Ты можешь всё! Алёна Мирошниченко 28 сентября, 2016 12:00

Ангелина Котенко: Ангел братьев наших меньших

Ангелина Котенко: Ангел братьев наших меньших
Фото: Тимур Батыршин
Какая мысль у вас возникает при виде бездомного котёнка или голодной собаки, которые смотрят на вас, словно просят милостыню? Наверняка, многие думают: «Бедненький котёнок, мне тебя жаль, но помочь я тебе ничем не могу!» Подумали и прошли мимо. А для нашей героини рубрики «Ты можешь всё» Ангелины Котенко спасение животных с детства стало смыслом всей жизни. Она готова не спать ночами, выхаживая больного кролика или черепаху, мчаться в любое время суток туда, где нужна её помощь, или отдать последние деньги ветеринару, чтобы спасти от смерти беспризорного пса.

Образование Ангелины не имеет к животным никакого отношения. Она юрист-международник. Но, как считает девушка, для того чтобы работать с животными, диплом зоолога вовсе не обязателен. Ей достаточно было прочитать несколько книг Джеральда Даррелла и окончить специальные курсы. Но самое главное — это безграничная любовь к животным.

Спасением и защитой животных Ангелина занимается со студенческой скамьи, уже почти двадцать лет. Если раньше она подбирала бездомных собак и кошек, приводила их в порядок, пристраивала в добрые руки и нигде это не афишировала, то сейчас Ангелине приходится спасать даже крупных хищников и слонов в зоопарке. 

«Извини, я не смогу с тобой сейчас встретиться. Я спасаю кумая…» — написала мне Ангелина в день нашей встречи. Едем и мы на операцию по спасению птицы в микрорайон Аксай.

Для справки: кумай — снежный или гималайский гриф — обитает высоко в горах Монголии, Тибета, Джунгарского и Заилийского Алатау. Питается падалью. Но как мог он оказаться в большом городе?

Огромный пернатый хищник будоражил весь микрорайон целых два дня, перелетая с крыши на крышу, а потом переселился на столб высоковольтной линии электропередач и не собирался покидать насиженное место.

Обращения жителей многоэтажек в зоопарк оказались напрасными. И если бы не Ангелина и две неравнодушные к судьбе краснокнижной птицы девушки, Аксинья Маковецкая и Евгения Кадикова, кумай мог бы запросто погибнуть.

Ангелина:

— По поводу появления кумая в городе, я могу сказать одно: либо он сбежал от какого-то богатого дяди, либо его просто выбросили, как и многих других животных, потому что не справились. Это хищная птица. Она питается падалью. А у хищников есть такая особенность — они ужасно пахнут. Но люди, не зная этих особенностей, часто заводят таких птиц, а потом избавляются от них.

— Когда зоопарку надо, они обращаются к нам за помощью. И мы с волонтёрами совершенно бескорыстно убираем им территорию, сажаем деревья. Но в данном случае руководство зоопарка поступило очень некрасиво. Они написали, что специалисты выехали и оценили состояние птицы. Заверили нас, что птица здорова, что они приняли все меры по её спасению. Но наутро нам позвонили люди, и сказали, что кумай как сидел, так и сидит, но уже не на крыше, а на столбе ЛЭП. Вот мы и выехали спасать его, — рассказывает зоозащитница. — В городе некуда деваться грифу. Он попросту не сможет взлететь, потому что ему для этого нужно место и воздушный поток.

Спасательная операция продолжалась полдня, пока растерянный хищник добровольно не покинул свой насест. Благодаря прохожему гриф всё-таки был пойман во дворе жилого дома.

Зоопарк отказался принять птицу, сославшись на то, что это вовсе не их дело. И Ангелина нашла краснокнижнику временный приют в питомнике хищных птиц «Сункар», где он был осмотрен специалистами и после карантина выпущен на волю далеко от шумного большого города.


Аксинья Маковецкая
Аксинья Маковецкая

Каждый день зоозащитникам приходится спасать несчастных домашних животных. Теперь в списке спасённых у них появился и снежный гриф. 

Аксинья Маковецкая, зоозащитник:

— У нас нет хороших специалистов-орнитологов. И если бы не Ангелина, мы бы просто не знали, что делать с этой птицей и куда её везти.

