Ты можешь всё! Алёна Мирошниченко 29 июня, 2017 08:00

Ты можешь всё! На лыжах по шестому континенту

Ты можешь всё! На лыжах по шестому континенту
Фото: Тимур Батыршин
Почему людей манят горы? Почему у человека возникает азарт вскарабкаться на вершину, которая случайно попала в поле его зрения? И почему чем круче гора и труднее восхождение, тем сильнее желание побывать на её вершине? Наверное, потому, что хочется доказать, прежде всего — самому себе: «Я могу сделать это!». И сегодняшний герой рубрики «Ты можешь всё!», несмотря на юный возраст, уже не раз это доказал.

Итак, знакомьтесь: самый молодой казахстанский полярник, водрузивший флаг на самой высокой точке Антарктиды, самый молодой казахстанский альпинист, взошедший на пик Ленина, скайраннер, покоривший Эльбрус, горнолыжник, экстремал и просто хороший парень — Ильяс Галимбеков.

Ильясу двадцать один. Горы его манили с детства. Уже тогда он выбрал для себя самую «горную» профессию — «горный гид». А окончив девять классов, начал двигаться к своей мечте.

Поступив в колледж при Казахской академии спорта и туризма, стал работать инструктором в детском скаутском лагере «Маугли» в ущелье Елик-Сай — водил юных скаутов в горные походы. Там же зимой, в пятнадцать лет, встал на горные лыжи. А позже, чтобы самому заработать на учёбу, Ильяс устроился спасателем на Чимбулак.

В семнадцать лет будущий покоритель вершин начал активно заниматься скалолазанием. Его первые тренировки проходили на скалодроме, но вскоре карабкаться по искусственным скалам парню наскучило.


Пик Ленина
Пик Ленина

Тогда же исполнилась мечта нашего героя: взойти на одну из высочайших вершин Центральной Азии — пик Ленина (высота 7 134 м — прим. авт.). Но покорить семитысячник Памира — удовольствие не из дешёвых.

— В семнадцать лет я не мог себе это позволить. Даже не мог мечтать о спонсорах. Но мне безумно хотелось взойти на пик Ленина. И удача улыбнулась мне: я устроился работать портером, носильщиком — за небольшую плату носил вещи альпинистов, которые шли налегке. Вот так я и побывал на пике Ленина. А на следующий год уже работал там гидом с французской группой.

По окончании колледжа Ильяс не остановился на достигнутом. Вот уже два года он является одним из немногих казахстанских студентов, сумевших поступить в Школу гидов в Австрии. А ещё через два года диплом горного гида даст ему возможность работать на любой вершине мира, на любых маршрутах, будь то горнолыжные или альпинистские.

— Туда очень сложно поступить. Отбор очень жёсткий. Из Казахстана нас всего двое. Там не обучают навыкам альпинизма и скалолазания. Там берут ребят уже подготовленных и учат работать с клиентами.

На вступительных экзаменах тебе дают верёвку и сложный маршрут. Внизу стоит австрийский гид и контролирует тебя. Если ему что-то не понравилось — всё, ты не поступил.

— Форма обучения в школе заочная. В Кыргызстане находится филиал, специально для ребят из Средней Азии. А если обучаться в этой школе в Австрии, то там это стоит десятки тысяч долларов. Каждую осень мы уезжаем в Кыргызстан, в лагерь, и сдаём там все экзамены, а потом начинаем новый курс. Так же мы сдаём горнолыжные курсы: ски-тур, фрирайд.

Как только Ильяс покорил свой первый семитысячник, сразу же увлёкся скайраннингом. Скайраннинг — это экстремальный бег по горам. Дистанция не предусматривает организацию троп для бегунов. Наоборот, во время её прохождения спортсмены преодолевают ледники и ледовые трещины, снежники, осыпи разных видов, водные преграды и т. д. И, как следствие, для преодоления препятствий им может понадобиться альпинистское снаряжение.

— Забег на Эльбрус — это самый сложный в мире забег. Там собираются лучшие спортсмены мира. Безусловно, чтобы достичь каких-то результатов, нужно очень много тренироваться. В прошлом году на этапе Кубка мира в полной гонке участвовали триста тридцать участников из пятнадцати стран. Там я пробежал вертикальный километр и вошёл в десятку лучших скайраннеров мира. В том забеге меня поддержало Казахское географическое общество (КазГео).

VOX: Сколько по времени длился твой забег на Эльбрус?

