Ты можешь всё! Жанна Ахметова 13 мая, 2015 16:00

Нагима Плохих об истинном предназначении женщины

Нагима Плохих об истинном предназначении женщины
Фото: Василий Чишко
Мы продолжаем рассказывать вам вдохновляющие, захватывающие истории жизни, совместно с Beeline. И сегодня в нашем репортаже судьба прекрасной женщины, которая нашла себя в большом деле спасения человеческих жизней. Она сама победитель, но других называет героинями. Откуда она берет силы, уму непостижимо. Основатель фонда Здоровая Азия и Первого Детского хосписа в Алматы, Плохих Нагима Джумашевна спасла тысячи жизней, женских, детских, человеческих. А началось все с того, что у нее обнаружили опухоль в груди. Рак 3-й степени. После которого, или благодаря которому, Нагима Джумашевна вдохновилась на жизнь.

С ней очень трудно записать интервью. Потому что, когда журналист хочет узнать о самой героине, из ее уст он слышит десятки разных имен и историй о других людях. Она помнит всех «своих» людей: Галина Петровна, Наталья Владимировна, Гульназ Абдрахмановна, маленькие Талгатик, Артемка, Русланчик, Гульнарочка, Сереженька; больные, умирающие, победившие болезни, выздоравливающие – все они заполняют ее огромное, безразмерное сердце. Не знаю, думает ли она когда-нибудь о себе. Очевидно, мысли и заботы обо всех этих людях помогают ей забыть о страхе за свое здоровье.

– Нагима Джумашевна, вы уже больше 13 лет занимаетесь благотворительностью. Знаю, что в этом деле нужны огромные моральные силы. Что помогает вам не бросить все это, а наоборот делать еще больше благих дел, спасать еще больше людей?

– Вдохновение к человеку приходит тогда, когда он занят делом, которое приносит ему удовольствие. В своей работе в Фонде я сталкиваюсь с очень многими людьми, которые сначала стучат в грудь и кричат: «Да, я от вас никогда не уйду! Костьми лягу, буду работать!"» Я всегда смотрю на это снисходительно: «Да-да, конечно, давайте, попробуйте. Вот вам такой проект, вот такой». Людей хватает максимум на полгода. Потом шарик сдувается, выпуская весь воздух, эмоции и силы, в глазах потухший свет, разочарование. И я уже понимаю, что его даже держать не надо возле себя, потому что такие люди начинают тянуть назад. Сложно им долго помогать кому-то, а самое главное – нести вот эту ношу, миссию, когда тебе не всегда говорят спасибо. Зачастую наоборот слышишь: «А куда вы эти деньги дели? А на что вы их потратили?». Никто не хочет вникнуть глубже. Плюс ко всему, это морально тяжелая работа.

– У нас сто двадцать восемь детей, из них 32 тяжелобольных... Две недели назад умер малыш... Тяжело очень. Хотели пригласить его на праздник, на десятое мая, а бабушка в трубку плачет. Вот, даже моя Аяулым так растерялась, что у нее выпала из рук трубка телефона: «Ой, а он умер... Как так? Он не должен был умереть! Мы же его в список победивших внесли». И, если честно, сложно разобраться, что же случилось с малышом. Сейчас вот подождем какое-то время, чтобы родственники немножко успокоились, а потом надо ехать и все равно выяснить, почему такое произошло.

– Это ему были организованны сборы не так давно?

– Я не знаю. То есть я сборами не занимаюсь. Вы же знаете мою политику: я не собираю по полмиллиона долларов, чтобы отправить ребенка заграницу, потому что я знаю, что он все равно умрет: у него четвертая стадия, метастазы – нет шансов на жизнь. Зачем полмиллиона из страны вывозить? Я на них отремонтирую дневной стационар: линолеум, покраска стен, куплю детям новые кровати. С Ризой Зулхарнаевной (Директор Научного центра педиатрии и детской хирургии) созвонилась, ее порадовала, что деньги нашла на это. Вот чему радуемся, потому что там ведь тысяча детей, и все они – дети Казахстана, все не уедут заграницу, всем не соберешь по полмиллиона долларов. Помните Рафаэля? Сколько ему люди собирали денег. Ну, ездил он в Индию, ну, приехал он с этими метастазами обратно, легкие все уже... Вот, умер на родительский день. Тяжело было, ребята проводили его в последний путь на нашей машине, наши ребята. Это же тяжко. Но победивших болезнь детей, конечно же, больше, намного больше. Им мы и помогаем.

