Ты можешь всё! Эльвира Абдусалямова 13 января, 2016 10:00

Мурат Кабылбаев: Дети должны воспитываться в семье

Мурат Кабылбаев: Дети должны воспитываться в семье
Фото: Ринна Ли
О семье Кабылбаевых вы, возможно, уже читали. Почти два года назад о невероятной истории семьи писали Райхан Рахим и Максим Шатров. Только тогда дом наполнял смех восьми детей, а сегодня — уже одиннадцати. Сейчас, когда дети немного подросли, мы снова отправились в село Кенесары, чтобы выяснить, кем же мечтают стать цветы жизни и будущее страны.

Семья Кабылбаевых
Семья Кабылбаевых

Мы познакомились с Муратом Кабылбаевым в середине сентября на благотворительном детском показе мод от Добровольного Общества Милосердия (ДОМ). Тогда мы договорились, что обязательно приедем в гости, потому что наши читатели должны знать о том, что в стране существуют люди, которые делают добро и мир лучше, не скандируя об этом на каждом шагу.

В доме Кабылбаевых живут 13 членов семьи: папа Мурат, мама Орынбасар и их дети: Адель, Толеген, Коля, Тамирлан, Анастасия, Болат, Оксана, Фатих, Эрмэ, Маша и Ибрахим. Все дети разговаривают на казахском и на русском языках. Бабушка Айбат живет в соседнем доме.

Мурат Кабылбаев работает в общественном фонде «ДОМ» Аружан Саин, в проекте «Казахстан без сирот», является редактором сайта usynovite.kz. У семьи есть немаленькое домашнее хозяйство: коровы, бараны, куры, индюшки, гуси.

Гостеприимная семья встретила нас очень тепло и сразу же усадила за большой обеденный стол. Глава семейства, пытаясь побороться с нашим стеснением, сказал: «Вы кушайте манты! Все, кто к нам приезжают, мечтают попробовать их!» И ведь действительно манты оказались невероятно вкусными! 


Мурат Кабылбаев, приемный отец десяти детей
Мурат Кабылбаев, приемный отец десяти детей

Немного оправившись от дороги и напившись горячего чаю, мы перешли в зал, где Мурат Кабылбаев еще раз вспомнил первые переживания и поделился новыми историями:

— У нас с супругой более девяти лет не было детей. Через девять лет родился сын Ибрахим. Когда ему исполнился годик, мы с Орынбасар решили взять на воспитание детей из детского дома. Изначально в наших планах было взять максимум три ребенка маленького возраста — до пяти лет. На меня давили стереотипы, что более взрослые дети не поддаются воспитанию. Посоветовавшись с супругой, мы пришли к мнению, что брать нужно именно таких детей, потому что, как бы печально это ни было, но у них меньше шансов попасть в семью… В день, когда спорили, сколько детей усыновить, у нас родился теленок, который нес знак свыше: на его лбу была отчетливая цифра семь.

— Я считаю, неправильно выбирать себе детей в детском доме. Это получается так, будто ты на базаре. Мне принесли их личные дела, и я, не ознакомившись с ними, сразу взял первые семь. Многие из детей приходятся друг другу родными братьями или сестрами. Представьте сами, разве так можно: одного ребенка взять, а другого оставить там? Я пообщался со своими детьми, сначала забрал четверых, а трем пообещал, что через полгода за ними приду. Так и сделал.

— Первое время, когда мы только решили, что возьмем детей из детского дома, нас переполняли эмоции: казалось, что мы легко и просто со всеми справимся, были резкие душевные порывы и мысли о благородном деле. Но в момент, когда я ехал в детский дом, задумался: ведь это же дети, это не шутки. У каждого ребенка свой особенный характер. Нужно учитывать, что большой процент детей в детдомах составляют социальные сироты, то есть сироты при живых родителях. В определенное время жизни каждый из них наблюдал асоциальное поведение своих биологических родителей. Когда я осознал всю серьезность и большую ответственность, мне стало страшно. Весь страх ушел, когда увидел их улыбки: дети были в школьной форме, такие красивые…