Мы в основном занимаемся собаками. Спасаем их, лечим, выхаживаем, а потом пристраиваем в хорошие руки. И сейчас просто повально хозяева выбрасывают породистых собак. Если собака состарилась или заболела, её просто вывозят за город, привязывают к дереву и оставляют умирать. Это когда такое было, чтобы выбрасывали овчарок, алабаев, боксёров?! А ещё как-то раз на помойке мы нашли полную коробку щенков бассет-хаунда. Вы представляете? У кого-то ведь рука поднялась выбросить щенков такой дорогой породы. Что за люди! Наберут собак с родословными, а потом на помойку! Им, видите ли, кормить нечем!


Евгения Кадикова
Евгения Кадикова

Евгения Кадикова, зоозащитник:

— Как-то раз нам пришлось спасать овчарку — чемпионку и призёрку. У неё были проблемы с кожей, и хозяевам её просто надоело лечить. Мы их слёзно умоляли оставить собаку у себя, при условии, что мы сами её вылечим. Но они всё же отказались. Лечение было очень дорогостоящим. Но в итоге мы её выходили. А овчарка оказалась такой умницей! Сейчас она живёт в другой семье. И новые хозяева просто души в ней не чают.

Недавно на восточной объездной дороге сбили овчарку. На наш призыв в соцсетях никто не откликнулся. И мы сами пролечили её в клинике за 70 000 тенге. Сейчас эта собака у нас в приюте. Мы очень хотим, чтобы она поскорее попала в хорошую семью.

Нам даже приходилось спасать на дачах в Широкой щели домашнюю волчицу, которая убежала от хозяина. Волчица была ранена, и люди хотели её пристрелить.

— Купить волчонка или лисёнка у нас вообще не проблема. Браконьеры отстреливают волка и волчицу, залезают в нору, забирают волчат и потом продают их, маленьких и беспомощных. Причём под заказ могут привезти вам любое их количество.

Потом этих уже подрощенных волков владельцы выбрасывают на улицу, потому что содержать хищника не так-то просто. И к бандам бездомных собак ещё и бездомные волки прибавляются. А ведь они размножаются. Ты не представляешь, сколько волчат и лисят я так выкупила! А природоохранная прокуратура закрывает на всё это глаза, — рассказывает Ангелина. — Да, может, это звучит цинично и жестоко, но я могу пройти мимо бомжа, однако никогда не пройду мимо животного. Бомж сам сделал свой выбор, а животное оказалось на улице не по своей воле.


Фото: Из архива героини

Зоозащитники категорически против отлова собак. Они считают, что на те деньги, которые государство тратит на отлов, можно построить приюты за городом, где работали бы волонтёры.

Ангелина:

— Необходимо, как за границей, чипировать всех домашних животных и ввести ответственность за их содержание. И если хозяин выгнал животное, он получит два года тюрьмы или штраф. А сейчас у нас нет никакого учёта — кто разводит собак, сколько их разводит, а потом выбрасывает. Но зато у нас есть отлов собак. И их там не усыпляют, как нам говорят, а безжалостно убивают. Это каким нужно быть нелюдем, чтобы там работать? Любой психиатр вам скажет, что затянуть петлю на шее животного может только человек с психическими отклонениями, нормальный человек это никогда не сделает. А ещё они воруют породистых собак и делают на этом бизнес.

VOX: Ангелина, когда в тебе проснулась любовь к животным?

— Любовь к животным у меня появилась в раннем детстве. У нас в доме всегда жили животные, и их было много. Как-то родители подарили мне двадцать восемь канареек. Ещё у меня жили черепахи, голуби, вороны, пудель, и был полный дом белок. А когда мне исполнилось девять лет, мне купили серьёзную, большую и злую собаку. Это была южно-русская овчарка. Вот она-то и воспитала во мне ответственность и дисциплину. Не я её выдрессировала, а она меня.


Фото: Из архива героини

— Лет двадцать назад в зоомагазинах стали появляться экзотические животные. И первым моим экзотическим питомцем был какаду. Это был кошмар для всей семьи. Какаду — это очень красивые, но неадекватные птицы. Они орут двадцать четыре часа в сутки и разносят всю квартиру. Это всё равно, что в доме появился трёхлетний ужасно балованный, невоспитанный и капризный ребёнок. Но в магазине нас не предупредили об этом. На меня потом вся наша пятиэтажка написала заявление в милицию, что я мучаю птицу. А потом нам пришлось найти ему новых хозяев, с огромным домом, в котором есть зимний сад. Вот тогда-то я и стала изучать поведение животных.