– А кто вам помогает чаще всего?

– Что касается людей, окружающих меня, то они все нам помогают. Десятки имен, Адель, Айжан, Жанна, Айгуль, Константин, Александр… У нас в Казахстане очень много людей добрых, милосердных, открытых, которые хотят помочь любым способом. Звонят и так и говорят: «У меня нет возможности помочь деньгами, может я приеду и приберу в доме у ветерана? Подругу с собой возьму». Кто-то говорит, что может куда-то кого-то свозить. Конечно, они все нам нужны! И мы все это в свою копилочку записываем, потому что когда мы начнем, к примеру, 10-го мая очередную акцию, нам будет нужна любая помощь. Я никогда никому не говорю, что он нам не нужен, наоборот: «Спасибо вам большое!». А в ответ слышу: «Нет, это вам спасибо за то, что Вы мне сказали, где я могу быть полезным», – и вот это и есть вдохновение. 

– То есть, вы их вдохновляете?

– Здесь еще нужно разобраться, кто кого вдохновляет: я кого-то или кто-то меня, или мои сотрудники, которые приходят и понимают меня, если я говорю, что пока зарплаты нет, но они знают, что она все равно будет и продолжают работать. Ведь каждый понимал, куда пришел. Здесь надо будет и умирающего ребенка отвезти, и к умирающим детям поехать домой, здесь нужно уметь найти слова безутешной маме ребенка. И когда они приезжают, вот эти малявочки выбегают, как Валерка Герасюк, и картаво кричат: «Где мой длуг?», – а за время, пока играешь с ним, нужно успеть прощупать животик, печень и все остальное. Это не такой доктор, который пришел, строгий, в белом халате и так далее. Это солнечный человечек, который с тобой поиграет. Это большое дело.

– Нагима Джумашевна, как вы попали в благотворительность?

– Я работала на госслужбе министерства геологии. Отдала этому ведомству очень много лет. В 1988 году там же познакомилась со своим мужем. А потом геология расформировалась, было громадное сокращение, под которое попала и я. Весь персонал сокращали буквально на 70%. Много людей в 90-х остались на улице без работы. Было тяжело все это пережить. Как раз-таки в тот момент я вспомнила свою основную специальность – психолог-методист, филолог по образованию. Тогда я поняла, что началась какая-то большая психологическая депрессия, когда нужны были именно психологи. А их не было. Поняв это, я стала изучать опыт зарубежных психологов, опыт управления, у меня появились первые хорошие опыты практической помощи предпринимателям.

Я начала кое-что публиковать в газетах, ориентируя потерянных людей на то, что не нужно опускать руки, а необходимо находить себя заново. Тогда-то ко мне и обратилась Национальная лотерея РК, которая была организована исполнительной дирекцией, аппаратом управления президента. Она была организована, чтобы помочь строительству города Астаны. Ко мне обратились с просьбой написать программу развития вот этой лотереи, и я ее написала в ключе программы Нурсултана Абишевича «Казахстан-2030». Мы взяли 7 шагов развития лотереи, 7 видов моментальной лотереи, которые были посвящены истории Казахстана. В этой лотерее я проработала в целом больше 5 лет. В 2002 году, когда мне поставили диагноз, первыми, кто меня поддержал, были именно мои коллеги из национальной лотереи.

– Нагима Джумашевна, расскажите, как лично вы пережили этот диагноз? Вы же не сразу задумались о фонде и начали активную деятельность? Какими были ваши первые дни, месяцы после обнаружения рака?

