, вижу, у них это проще. Выиграть в тендерах без знакомств в 98% случаев из 100 невозможно. Придя на тендер, уже знаешь ответ, кто выиграл. Нам напрямую говорят в акимате, сколько, кому и что. Мы подали заявку на участие в EXPO-2017, хотим предложить биотуалеты и мини-АЗС, в которых нуждаются строители.

О бизнесе, семье и будущем

У меня четверо детей, муж – чиновник, раньше тоже занимался бизнесом, он меня поддерживает. Чем-то жертвовать ради дела все равно придется, у нас домашний уют перешел в офис.

Бизнес я запускала ради детей, чтобы они учились ему с азов. Я буду здесь работать. Мои дети тоже. Люди, которые работают со мной, тоже близки моей семье. Я занимаюсь своим делом не для того, чтобы обогатиться, а для того, чтобы дети привыкали, что можно начать с нуля. Я всегда буду знать, что они в этой жизни на хлеб заработать смогут, сами всего добьются.

Женское дело

Айжан Тленбекова – директор ТОО Serif

История обувного бизнеса

Я по специальности инженер-технолог, конструктор швейных изделий. В 1996 году окончила технологический университет, а работы не было: у нас легкая промышленность тогда практически перестала существовать. Фабрики обанкротились. Пришлось работать в рекламном агентстве дизайнером, в издательских домах.

Когда второй ребенок родился, постоянно стоял вопрос о том, что нужна обувь. А обувь была представлена в то время в основном китайская и турецкая. Российская продукция тогда на рынок еще не заходила, Таможенный союз не заработал. Я по интернету увидела белорусскую детскую обувь, списалась с ними, поехала и начала ее завозить к нам. Это была обувь средней ценовой категории, добротная, экономичная и отвечала всем нормам, мне она нравилась.

Затем у них начался кризис и появились перебои с сырьем, потому что в Белоруссии нет своей сырьевой базы, такой, как у нас в Казахстане. У нас есть и кожевенные предприятия, и меховые комбинаты. Поэтому меня занимал вопрос, почему мы сами здесь у себя, в Казахстане, не производим детскую обувь, а завозим ее из-за рубежа.

Я выходила с предложениями о совместных предприятиях к белорусам, но их это не интересовало, так как они рассматривали Казахстан в Таможенном союзе как рынок сбыта. Решила сама заняться производством детской обуви хотя бы в небольших объемах. Начала просчитывать, выходить на поставщиков подошвы, искать кадры, которых очень мало. В 2011 году я выпустила первую партию, это были пинетки, мы распространяли их через свою розничную сеть, которая занималась продажей белорусской обуви. Они у нас ушли полностью в Астане, даже образца не осталось контрольного. Затем решила более плотно заняться обувью на подошве.

Женское дело

Начальные средства

Начала бизнес с 10 тысяч долларов, которые заработала на недвижимости. Цены скакали, в ходе всего этого у меня осталось 10 тысяч долларов. Я думала свою типографию открыть, но типография во время кризиса – это очень сложно, потому что первое, на чем экономят, – это на рекламе. Решила попробовать продвинуть на рынке Казахстана какой-то новый продукт, и это сначала была белорусская обувь, а потом уже в ходе расчетов решила заняться своей обувью.

Женское дело

О производстве

Мощность у нас 200 пар в месяц. Больше мы не можем, возможно, хотелось бы, но просто не потянем. Но я считаю, что большая мощность нам пока не нужна. Надо сначала прощупать рынок. Говорят: «А что вы не выпускаете еще больше обуви, возьмите кредит, поставьте новое оборудование и запускайте». А куда потом эту обувь девать? Если учитывать, что у нас и китайская, и российская, и белорусская, и турецкая обувь есть. Цена нашей обуви варьируется от 4 до 7,5 тысячи тенге. Это средняя ценовая категория.

Женское дело

О будущем

Мечтаю иметь небольшое рентабельное предприятие, чтобы человек тридцать работали стабильно. Такие предприятия не должны быть большими, чтобы контроль за качеством не терялся. Сейчас все крупные производители обуви выносят предприятия за границу, в Китай, там теряется контроль и появляется контрафактная продукция. Хочется иметь небольшое предприятие, шить около 1000 пар в месяц и реализовывать их. Работать под заказ, чтобы работа была интересная. Я категорически не хочу производить обувь в Китае, хотя такие предложения есть, они обращаются к нам давно. Я хочу шить обувь здесь, в Казахстане, с привлечением наших специалистов и из нашего сырья и контролировать этот процесс, потому что я не хочу кормить чужую экономику. Мне это неинтересно.

Женское дело

Ирина Горшкова – директор компании Profi Moda

О появлении компании

Мы начали около 20 лет назад с компании, которая поставляет посуду. Завозили посуду для ресторанов и гостиниц, оборудование, столовые приборы и т.п. Постепенно расширялись, сейчас у нас 4 компании входят в холдинг «Фукс». Одна из компаний занимается профессиональной одеждой и текстилем, другая – оборудованием, третья – посудой, четвертая – всем для гостиниц.