Фото: Из архива героини

Мода на экзотических животных в нашей стране началась в трудные девяностые. В то время в зоомагазинах можно было купить всё что угодно — от золотой рыбки до леопарда. Возможно, такое положение было связано с «болезнью роста» богатеющего среднего класса. Чаще всего крокодилов, снежных барсов и других экзотических зверей приобретали лишь из-за стремления к оригинальности или ради удовлетворения собственных амбиций. При этом у большинства владельцев отсутствовали даже самые элементарные знания о своих питомцах.


Фото: Из архива героини

Судьба таких животных, как правило, была безрадостной. Поставлялись в Казахстан звери нелегально. И уже к моменту продажи большинство экзотических животных нуждалось в ветеринарной помощи и реабилитации. Обычно, когда владельцы замечали признаки заболевания, было уже поздно — лечение оказывалось неэффективным. И дорогие «игрушки» богатых людей просто погибали.

Вот так у Ангелины и зародилась идея заниматься поставкой экзотических животных, но по всем правилам: из питомников, с документами, соблюдая условия их перевозки и содержания. И в 2006 году любительница животных открыла свою фирму.


Фото: Из архива героини

— Я не продаю животных. Я оформляю по закону все документы и занимаюсь только поставкой. Поставка животных — это самый главный, сложный и эмоциональный момент. Иногда она может сорваться из-за того, что у животного начался понос. И приходится ждать следующий рейс, иногда несколько месяцев. Да, финансово это очень накладно. Однако я в первую очередь всегда думаю о животном.

Но есть такие недобросовестные поставщики, для которых главное — заработать деньги, а в каком состоянии находится животное, им безразлично. И выхаживать таких животных потом приходится мне.


Джинжи
Джинжи
Фото: Из архива героини

— Так двенадцать лет назад ко мне попали орангутаны. Мне позвонила подруга из Узбекистана и сказала, что к ним незаконно провезли орангутанов, и их надо забрать оттуда, иначе обезьяны могут погибнуть. Я говорю: «Отправляй, будем что-то решать!» Вначале она отправила одного, и мы его встречали на границе.

Когда я открыла коробку, это была любовь с первого взгляда. Это был мальчик шести лет. Его звали Джинжи. Он взял меня за руку, и я подумала: «Ну оторвёт руку, ну и пусть!»


Фото: Из архива героини

— Какое-то время Джинжи жил у меня в квартире. И благодаря ему я познакомилась с моим любимым человеком. А дело было так. У Джинжи были проблемы со здоровьем. Те люди, у которых он жил, кормили его сладостями, у него развился сахарный диабет и ещё ряд заболеваний. И когда в очередной раз Джинжи заболел, у него поднялась температура, текли сопли, он весь покрылся пупырышками, я просто билась в истерике и не знала, что делать.

Мои знакомые вызвали врача из ветеринарной клиники и сказали ему, что нужно помочь одной животинке. Приезжает доктор, молодой, симпатичный, с фонендоскопом, важный такой, заходит в комнату и просто обалдевает при виде больного. Он ведь не знал, что помощь нужна большой обезьянке.


Фото: Из архива героини

— В ходе осмотра выяснилось: Джинжи сожрал все орехи, что и дало аллергическую реакцию. После курса лечения доктор вновь пришёл проведать пациента, а тот висит на канате, протягивает к доктору руки, обнимает за голову и так смачно целует. Это был поцелуй благодарности и любви.

Джинжи был безумно умным и ужасно шкодным. Этот хулиган отрывал и ломал всё, что плохо прикручено. Без присмотра его нельзя было оставить. А ещё он был очень добрым и ласковым, — вспоминает Ангелина. — Я общалась и с шимпанзе. Они, конечно, очень милые и смешные, но от них всегда нужно ждать подвоха. Шимпанзе привыкли доминировать, а у орангутанов такого нет, потому что в природе они не живут стаями.

— Потом ко мне приехали ещё два орангутана — Нельсон и Лола. На тот момент я уже сняла в аренду офис. У меня там была небольшая территория и помещение, где они спали в кроватях. Лола постоянно у меня висела на ноге, чем бы я ни занималась в это время. А Нельсон был ужасным флегматиком. Его любимым развлечением было пить жидкий йогурт через трубочку, и именно из стакана из-под колы. Он мог просидеть часов пять со стаканом и не сдвинуться с места.