Семья Кабылбаевых играет в настольную игру «Монополия»
Семья Кабылбаевых играет в настольную игру «Монополия»

— И только когда уже все решилось, и я поехал навсегда забирать их, заметил совершенно другие лица — полные сиротства и прошлого страдания. Я понял, что при первой встрече они старались произвести на меня впечатление. Они смотрели и взглядом вопрошали: «Что же будет дальше? Кем ты для нас будешь?» Скажу честно: мы ехали домой, а я от страха потерял дар речи, не знал, как начать говорить со своими детьми. У нас с Орынбасар не было опыта воспитания, потому что на тот момент первому ребенку был всего лишь годик.

Как только их ножки переступили порог дома, дети переменились, подняли шум, начали бегать, играть, смеяться. Они сразу стали вести себя по-хозяйски, своим поведением как бы сказали: «Это наш дом. Мы отсюда никуда не уйдем». В тот момент поизошел курьезный случай: Адель, которой на тот момент было 12 лет, подошла к супруге и сказала: «Ты ведь мама, да? А я представляла тебя совсем другой! Ну ничего, и такая пойдет!» (смеется). Супруга была в шоке, но сейчас, когда вспоминаем, все вместе смеемся.

— А вот о Коле мне сразу сказали, что ребенок сложный, не поддается воспитанию. Я, знаете, из-за этой характеристики еще сильнее забрать его захотел. Получается, что ребенку уже предопределили судьбу, якобы ничего из него не выйдет.

Мурат Кабылбаев сетует, что сейчас в стране наблюдается одна страшная проблема — детские дома зачастую сами не хотят отдавать детей в семьи, всячески препятствуя потенциальным родителям забрать ребенка и иногда даже отговаривая, как происходило это и с самим героем.

— Детские дома, финансируемые государством, получают 2 000 000 тенге ежегодно на содержание одного ребенка. Получается так: чем меньше детей, тем меньше денег в детском доме. Сейчас есть очень много людей, которые встают в очередь, чтобы забрать ребенка, но им просто его не отдают. Это действительно очень страшно… Представьте себе, по статистике Unicef, только около 20% детей, вышедших из стен детского дома, находят себя в жизни. Остальные, к сожалению, остаются на дне общества. Я не говорю уже о той статистике, что большая часть девушек начинает заниматься проституцией, а парней сажают в тюрьмы за различные преступления.

Государство оказывает помощь родителям, которые берут детей из детских домов — 10 МРП ежемесячно на одного ребенка. Мурат Кабылбаев говорит, что они справляются с обеспечением детей:

— Когда мы брали четверых детей, нас отговаривали: «Вы что, их же нужно одевать, обувать, кормить, а сейчас такое тяжелое время! А как же воспитание, с этим возникнут большие проблемы!» Но прошел месяц, второй, третий, а я все думал, когда же начнется это сложное время (смеется). Прошел год, два, три, мы взяли еще троих детей и, слава Аллаху, у нас все хорошо!

Мы не балуем своих детей, но стараемся покупать им хорошие, качественные вещи. В этом году собрали детей в школу на 400 000 тенге.


Книга Мурата Кабылбаева «Покажи мне небо»
Книга Мурата Кабылбаева «Покажи мне небо»

Осенью 2015 года в свет вышла книга нашего героя «Покажи мне небо», в которой отец семейства рассказывает о том, каково это — быть отцом одиннадцати детей.

— Я писал небольшие рассказы о каждом ребенке, и однажды мне посоветовали собрать все в одну книгу. Фонд, в котором я работаю, помог издать книгу-дневник, в которой все истории — живые. Написание книги — это очень ответственное дело, потому что она должна иметь значение для общества. Меня радует, что она находит своего читателя, помогает людям: книгу уже заказывают в России, в Киргизии. Мне звонили читатели и говорили, что теперь они иначе смотрят на воспитание детей.