– Я попала в больницу с инфарктом и моя врач, проводя очередной осмотр, что-то нащупала в моей груди. Порекомендовала сразу после выписки сходить к маммологу. Честно сказать, мне было стыдно спросить там же в палате кто такой маммолог. Выяснив, что это за специалист, я полгода искала врачей. А когда наконец-то нашла нескольких, мне сказали, что меня не будут оперировать, потому-что недавно я пережила инфаркт. А ведь у меня была уже третья стадия, и оперироваться нужно было незамедлительно. И лишь через полгода мытарств и слез, я нашла молодого прекрасного хирурга, который взялся за меня. До этой встречи я даже не улыбалась. Я рыдала везде, где можно, в открытую. А мой муж рыдал тихо, скрывая свои слезы. Но я знала, что и он страдает вместе со мной. Потом, когда я уже легла в палату, в которой вместе со мной лежало еще 6 человек, я поняла, так ведь я не одна, нас много таких. Там я начала вспоминать все свои знания психолога и начала уже «вытаскивать» тех, кто находился на тот момент рядом. Женщины из этой палаты меня и надоумили создать что-то, ассоциацию, центр, чтобы вместе «вытягиваться» из этого болота, из этой болезни. Мы тогда обклеили все отделение веселыми жизнеутверждающими мотиваторами. Писали на всех дверях: «Без улыбки не входить», «Не рыдать, штраф 5000 тенге», «Забудь вчерашнее, думай о завтрашнем!». Везде были смайлики и хохма. Этому отделению такой декор был жизненно необходим. Сняли все это лишь спустя несколько лет, только во время ремонта отделения.

– Как только вас прооперировали, вы…?

– Тогда, увидев как женщины воспрянули духом в нашем отделении, я поняла что всем им прежде всего, необходима мощная психологическая поддержка. И тогда у меня пошли первые методические пособия для женщин, под знаком победы. Мы печатали их, тиражировали, раздавали по всем отделениям. Это был первый год моей работы. Потом пошли разные брошюры, листовки по профилактике рака груди. Мы раздавали всем женщинам. С тех пор не было ни дня, чтобы мы сидели без офиса или чтобы у нас не работал телефон. Мы отсняли на Хабаре больше 4-х передач о том, что есть в КЗ такая проблема, как рак груди. Я рассказала о своем опыте, о мучительных поисках маммолога, который бы взялся меня оперировать на фоне перенесенных инфарктов. Все это я выплеснула в этой передаче на всю страну. Оказалось, что я подняла такой пласт, который никто никогда не хотел поднимать, потому что это была такая тяжелая ноша, которую никто не хотел взваливать на свои плечи. Я несу эту ношу уже 13 лет. Потом в редакцию звонили сотни женщин с разными вопросами. Доходило вплоть до того, что мне звонили на телефон с вопросами, не заплатили ли мне за это, правда ли у меня рак груди. Другие говорили: «мы поняли, что мы теперь не одни». Мне казалось, что они хотят прийти и пощупать меня. Люди не могли понять, как можно взять и рассказать об этом на всю страну. Они же столько лет это скрывают. Мне позвонила одна женщина, ее звали Валя, она рассказала, что она уже пять лет как прооперировалась и что она настолько скрывает этот факт, что даже муж ее об этом не знает! Это в корне неправильно! Понимаете, человек в полном одиночестве борется со своей трагедией, болезнью. Многие женщины сказали мне, что посмотрев выпуски этой передачи, им стало намного легче нести эту ношу, они поняли, что они не одиноки. В редакции всем звонившим давали мой номер телефона. И они все мне звонили.

Знаете, у всех этих женщин, прооперированных, тех, кто лежал в больнице или же посещает ее, создался свой такой социум женщин больных раком. Они общаются между собой, обмениваются номерами телефонов. И они в этой мешалке живут, поддерживают друг друга, но только в рамках болезни. Они не могут выйти из этой болезни. Затем я решила, что нам надо собраться на школу психологической поддержки пациентов, мы собрали первые группы, и начали говорить о том, что это можно победить, и что из диагноза, из болезни нужно уходить, что не нужно сидеть в этом – после чего все они уничтожили номера друг друга и даже перестали друг другу звонить. Мы лишь собирались иногда у нас в фонде.

– Чем вы занимались потом?

– 1 октября 2003 года мы открыли Фонд «Здоровая Азия». А 25 октября 2005 года мы провели первое большое мероприятие, куда пригласили ООН, ЮНИСЕФ, СОРОС и многие другие международные компании, посольства. Пришли все наши маммологи и онкологи, и мы провозгласили и приняли Декларацию о том, что 21 октября в Казахстане будет считаться Днем борьбы против рака. С тех пор этот день официально является Международным Днем борьбы против рака.