Фото: Из архива героини

— Я думала отправить орангутанов на их родину в Индонезию, но у меня ничего не получилось, и обезьяны уехали жить в московский зоопарк. Там им было намного лучше. У них там большая территория и хорошие условия. Когда я отправляла их, Джинжи сразу всё понял и обиделся. Но мы договорились с ним, что я его не брошу и всегда буду рядом. Я часто звонила Джинжи, и он хорошо знал мой голос. Я целый год рыдала и скучала по ним, и до сих пор мне не хватает моих орангутанов. А в прошлом году Джинжи умер. Сахарный диабет дал о себе знать. Вот почему я всегда говорю, что ни в коем случае животным нельзя давать сладкое.

— Еще у меня жили гиббоны, которых я выкупила на пищевом рынке в Узбекистане. Люди хотели их сожрать. Двое из гиббонов были больны, и я их выхаживала.

Гиббоны по характеру, в отличие от орангутанов, очень неприятные и агрессивные. И ещё они очень больно кусаются. У нас многие заводят гиббонов, а потом жалеют об этом.


Гепард Йозеф
Гепард Йозеф
Фото: Из архива героини

— Несколько лет назад я снимала частный дом под офис, и у меня жил гепард. Прежние хозяева его неправильно кормили. У него была куча хронических заболеваний, и поэтому я его забрала к себе. Лечила его девять лет. Он прекрасно ладил и с собаками, и с кошками, гулял на поводке.

Гепард — это удивительное животное. Учёные относят его к семейству кошачьих, но по строению он больше похож на длинноногую гончую собаку. Его клыки такие же, как у собак, а когти тупые и полувтяжные, что нехарактерно для кошек. Гепард болеет собачьими болезнями, сидит и охотится, как собака, да и некоторые моменты в поведении тоже больше присущи собакам. Это очень мирное животное. И у многих наших богатых людей дома живут гепарды. Но это не то животное, которое можно держать в квартире — ему нужна большая территория. С ним надо заниматься, бегать, охотиться.


Лори
Лори
Фото: Из архива героини

— А ещё у меня было около двадцати лори. Мне их просто отдавали или подкидывали в коробке. Лори — очень коварное маленькое существо. Все думают, что они милые, и покупают их, но на самом деле они очень больно кусаются, и их трудно содержать. Им постоянно нужно тепло. Лори не переносят межсезонья, а ещё сильно пахнут гниющими персиками. Представляете, заходишь в дом, а там ужасный приторный запах гниющих персиков. А люди не знают об этом, покупают их, а потом не знают, что с ними делать.

У меня получилось подружиться только с одним лори. Зверёк был завезён контрабандным путём. Он сильно болел, были проблемы с почками, и я его лечила. Поэтому он и стал ручным. А ещё у зверька были откушены клыки. Люди это сделали для того, чтобы он не кусался. Бедняга очень сильно страдал. Три клыка пришлось удалить, а один мы нарастили и спасли.


Скунс Сэм
Скунс Сэм
Фото: Из архива героини

— Скунс — прекрасный зверь для содержания в домашних условиях. Но, к сожалению, не все заводчики, приобретая скунса, знают, что во избежание неприятностей его железы лучше сразу удалить. Есть, конечно, люди, которые держат скунсов с неудалёнными железами, но в таком случае лучше не приводить в дом посторонних. Скунсы очень чётко отличают своих хозяев от чужих людей.

Однажды я встречала скунса в аэропорту. Мне сказали, что ему три месяца. Открываю переноску, а там бездыханное существо размером с ладошку — скунсы имеют особенность при стрессе впадать в анабиоз. Я хватаю зверёныша, забегаю с ним в мужской туалет на СВХ, подставляю под кран с горячей водой, а когда вижу, что он шевелится, начинаю делать ему искусственное дыхание рот в рот. И в этот момент скунс стреляет в меня своей зловонной струёй.


Фото: Из архива героини

— Сказать, что от меня воняло — ничего не сказать. Вонь была не только от меня, провонял весь мужской туалет. Мужики оттуда все повылетали. От меня разбегались в стороны все сотрудники СВХ, и все бумаги мне оформили без очереди.

Так вот, с этим скунсом я потом намучилась. Все болезни, которыми может болеть скунс, нам пришлось пережить вместе.


В зоопарке Гуанчжоу
В зоопарке Гуанчжоу
Фото: Из архива героини

VOX: Ангелина, где ты так хорошо научилась разбираться в медицине?

— У меня родители врачи, дядя патологоанатом, мой любимый мужчина — врач. Я сама с детства изучала медицинскую энциклопедию. Мне это всегда было очень интересно. К тому же, я постоянно нахожусь на связи со специалистами зарубежных зоопарков, и по Skype они в любое время с удовольствием могут меня проконсультировать. Я всё время учусь и совершенствуюсь.