Мама одиннадцати прекрасных детей добавляет:

— Я помогла с написанием сборника Мурату: он приходил с работы, а я рассказывала, что произошло с нами за день. По моим рассказам он и писал о детях.

Наш герой утверждает, что несколько лет назад на семейном совете, который проходит в семье каждое воскресенье, они с супругой захотели выяснить, кем хотят стать дети, когда вырастут. Те резко ответили, что не хотят уходить из дома.

— Их совсем не готовят к взрослой жизни. Дети в детских домах боятся взрослеть и мечтать о своем будущем. Через некоторое время мы снова задали им этот вопрос, и дети на него отреагировали уже иначе.

Так как все ребята уже достаточно большие, мы решили сами спросить, кем они мечтают стать, когда вырастут.

Оксане десять лет. Девочка учится в четвертом классе и имеет только отличные отметки в дневнике. Оксана очень любит шить и мечтает стать швеей. Специально для нее родители купили швейную машинку.

Ибрахим среди других детей — самый маленький. Ему пять лет. Озорной мальчонка заявляет, что станет летчиком!

Эрмэ шесть лет, и он ходит в нулевой класс. Мальчик с невероятным цветом глаз любит помогать маме на кухне и очень хочет стать поваром.

А вот шестилетняя Маша еще не определилась, чем будет заниматься, когда вырастет. Веселая девочка постоянно крутилась вокруг нас и поднимала всем настроение своим заразительным смехом!

Болат учится в пятом классе, ему одиннадцать лет. На вопрос, кем хочет стать он, когда вырастет, незамедлительно ответил, что будет трудиться строителем, чтобы потом построить большой дом для родителей.

Восьмилетний Фатих, обучающийся в третьем классе, говорит, что станет полицейским и будет защищать и помогать всем людям!

Самый взрослый ребенок в семье, правая рука мамы Адель в свои 15 лет уже твердо уверена, что станет педиатром.


Коля (слева) и Тамирлан
Коля (слева) и Тамирлан

Двенадцатилетние Тамирлан и Коля, ученики пятого класса, оба мечтают стать пожарными!

Анастасии двенадцать лет. Девочка учится в шестом классе. Раньше она хотела стать художником, но сейчас немного изменила свое решение — теперь Настя мечтает стать учителем рисования.

Двенадцатилетний Толеген, несмотря на свой небольшой возраст, уже решил, что станет спецназовцем! Кстати, он учится в шестом классе.

Мурат Кабылбаев рассказывает, что, будучи религиозными людьми, они с супругой никогда не праздновали Новый год:

— Мы всегда ложились спать 31-го в 22:00, а просыпались 1-го в 8–9 утра. Мы выспались, голова не болит, деньги на месте, дома чисто (смеется). Но детям ведь не объяснишь, что мама и папа религиозные люди, и Новый год не празднуют. Мне пришлось ехать на базар, покупать елку, новогодние игрушки и прочие украшения. Я супругу успокаивал: «Мы 31-го поставим, а первого уберем!» Естественно, поставили мы ее за неделю до праздника, а убрали второго. Как же она глаза мне мозолила первый год (смеется)! Сейчас привык уже, дети не дают убирать елку до десятого января. В день праздника мы накрываем на стол, говорим пожелания, дарим всем подарки. Знаете, даже в дни рождения мы не дарим подарок только одному ребенку-имениннику, дарим подарки всем. У нас так заведено. 

Как уже сказал герой, каждую неделю семья проводит совет. Мурат вспоминает, как на самом первом семейном совете, он сказал, что ребята уже взрослые и должны сами себя обслуживать:

— В детских домах дети не готовы к социализации. Нужно признать, что ничто не заменит ребенку семью. Для меня одна из целей — чтобы мои дети завтра выросли и не боялись социума, чтобы они были готовы к жизни.

Уже на первом совете родители распределили работу по дому на каждого члена семьи: кто-то моет полы, кто-то — посуду, третий пылесосит, четвертый помогает на кухне, и так далее. Сейчас, когда большинству детей уже по 12 лет, Мурат забирает мальчиков с собой на улицу помогать по хозяйству, а девочки — незаменимые помощницы на кухне. 