— Забег на Эльбрус в прошлом году у меня составил 3 часа 42 минуты. Ты выбегаешь с того места, где находится твой лагерь, где растёт трава. Бежишь семнадцать километров вверх, но не по прямой — там существует трасса. При этом перепад высот составляет более трёх километров. И забегаешь на вершину высотой в 5 642 метров. Ты бежишь, а рельеф меняется: трава превращается в камни, снег — в лёд…. И тут ты останавливаешься, достаёшь из рюкзака кошки и бежишь дальше. Самые тяжёлые — «крайние» метры.

VOX: Скайраннинг — это экстремальный вид спорта с большой нагрузкой на ноги. Не сказалось ли увлечение этим бегом на твоём здоровье?

— Физкультура лечит, спорт калечит. Скайраннинг, как и любой активный вид спорта, это последствия для ног. Я, например, заработал себе варикоз. А получить серьёзную травму можно как при подъёме, так и при спуске. Иногда после таких травм приходится восстанавливаться годами. Альпинизм и скалолазание не менее опасны. В тебя может сверху прилететь камень, может ударить молния.

VOX: С какими опасностями ты сталкивался в горах?

— Как-то я участвовал в организации Альпиниады на пике Нурсултан. Была плохая погода, мы не успели вовремя спуститься вниз, и при провешивании маршрута нас ударило молнией. Нам повезло, что это был не прямой поток, а отдача. Но нам вполне этого хватило. Мы смогли ощутить, что такое удар молнии. После этого я стал более осторожным. Перед выходом смотрю прогноз погоды. Ещё в горах может не только обморозить, но и обжечь солнцем. Так что опасности там на каждом шагу.

VOX: Что ты ощутил при ударе молнией?

— Мне трудно это объяснить. Это вкус железа и серы во рту. Всё электризуется вокруг тебя, как будто ты находишься в трансформаторной будке. Всё жужжит, трещит вокруг. И ты не можешь понять, откуда этот звук, в горах-то тишина. Волосы торчат из-под каски. Тебя всего сковывает, не можешь пошевелиться. Ты видишь, как бьёт твоего напарника, но не можешь ничего сделать.

VOX: Сталкивался ли ты в горах с потусторонними силами?

— Нет, ничего такого я не видел. Но было бы интересно увидеть.

VOX: Как ты переносишь акклиматизацию при подъёме на большую высоту?

— По рассказам моих старших товарищей, на высоте свыше 6 000 метров чувствовать себя хорошо невозможно. Часто в горах начинает долбить «горняшка» (горная болезнь — прим. авт.): слабость, головокружение, страшно болит голова, хочется прилечь. Не можешь ни спать, ни есть, начинается тошнота и рвота. А я на пике Ленина чувствовал себя хорошо. Может, это в силу молодого возраста.

VOX: Ильяс, что даёт тебе увлечение альпинизмом?

— Это уже не увлечение. Это образ жизни. Если кто-то в выходные едет отдыхать, я собираю рюкзак и ухожу высоко в горы. Я ловлю от этого кайф. Помнишь Высоцкого: «Лучше гор могут быть только горы, на которых никто не бывал».

VOX: Когда появятся дети, не бросишь ли ты свои экстремальные увлечения?

— Как же это можно бросить, если я живу этим?

VOX: А если твои дети захотят заниматься тем же, чем и ты, одобришь их?

— Конечно! Ведь мои близкие дали мне полную свободу действий. И за это я им благодарен.


Антарктический пейзаж
Антарктический пейзаж

Антарктида — пятый по величине континент, и наименее изученный и загадочный из всех шести. Её площадь составляет более 14 миллионов квадратных километров. По всем критериям Антарктида является самой большой пустыней на земле, покрытой слоем льда. Это самая большая, самая сухая и самая холодная пустыня на планете.

Антарктида — континент, не принадлежащий ни одному государству, объявленный безъядерной зоной, в которой разрешена лишь научная деятельность. Там нет постоянных жителей, лишь ученые-полярники из двадцати девяти стран. Летом там живут около пяти тысяч человек, а зимовать остается примерно тысяча самых отважных.

Антарктида — единственный континент без часового пояса. Там можно обойти все двадцать четыре часовых пояса всего за несколько секунд. Ученые обычно сохраняют на своих часах время родины или часовой пояс страны, которая доставляет им еду и другие товары.


Слева направо: Магжан Сагимбаев, Юрий Юшин, Даулет Шарипов, Ильяс Галимбеков
Слева направо: Магжан Сагимбаев, Юрий Юшин, Даулет Шарипов, Ильяс Галимбеков

Холодная и негостеприимная Антарктида всегда манила путешественников. И тех казахстанцев, кто там побывал, по пальцам пересчитать можно. Наш герой — один из них. А побывать там ему посчастливилось в составе первой лыжной экспедиции «Полюс Независимости», которая стартовала в декабре 2016 года под эгидой КазГео. В состав экспедиции также вошли альпинист Юрий Юшин и медик Даулет Шарипов, а возглавил команду путешественник Магжан Сагимбаев.