– Летом 2006 года мы поставили вопрос о том, что Казахстан очень нуждается в мамогрофах. Нам катастрофически не хватало их в Казахстане. Мне удалось тогда встретиться с министром здравоохранения Досаевым, который очень внимательно выслушал меня и пообещал помочь. И он остался у меня в памяти как Министр, который закупил стране мамографы в каждый регион – 98 аппаратов на страну! И когда я рассказываю, что в Киргизии один единственный мамограф, в Узбекистане и Таджикистане их вообще нет, а в Швеции их всего шесть, а в моей стране их 113, с теми которые уже были, и что у нас есть маммографическая скрининговая программа, на всех международных конференциях нам аплодируют стоя. Это одна из таких больших задач, которую мы выполнили. Потом в 2008 году, совместно с Айткуль Байгазиевной и Дарьей Владимировной, нашими депутатами мажилиса парламента, мы разработали программу для женщин из регионов с низкими ресурсами, за 400 км от районных центров, где у них нет возможности сделать узи-скриннинг, мы сделали национальную Программу «Здоровье женщины – здоровье нации».

Компания LG купила нам первую машину скорой помощи. Вторую нам предоставил Фонд Сеймар. И на двух машинах мы отправились по регионам. Это была целая команда врачей, медсестер, координаторов. Мы объездили весь Казахстан, проверили 87000 женщин.

– И скольких вам удалось тогда спасти?

– Я считаю, что всем 87 тысячам мы помогли. Во-первых, каждой женщине сделали первичный скриннинг, во вторых, все женщины были обучены самообследованию, в-третьих, все узнали, что такое диагноз рак и что нужно делать, чтобы его предупредить. Это и профилактика абортов, репродуктивной системы, и планирование семьи и даже правильного грудного вскармливания. Это ведь была еще и огромная информационная кампания, мы вывезли тоны методического материала, на казахском и русском языках. С 2008 по 2012 год мы колесили по стране. Как думаете, скольких нам удалось спасти? Мы вывезли 600 экзо-протезов и раздали их женщинам. Некоторые ведь даже не знают, что существуют такие протезы, они носят в бюстгальтере какие-то тряпочки, рис, пшено, стесняются выходить из дома и т.д. И столько мы видели счастливых глаз, столько слов благодарности услышали – это и есть вдохновение для меня.

Благодаря этой программе мы стали поднимать проблему рака груди на нулевой уровень, на первой стадии. А это, смело скажу, стопроцентное излечение. Женщины с третьей стадией сейчас живут 5 и более лет, благодаря паллиативной помощи. Сейчас ту же помощь мы оказываем и нашим больным деткам.

– Затем вы начали заниматься еще и детьми?

– В 2009 году мы взяли детство. На моих глазах произошел один случай. Я увидела, как в детском доме умирал ребенок. Он умирал от рака, и его некуда было положить. В больницы его уже не брали, никто не хочет портить показатели. И сейчас также, если в клиниках умирает от рака ребенок, руководству это не нравится, они выписывают таких детей домой. В идеале так не должно быть. Для того чтобы ребенок умирал под присмотром врачей, нужен хоспис. Во всем мире для таких детей существуют хосписы. Там их окружают заботой, обезболивают, приглашают духовных служителей. Там же помогают родителям выдержать всю эту боль. Хосписы очень распространены в европейских странах. Но в нашем регионе, по нашему менталитету хоспис выполняет немного другую роль. Все-таки наших детей не везут умирать в хоспис, их забирают домой, а наша выездная служба выезжает к ним по первому звонку. Мы ведем детей с 4-й стадией на дому. К ним приезжают не врачи, а вот такие солнечные человечки в желтых футболках. Им ребенок без страха показывает горлышко и дает себя послушать.

А в нашем хосписе дети отдыхают психологически от химиотерапий, бесконечных уколов, многомесячных болезненных процедур. Детки тяжелые, после операций, ампутаций. Они получают психологическую помощь. Им нужен такой передых, чтобы набраться сил на новую борьбу. Кто-то потом возвращается снова, через год или два, а есть и те, кто уезжает уже навсегда.