Когда мы собираем урожай в огороде, я стараюсь преподнести им собранное в денежном эквиваленте, чтобы дети понимали, сколько денег мы сэкономили и насколько такие продукты полезнее, чем те, что куплены на прилавке. Правду говорят, что труд облагораживает человека.

Несмотря на то, что со стороны кажется, будто мама Орынбасар не выходит из кухни, супруги Кабылбаевы говорят, что все не так.

— Я говорю Орынбасар: «Сделай одно блюдо на весь день, и мы будем его есть на завтрак, обед и ужин». Нет, она на завтрак делает одно, на обед — другое, а на ужин — третье. И даже учитывая такое разнообразие, она не проводит на кухне много времени. Конечно, все дело в детях, которые всегда и везде помогают.

Когда берешь ребенка из детского дома, нужно быть готовым к тому, что биологические родители рано или поздно захотят увидеть, общаться, а может, даже и забрать своих детей обратно. Мурат Кабылбаев говорит, что с самого первого дня честен со своими детьми: он сказал, что всегда поможет им найти родителей, поддерживать с теми связь, если они того захотят. Главное — чтобы дети хорошо учились.

— Тамирлан очень серьезный, но я помню первую нашу весну, когда он, соскучившийся по материнской заботе мальчик, каждое утро выбегал на улицу, рвал цветы и приносил их маме Орынбасар. Весь дом был обставлен цветами. Тамирлан вставал раньше остальных детей на час-два, только чтобы больше времени провести вдвоем с мамой. Через три года приехала его биологическая мать. Я думал, что будут слезы, истерики, но ничего подобного не произошло: дети просто поздоровались и пошли дальше. Она очень расстроилась, плакала, говорила, что он ее не любит, а я пытался объяснить, как он скучал по своей маме… Она спросила меня, сможет ли восстановить родительские права, на что я, конечно, ответил, что сможет. Однако я также добавил, что она должна быть готова к тому, что я не оставлю ее в покое и буду постоянно преследовать, пока не обрету уверенность, что ребенок хорошо и правильно живет, питается и одевается. Но она ушла и сказала, что больше не будет беспокоить…

— Я думаю, что это хорошо, что все мои дети из одного детского дома: они все друг друга знают. Все-таки это дети: у каждого свой характер, свои причуды. Иногда конфликты случаются, но это нормально. Мне так повезло, что все дети в нашей семье умеют сглаживать углы, где-то уступать. У них есть черта — уметь не доводить до грани какую-то проблему. 

— В этом году, когда мы ездили в Алматы на благотворительный показ мод, так получилось, что старшие дети сидели в начале вагона, а мы с супругой и младшими детьми — в другом месте. Мне было интересно, как дети поведут себя самостоятельно. Примерно после обеда с того конца, где отдыхали мальчики, пришли двое мужчин и отметили, что мои дети очень воспитанные. Как же приятно было это слышать!

— Дети говорят мне все. Наверное, потому что и я с ними полностью честен. Буквально недавно встречались с гостями из Астаны, где тоже есть дети их возраста. Гости были в шоке от того, что мои дети все мне рассказывают, делятся самыми разными переживаниями — даже самыми сокровенными. Я уверен: с детьми нужно быть где-то ребенком, где-то другом, а где-то — строгим родителем.

Мурат и Орынбасар уверены, что главное в жизни — это семья и отношения внутри нее. Сейчас главная цель наших героев — вырастить и воспитать детей сильными и хорошими людьми.

Мы надеемся, что это не последняя наша встреча с счастливой, красивой семьей, где все любят и заботятся друг о друге, и мы еще расскажем вам, как растут и учатся одиннадцать умных, воспитанных и невероятно обаятельных детей! 

Поделись
Эльвира Абдусалямова
Эльвира Абдусалямова
журналист Vox Populi
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000