Участники экспедиции прошли на лыжах двести семнадцать километров до Южного полюса.


Массив Винсон
Массив Винсон

16 декабря Ильяс Галимбеков и Магжан Сагимбаев водрузили государственный флаг Казахстана на самой высокой точке Антарктиды — пике Винсон.

Пик Винсон — один из пунктов программы «Семь вершин», которая заключается в покорении семи высочайших точек на каждом из шести континентов. Высота пика — 4 892 метра над уровнем моря, это почти половина Эвереста, высота которого 8 848 метров. Но именно восхождение на Винсон признано одним из самых сложных в мире. И те, кто побывал на этих вершинах, признаются, что Эверест даётся гораздо проще.

VOX: Ильяс, вы проходили какую-то специальную подготовку?

— Подготовка состояла из тренировок в наших горах. Мы с Магжаном совершали не только трекинговые восхождения, но и альпинистские. Мы привыкали к связке, друг к другу. Обязательными были и лыжные восхождения. Ещё мы очень много бегали.

Температура в Антарктиде зимой может опускаться до -75–89о C. Средний же показатель для летних месяцев — от -30 до -50о С. 

— В декабре в Антарктиде как раз начинается антарктическое лето. Ночью спать, конечно, холодно, но у нас были хорошие палатки, хорошие карематы, спальники. В общем, в палатке мы чувствовали себя комфортно.

— Но на Пике Винсон нам с Магжаном пришлось огораживать свой лагерь блоками, вырезанными из снега, чтобы палатку не унесло порывом ветра. А ветра там очень сильные, может унести палатку вместе с людьми. Когда солнце заходило за гору, становилось жутко холодно. Снежная защита спасала нас не только от ветра, но и от мороза.

А вот снаружи обморозить себе пальцы можно за несколько секунд. Однажды мне нужно было снять рукавицы, чтобы достать из рюкзака маленькую флешку для фотоаппарата, и пока я это делал, обморозил пальцы — пришлось потом часа два их восстанавливать.

На Южном полюсе, помимо холода, есть и другие факторы, один из них — недостаток кислорода. Это ещё одна сложность для акклиматизации новичков. Воздух в центре Антарктиды в десять раз суше, чем в центре Сахары, а давление в два раза ниже нормы. Первые три дня человек не может работать и быстро двигаться, с трудом разговаривает. У многих начинается головная боль и рвота. Это меняется кровяное давление и состав крови. Так что делать резкие движения нельзя, быстро ходить не рекомендуется, а поднимать тяжести следует с большой осторожностью — сразу появляется одышка, темнеет в глазах и кружится голова.

VOX: Ильяс, как вы переносили акклиматизацию?

— Особого дискомфорта из-за акклиматизации мы не испытывали. Мы ведь привыкшие к таким условиям в горах.

А вот неожиданным испытанием было постоянное психологическое напряжение из-за бесконечного полярного дня. Ужасно давило то, что в это время там полярный день, и солнце стоит в небе высоко. Ты даже не представляешь, как это тяжело! Просто теряешься во времени. Вроде хочешь спать, а не можешь — солнце мешает. И спал я критически мало. Мои товарищи чувствовали себя комфортно, а вот я не мог себя заставить спать.

— А ещё — тишина. Тишина там такая, что можно просто с ума сойти, она давит на уши. Даже несмотря на то, что идёшь с командой, общаться с товарищами не можешь из-за низких температур. Идёшь наедине со своими мыслями. Это очень сложно даже для опытных путешественников, кто привык ходить в горы в одиночестве. Из-за экстремальных условий группа не раз сходила с запланированного маршрута.

VOX: Как же вы ориентировались?

— Антарктида — это огромный белый континент. Там нет ни единой души на многие тысячи километров, лишь бескрайнее белое пространство. Рельеф там сливается с небом. Картина везде одна и та же, и не за что даже глазу зацепиться. А когда был туман, то вообще ничего не было видно. У нас был GPS-навигатор, и нужно было двигаться строго на юг.


Географический Южный полюс
Географический Южный полюс

Вот так выглядит географический Южный полюс. Он отмечен небольшим знаком на забитом в лёд шесте, который ежегодно передвигают, так как ледниковый покров находится всегда в движении.

В ходе торжественного мероприятия, проходящего 1 января, устанавливается новый знак Южного полюса, изготовленный полярниками в прошлом году, а старый помещается на станцию. На знаке присутствует надпись «Geographic south pole», NSF, дата и широта установки.