– Так вот, в 2009 году я встретилась с главным педиатром города и спросила, почему существует такая проблема, почему родителям больных детишек последней стадии некуда обратиться за помощью. Выяснила, что нет денег, нет того, другого, третьего и мы решили создать такой центр, который будет предоставлять эту паллиативную помощь тяжелым детям. Паллиатив – это духовно социальная помощь, во всем мире она оказывается общественными объединениями, не обязательно государственными. Тогда мы тоже подняли целый пласт вопросов детской онкологии, которые не поднимались и не затрагивались ранее. Не было реальных цифр, статистики, не было даже данных, сколько детей больных раком в Алматы. Представляете?! Мы начали объезжать все поликлиники и больницы, искать этих детей. Мы составили список всех больных детей. Список пополнялся постоянно. Если первую детскую новогоднюю елку мы организовывали в хосписе, в палате, то вторую мы провели уже в Ритц Карлтоне, третью в Ареале. Около 50 детей в силу состояния здоровья не смогли приехать, и мы отвезли подарки им домой.

– А какой статус у вашего хосписа? Он вроде был частным?

– Нет, мы наконец-то добились того, что он теперь государственный. Более того, он республиканский и мы принимаем всех детей и алматинских, и из регионов. Теперь он открыт для всех детей.

– Нагима Джумашевна, вы живете судьбами других людей, вся ваша семья занята постоянной помощью другим. Вы всегда улыбаетесь, не устаете рассказывать про победы ваших героинь и маленьких героев. Откуда вы черпаете силы, где вдохновляетесь на жизнь?

– Вы знаете, миссия нашего Фонда помогать другим. Но вся наша деятельность и то скольким мы сможем помочь, напрямую зависит от того, сколько людей помогает нам. Сказать, что нам никто не помогает, было бы абсолютно несправедливым. Вы все нам помогаете, кто-то больше кто-то меньше, но мы живы благодаря вашей помощи. Вот отчет за последние несколько месяцев (достает какой-то документ). Смотрим, вчера на QIWI-кошелек пришло ноль перечислений, ничего, сегодня или завтра придет больше. Меня это не огорчает. Ну не пришел к этому аппарату тот человек, который хочет нам помочь сегодня, но он обязательно придет завтра. Первые расходы, это аренда офиса, постоянно задерживаем, конечно, но нам идут на встречу. Машину скорой помощи надо заправить. Мы же круглосуточно навещаем наших детей.

– У нас очень много помощников, я называю их Друзьями детского (имеется в виду Детского хосписа). Компания Beeline нам сделала горячую линию 5353. Все сотовые операторы отказали, а Beeline выделили. Туда все могут позвонить. Номера написаны на нашей машине.

Всех детей с диагнозом рак мы держим под своим контролем. Но если ребенок начинает выздоравливать, мы отпускаем его, чтобы он не жил с этим диагнозом в голове, он должен уйти от него и продолжать жить нормальной жизнью. Улететь в большой полет. Сейчас у нас есть новая цель, открыть большой реабилитационный центр для поддержки детей с онкозаболеваниями, чтобы они могли приходить туда, танцевать, рисовать, петь, читать, играть в шахматы, быть детьми… Для этого нам нужно лишь помещение. Остальное мы сами с вами осилим. Такой центр очень нужен нашим детям, они ведь в основном сидят дома и все их прогулки – это поездки в больницу два раза в неделю. А среди детей много подростков, им хочется жить полноценной жизнью, понимаете. Они хотят общаться друг с другом. Из-за стрессов на почве одиночества у них поднимается температура и болезнь прогрессирует.

– Что меня вдохновляет? Постоянные жизнеутверждающие проекты, помощь людей, победы моих женщин и наших детей. Женщина рождена, чтобы делать благо. Испокон веков все благородные девы, королевы, принцессы, княгини открывали больницы, приюты, учебные учреждения, занимались стариками, больными детьми и малоимущими. Основной костяк благотворительности составляют женщины. Как сказал один замечательный философ «Предназначение женщины – это служить, жертвовать, заниматься благотворительностью». Это истинное призвание женщины, по духу, по ее задачам в жизни. Женщины, которые не удовлетворены своей жизнью чаще болеют. Ни мужу, ни детям не нравится видеть маму, жену с постоянно сдвинутыми бровями. А эта неудовлетворенность рождается от того, что ей надо найти дело по душе, занятие при котором она будет чувствовать себя полезной и нужной. Когда помогаешь и жертвуешь, получаешь настоящее удовлетворение от жизни. Жертвенное служение своему народу – вот это главная миссия женщины.


Если вы хотите отправить платный смс для помощи Детскому хоспису, отправьте на номер 5353 слово Детский. Только для абонентов Beeline.

Поделись
Жанна Ахметова
Жанна Ахметова
Главный редактор Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000