С начала этого года, после гибели снежных барсов и тигрицы Куралай, не утихают страсти вокруг алматинского зоопарка. И Ангелина не смогла остаться равнодушной к судьбе животных, ведь многие из них выросли у неё на руках.

— Наш зоопарк находится в плачевном состоянии. Скажу честно, в алматинский зоопарк я бы не привезла ни одного животного. Это равносильно тому, чтобы привезти его на верную смерть. Я в ответе не только за тех, кого приручила, но и за тех, кого я кому-то передала. Я знаю о судьбе каждого животного, которое я пристроила, знаю, как они сейчас живут, и до сих пор несу за них ответственность.


Тигрица Куралай
Тигрица Куралай
Фото: Из архива героини

— Зоопарки, бесспорно, нужны, ведь в них можно сохранить вымирающий вид или сберечь генофонд. Но они должны соответствовать всем мировым стандартам и требованиям, а не быть такими, как наш зоопарк.

Я считаю, что если вы не можете обеспечить животным нормальные условия, то передайте их другому зоопарку, но не продолжайте экспозицию умирающих животных, как в случае с тигрицей Куралай!

Мы создали Социальный фонд помощи алматинскому зоопарку во главе с Раимбеком Баталовым. Собралась хорошая и сплочённая команда. Так нам удалось спасти тигрят, которых алматинский зоопарк продал в Киргизию, в цирк. Тигрят мы нашли в ужасном состоянии. Они были худющие, с последней стадией рахита, и даже голову не могли уже держать. Мы купили мячи и катали их на мячах.


Фото: Из архива героини

— Сейчас меня больше всего беспокоит то, в каких ужасных условиях содержатся слоны. Слон должен проходить больше пятидесяти километров в день. А у нас Лао живёт в ужасно маленьком вольере, где ему даже развернуться негде. А это артрит, плохое пищеварение и множество других заболеваний. Представляете, в зоопарке Камбоджи слон живёт с протезом ноги, и он не хромает. 

Слоны — социальные животные. Они не должны жить по одному. По правилам содержания слонов в зоопарке они должны жить группой из одного самца и четырёх самок. А у нас они разделены. Нельзя держать Лао отдельно, чтобы он смотрел на то, как посетители кормят Ару с руки.


В зоопарке Гуанчжоу
В зоопарке Гуанчжоу
Фото: Из архива героини

— Слон — одно из самых опасных и непредсказуемых животных на планете, и поэтому контакт слона с человеком в зоопарке должен быть исключён. Я могу войти в клетку к тигру, потому что знаю все повадки хищников и понимаю, чего от них можно ожидать. Но несмотря на то, что полтора года очень тесно общалась со слонами, я не могу ожидать от них заранее какой-то опасности. И самая большая ошибка людей в том, что они думают, будто слоники — это милые и добрые великаны. Но даже в шутку схватив хоботом, слон может убить. И у нас в зоопарке рано или поздно может случиться такая трагедия.


Медведь Алькор
Медведь Алькор
Фото: Из архива героини

— Львы должны жить прайдом. Один самец и две самки — это идеальный прайд. А в нашем зоопарке живут четыре самца. Зачем?

Ещё одна моя большая печаль — белый медведь Алькор. У несчастного гниющая шишка на голове и воспалённые клыки. А директор зоопарка заверяет меня в том, что медведь всегда был в таком состоянии. Что за наглая ложь! Алькор вырос на моих глазах. Я считаю, что ему лучше уехать из Алматы в другой достойный зоопарк, где ему обеспечат и ветеринарное обслуживание, и хорошую территорию с бассейном с холодной водой. А здесь его кормят свёклой и утверждают, что свёклой белый медведь питается в естественной среде обитания. Представляете, плывёт мишка на льдине и собирает свёклу в море... Даже бурые медведи не едят свёклу, потому что она не растёт в лесу или в горах.


Фото: Из архива героини

— Мы разработали мастер-план по реконструкции зоопарка. Мы смогли бы сделать хороший зоопарк, но нас просто облили грязью. Мне обидно, что китайский зоопарк меня приглашает как специалиста для консультаций, а в нашем меня даже не пускают на территорию. 

Надеюсь, я доживу до того дня, когда зоопарк будет возглавлять человек, который безумно любит своё дело. Когда туда вернутся профессионалы, и когда зоопарк будет не коммерческой структурой, а тем местом, где люди смогут общаться с животными и получать от этого удовольствие.