Церемониальный Южный полюс
Церемониальный Южный полюс

Поблизости от географического Южного полюса находится так называемый церемониальный Южный полюс — специальная область, отведённая для фотосъёмок станцией «Амундсен Скотт». Полюс представляет собой зеркальную металлическую сферу, стоящую на подставке и окружённую со всех сторон флагами стран Договора об Антарктике. Возможно, в скором времени здесь будет установлен и флаг Казахстана.

VOX: Ильяс, помимо незаходящего солнца и кромешной тишины, что для тебя ещё оказалось неожиданностью в Антарктиде?

— Неожиданностью для меня оказалось то, что Антарктида сплошь покрыта горными массивами. Раньше я думал, что это ровная заснеженная пустыня, а там очень много вершин, скал и ледников.

Очень удивило то, что на континенте, находящемся в вечной мерзлоте, самый низкий показатель снега на планете: в среднем за год там фиксируется выпадение всего пятнадцати сантиметров осадков. И снег не такой глубокий, как, скажем, в наших горах, то есть по пояс не провалишься. А лыжи у нас были специальные, с особыми креплениями. И порой нам приходилось прилагать усилия, чтобы передвигаться по снежным заносам. Даже при условии хорошей погоды, постоянно преодолевая снежные холмы, мы могли идти со средней скоростью всего двадцать километров в день. А при неблагоприятных условиях — всего семь километров. И за собой ты ещё тащишь сани со снаряжением и провизией весом под семьдесят килограммов.

Свой двадцать первый день рождения 24 декабря наш герой встретил среди льдов по дороге к Южному полюсу.

— Для меня самым лучшим подарком в мой День рождения было то, что я смог дозвониться до мамы. У нас с ней день рождения в один день. Я позвонил ей и поздравил.

VOX: Ильяс, скажи, как твоя мама восприняла новость об экспедиции в Антарктиду?

— Сперва мне дома не поверили. Не верили до тех пор, пока я не принёс баул со снаряжением. Вот тогда все были очень удивлены.

Вообще мама привыкла к моим путешествиям, и поэтому поддержала. А когда я был в экспедиции, конечно, она очень переживала за меня.

Новый 2017 год экспедиция встретила на Южном полюсе. До его отметки команда добралась ровно за час до боя курантов — по нашему времени, разумеется. 

VOX: Как вы встретили Новый год?

— По правде говоря, у нас просто не было сил его встречать. Мы были в изнеможении. Дошли до цели, разбили лагерь, поели, попили чаю, упали и сразу уснули. Вот и весь Новый год.

VOX: Что тебе дала экспедиция на Южный полюс?

— Это был один из самых сложных этапов моей жизни. Но он дал мне новые открытия, новый опыт, новые впечатления и новые знакомства. А ещё это чувство самоудовлетворенности. Ведь покорив Южный полюс, мы выполнили всю программу, преодолели всё самое сложное.

VOX: Сказалась ли на здоровье это путешествие?

— Не могу сказать, что я подорвал там своё здоровье. Единственное — подморозил пальцы на ноге. И, конечно же, потерял много сил. Мы все очень сильно устали. После этой экспедиции мне пришлось восстанавливаться несколько месяцев. Я чувствую, что немного потерял форму.

В мае я по традиции пробежал ежегодную гонку «Тенгри» в урочище Тамгалы-Тас на реке Или, дистанцию в пятьдесят километров, но пришёл седьмым и остался недоволен. А до этого занимал только призовые места.


Велотур на Иссык-Куль
Велотур на Иссык-Куль

VOX: И напоследок: скажи, каковы твои планы на будущее?

— В планах у меня закрыть программы «Семь вершин» и «Два полюса». Мне осталось ещё пять вершин и один полюс. Само восхождение для меня не сложно. Сложно найти финансы. Это очень дорого. Например, путешествие на Южный полюс обходится в сумму от 45 000 долларов и выше на одного человека. А на Южном полюсе я бы с удовольствием опять побывал.

На этом континенте ничего нет, но ты постоянно открываешь для себя что-то новое, знакомишься с новыми людьми. Побывать там — это колоссальный опыт.

Ещё мне очень хочется съездить на Денали. Это высочайшая гора Северной Америки, её высота составляет 6 190 метров. Находится она в центре национального заповедника Денали на Аляске. А ещё планирую взойти на вершину Аконкагуа в Андах. Это высочайшая вершина в мире за пределами Азии, высотой в 6 961 метр.

Горы бросают нам вызов. И неважно, что за это никто ничего не заплатит. Как сказал сэр Эдмунд Хиллари, человек, первым поднявшийся на Эверест: «Ты покоряешь не гору, ты покоряешь себя». А это важнее денег.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000