Как такового начального капитала не было. Мы оснастили три первых ресторана посудой, получили прибыль и купили образцы. У нас не было ничего. Только маленькая комната, которую мы арендовали в детском саду, телефон и несколько каталогов. Еще был шкаф с образцами, которые постоянно увеличивались.

Первое время мы тратили деньги на поездки за границу. К нам никто не хотел ехать. Сейчас все фабрики, с которыми мы работаем, едут сюда сами, знают, кто мы, чем занимаемся. Роли поменялись, и это очень приятно.

Работали в основном с европейскими странами. Для нас было важно иметь хорошее качество. Люди приходят к нам через много лет, чтобы получить такое же качество. Мы работали на долгосрочного клиента.

О своем становлении

Я преподаватель и переводчик, хорошо знаю немецкий и английский языки. Работала в Академии наук, во внешнеэкономической ассоциации. У меня был опыт работы с иностранцами, а также в переговорном процессе. Мне было легко найти партнеров за рубежом, потому что я сама могла вести переговоры, мне не нужен был переводчик, который тоже стоит денег. На первом этапе это мне помогло.

В 90-е было тяжелое время. Было страшно! Кругом ходили мальчики, которые снимали деньги. Я придумала такой ход, что мы представительство немецкой фирмы, мне кажется, нас это немножко спасло, они боялись с иностранцами иметь дело. Бизнес, которым я занималась, – это мое хобби. То есть одежда, красиво накрытый стол, скатерти, салфетки.

О женщинах в бизнесе

Для того чтобы поставить бизнес так, чтобы можно было уйти и заниматься собой, для этого нужно много времени, особый талант или обучение. Сейчас я могу запросто уйти из бизнеса, но мне неинтересно будет дома сидеть и пироги печь. У меня много сил, желаний, огромные планы и интерес к делу у меня не иссяк.

Мы делаем новые каталоги – это очень интересная, творческая работа, много съемок. Еще создаем фотоателье. Каталог растет вместе с ассортиментом продукции, ассортиментом предложений. Хочется улучшить качество, увеличить ассортимент, количество профессий, которые мы обслуживаем. Я сейчас занимаюсь одеждой, а посуду и оборудование доверила сыну.

Мне кажется, что бизнесом сейчас занимаются все больше и больше женщин. Женщины вообще стали сильнее, независимее. Даже в налоговый комитет больше женщин с документами приходит. Женщина, мне кажется, более стойкая к жизненным неурядицам, к тяжелым ситуациям, не знаю, может быть, я не права.

Женское дело

О производстве одежды

Производство одежды – это творческая работа. Я сама пишу картины, мне хочется это воплотить в нужное дело. Людям на рабочем месте тоже хочется красиво выглядеть, а для этого нам нужно много работать. Можно смоделировать одно платье и шить одно и то же. Но любой человек хочет лучше одеваться, хочет новую модель профессиональной одежды, даже если это администратор или бармен.

Мы полностью обшивали Rixos, Esentai mall, Holiday inn., «Казахстан», «Тянь-Шань». Не знаю, в какие гостиницы мы не поставляем одежду. Шьем для ресторанов, санаториев. Отправляем одежду в другие города. Сейчас сокращаем время производства униформы. Если раньше мы делали в течение двух или трех недель, то сейчас стремимся сделать буквально за несколько дней. Потому что, как правило, люди приходят и говорят, что нам надо было еще вчера. Можем делать и за день, и за три дня, но за счет увеличения стоимости.

Об отношении к делу

Раньше было очень важно иметь связи. А сейчас, наоборот, я своим именем пользуюсь, фирма уже достаточно известна. Мне не приходится ходить куда-то со своими проспектами, с кем-то разговаривать. Мы производим и продаем одежду, и к нам сами приходят. Много лет мы находимся на одном и том же месте, у нас магазин там же. Это большой плюс. Мы сделали имя, сейчас имя работает на нас.

Хотя мне кажется, что если успокоиться и думать, что бизнес уже состоялся, то тут же придет крах. Над бизнесом надо работать все время, это творческий процесс, который требует постоянного внимания, обновления. Ничего нельзя бросать, надо ежедневно этим заниматься.

Был момент, когда было тяжело, когда казалось, что выхода нет, но желания бросить все не возникало. Куда идти-то? Надо деньги зарабатывать. Если бы была альтернатива, возможно, можно было бы уйти. Я много лет этим занимаюсь и думаю, что это мое дело.

P.S. В разделе «Мнения» расскажите нам, чего чаще всего не хватает предпринимателю, для того чтобы начать свое дело.

Поделись
Саян Байгалиев
Саян Байгалиев
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000