Чтобы работать в зоопарке, нужно безумно любить животных. Нужно знать, какое у зверя сегодня настроение, как он себя чувствует, можно ли ему сделать прививку, на которой настаивает некомпетентный ветеринар.


Фото: Из архива героини

— Когда я приезжаю в другую страну или город, первым делом иду в зоопарк. Я могу не посмотреть город, но обязательно посмотрю, в каком состоянии там зоопарк, как содержатся животные. Мне обязательно нужно пообщаться и с сотрудниками этого зоопарка, и с животными.

Однажды в Германии меня завели в клетку с тапирами, и я там пробыла два часа. Тапиры метят. И я вышла оттуда вся забрызганная, в белую крапинку, вся вонючая, но очень счастливая.

— К сожалению, не только частные заводчики и зоопарки не могут создать животным надлежащие условия содержания, но и наш алматинский цирк. Из цирка нам звонили по поводу дрессированной московской сторожевой: «Заберите пса, нам его кормить нечем! Только никому не говорите, что он цирковой!» Как так?! Огромный, красивый, дрессированный пёс, артист цирка — и кормить нечем!

Я не люблю цирк и никогда туда не хожу. Мне стыдно смотреть в глаза цирковым животным.

— Я не говорю, что нужно запретить цирки с животными. Нужно запретить их дрессуру, ведь сам процесс дрессировки — это жестокое обращение с животными. В цирке нужно устраивать презентацию животных. То есть показывать их и рассказывать об их среде обитания, об их особенностях. Показывать естественные способности животного, то, что он умеет делать в природе. Есть масса способов сделать презентацию с тигром, не заставляя его прыгать в горящий обруч.


Кит-белуха
Кит-белуха
Фото: Из архива героини

VOX: Ангелина, а близкие поддерживают твою деятельность?

— Да, конечно, мои родители меня очень поддерживают. Мой дядя всегда мне помогал убирать за животными. А папа раньше думал, что любовь к животным — это для меня просто развлечение, и то, что у меня всегда было много животных, он считал накопительным синдромом. А сейчас, когда мне вставляют палки в колёса, когда меня не пускают в зоопарк уже полгода, папа меня поддерживает и говорит, что я должна идти до конца. И, конечно же, любимый мужчина всегда готов помочь мне.


Фото: Из архива героини

VOX: Что бы ты посоветовала тем, кто хочет иметь у себя дома хищника?

— Ко мне часто обращаются за консультацией по уходу за каким-либо животным. И я всегда первым делом предостерегаю будущих заводчиков от возможных проблем, связанных с его содержанием.

Человек, который заводит кошку, собаку, хорька или енота, чётко должен представлять, что его ждёт. Это всегда расходы, связанные с кормлением, визитами к ветеринару, ежегодными прививками. Это время, затраченное на воспитание и уход за животным.

— Все без исключения животные — от хомячка до медведя — кусаются. И это они делают не только при проявлении агрессии, но и во время игры. А многие люди этого не понимают и избавляются от питомца. А хорьки ещё и пахнут, особенно когда сходят в туалет. Тут любовь к хорьку у хозяев резко пропадает, и его выкидывают на улицу. Енот, например, это совершенно непредсказуемый зверь, который запросто может дать отпор.

Самый главный совет всем любителям животных: коль уж вы завели себе животное, любите его так, как любили бы своего ребёнка!


Коала в зоопарке Гуанчжоу
Коала в зоопарке Гуанчжоу
Фото: Из архива героини

VOX: Ангелина, какая у тебя мечта?

— Я мечтаю открыть свой собственный зоопарк. Я знаю, как содержать животное, как его кормить, какие у него особенности. Хочу применить все свои знания на пользу нашей страны. Ещё мечтаю открыть приют для бродячих животных.

А в планах у меня — закончить историю со слонами. Заниматься любимым делом. Ездить по миру и знакомиться с другими зоопарками. Расти, развиваться и получать новые знания.


Животные тоже чувствуют. Они радуются, любят, скучают, грустят, страдают... Так давайте, как наша героиня Ангелина Котенко, дарить любовь не только себе подобным, но и братьям нашим меньшим! Ведь они нуждаются в помощи не меньше нас.

Поделись
Алёна Мирошниченко
Алёна Мирошниченко
КОММЕНТАРИИ ()
Осталось символов: 1000